<<
>>

Торговля, как момент производства

по причине большого торгового производства твоего

(27:18 Иезекииль) торговали с тобою... производили с тобою

(27:15 Иезекииль)

А ведь и торговый капитал работает по этой, "моей" формуле.

Прочтите это внимательнее и если вы марксист, то несколько раз. В торговле на свои деньги: (Д) я, купец, приобретаю дешёвые здесь товары, и для меня они имеют некоторую потребительную стоимость: (Пс). Далее, я перевожу их на другой рынок, где эта пока моя потребительная стоимость уже в форме товара: (T) выше для покупателей, чем для меня. Или даю ей, уже как товару, здесь дутую рекламу для повышения её потребительной стоимости у обманутых покупателей и уже в качестве товара продаю на деньги: (Д'). Или я жду, когда моя потребительная стоимость вырастет в цене, например зерно к весне. Как видим формулы функционирования торгового и промышленного капитала тождественны: (Д-Пс-Т-Д'), и становится понятно, почему Маркс середину: (...Пс-Т...) считал преступной, обозначал её одной буквой: (T) и в торговле её именовал шарлатанством и спекуляцией, а в промышленности эксплуатацией. Именно в этом месте по Марксу "из ничего" и возникает "нечто", и именно таким способом концентрируется денежный капитал и, тем, нарушает его гипотезу эквивалентного в обмене. Если я придумал закон (обмена эквивалентов), а вы его нарушаете, то вы в моих глазах - преступник (ибо в любой формации и в любом человеческом обществе преступление есть нарушение закона) и подлежите анафеме и даже наказанию (ликвидации как класса: купцов и промышленников) с конфискацией имущества (экспроприация). Вот и вся подоплёка теории классовой борьбы и именно на уничтожение таких "преступников" в производстве, торговле и... в экономической науке. По Марксу получается, что прибавочная стоимость возникает (в моём обозначении) на участке производства (...Пс-Т...) в виде товара.
И она, преступная и неэквивалентная, только реализованная в его эквивалентной торговле, даёт денежную прибыль капиталисту. Ладно, пусть будет так. Но откуда тогда возникает прибыль и немалая в "спекулятивной" торговле, когда товары, не производятся, а покупаются там, где много и где дешевле и продаются там, где больший спрос и где дороже? Где здесь пресловутая трудовая прибавочная стоимость? И как обмен эквивалентов вообще может дать прибыль в чистой торговле? Ответов на эти вопросы в теории Маркса не имеется и, потому, торговля по Марксу - это преступление, надувательство или шарлатанство, хотя, фактически-то, результат-то её одинаков с результатом промышленного производства. Оригинальное "научное" решение проблемы: всё, что не соответствует теории, есть вред и подлежит проклятию и позже... уничтожению.

А если отказаться от гипотезы эквивалентов, и от трудового происхождения прибавочной стоимости, а принять гипотезу (экспериментальный факт), что причина обмена и прибыли - разность "ценности" вещи у покупателя и продавца, то появляется общая и универсальная формула работы и рынков обмена, и товарного производства. И прибавочная стоимость возникает не на участке (... Пс-Т...), а в последней части формулы (...T-Д') и создаётся рынком, трудом и продавцов и покупателей. Если покупатель не купит, то, что толку во всём производстве и эксплуатации. Предположим, что курящее человечество в один день бросит курить. Прибавочная стоимость по Марксу уже создана на сигаретной фабрике, склады забиты, прибыль была, а теперь вдруг по какому-то субъективному фактору, - прибыли нет. И чем это "моё открытие" не пресловутый "философский камень" для экономики? И нет необходимости вводить в УК статьи фиктивных торговых преступлений, типа монополии. Кстати, в созданном по теории Маркса социализме в СССР многие, естественные для буржуазного рынка торговые операции, попадали даже под расстрельные статьи УК.

Противоречие между торговым и промышленным капиталом полностью снимаются, если принять позицию в этом вопросе, ту, что в процессе торговли производится потребительная стоимость, что торговля - это тоже особый вид производства.

Ещё раз повторю, что при не товарном, но кустарном производстве, когда всякий работает на себя, каждый индивид производит для себя необходимые потребительные стоимости. При товарном производстве каждый производит товары, или продукты труда с нулевой потребительной стоимостью, а второй акт производства - это торговля или обмен, производит на свет божий вожделенное благо, стоимость потребительную. Товар есть инобытие потребительной стоимости. Поэтому ясно, почему формулы для работы промышленного и торгового капитала вообще должны быть идентичны, - и там, и там они выражают одну сущность - сущность производства. Выделение торговли или обмена в особое "бюрократическое производство" и игнорирование её свойств и особенностей, как отдельной фазы производства, а именно, его завершающей фазы, - превращения товара в потребительную стоимость, со стороны Маркса - это прямое игнорирование им диалектического метода, и как следствие - перекосы в его экономике. Товар - это полуфабрикат, он не есть конечный продукт, пока не пройдёт горнило рынка и не отшлифуется в виде потребительной стоимости. И это тоже не моё открытие. Вот, что говорил по этому поводу известный нам Дюринг: "обмен, или обращение, представляет собой только подразделение производства, так как к производству относится все, что должно совершиться, чтобы продукты попали к последнему и настоящему потребителю". А вот каким способом с глупеньким Дюрингом "расправляется" Энгельс: "Соединив вместе производство и обмен под именем производства вообще, он ставит распределение рядом с производством как второй, совершенно посторонний процесс, не имеющий ничего общего с первым". Где в этой фразе у Дюринга говорится о распределении рядом с производством, и о том, что обращение ничего общего не имеет с производством, - я так и не обнаружил. Напротив, Дюринг правильно их объединяет в два подразделения, поскольку понимает, что товар на производстве никому не нужен, а производить надо, в конечном счёте, потребительную стоимость, и для этого-то и нужен второй акт производства - обмен или обращение.
Оба процесса имеют смысл только в их диалектическом единстве. Да и упоминания у Дюринга о некотором распределении, которого вообще нет "в природе" экономических отношений, я в его высказывании не нахожу. У Энгельса имеет место характерный "одесский" приём в плане метода его критики. Взяв некоторую фразу оппонента, он критикует не её смысл и содержание, а... некие пятна на солнце и "критика" на этом заканчивается - всем становится ясно, что оппонент не прав.

Вот пример высокопроизводительной работы этой 2-й фазы производства, который я уже много раз приводил. Рынок шёлка в Китае создаёт низкую потребительную стоимость шёлка, а рынок шёлка в Европе - огромную. Здесь видна полная аналогия двух фаз: товарного и торгового производства потребительной стоимости. Каждая из них, естественно, имеет свои особенности, но и много общего, на что ранее вообще не обращали внимания.

Например, реклама - этот т.н. "двигатель торговли" дана для вздутия потребительной стоимости. Если товар имеет потребительную стоимость реальную для потребителя, то реклама раздувает её, поднимая одновременно и цену. Аналогичный зеркальный процесс имеет место в товарном производстве, когда вместо реальных материалов используются заменители, для... снижения себестоимости товара. Это та же "реклама", но наоборот, и в результате получаем... фальсификат. Полностью по внешнему виду "фирменный" товар, а на

деле - подделка. Маркс это отмечал в 5-й главе 3-го тома "Капитала": "фальсификация элементов производства... представляет главное средство... повысить норму прибыли", и там же: "самый лучший способ угодить людям - это сначала послать им хорошие образцы, а затем плохие товары". Или в следующей главе: "пускаются в ход всякого рода суррогаты, до сих пор не применявшиеся...". Во времена Маркса в производстве было: "для сахара... 6 способов фальсификации, для прованского масла 9, для коровьего масла 10, для соли 12, для молока 19, для хлеба 20, для водки 23, для муки 24, для шоколада 28, для вина 30, для кофе 32 и т.д.".

Это в производстве, а ведь по Марксу: "свобода торговли в сущности означает торговлю фальсифицированными... продуктами". Аналогично и реклама на рынках, убеждает вас в наличии потребительной стоимости у вам ненужной вещи. А "прогресс" на месте не топчется, и Маркс отмечает: "с развитием капиталистического производства фальсификация товаров сделала такие успехи, что...", - конец допишите сами, на основе личного опыта.

Приведу очень пространные высказывания Маркса о способах фальсификации товаров и обмана покупателей. Сравните с тем, что наблюдаете сейчас. Я лично обратил внимание, что в позапрошлом веке лекарства были настоящими (хотя, как и современные не помогали).

Итак читаем историю: "Солёное масло продают под видом свежего, для чего обмазывают куски солёного масла слоем свежего, или предлагают попробовать от фунта свежего масла, который лежит сверху, и после пробы отпускают солёное, или вымывают соль и продают масло как свежее. - К сахару подмешивают толчёный рис или другие дешёвые продукты и продают по цене чистого сахара. Отбросы производства, получаемые при мыловарении, также смешивают с другими веществами и продают под видом сахара. К молотому кофе прибавляют цикорий и другие дешёвые продукты; бывают примеси даже и к немолотому кофе, причём подделке придаётся форма кофейных зёрен. - В какао очень часто подмешивают мелко истолчённую бурую глину, которую растирают с бараньим салом, чтобы она лучше смешивалась с настоящим какао. - В чай часто подмешивают терновый лист и тому подобный сор, или же спитой чай высушивают, поджаривают на раскалённых медных листах, чтобы вернуть ему окраску, и продают как свежий. К перцу подмешивают стручковую пыль и т.п. Портвейн попросту фабрикуют (из красящих веществ, спирта и т.д.), потому что общеизвестно, что в одной Англии выпивается больше портвейна, чем могут дать все виноградники Португалии, а к табаку во всех формах, в которых он встречается в продаже, подмешивают разные тошнотворные вещества".

Но это ещё не всё. Далее: "(К этому я могу ещё прибавить, что ввиду общераспространённой фальсификации табака, некоторые из наиболее видных табачных торговцев Манчестера прошлым летом открыто заявили, что без фальсификации их дело вестись не может и что ни одна сигара, стоящая менее 3 пенсов, не состоит из чистого табака.) Разумеется, дело не ограничивается одной фальсификацией съестных припасов, примеры которой я мог бы ещё привести дюжинами, в том числе и подлый обычай подмешивать к муке гипс или мел. Обман практикуется повсюду: фланель, чулки и т.п. растягивают, чтобы они казались длиннее, и после первой же стирки они опять садятся; сукно, которое на полтора или три дюйма уже чем полагается, продаётся под видом широкого; на посуде глазурь такая тонкая, что тотчас же лопается, и тысячи подобных мошенничеств". Но не качеством единым жив человек, и не только на качестве его надувают: "Но английских рабочих надувают не только на качестве, их надувают и на количестве товаров. У мелких торговцев большей частью неправильные меры и весы, и в полицейских отчётах можно ежедневно прочесть о невероятном количестве штрафов за такого рода нарушения". Обратите внимание, знаменитые английские: "розеры", "бобби" и "пилеры" 150 лет назад ежедневно проверяли (чем?) весы и гири, а итоги проверок доводили до широкой публики, а ещё ловили преступников, создали всемирно знаменитый "Scotland Yard", стали прообразами Шерлока Холмса, породили как факт детективный жанр в литературе и пр., а наши родимые "менты", вооружённые современнейшей техникой... терпят, как их надувают торгаши. А терпят они это постольку, поскольку сами "крышуют" фальсификаторов и имеют с этого свою прибыль, на которую под видом "фирмы" приобретают... тот же фальсификат, но от "крыш" братьев по профессии. Порочный круг замкнут на себя и, потому, вечен. Но не надо завидовать предкам. Вот цитата от Маркса: "Недурно: полиция крадет, совершает подлоги, взламывает письменные столы, приносит лжеприсяги, лжесвидетельствует". Как мы видим: что с компьютерами, что с трубкой Шерлока Холмса, что сегодня, что два века назад, что на Руси, что в Англии, менты они: "какими были, такие и есть". И такими же... останутся.

Мы, признавая необходимость рекламы в торговом производстве, благодаря которой создаётся фиктивная повышенная потребительная стоимость товара в уме у покупателя, должны признать и объективность (!) формы её рефлексии в производстве промышленном в фальсификате, благодаря которому понижается реальная себестоимость товаров, как факт двух сторон одной и той же медали, - получения прибыли. Реклама и фальсификат вечны и нетленны, более того, они ещё и не уничтожимы изнутри товарного производства. Когда работают на себя, фальсификат невозможен, а когда - на рынок, он неизбежен. Думайте...

Ещё пример. Современной торговле, как и производству, нужны: "рабочая сила", основные средства производства - транспорт, склады, денежный капитал и прочие составляющие от производства промышленного, - это и есть полная аналогия с товарным производством, открывающая широкие перспективы для исследователей. Отмечал это и Маркс, но, как всегда, мимоходом: "она !транспортная промышленность] отличается тем, что является продолжением процесса производства в пределах процесса обращения и для процесса обращения". Здесь он хотя и сказал, но так и не понял сущности того, что транспорт это не продолжение, а необходимая реальная вторая часть промышленного производства, для производства потребительной стоимости в процессе "обращения" товаров, - или на рынке.

Маркс же торговлю относит к... издержкам обращения капитала, которым посвящена даже целая глава. Обратите внимание, что относит не к издержкам производства, а к издержкам обращения, которое он рассматривает отдельно. Чёткого определения, что такое издержки и в чём их специфика у него, как всегда, нет. Я, например, считаю, что если в процессе труда изнашивается, или ломается инструмент, то это тоже обычные издержки производства, а Маркс для этого выделил специальную экономическую категорию - средства производства. Почему Маркс прав, а я - нет, мне непонятно. Почему бы ни объединить, или включить непонятные и неопределённые издержки в обращении, в износ средств производства (или обращения)? Ведь от этого ничего не изменится, а только всё упростится. К издержкам обращения капитала он относит: время купли-продажи товаров, ведение книг учёта, затраты общества (??) на производство денег, хранение запасов, собственно сам товарный запас и транспортные издержки: "Но транспортные издержки играют слишком важную роль". Или там же: "перевозка продуктов на основе капиталистического производства представляется причиной издержек обращения". Хотя там же определяет транспорт, как... отдельную сферу производства: "транспортная промышленность составляет самостоятельную отрасль

производства, а потому и особую сферу вложения производительного капитала", или ещё: "их [людей или грузов-товаров] перемещение и есть процесс производства, создаваемый средствами транспорта", или относительно уже потребительной стоимости транспорта: "Что касается потребления полезного эффекта транспортной промышленности, он и в этом отношении не отличается от других товаров". Но откуда там, в издержках-то (!), может возникать прибавочная стоимость, - забывает. Когда надо по контексту, то транспорт - это простые непонятные издержки, или даже неизбежное зло: "Все перемены, произведенные перевозкой в естественных свойствах продуктов, за некоторыми исключениями, являются не преднамеренным полезным эффектом, а неизбежным злом". - а когда ему прищемят хвост, то транспорт - становится (опять особым!) капиталом, дающим прибыль, но... не создающим прибавочной стоимости, равно как и его торговля. Когда надо критиковать политэкономию, то тон фраз меняется: "Очень часто к чистым издержкам обращения причисляют транспорт", и не вполне ясно: правильно, или нет это причисление. Меня эти "метаморфозы капитализма" Маркса уже не удивляют. Какое ни возьми явление, - то перед нами новые "открытые гением Маркса", особенности и особые свойства. А это всё уже из 2-го тома "Капитала", который я пробежал глазами. Подчеркну ещё, что рекламы, как необходимого элемента “издержек” обращения у него нет! Если бы его теория была верной, то Маркс смог бы самостоятельно предвосхитить массовое применение рекламы в "издержках" обращения капитала. Ещё об издержках обращения: "издержки обращения... представляют собой вычеты из имеющегося количества стоимости". Вы средневековый купец, поехали в Китай и накупили там дешёвого шёлка. За каких-то пол года, или год, доставили груз в Европу. Издержки транспортирования (обращения) были не малыми. По этой фразе, стоимость шёлка могла обвалиться, или стать, даже отрицательной. А какова была цена китайского шёлка в Европе - найдите сами. Ещё подобная, но противоречащая первой фраза: "издержки обращения... ничего не добавляют к стоимости продукта... какой бы труд ни был связан с этими процессами", где о вычетах - ни слова. Одна фраза говорит о вычетах, другая сохраняет нейтралитет, а факт «золотого века» шёлкового пути говорит об обратном, об огромных прибылях, умножая на нуль теории мэтра.

Но вернёмся к обращению капитала. Маркс отмечает, что обращение: "функция, сама по себе не производительная", и возникает: "вследствие разделения труда". А вот, что Маркс говорит о купце, но уже не о средневековом и вольном шарлатане и спекулянте, а купце, как необходимом звене в обращении товаров: "Он [купец] выполняет в процессе воспроизводства необходимую, хотя и непроизводительную функцию... Он работает так же, как и всякий другой, но содержание его труда не создает ни стоимости, ни продукта". Очень странное для слуха сочетание слов: необходимое и непроизводительное. Непроизводительное означает нейтральное, что мало вероятно, или прямо убыточное. Итак, имеем наличие в экономике необходимых убытков. А что мешает от них отказаться? Ведь если нечто нам необходимое приносит убытки, то, если такого необходимого много, - то это разорение. А если отказаться от такого необходимого, то мы получим или прибыль, или ещё больший убыток. Третьего не дано. Следовательно, необходимые убытки, предотвращают убытки гораздо большие, если не полную катастрофу, а, значит, они... прибыльны. Жизнь требует непрерывных затрат энергии, и это необходимый убыток жизни. Если от него отказаться, то это означает вашу смерть. Поэтому, приём пищи, несмотря на необходимую его затратность, одновременно и более производителен - воспроизводит саму жизнь. А здесь несколько задержимся.

Странную трудовую теорию стоимости создал Маркс. У него всякая стоимость создаётся трудом, но труд может не создать стоимости, ибо труд у него может быть производительным и непроизводительным. Критериев для отличия “трудов" Маркс не приводит. Как известно к непроизводительному труду А.Смит относил "труд" паразитических классов, акцентируя на этом внимание, а Маркс сюда же приплёл... транспорт. Относя транспорт к неким издержкам обращения, Маркс определяет труд транспортников, как труд непроизводительный, а, вводя понятие транспортной промышленности, тут же прямо себе противоречит. Транспорт намного ускоряет торговый оборот и оборот капитала и увеличивает массу прибавочной стоимости. Вот соответствующая фраза Энгельса: "Чем короче период оборота... тем больше становится присваиваемая прибавочная стоимость". C этих позиций относить транспорт к издержкам производства, значит вступать в противоречие с основами трудовой теорией стоимости, ибо эти "издержки производства" почему-то увеличивают прибавочную стоимость, точнее даже её массу. C другой стороны у Маркса все виды производства должны давать одинаковую норму прибыли. Если транспорт - это вид производства, то у него должна быть средняя норма прибыли, а если он суть издержки производства, то транспорт должен получать только часть от средней нормы прибыли промышленного капитала. А вот и заключительная фраза Маркса из этой же главы, посвящённой издержкам обращения: "С одной стороны, транспортная промышленность составляет самостоятельную отрасль производства, а потому и особую сферу приложения производительного капитала. Но, с другой стороны, она отличается тем, что является продолжением процесса производства в пределах процесса обращения и для процесса обращения", - которая ничего не поясняет. C такой фразы надо начинать исследование, а не заканчивать. Здесь фиксация свойств объекта (транспортной промышленности), его противоречий и постановка проблемы, но уж никак не её решение.

Ещё нюанс. Затраты на оплату труда ложатся на оборотный капитал: "фонд жизненных средств [зарплата] представляет собой оборотный капитал", следовательно новую стоимость и прибавочную стоимость приносит только капитал оборотный, оплачивающий труд. Как тогда понять что: "система машин, основной капитал создает стоимость", - сие не для моего ума.

И ещё одно. Формула оборота капитала у Маркса: (Д-Т-Д'), где последние деньги больше денег первоначальных, эта разность стимулирует вечный круговорот капитала. Его формула "товарного обращения": (Т-Д-Т). Здесь стоимость последнего товара строго эквивалентна стоимости первого, ибо на рынке существует по Марксу обмен эквивалентов. Вопрос к Марксу. Что заставляет людей ходить на рынок, а не производить всё самостоятельно? Ведь при эквивалентном обмене равный труд (стоимость) меняется на труд равный. По моей концепции любое товарное "обращение" идёт по линейной формуле: (Т-Д-Пс), где величина потребительной стоимости - Пс всегда больше цены товара - Д, а последняя всегда выше себестоимости - Т, оба контрагента имеют стимул к торговле в виде доли от общей прибыли, равной разности: (Пс - Д) > 0 (покупатель) и: (Д - Т) > 0 (продавец). Покупатель ходит на рынок с той же целью, с какой капиталист участвует в обороте капитала - получить больше на выходе, или идёт за прибылью. И, потому, "математическими формулами" и товарного, и денежного обращений должны быть: (Т < Д < Пс) и соответственно: (Д < Пс < T < Д').

По предлагаемой мной теории, транспорт, склады, рынки относятся к сфере производства (прибавочной стоимости) и, потому, в этой области тоже должна иметь место средняя норма прибыли без оговорок. Кстати, принцип равенства средней нормы прибыли в различных отраслях промышленного производства Марксом никак не доказывается, а принимается им как данное, как эмпирический феномен экономики, который он пытается объяснить (чисто на словах) принципом конкуренции. Анализа конкуренции у Маркса нет, а есть ссылки на неё в трудную для теории минуту. Да он за: "Научный анализ конкуренции", но никакого (даже на словах) анализа её нет. И, потому, он платит за незнание ляпами: "в результате конкуренции земельная рента может снизиться до того, что она будет представлять собой как раз лишь процент на капитал, вложенный не самим землевладельцем". Есть арендатор с капиталом, каковой он вложил не в банк, а в землю, а прибыль (% на капитал) идёт землевладельцу. Чем питается капиталист-арендатор не ясно. Или такой ляп: "падение цен и конкурентная борьба побуждали бы каждого капиталиста повышать индивидуальную стоимость своего продукта в целом выше общей стоимости этого продукта посредством применения... машин". Как при падении цен, повышая стоимость продуктов, ухитриться выжить в конкурентной борьбе? Из- за отсутствия анализа конкуренции ещё открытие: "капиталист нисколько не заинтересован вводить новую машину", следовательно, в этом заинтересован кто-то другой. А кто? Всё это позволяет подменивать понятия конкурентной борьбы, наличием (при необходимости) даже некоторой... деловой дружбы между капиталистами: "Капитал, потерянный для X... может быть доставлен ему его деловыми друзьями как новый дополнительный капитал". На какие только ухищрения не пойдёшь, и всё ради спасения любимого дитяти. А когда он вообще не может свести концы с концами при объяснении факта, что средняя цена товаров на рынке уклоняется от стоимости, то вообще заявляет: "в конкуренции все проявляется в искаженном виде", или же: "В представлении этих людей конкуренция тоже играет... превратную роль". Жалобы Великого экономиста: "Все представляется в искаженном виде... в этом бумажном мире нигде не выступает реальная цена... а фигурируют... банкноты, векселя, ценные бумаги... весь процесс становится непонятным". Если тебе что-то непонятно, то сходи на биржу и понаблюдай, как работают маклеры, которые без реального капитала, на одном кредите, "делают деньги". Весь батальон экономистов и практиков идёт не в ногу, а только Маркс топает верно. Но это попутное замечание. У меня в IV-й части будет показано, что на равновесном рынке прибыль от реализации товара всегда делится поровну между его участниками ценой товара. И, поскольку там все покупают и продают пропорционально своим возможностям (капиталу), то проблема равенства нормы прибыли для производителя не возникает. У Маркса "проблема" возникла из предпосылок трудовой теории стоимости. Это когда один и тот же капитал, производящий одну и ту же продукцию, но обладающий большей долей живого труда должен давать и большую норму прибыли, а в реальности этого... нет, т.к. прибыль даёт не труд, а разность в его производительности у контрагентов рынка.

C одной стороны у Маркса товар есть стоимость и имеет цену на рынке, но иногда товар: "может иметь цену, не имея стоимости". Хотя в 3-м томе "Капитала" зрелый Маркс заявляет, что: "Там, где нет стоимости, ничто ео ipso [тем самым] не может быть представлено в деньгах". Так какому Марксу верить: молодому, "зрелому" или пере"зрелому"? Вопрос далеко не праздный, ибо "Капитал" уже приходится воспринимать, как вероучение, как Евангелия от различных апостолов, но только не как некоторую науку. В обычной науке передёргивания понятий и диаметрально противоположные итоги не проходят, а в экономике - весьма и весьма к месту. Молодого и "зрелого" Ньютона можно читать без скидок на его возраст.

Я покажу что А.Смит выделял категорию: "уважаемых... непроизводительных работников", к которым относил правящую "элиту", лицедеев, военных, прислугу и прочих, каковые только потребляют, но действительно ничего не производят. Маркс в эту кучу паразитов зачислял, иногда по контексту транспортников, но однозначно и бесповоротно поголовно всех купцов, вместо того, чтобы придумать по методике для них новый термин, например: "Транскупцы". Это всё равно, что говорить о силе мышц и полностью игнорировать роль пищеварения (товарный запас), кровоснабжения (купцы) и нервных импульсов (управленцы, книги учёта) в этом процессе. Правда состоит в том, что действительно: "содержание труда [купца] не создает ни стоимости, ни продукта". Содержание труда купца в том и состоит, что только его "непроизводительный" труд во взаимодействии с таким же "непроизводительным трудом" праздно шатающегося по рынку покупателя, совместно оба труда и могут из пустой болванки товара создать потребительную стоимость и потенциально общественный прибавочный продукт, за счёт экономии их действиями всего общественного времени. Ни несуществующей стоимости, ни продукта купец и покупатель не производят, а создают из товара совместным трудом потребительную стоимость и этим прибавочную стоимость в виде сэкономленного покупателем времени. И Маркс чётко фиксирует этот факт: "Возможно, что купец... как агент превращения формы товаров... своими операциями сокращает для многих производителей то время, которое они затрачивают на куплю и продажу. В таком случае его можно рассматривать как машину, уменьшающую бесполезную затрату силы или помогающую освободить время для производства". - но выводов - никаких, а только предположение, отмеченное традиционным: "Возможно". А ведь здесь в этой одной фразе сконцентрирована вся теория истинной прибавочной стоимости, создаваемой трудягой-купцом (не шарлатаном), во второй фазе производства потребительной стоимости (превращение формы товаров') путём экономии времени для производства. Но выводы Маркса совершенно иные: "Рабочая сила и рабочее время должны быть затрачены на процесс обращения... Такое авансирование капитала не создает ни продукта, ни стоимости. Оно уменьшает pro tanto размеры, в которых авансированный капитал функционирует производительно... составляет просто часть издержек обращения". Если торговля - это издержки обращения, то её "прибыль" должна отчисляться из прибыли промышленного капитала, да и норма прибыли в торговле должна по логике быть меньше средней нормы прибыли в промышленности. Но это противоречит фактам и тысячелетнему опыту человечества, когда торговая прибыль, зачастую, бывает колоссальной и, даже (ужас!) при отсутствии капиталистического производства. Маркс эту прибыль, поскольку она не соответствует теории, называет шарлатанством и спекуляцией, а всякие гадости чистая теория относит к исключениям. Но любой, не замученный теориями Маркса экономист, должен прийти к выводу, что прибыль и очень большая, равно как и разорение и катастрофическое, формируются однозначно в торговле без всяких приставок "возможно". Средняя норма прибыли и в промышленности и в торговле примерно равны и это подтверждение, что торговля - это один из видов (второй момент) того же производства.

Труд купца не может создавать продукта, поскольку тот является для него сырьём и не создаёт стоимости потому, что она не существует. "Стоимость" в экономике Маркса такая же фикция, как и "развитие" в философии. И тут, и там придумывает термин, или обычное слово, с помощью которого обосновывает свои построения. Без "непроизводительного" труда купца и покупателя становится бессмысленной и незавершённой фаза товарного производства. Значит, по диалектической логике Гегеля, товарное производство и "обращение товаров" (рынок) - два момента производства необходимой обществу потребительной стоимости, что и требовалось доказать. Ну, никак не вписывается работяга-купец в теорию трудовой стоимости, и Маркс на ходу придумывает новые термины и слова для "пояснений".

Например, словечко о косвенной производительности купеческого капитала, которое встречается только раз для обозначения несуществующих дальнейших ссылок: "Насколько купеческий капитал может быть косвенно производительным, об этом уже было упомянуто, и впоследствии это будет исследовано подробнее", - но исследования этого я не обнаружил. Это новые термины, покупной и продажной цен: "Ясно, что купец может извлекать свою прибыль из цены продаваемых им товаров, и еще более ясно, что эта прибыль... должна равняться разнице между его покупной ценой и его продажной ценой", - из цен, непонятно как связанных с его стоимостью. Если можно извлекать прибыль на разности цен, то зачем работать? Трудовая теория стоимости становится несостоятельной. В моей теории рынка покупная цена - это для купца себестоимость товара, а продажная цена в среднем равна полусумме этой себестоимости и потребительной стоимости покупателя, и это будет доказано ниже. И ещё. Пусть один купец покупает товары у другого для перепродажи. Продажная цена (первого купца) равна покупной цене (со стороны второго), разница = 0. Где прибыль? И ещё ошибка в цитате. Все стремятся покупать подешевле, а продать подороже, потому разность покупных и продажных цен отрицательна и, потому, прибыли никак дать не может. Вот ещё перл: "в купеческом капитале мы имеем дело с таким капиталом, который имеет долю в прибыли, не участвуя в ее производстве". И буквально в этом же 3-м томе находим нечто обратное: "А так как норма [прибыли] эта теперь одинакова для промышленного и торгового капитала, то... нет также необходимости впредь делать различие между промышленной и торговой прибылью". Если норма прибыли на капитал у всех одинакова, то какой смысл быть купцом и иметь по предыдущей цитате долю, а не всё? И как объяснить факт, что, зачастую, такая "доля" прибыли купца в разы превышает норму прибыли на капитал, "долей" которого она по Марксу является? Отсюда мой вывод. Маркс так долго и скрупулёзно разрабатывал свою экономическую теорию, что к её завершению, когда увлекся процентами, уже не помнил (!) то, с чего всё это начиналось. В конце 3-го тома читаем: "стремление купцов сознательно и преднамеренно направлено к тому, чтобы сделать эту норму прибыли равной для всех участников". Констатируется факт, что купцы почему-то и к чему-то сознательно стремятся, (субъективный момент) а объективных причин для такого всеобщего (и исторического даже) явления-стремления нам не указывают. И это... материалистическое понимание истории Марксом! И тут же мы узнаём, что купцы до капитализма имели особую норму прибыли: "Эта первоначальная норма прибыли неизбежно была очень высока. Торговое дело было очень рискованным". Норму прибыли, неизбежно очень высокую, купцы почему-то субъективно стремились выравнивать, а не увеличить её ещё больше. Вот такие были купцы (читай, шарлатаны и грабители по Марксу). А при капитализме Маркс им предлагает малую долю от нормы прибыли промышленного капитала, и купцы (по Марксу грабители, надуватели и аферисты) с этим положением-предложением Маркса... молча соглашаются. Если купцы надуватели в торговле, то Маркс - аналогичный надуватель, но уже в политэкономии.

Да и в процессе разработки Маркса нимало не смущало наличие исключений из его теории в виде особых товаров: деньги, "рабочая сила", - которые покупаются и продаются отнюдь не по стоимости. Исключений в виде особого вида купеческого капитала, - который приносит непонятно из чего преступную сверхприбыль, хотя по теории вовсе не должен её иметь, или же довольствоваться долей средней прибыли, которая почему-то оказывается намного больше самой средней нормы прибыли. Исключения в виде непонятного для него транспорта: "Исключение составляют средства транспорта. Полезный эффект, который они доставляют... входит и в индивидуальное потребление, напр. пассажира [ужас!]", - который то является нам то в виде издержек, то в виде особого вида производства, дающего прибыль. Исключений в виде неких видов труда, создающих и не создающих стоимость. Исключений в виде товаров, имеющих цену, но не имеющих или имеющих фиктивную стоимость. И даже исключений в различных видах капитала, где кроме простого капитала, ориентированного на прибыль, есть капитал, работающий в убыток себе, а также вообще никуда не годные т.н. особые капиталы, которые... ни к селу, ни к городу: "Капитал, затрачиваемый... на ремонт... составляет капитал особого рода: его нельзя отнести ни к оборотному, ни к основному капиталу". Или ещё одно детски-наивное откровение такого же рода: "Оборотный капитал... переносит на продукт всю свою стоимость... Основной капитал... лишь часть своей стоимости (производительный капитал) денежный и товарный капитал нельзя отнести ни к основному ни к оборотному". А куда их, простите, пихать денежный и товарный капиталы Маркс указать забыл. Провёл нужную ему классификацию капиталов, из которой почти половина объектов вообще выпала и... ничего особенного не произошло: ни в его теории, ни в экономике, ни в практике реального капитализма. Подобные несуразности-ляпы Маркс, по словам Энгельса, с присущей ему скромностью гения, заносил в разряд своих персональных "открытий".

А как ему это удавалось, "открыть"? А... его знает. В науке наличие одного отклонения от закона, или одного незаметного исключения порождает "революционный процесс" рождения нового знания, а здесь - масса особенностей и исключений, обнаруженных исключительно гением (или острым зрением) Маркса и припудренных гегелевскими речевыми оборотами.

И о торговле: ’’Торговый капитал... первая форма капитала... проистекает исключительно из обращения (обмена)”, где Маркс в скобках запамятовал дописать (обмена эквивалентов), а после слова ’’первая” тоже подзабыл добавить ”и древнейшая”. И далее, с невинностью укакавшегося дитяти, Маркс заявляет: ’’эта форма выступает как противоречащая понятию стоимости. Покупать дешево, для того чтобы дорого продавать, - таков закон торговли. Следовательно, - не обмен эквивалентов”. Почему такое возможно? Да потому, что: ’’если продукты впервые обмениваются как товары, то... количественное соотношение... является случайным”. Впервые. Согласимся с этим. Далее нам сообщают: ’’обмен и... воспроизводство устраняют эту случайность”, что тоже весьма вероятно. Итак к моменту возникновения денег, ибо по т.н. теории Маркса сначала везде существовал бартерный обмен, все случайности обмена устранены и меняются почти эквиваленты стоимости, или продажа (обмен товара на деньги) должна идти почти по стоимости. На рынках люди так и поступают, и в среднем никто не обогащается и не разоряется. Но когда на рынке возникает посредник, - этот хитрый купец, то он: ’’сравнивает денежные величины и прикарманивает разницу”. Какие денежные величины и с чем наш купец их сравнивает - Маркс не говорит. Неужели лишь нечто сравнив, можно разницу... прикарманить? Я сравниваю зарплату президента страны и цены товаров в магазинах, а разница в мой карман не идет. И о какой разнице может идти речь, когда цены, точнее, стоимости товаров, выравнены ещё до появления денег? Почему только купцы, а не любые участники рынка, могут сравнивать и прикарманивать? Что остальным мешает поступать аналогично? Почему только у купцов сальдо от их сравнения и прикарманивания тысячелетиями всегда положительно, и это-то при эквивалентном обмене? А у кого тогда сальдо отрицательно? Кто, будучи от купцов в вечном убытке, ухитряется как-то выживать? Зачем купцам нужны их прибыли, если и так можно выживать, терпя в течение жизни систематические убытки? Остальные вопросы к Марксу оставляю на усмотрение читателя.

Ещё фраза-парадокс: ”Ростовщический капитал находится в том же самом отношении к купеческому имущества, в котором приносящий проценты денежный капитал находится к промышленному капиталу’. И парадокс не в том, что ростовщики и купцы практически не стыкуются, равно как и не всякий промышленник берёт деньги под проценты. Откуда Маркс вывел столь строгую пропорцию, - это пусть остаётся на его совести. Парадокс в том, что гений Маркса способен открывать пропорции и соотношения, для вещей, не имеющих... меры. Читаем: ’’купеческое имущество... само по себе не имеет внутренней меры... не имеет ее и ростовщический капитал”. А почему, спросите вы? И вот вам ответ Маркса: ’’Первое [купеческое имущество - В.Ш.] покоится на надувательстве, а последний [ростовщический капитал - В.Ш.] - на насилии”. Увы, в теории Маркса нет места надувательству и насилию, а, потому, и нет для них соответствующей меры, в отличие от моей ’’Экономики воровства”, где мерой всего и вся в жизни является только прибыль, получаемая только воровством.

При наличии торгового капитала возникают странности. Капитал у Маркса развивается по его формуле: Д-Т-Д', периодически меняя только форму. Сначала в форме промышленного капитала, производящего товары, а потом в форме торгового капитала, производящего деньги и т.д.. В итоге капиталист имеет среднюю норму прибыли. Появляются купцы, со своим чисто торговым капиталом, и они тоже имеют аналогичную прибыль. По Марксу его капитал даёт прибыль только по завершении всего оборота и: ’’форма торгового капитала, выступает здесь просто как форма капитала в его движении...”. Итак имеем два капитала. Первый - настоящий, он производит товары и, приняв форму торгового капитала, реализует товары, принося прибыль. Второй - жульнический, он крутится в сфере торговли и тоже приносит прибыль, от продажи тех же товаров (других товаров в теории Маркса просто нет) согласно среднему нормативу. Что мешает промышленному капиталисту посадить своего родственничка в сферу торговли и, таким образом иметь... двойную прибыль: и от чистой торговли, и от производства? Мой ответ: у промышленных капиталистов нет родственников.

"Купец не может заставить покупать у него по цене выше определенного уровня”, - Маркс забыл, что покупать (равно как и воровать) никто никого не заставляет и заставить не может. Что он понимает под определенным уровнем (цен) и кто этот уровень устанавливает, причём, такой уровень, ниже которого уже можно заставлять нечто покупать, - Маркс тоже не указал.

"Обман при обмене есть базис торговли там, где она выступает самостоятельно”, - а стоит появиться промышленному капиталисту-производителю, который всучивает торгашам свои товары для реализации, как торговля обретает чистоту и непорочность. И зачем тогда капиталистов экспроприировать, когда у них такие способности в... перевоспитании жулья? Да и вороватый люмпен-пролетариат под руководством капитала (в форме наказания за вороватость в виде "эксплуатации") формируется в стройные ряды сознательного рабочего класса. Видны только одни позитивы, а эксплуатация - лишь форма воспитания работяг.

И ещё один момент в разработке теории прибавочной стоимости. Если некоторые факты в теорию не ложатся, то Маркс, нисколько не смущаясь, заявляет нам, что это иллюзия или, это нам только кажется, или это некие извращённые понятия вульгарных экономистов. Чуть что не так, и ты уже либо вульгарен, либо слеп, либо извращенец. Истина восприятия дана только Марксу! И если факты противоречат и этой его истине, то тем хуже для фактов, - они сплошная массовая иллюзия. А носить ярлык вульгарного экономиста, или извращенца мало приятно, и, потому, никто Маркса критиковать не пытается. Энгельс стоял на иной позиции: "наше субъективное мышление и объективный мир подчинены одним и тем же законам и что поэтому они не могут противоречить друг другу в своих конечных результатах, а должны согласоваться между собой". Почему он это положение забыл при чтении им трудов Маркса - не ясно. Гипноз, наверное. А вот наивный комментарий Энгельса при издании им произведений Маркса: "Я воспроизвожу эту фразу дословно в том месте, в каком она находится в рукописи Маркса, хотя в данной связи кажется, будто бы она противоречит как предыдущему, так и непосредственно следующему изложению". Да не кажется это тебе, Энгельс, а так оно и есть, и надо верить своим глазам. Увидел "голого короля" и... себе не поверил, а мальчик из сказки - поверил себе, обрёл истину и... тем вошёл в историю.

А вот и пример такого истинного видения, открытого гению Маркса: "сама прибавочная стоимость представляется не продуктом присвоения рабочего времени, а избытком продажной цены товара над издержками его производства, благодаря чему эти последние легко могут показаться его действительной стоимостью (valeur intrin-seque), так что прибыль кажется избытком продажной цены товаров над их имманентной стоимостью". Или ещё о представлениях: "Здесь в основе лежит обычное представление, что прибавочная стоимость,

- раз она реализуется только путем продажи продукта, путем его обращения, - и возникнуть может только из продажи, из обращения". А если это не представление, а реальный факт? И вот очередное клеймо - нелепости и без объяснений его причины: "Нелепое представление, будто издержки производства товара составляют его действительную стоимость, а прибавочная стоимость происходит из продажи товара выше его стоимости". В чём нелепость

- не говорят. Нелепо и усё. Или серия цитат, где все, кроме Маркса, воспринимают экономику в искажённом виде: "Представления купца, биржевого спекулянта, банкира неизбежно оказываются совершенно извращенными", или: "Представления фабрикантов искажаются", или: "В представлении этих людей конкуренция тоже играет совершенно превратную роль". И как только всем людям с их искажёнными понятиями удаётся выживать в реальном мире и почему Маркс, который экономику видел в её истинном свете, сам ничего не мог заработать, а паразитировал на "теле" Энгельса - вопрос до сих пор открыт. А мне прибыль не кажется избытком цены над себестоимостью. Я принял, что так и есть, как и всем представляется, и получил, тот скрытый от Маркса эмпирический и далеко не кажущийся факт, суть которого в том, что покупатель на рынке тоже получает свою долю прибавочной стоимости и потому идёт туда исключительно за прибылью, а не для обмена несуществующих эквивалентов: "в силу общественной привычки". Ведь нелепо ходить на рынок, чтобы менять эквиваленты, а не получить там прибыль для себя. Почему Маркс с его острейшим экономическим зрением правильно видел то, что другим, слепышам, только кажется, и в упор не желал видеть таких слонов, как воровство, прибыль покупателя, да и прибыльность от любого потребления?

То, что на рынке продавец имеет прибыль, - так он её заслужил, поскольку своим товаром, привезя его на рынок, произвёл потребительную стоимость для меня, - его покупателя. И как товары могут иметь нечто имманентное, внутреннее (стоимость), если имманентное состоит из двух частей, одна из которых - это реальная (себестоимость) формируется в процессе производства товара, а другая - прибавочная стоимость-прибыль возникает после продажи товара: в другом месте, и в другое время. На "плохом" рынке товар не пойдёт, а на "хорошем" он же пойдёт по тройной себестоимости. И какую стоимость прикажете приписать товару, - с минусовой, или двойной прибылью? Попытки Маркса объяснить всё средними значениями (общественно необходимыми) критики не выдерживают. Товар будет продаваться на том рынке, где: цена = себестоимость^, а на иных рынках этого товара не будет, даже если таких рынков большинство. Да и к уникальным товарам понятие среднего как-то не клеится. Ниже я ещё раз обращусь к этим высказываниям, а здесь отмечу такое. Да, людям кажется, что солнце движется вокруг земли, но это затрудняет понять траектории планет, причину смен времён года и другие явления. Система Коперника, сняв одну иллюзию или искажённое представление, позволила снять все противоречия, открыть закон всемирного тяготения и, благодаря ему, даже открыть другие планеты. У Маркса же - всё наоборот. Его всего один закон трудового происхождения стоимости порождает массу противоречий и "искажённых" представлений у всех участников рынка, кроме Маркса, который рынок "изучал" по книгам.

В науке есть правило: чем проще модель объекта, тем больше вероятность её близости к истине. В теории Маркса, наоборот, его "модель стоимости" порождает массу парадоксов и сложностей понимания экономики, на которые он сам указывает, но только как на ошибки восприятия явлений другими, а не на ошибки у самих творцов экономической теории.

А вот как Маркс "громил" своих незрячих, или подверженных иллюзиям противников: "Поэтому последовательные защитники иллюзии, будто прибавочная стоимость возникает из номинальной надбавки к цене... предполагает существование класса, который только покупает, не продавая, следовательно, только потребляет не производя". А.Смит называл этот класс: "уважаемыми... непроизводительными работниками", и приводил целый список представителей этого класса. Маркс, по его словам, А.Смита изучил, но, наверное, не всё там понял, ибо далее у Маркса идёт фраза, на которой можно завершить всю его экономическую теорию. Вот она, ключевая: "Существование такого класса с той точки зрения, которой мы пока достигли, с точки зрения простого обращения, еще не может быть объяснено". Значит, класс потребляющих и непроизводящих уважаемых работников существует и безо всяких иллюзий, но его существование не поддаётся объяснению. Забегая вперед, отмечу, что когда в 3-м томе Маркс пришёл к разделу "Классы", то не дописал его, а... прекратил работу над "Капиталом". Как видим, это можно было сделать раньше, после этой фразы, в начале 1-го тома. Далее Маркс коснулся этого класса, но отдернул руку: "Деньги, на которые покупает такой класс, должны очевидно постоянно притекать к нему от тех же товаровладельцев, и притом без обмена, даром, на основании какого-либо права или узаконенного насилия". - что полностью подтверждает концепцию государства, как системы узаконенного в системе (не какого-либо, а государственного) Права, насилия-воровства. То, что я размазал по многим страницам текста, чтобы убедить читателя в своей правоте, Маркс гениально выразил в этой фразе. Здесь видим, что система права, основа государства, - это синоним узаконенного насилия. Читатель знает, - насилие применяют не от избытка адреналина, а для отчуждения чего-то от кого-то, и для необходимого последующего присвоения этого отчуждённого себе (воровство). Мы видим, что товаровладельцы отдают без обмена, но, поскольку "безобмен" существует, значит, его носители не товаровладельцы, а представители этого необъяснимого пока класса. Упоминание, что деньги постоянно должны притекать. - это краткая и ёмкая характеристика налоговой системы государства - системы, основанной не на добровольном соглашении сторон, как нам пытаются это внушить сатрапы от наук общественных, а на перманентном насилии с помощью системы Права. А тот тривиальный факт, что этот класс интересуют только деньги, и что эти деньги он получает даром (!) и означает, что он те деньги сам и породил, и потому назначение денег (от вороватого класса) тоже воровское.

Но, несмотря на гениальность сей фразы, Маркс допустил одну методологическую ошибку. Существование такого класса должно браться по методике, не понятой им диалектики, в качестве аксиомы к экономической теории. Этого требует диалектический метод единства и борьбы противоположностей, где производителям одновременно всегда противостоят, и будут противостоять их противоположности - воры или, в "лучшем" случае, - паразиты. Однозначно и без спекуляций вывести необходимость существования такого класса или с достигнутой им точки зрения простого обращения, или с точки зрения обращения капитала вообще - невозможно. Изучая автономно и потому однополярно лишь производство и его агента - производителя, не придёшь к необходимости существования противоположности - его паразита и вора. Вот почему "Капитал" бесславно закончился на разделе, посвящённом классам. На слове "очевидно" акцентировать внимания не буду, ибо у всех иллюзии, а Марксу всё очевидно, и потому, не требует доказательств. Хотя термин "очевидно" у Маркса по контексту может иметь два противоположных смысла. Или в том смысле: очевидно, как "достоверно и ясно без доказательства", или в смысле... "возможно, весьма вероятно". Итак, очевидно, классовая борьба есть, а что такое классы - никто, даже Маркс, не знает, ибо (повторю этот шедевр): "Существование такого класса с той точки зрения, которой мы пока достигли, с точки зрения простого обращения, еще не может быть объяснено". Вот так-то...

Когда учёный открывает и формулирует закон, то закон должен толковаться однозначно, без недомолвок. Сейчас я приведу ряд законов, "открытых" Марксом, плюс мои комментарии.

- ’’понижение нормы прибыли происходит не в той же пропорции, в какой увеличивается капитал”, - сравните в биологии: ’’понижение популяции хищников происходит не в той же пропорции, в какой увеличиваются травоядные”. Что можно извлечь из такого ’’закона”?

- ’’норма прибыли уменьшается не так быстро, как увеличивается капитал”, - на кухне: ’’кисель остывает не так быстро, как нагревается чай”, и чем вам не открытие "закона кухни"?

- ’’норма прибыли уменьшается не так быстро, как увеличивается совокупный капитал”, - всем давно известная истина, что: ’’преступность в государстве уменьшается не так быстро, как увеличивается совокупное число генералов МВД”.

- ’’рост нормы прибавочной стоимости не соответствует росту производительной силы”, - в той же биологии заявят: ’’рост популяции травоядных не соответствует росту продуктивности биосферы”. На такого "учёного" и на это его "открытие" даже шнобелевской премии жалко.

- ’’капитал увеличивается не так быстро, как производительная сила”, - в быту: ’’богатство семьи увеличивается не так быстро, как мускулатура мужа”. И это святая правда.

- ’’переменный капитал уменьшается по отношению к совокупному капиталу не так быстро... как увеличивается производительность”, - на дорогах: ’’навар ГАИ-шника уменьшается по отношению к совокупным сборам не так быстро как увеличивается транспортный поток”, или: ’’товар раскупается не так быстро, как увеличивается в дождь наплыв людей в магазине”.

- ’’...означает ли это, что переменный капитал уменьшается быстрее, чем увеличивается совокупный капитал? Но это ошибочно”, - вопрос к правительству: ’’...означает ли это что коррупция уменьшается быстрее, чем увеличиваются совокупные взятки? Но это ошибочно”.

- ’’совокупный капитал увеличивается не так быстро, как производительная сила и сопутствующее ей замещение переменного капитала постоянным”, - из мест не столь от всех отдалённых: ’’число реально заключенных преступников увеличивается не так быстро как число арестов и сопутствующее им замещение преступников невиновными особями”.

- ’’прибавочная стоимость растет не так быстро, как уменьшается переменный капитал, и уменьшается не так быстро, как увеличивается постоянный капитал (совокупный капитал)... уменьшается медленнее, чем уменьшается переменный капитал”, - растёт или падает сама прибавочная стоимость - не ясно, но вот бытовой аналог: ’’деньги в семье растут не так быстро, как уменьшаются расходы, и уменьшаются не так быстро как увеличиваются долги”.

- ’’стоимость первичного двигателя возрастает не в такой степени, как его мощность”. - и аналог для госслужащих и парламентариев: ’’стоимость содержания и притязания любовницы на ваши деньги возрастают не в такой степени, как её сексуальная мощность”.

- ’’Торговцы...всегда могут повысить цены... в большей мере, чем уменьшается стоимость денег”, - а почему они только могут, а не делают этого, что им-то мешает? А ведь и родимое: ’’наше правительство...всегда может повысить пенсии и пособия... в большей мере, чем уменьшается стоимость денег”, - а почему могут и не делают этого? Надо меньше красть.

- ’’Следовательно, что при уменьшении цены единицы товара вследствие увеличивающейся производительности труда... норма прибыли может остаться той же самой, может понизиться или повыситься”. - в реальной жизни государства: "при уменьшении внешнего долга страны, вследствие увеличения налогообложения товаропроизводителей... доход граждан может остаться тем же самым, может понизиться или повыситься". - и это тоже великий закон.

- ’’Судя по этому [далее идут числовые примерчики - В.Ш.] норма прибыли, по-видимому, не может падать”. По-видимому, в этих формулировках законов Марксом, что-то может быть... И ещё раз подчеркну, доказательств этих полу законов у него нет. Они просто формулируются после приведения нужного Марксу числового примерчика, и не всегда однозначно. Например: “В... продажную цену могут входить... средние издержки, которых требует сохранение данного товара... на рынке". В цену-το они входят, или только могут входить? И как это отражается на их стоимости? И ответ Маркса: “Эти издержки, если они представляют среднюю величину (а не индивидуальную), прибавляются, очевидно, к стоимости товара". Наличие в этом ответе слов: если и очевидно, однозначной формулировки не предполагает. И ещё. Если издержки хранения суть средние, то они, очевидно прибавляются к стоимости товара, а если отличны от средних, то... куда их девать этот «закон Маркса» указать забыл. Ещё одна особенность у Маркса. - применение предложений со вставками в фигурных скобках {...}. Если оные убрать, то получим, например, вот такое: “Одно и то же количество основного капитала... может... представлять весьма различные количества основного капитала“, или аналогичное, но уже в коротких текстах: “Основной капитал, хотя его стоимость является данным количеством, представляет собой переменное количество". C подобной «наукой Маркса» не соскучишься.

Нормальный человек считает любой труд, который производит нечто полезное, - это труд производительный. Не таков Маркс. У него труд противостоит капиталу, поэтому он считает производительным только тот труд, который производит прибавочную стоимость капиталисту: “Труд является производительным... когда он производит свою... противоположность [читай капитал - В.Ш.]“, или: “Производительный рабочий - тот, кто непосредственно увеличивает капитал", или: “Труд может быть необходимым, не будучи производительным", или даже так: “Один и тот же вид труда может быть как производительным, так и непроизводительным".

Если следовать логике Маркса, то и в самом производительном труде можно найти массу пустых моментов. По Марксу это: "поры рабочего времени...". Когда рабочий забивает гвоздь, то только момент удара, который длится сотые доли секунды, и есть производительный. Всё остальное - взятие и установка гвоздя, замах молотком, момент прицеливания и пр., - это труд (как и труд купца), не создающий продукта. Я не говорю о чистке рабочего места, "перекурах" и т.д.. Значит, рабочему надо оплачивать производительный труд, долю секунды его работы. Стоит только удивляться щедрости капиталистов, которые оплачивают рабочим все поры рабочего времени, всё их время. А если серьёзно, то именно в сокращении этого непроизводительного времени и содержится практически неисчерпаемый источник роста производительности труда, а, значит, и причина существования, прибыльности и усиления экономических отношений. Если сделать труд людей 100%-но производительным в смысле минимума времени, то отпадёт необходимость и в экономике, так и в её теориях, поскольку это будет означать производительность равную у всех и, как следствие, отсутствие нужды: в рынке, обмене и их спутнике - в деньгах. Но к этому вопросу мы вернёмся попозже.

И ещё о торговле товарами, услугами и трудом. По Марксу, когда капиталист покупает труд портного по пошивке товарных брюк, то этот труд производительный, ибо портной производит для капиталиста прибавочную стоимость. И далее Маркс приводит контр пример «услуги», когда вы как частное лицо нанимаете портного пошить вам брюки, в этом случае его труд - непроизводительный, ибо чужой труд вам не дает прибыли, а вы только затрачиваете деньги. Подтасовка настолько же наивная, насколько и наглая. Когда вы нанимаете портного для якобы оказания вам «услуги» вас не интересует его труд, вас интересует потребительная стоимость брюк. Где и как их достанет брюки портной - это его заботы. Если он их пошьет, то именно портной, а не вы сам «покупает» свой труд, и этим трудом для себя производит прибавочную стоимость и компенсирует затраты. Он сам (а не вы) является капиталистом- эксплуататором собственного труда и получающим прибыль. Вы есть обычный покупатель брюк (в цене которых и сидит прибыль для портного), а не призраков «услуги», труда, или рабочей силы портного, - химер, которые вам совершенно не нужны. Покупают не услуги, а результат. Производителен любой труд, на то он и труд, дающий кому-то прибыль, труд, которому противостоит по той же диалектике только непроизводительное безделье. Безделье непроизводительно по его определению, и если есть и труд не производительный, то зачем он нужен, если того же результата можно добиться... бездельем. И вот признание Маркса: “Рабочий сам может покупать труд, т.е. товары, доставляемые в форме услуг”. Вся беда в том, что рабочий покупает в виде услуги-товара труд уже овеществленный, а капиталист по Марксу покупает труд живой, который и создает прибавочную стоимость. Это та разница, о которой Маркс деликатно умолчал. Оказатель услуг и является тем «капиталистом», который сам получает прибыль, но никак не покупатель услуг, который оплачивает товар в форме услуг. Ещё из той же оперы: “я покупаю услугу учителя... оно не является таким отношением, при котором деньги превращались бы мной в капитал”, - золотые слова истины. Покупаются при этом знания, а учитель - он и есть тот капиталист, который своим трудом-обучением выколачивает прибыль из болванчиков-учеников, которые так ничему не учатся, и он за счет этой прибыли содержит семью, не подозревая о наличии теории прибавочной стоимости. И дабы окончательно добить читателя Маркс изрекает: “совершенно безразлично... успешно ли обучает меня учитель... оплачивается услуга, как таковая... результат не может быть гарантирован исполнителем". Каждый судит лишь по собственному опыту. В обучение Маркса деньги вкладывал никак не он сам, а его отец, и, как мы видим, результат не мог быть гарантирован исполнителем. И, как следствие, очередное гениальнейшее открытие Маркса: “крестьяне и ремесленники не принадлежат ни к категории производительных рабочих, ни к категории непроизводительных работников, хотя и являются товаропроизводителями". А куда их отнести, горе-теоретик указать забыл. Пусть живут сами по себе и безо всяких теорий. Но и тут Маркс остаётся верным себе в плане противоречивых заявлений: “крестьянин и ремесленник раздваивается. В качестве владельца средств производства он является капиталистом, в качестве работника... наемным рабочим... эксплуатирует самого себя... в качестве земельного собственника уплачивает самому себе... (ренту)... уплачивает самому себе процент". Итак, крестьяне и ремесленники никуда не относятся именно потому, что они являются всеми и одновременно... Маркс, что называется, приплыл. А теперь посмейтесь над глупостью крестьянина, который, будучи всем, не стал ещё и... математиком. Читаем: “крестьянин... расходует... деньги лишь на приобретение... сельскохозяйственных орудий и на заработную плату. Предположим, что стоимость всех его затрат равна 100 [причем 50 из них уплачиваются деньгами]. Половину продукта он потребляет... [в натуральной форме]). Другую половину он продает и выручает, скажем, 100. Его валовой [денежный] доход в таком случае равен 100. И если [свой чистый доход в деньгах] он исчисляет на капитал в 50, то это составляет 100% [прибыли]. Если теперь треть от [полученных в качестве прибыли] 50 уходит на ренту и треть на уплату налогов (вместе - 331/з), то у него остается 162/з, что составляет 331/з% на 50. На деле же он получил только 162/з% [на затраченные 100]. Крестьянин просто неправильно произвел расчет и сам себя надул". Имя дурачка-крестьянина (который платит ренту и налоги) Маркс не называет. Дурачок получил 100. Как можно, произведя расчёт, себя... реально надуть? Ведь доход = 100 не изменился до расчёта и после него. Как угадал уже читатель, в роли дурачка подвизался Маркс, который сам себя надул своими расчётами.

5.3.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Торговля, как момент производства:

  1. § 3. Стадии производства по делам оф административных правонарушениях
  2. §2. Демократизация общественных отношений, рост и глобализация производства как факторы институционализации моды
  3. Временные параметры производства.
  4. Глава IV.ОЖИВЛЕНИЕ ТОРГОВЛИ.
  5.   2. Мероприятия партии и правительства по организации товарообмена и торговли  
  6. Возникновение и особенности товарного производства в Древнем мире
  7. 587. Может ли быть расторгнут договор, который к моменту рассмотрения спора прекратил свое действие?
  8. Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции (ст. 171.1 УК)
  9. 2. Уголовная ответственность за торговлю несовершеннолетними по Российскому законодательств
  10. 1. Криминологическая характеристика торговли несовершеннолетними