<<
>>

2. Судьба одного миллиарда семей

У знакомой семьи — большая радость в жизни: переехали из сельского дома в благоустроенную городскую квартиру. Не надо больше носить воду ведрами издалека и экономить каждую каплю.

Не надо ехать в лес за дровами, все лето пилить и колоть их

на зиму, а потом экономить каждое полено, чтобы дотянуть до весны. Не надо лезть ведром-черпаком в вонючую выгребную яму, чтобы свалить ее содержимое в компостную кучу, а затем тащить на грядки в качестве удобрения. Не надо ложиться спать с наступлением темноты, потому что электричества не провели, а керосина не напасешься. Не надо шагать на работу, в магазин, в гости добрый (точнее, недобрый) десяток верст — по грязи, под дождем, в стужу. А главное — не надо гнуться на грядках, чтобы зимой была картошка. Не надо откармливать кабанчика и кур, чтобы зимой были мясо и яйца. Не надо держать корову, чтобы было молоко. Не надо с апреля по сентябрь трудиться во саду ли, в огороде, чтобы с сентября по апрель были фрукты и овощи. Не надо, как прабабки и прадеды, сидеть за веретеном или плести лапти, чтобы одеться и обуться. Видите, сколько “не надо”? Ну как этому не радоваться, как к этому не стремиться любой ценой? Подчеркнем, любой ценой.

В новой квартире — благодать! Воду можно пустить хоть на час, хоть на два бьющей струей из обоих кранов: и на кухне, пока моешь посуду, и в ванной, пока моешься или стираешь. Да не простую — горячую! Собственно, и стирать-то не надо — стиральная машина все делает сама. За день воды сольется столько — в деревне за год бы не натаскал. А батареи центрального отопления с октября по май такие горячие — руку отдернешь. Приходится всю зиму жить в открытыми форточками, чтобы не задохнуться от жары. В уборной надо приучать ребятишек спускать воду каждый раз, даже когда “по-маленькому” — иначе завоняет. Так что за день в уборной воды сливается ненамного меньше, чем на кухне. Ну и что же — зато какое удобство по сравнению с деревенским “нужником” на дворе! Электролампы можно жечь не жалея в каждой комнате, даже если там никого нет.

Да и любыми электроприборами можно пользоваться вволю — не разоришься. Это тебе не лучина. И не керосин. Добираться куда бы то ни было — хоть на другой конец города, за сотню верст — не проблема при любой погоде. Для этого есть метро, трамвай, троллейбус, автобус, загородная электричка. А скоро и собственная автомашина будет. Что же касается продовольствия и

одежды-обуви, то вышел из подъезда — налево магазин с продовольственными товарами, направо — с промышленными. Были бы деньги, покупай, что понравилось, и неси домой.

Вот уж действительно, словно в сказке, из крестьян в дворяне попали, да еще из избы — в палаты со скатертью-самобранкой и ковром-самолетом. Есть ли на земле сила, способная заставить человека отказаться от такого соблазна и вернуться, так сказать, в первобытно-деревенское состояние? В состояние, где вышеперечисленные “не надо” мгновенно сменяются настоятельными “надо!” Иначе — голодная и холодная смерть.

Плохо только, что недалеко дымит теплоэлектроцентраль. Дышать нечем! И вода какой-то химией напичкана. Пить противно! А уж о зелени и говорить нечего — кругом сплошной асфальт. Река раньше зимой замерзала — на лыжах катались, а ныне всю зиму сточные воды ее греют — не то, что пить, купаться противно. И шум от машин — словно в ткацком цеху живешь, ночью заснуть невозможно. И говорят, какая-то радиация — особенно вредно для ребятишек. Фрукты-овощи — словно отрава: сплошные нитраты. На улице — километровые транспортные пробки. В метро и на электричке — не протолкаешься ...

Ах, если бы деревенскую зелень, сельский воздух, родниковую воду — да в город! Если бы свежие овощи с сельской грядки, фрукты-ягоды с деревьев-кустов безо всяких нитратов-химикатов — да в городской магазин рядом с домом! Если бы в собственной машине — да по пустынной сельской аллее или по лесной просеке!

Вы не поверите, но и такую сказку тоже можно сделать былью. Кое-где и кое для кого она давно уже стала былью. А если для всех — надо кардинально менять образ жизни.

Надо менять всю нашу цивилизацию. Существующую — на иную, альтернативную. Только, в противоположность Циолковскому, не на ту, где главное, чтобы разместить и прокормить возможно больше людей, а на ту, где главное — уровень и качество жизни каждого, где каждый мог бы жить, как миллионер в своем загородном поместье, да еще с уверенностью, что не хуже будут жить и правнуки его правнуков. Вот о такой альтернативной цивилизации стоит

не только помечтать — стоит поразмыслить, насколько она реальна и если да, то как до нее добраться.

Но вернемся к нашей счастливой семье, переселившейся из деревни в город. Одна ли она такая? Восемьдесят-девяносто лет назад — всего лишь на протяжении человеческой жизни — такое счастье приваливало менее чем одному проценту народонаселения Земли, обитателям центра крупных городов мира. Да и то не всем. Подавляющее большинство из этих “менее одного процента” ютились в трущобах, в каморках с водопроводным краном и унитазом едва ли не на полусотню страждущих. Так что по-настоящему в счастливчиках ходило не “менее одного процента”, а “менее одной промилле”, одного из тысячи. Остальные — в том числе в малых и средних городах, по окраинам больших городов — жили, как и века назад, с колодцем за версту, с нужником во дворе, с дровами на зиму, со свечкой вечером, со своим подсобным садом-огородом — важным источником пропитания. Вспомните детство Тома Сойера — Марка Твена: оно прошло в городе. Спустя ровно столетие, в 30— 40-х годах XX в. точно в такой же обстановке проходили мое детство, отрочество и юность в стольном городе Саранске, ничем существенным не отличавшимся от моего родного села Лада, расположенного неподалеку.

Год за годом миллионы семей почти во всех странах мира перебирались из деревни в город. В начале XX в. в городах проживало немногим более десяти процентов народонаселения планеты. К середине века эта величина перевалила за четверть, а ныне приближается к половине или уже перевалила и за нее. Изменилась и городская жизнь. И сегодня здесь мало кто живет в своем саду-огороде, с собственной коровой и курами.

Во всяком случае, год от года меньше и меньше, а с каждым новым поколением прямо-таки обвально меньше. Мало того, оставшиеся в деревнях проводят себе электричество, прокладывают водопровод, обзаводятся автомашинами, вообще начинают жить на селе по-городскому. Из примерно миллиарда семей, заключающих в себе пять с половиной миллиардов сегодняшних землян (напомним, что подавляющее большинство семей в развивающихся странах Азии, Африки, Латинской

Америки — многодетные) не менее трети миллиарда уже последовали примеру моих знакомых. А спустя 30—40 лет, когда население Земли по меньшей мере удвоится, в благоустроенных городских квартирах должно оказаться около миллиарда семей — столько, сколько сегодня большей частью живут в деревнях. Хватит ли на них на всех электричества, холодной и горячей водопроводной воды вволю, батарей центрального отопления, не говоря уже о хлебе и мясе, овощах и фруктах? Да еще при чистом воздухе и густой зелени вокруг? Если хватит, то, как говорится, нет проблем. А если не хватит? Тогда, подсказывает разум, самое время сегодня, без лишних страхов, с одной стороны, и восторгов, с другой — спокойно прикинуть: что делать, чтобы хватило на всех?

И на этом пути нам не избежать размышления о судьбах существующей цивилизации. А также возможной встречи с цивилизацией, альтернативной существующей.

<< | >>
Источник: Бестужев-Лада И.В.. Альтернативная цивилизация. — М.:1998.-352 с.. 1998

Еще по теме 2. Судьба одного миллиарда семей: