<<
>>

Роль товара "рабочая сила" на рынке у Маркса

Понадеешься ли на него, потому что у него сила велика, и

предоставишь ли ему работу твою?

(39:11 Иов)

помощь... будет тщетна сила их - сидеть спокойно

(30:7 Исаия)

ослабела сила мы не в состоянии строить

(4:10 Неемия) Не на силу коня смотрит Он (147:10 Псалтирь)

А теперь рассмотрим мои замечания к самому понятию капитала и к особой роли в его формировании некоторого специфического ("особенного", открытого исключительно гением Маркса) товара по имени "рабочая сила", носитель которой и есть Великий пролетариат.

В 4-й главе, посвящённой превращению денег в капитал, в 1-м её разделе под названием: "Всеобщая формула капитала", в 1-м же абзаце читаем: "Товарное обращение есть исходный пункт капитала. Историческими предпосылками возникновения капитала являются товарное производство и развитое товарное обращение, торговля". Но, как было доказано, товарного обращения не существует, а есть в торговле только обращение денег и превращение товара в потребительную стоимость. Товар выпадает из обращения, превращаясь на рынке в потребительную стоимость у покупателя, исчезая с рынка, умирает в (производительном) потреблении у потребителя: "Как только товар попадает в потребление, он выпадает из обращения", - это слова не мои, а Маркса. Повторю ещё раз образные слова мэтра: "после определенного момента времени товарное тело превращается в труп товара, в котором прекрасная душа товара, стоимость, исчезает". Потому правильное начало раздела должно звучать, скорй, вот так: "Денежное обращение есть исходный пункт капитала. Историческими предпосылками возникновения капитала является развитое денежное обращение, торговля". Это факт, и это же, но только в 3-м томе "Капитала" уже вполне до"зрелый" Маркс полностью подтверждает сие, высказанное мною положение, но к этому моменту мы ещё вернёмся.

Следующий абзац этого раздела: "Если мы оставим в стороне вещественное содержание товарного обращения... то мы найдем, что деньги представляют собой его последний продукт. Этот последний продукт товарного обращения есть первая форма проявления капитала". Товарное обращение по "формуле" Маркса это: (Т-Д-Т), и нам нагло заявляют, что деньги - это его последний продукт. Из приведенной "формулы" Маркса этого не просматривается, поскольку там последним продуктом прописан товар, а, точнее, потребительная стоимость, которая в этом контексте тоже товар. Из моей формулы, отрицающей товарное обращение: (Т-Д-Пс) всё это вытекает по определению, и Деньги - это последняя граница, за которой товар перестаёт быть товаром, поскольку он превращается в Потребительную стоимость. Вот прямое цитирование Маркса на этот счёт: "В обращении Т-Д-Т деньги, в конце концов, превращаются в товар, который служит потребительной стоимостью". Напомню ещё, что по Марксу у торговца потребительная стоимость товара нулевая, а для покупателя достаточно большая. Какую из них имеет в виду в этой фразе Маркс - не ясно. И опять: товар - это потребительная стоимость. Рассматривая роль золота, как эквивалента для его т.н. меновой стоимости, Маркс говорит: "Товар реально есть потребительная стоимость [а для кого, конкретно?]: его стоимостное бытие лишь идеально проявляется в цене, выражающей его отношение к золоту", хотя ранее у него же можно прочесть (повторяю): "Тот, кто продуктом своего труда удовлетворяет свою собственную потребность, создает потребительную стоимость, но не товар".

Вот и верь после этого людям... На ваших глазах передёргивают понятия и, прямо глядя вам в глаза, говорят, что это по науке, и только так делать и надо. А если вы не согласны, то вы не владеете диалектическим методом (обмана). В 3-м абзаце раздела Маркс говорит: "Исторически капитал везде противостоит земельной собственности сначала в форме денег, как денежное имущество, как купеческий и ростовщический капитал... деньги являются первой формой его проявления". Тем самым подтверждается, что изначально капитал - это всё же некоторое денежное имущество, которое никак не может возникнуть из несуществующего товарного обращения, как это видим в 1-м абзаце раздела. Три последовательных абзаца и диаметрально противоположные заявления, то капитал возникает из товарного производства, то он суть денежное имущество, происходящее из торговли, как таковой. Если как энциклопедист в истории экономики Маркс вне критики, то, как учёный-аналитик, оставляет желать много и много лучшего. Тем не менее, идём дальше, и уже не так подробно. Вот едва ли не единственное определение Марксом капитала, на котором построена вся его экономическая теория: "Деньги, описывающие в своем движении этот последний цикл (Д-Т-Д), превращаются в капитал, становятся капиталом и уже по своему назначению представляют собой капитал". Ещё раз подчеркну, что здесь капитал - именно особенная форма денежного обращения (деньги), которое (обращение) в отличие от мнимого товарного "обращения" имеет место быть, как факт, в торговом производстве.

А теперь приведу формулу капитала, к которой пришёл бы Маркс, будь он немного более последователен в терминах и в определениях понятий. Вот, что он бы получил: (Д-Пс-Т-Д). На деньги (по логике) всегда покупается Потребительная стоимость, а продать можно только Товар, по тому же Марксу. Отсюда неприятный для Маркса вывод: на свои Деньги капиталист приобретает Потребительную стоимость (труд рабочего, а не рабочую силу) и такую, которая может сама в её потреблении производить... Товар для последующей продажи. И это не моё "открытие". Маркс: "Покупателю товара принадлежит потребление товара, и владелец рабочей силы, отдавая свой труд, фактически отдает лишь проданную им потребительную стоимость. C того момента, как он вступает в мастерскую капиталиста, потребительная стоимость его рабочей силы, т.е. ее потребление, труд, принадлежит капиталисту". Рабочий для капиталиста на предприятии не товар, но потребительная стоимость, которая прибыльна тем, что производит иные Товары. Вот ещё: "Потребительная стоимость рабочей силы, самый труд, так же не принадлежит ее продавцу, как потребительная стоимость проданного масла - торговцу маслом". Да, сам пролетарий, действительно, обладает неким товаром - "рабочей силой", но только на рынке труда, где "рабочая сила" является Потребительной стоимостью только для капиталиста и, как товар, исчезает у рабочего, как только капиталист её купит. Рабочий, продав свой товар капиталисту, больше не имеет этого товара. Рабочий "продаёт" товар - "рабочую силу", а капиталист, купив его, лишь реализует, или потребляет потребительную стоимость бывшего товара, с неизбежными при этом "эксплуатационными" расходами, в виде зарплаты. Почему-то никого не удивляет то, что автомобиль в процессе эксплуатации потребляет массу ресурсов и даже периодически подлежит ремонту, а тот же процесс потребления рабочей силы, и затраты на её потребление (в виде зарплаты), как нечто уникальное и особое, занимает у Маркса добрую четверть объёма его "Капитала". Почему я иногда беру в кавычки термин "рабочая сила" станет ясно из дальнейшего. И вот, в подтверждение моей позиции слова Маркса: "каждый отдельный процесс обращения T-Д или Д-7. как превращение одного товара в потребительную стоимость и другого товара в деньги". Где он пишет формулой одно: Д-Т. а "поясняет" словами иное: даже не: Д-Пс ,а... Т-Пс

И ещё Маркс отмечал: "сам труд [по моей концепции - эксплуатация Потребительной стоимости самого рабочего - В.Ш.], как элемент, образующий стоимость, не может иметь стоимости, а потому и определенное количество труда также не может иметь стоимости, которая выражалась бы в его цене". На словах говорить одно, то, что "рабочая сила" - это потребительная стоимость (Пс) для капиталиста, а в свою формулу-надпись для капитала лицемерно "забить" её в виде товара (T) может только абстрактно мыслящий философ, но не учёный. И процитирую от своего имени Маркса в пику Марксу: "мы пришли к познанию этого лицемерия благодаря развитию философии... так как мы ведём борьбу на научной основе". А труд у Маркса не может иметь ни стоимости, ни цены. Держите это всегда в уме, при чтении.

Совершенно очевидно, что в формуле (Д-Т-Д) товар (T) - различен, и выступает в двух формах. Относительно "левых" Денег (Д-Т...), Товар - это "рабочая сила", а по отношению к деньгам "правым" (...Т-Д), Товар совсем другой, - это производимые рабочими товары для рынка. Ещё пример выворачивания истины наизнанку с прямой подменой понятий. Читаем: "рабочая сила несет двойную службу: для рабочего она служит товаром, который продается по его стоимости [значит, всё-таки с прибылью! - В.Ш.]; для капиталиста, который купил её, она служит силой [а, по-моему, просто потребительной стоимостью - В.Ш.], производящей стоимость и потребительную стоимость [а, по-моему, производятся только товары, ибо потребительная стоимость делается на рынке - В.Ш.]". Через всё учение Маркса красной нитью проходит идея: цель капиталиста - производство и присвоение прибыли, и если для этого надо производить товары, то их потребительная стоимость капиталиста не интересует.

Станут ли произведённые товары потребительной стоимостью - никто знать не может. Это проблемы уже второй фазы производства - рыночной торговли. Рабочий для капиталиста в потреблении труда рабочего (потребительной стоимости) производит только товар. Двойная служба рабочей силы такая же, как у каждого товара: на рынке - это собственно товар, а у покупателя - это потребительная стоимость, дающая прибыль и продавцу и покупателю (иначе нет смысла в покупке). Одно предложение и три ошибки, противоречащие теории марксизма. Первая "ошибка" - Маркс утверждает, вопреки своей же теории, "что рабочая" сила продаётся по стоимости, а значит, от её продажи рабочий должен иметь тоже прибыль, как и всякий продавец своего товара. Вот ещё одна его прямая цитата: "При авансировании капитала рабочая сила оплачивается как стоимость". Вторая ошибка - это замена им понятия потребительной стоимости некоторой силой (?), определения которой нигде не даётся вообще. И третья ошибка в том, что эта "сила" (?) в данном контексте производит в производстве не товар, а сразу, минуя рынок, некую потребительную стоимость, искажая вообще понятие, или, скорее, исключая необходимость самого товарного производства.

Почему на эту явную путаницу относительно свойств товара и потребительной стоимости, и "особых" свойств "рабочей силы", которая оплачивается при купле-продаже не столько по стоимости, а, скорее, по контексту "учения", никто не обратил внимания, а я, полный дилетант в экономике, её просто обнаружил? Причина одна. Только науку можно бесконечно совершенствовать, критиковать и проверять, а философские, экономические, равно как и иные религиозные "учения" критике и анализу не подлежат. Их всегда надлежит принимать на веру и зубрить-заучивать, до запятых, как Священное Писание, конспектировать, писать "рефераты по теме", безотносительно к соответствию их содержания практике. Экономика марксизма, как некая "наука", элементарной научной критики явно не выдерживает.

Чтобы не быть голословным, повторю ещё раз цитату из XXI-й главы 3-го тома "Капитала", посвящённой капиталу, приносящему проценты, где Маркс, так увлекся этой увлекательной темой (получение процентов), что нечаянно проговорился, забыв всё, что он писал в первых томах: "Потребительная стоимость рабочей силы для промышленного капиталиста такова: в процессе своего потребления она производит больше стоимости (прибыль), чем она сама имеет и чем она стоит. Этот излишек стоимости есть потребительная стоимость рабочей силы для... капиталиста". Как видим, ни о каком товаре здесь нет и речи, а капиталиста интересует рабочая сила не как Товар из формулы: (Д-Т-Д), а только её Потребительная стоимость, как любого рыночного покупателя, по моей формуле: (Д-Пс-...). И здесь, у [пере] зрелого Маркса читаем, что потребительная стоимость не некоторое абстрактное благо, как это было в 1-м томе, а размерная величина (стоимость потребительной стоимости) - или (прибыль), взятая почему-то самим Марксом в скобки. Да и такая его фраза: "потребительная стоимость машины значительно выше, чем ее стоимость", говорит, что благо и есть прибыль, а потребление вещи (машины) всегда окупает её цену (стоимость) и даёт нечто ещё и сверху.

Здесь я: "посыпал... пеплом голову свою (13:19 2-я Царств)", ибо всё, о чём я говорил, известно Марксу, и свидетельство тому - приведенная мною цитата. Я всеми правдами и неправдами, путём назойливых повторений, пытался внушить читателю, что потребительная стоимость для покупателя всегда выше, чем цена товара, и именно в этом и состоит выгода (прибыль) покупателя, но то же самое мы находим у Маркса, где он показывает величину этой выгоды в деньгах (прибыль). Если рабочий столько производит, сколько и потребляет, то его потребительная стоимость для капиталиста нулевая, и он никогда не купит такую "рабочую силу". Если автомобиль может двигаться со скоростью пешехода, то его тоже никто не купит для употребления. Если рабочий производит очень много сверх своей цены, то потребительная стоимость рабочей силы такого рабочего на рынке труда для капиталиста возрастает и (по моей теории) возрастает и цена, которую он согласен заплатить за эту "рабочую силу". Если автомобиль очень быстрый, удобный и экономит вам много времени, то пропорционально этим качествам растёт и его цена в глазах покупателя. Оказывается, надо было лишь внимательно читать "библию Маркса" и исхитриться находить в ней нужное для себя. Вот и я, только в 3-м томе, и то случайно, нашёл то, что мне было нужно. Но, увы-увы!

Есть одна небольшая разница, и автор с чистой совестью: "снимет пепел (6:10 Левит)" со своей головы. Это свойство - приносить прибыль владельцу, Маркс обнаружил у одного, исключительного товара, у особого вида потребительной стоимости - у "рабочей силы". После этого он объявил на весь мир о своём "открытии". Я этого открытия Маркса не знал, но обобщил свойство прибыльности на все потребительные стоимости без исключений, потому я получил совершенно иные результаты. У меня все товары на рынке одинаковы, и все они всегда приносят покупателям в виде потребительных стоимостей прибыль (прибыль и продавцам в виде товара), и никаких исключений или особенностей в "моём" товарном (рыночном) мире не наблюдается. Поэтому у меня рынок труда ничем не отличается от всех иных типов рынков в обществе, в том числе и от "брачного рынка", или от рынка образования.

Причём, это свойство-прибыльность я обнаружил не в производстве, а на... базаре, изучая процесс товарообмена, и вообще не касаясь процесса товарного производства. У меня все товары не зависимо от их родословной, и потребительные стоимости, в плане их свойств, совершенно одинаковы. Все товары в процессе, а, точнее, после их продажи приносят прибыль товаровладельцам или продавцам, и, в качестве потребительной стоимости, - прибыль покупателям, и рассматривать "рабочую силу" (или капитал, или даже деньги, как товар, приносящий проценты) в качестве особого товара вообще... нет необходимости.

Этот факт за 250 лет (!!) до Маркса был известен и Гоббсу: "Стоимость, или ценность, человека, подобно всем другим вещам, есть его цена, т.е. она составляет столько, сколько можно дать за пользование его силой, и поэтому является вещью не абсолютной, а зависящей от нужды в нем и оценки другого... Пусть люди (как это большинство и делает) ценят самих себя как угодно высоко, их истинная цена не выше той, в которую их оценивают другие". А нужда и оценка другого человека (рабочего) и есть потребительная стоимость этого человека для его покупателя. И ещё у того же Гоббса: "И как в отношении других вещей, так и в отношении людей определяет цену не продавец, а покупатель". Для Гоббса здесь, как и для меня, все товары (и без исключений) одинаковы, но у Гоббса их цена (читай, что потребительная стоимость) определяется только покупателем, а у меня цена определяется в процессе торговли, как и продавцом, так и покупателем, и только совместно.

Историческая практика показывает, что любой владелец потребительной стоимости в потреблении рано или поздно уничтожает свою потребительную стоимость, но никак не наоборот. Отсюда революционный (!) вывод, но уже моей ®, а не марксистской теории: капиталист, непрерывно потребляя рабочую силу должен рано или поздно уничтожить её в своём потреблении. Подчеркну, уничтожить не рабочих, а их изнуряющую дурную рабочую силу, например, автоматизируя производство. И из моей теории вытекает необходимость не социальной революции с экспроприацией и КЦ, а необходимость "второй промышленной" революции с автоматизацией производства и ПК. Ну, не может потребительная стоимость ("рабочая сила" или её носитель пролетариат) в процессе её потребления (на производстве) закономерно уничтожить её владельца (капиталиста). В истории нет примеров, или даже аналогий, когда потребительная стоимость восстаёт против её хозяина, если он её правильно эксплуатирует и правильно содержит. Автомобиль предназначен для экономии времени. И если нормальный автомобиль попал в аварию и тем уничтожил владельца, то это случайность, а не "историческая закономерность", и виноват его владелец, а не автомобиль.

Вот пример особенности рабочей силы, как товара, о которой я упоминал выше в качестве первой ошибки Маркса. У Маркса стоимость товара включает в себя издержки производства плюс прибавочная стоимость, или прибыль. Отметим, что глупый неживой кусок холста, по Марксу, к своей себестоимости притягивает ещё и прибыль, не важно, откуда она: или вследствие эксплуатации по революционной теории Маркса, или на рынке - по моей теории. Но умный живой рабочий, находясь в состоянии непрерывной классовой борьбы с проклятым капиталистом, добивается только того, что по Марксу: "рабочий продает труд, т.е. функцию своей рабочей силы, и притом, как мы принимаем, продает по ее стоимости, определяемой издержками ее воспроизводства". Или такое: "капиталистическое общество имеет тенденцию ограничивать их [рабочих] минимумом цены как продавцов их товара - рабочей силы". Как видим, особенность живого товара, "рабочей силы" Маркса, не только в том, что при её потреблении она даёт прибыль, но ещё и в том, что в её стоимость, как товара, прибыль не включается, как это присуще "мёртвым товарам" рынка, и её стоимость определяется только издержками воспроизводства. И чтобы как-то уболтать читателя в своей "истине", Маркс договаривается до того, что стоимость всех товаров равна... их себестоимости. Читаем: "Как стоимость всякого другого товара, стоимость рабочей силы определяется количеством труда, необходимого для ее воспроизводства". Количество труда, для воспроизводства. - это и есть себестоимость товара. Значит, стоимость всякого товара по Марксу есть... его себестоимость. О прибыли он временно забыл, ибо это требуется по контексту. А объяснение того факта, что при продаже "рабочей силы" у рабочих не бывает прибыли, у Маркса по-детски наивное: "капиталистическое общество [ну, просто так! - В.Ш.] имеет тенденцию.И это несмотря на непрерывную классовую борьбу. Мой вопрос к Марксу: "Зачем такая пустая борьба, которая заведомо не даст и не даёт результата?", - повышения стоимости рабочей силы до уровня, дающего прибыль рабочим, как у обычных товаров? И ещё: "Чем объяснить эту непонятную тенденцию?". В природе пустой борьбы, ради только борьбы, не наблюдается (молодняк исключаем). И ещё "приятный" момент. Оказывается, тот весьма спорный факт, что стоимость "рабочей силы" определяется только издержками её воспроизводства и рабочий не имеет от продажи своего товара прибыли, никак из теории Маркса не следует, а вообще принимается Марксом в качестве... аксиомы: "как мы принимаем", и это чисто: "откровение... М[аркса] (8:16 Исаия)" нам сообщают только в середине 2-го тома. Хотя в начале 2-го тома у него можно найти фразу: "Раз на рынке существует рабочая сила как товар своего владельца... то купля и продажа ее не представляет ничего особо замечательного по сравнению с куплей и продажей всякого другого товара". А всякий другой товар даёт (при его продаже) продавцу возмещение издержек производства плюс прибыль. C последним положением был согласен и Гоббс: "Труд человека тоже является товаром, который можно с пользой обменять точно так же, как и всякую другую вещь". А это-то и значит, что продающий свой товар рабочий должен возместить его себестоимость (издержки воспроизводства) и, как и всякий торгаш-купец... заиметь сверх себестоимости товара ещё и прибыль (с пользой обменять), например, на бутылку (себе), цветы (жене) и конфетку (детям), т.е. продать его с пользой для себя. Когда же Маркс обращается к фактам, то как устами младенца сообщает: "на английских фабриках имеются все градаиии заработной платы, начиная с 11/2 шиллинга до 40 шиллингов и больше; в критике же существует только одна ставка заработной платы - 11 шиллингов". Его теория (критика) говорит нам об одной ставке, которая отнюдь не является минимумом из приведенных им градаций зарплат, грани которых отличаются почти в 30 раз. И простим ему неучу, что зарплата у него в [шиллингах], а не в [шиллингах/час], или в [шиллингах/мес.].

Вот из фраз раннего Маркса: "необходимой нормой заработной платы является стоимость существования рабочего во время работы и сверх этого.Как видим, сверх этого рабочий всё же имеет. А вот вам и истинная причина подобных разночтений, где Маркс сам же и проговаривается: "Повышение заработной платы порождает в рабочем капиталистическую жажду обогащения". Рабочий с высокой зарплатой невыгоден Марксу, ибо, как и всякий торговец, продающий товар, равно как и всякий арендатор, сдающий нечто своё (или самого себя) в аренду, должен иметь от этого прибыль. Такого рабочего на революцию или бунт не поднимешь. Вот откуда в теории Маркса с потолка возникает его положение о прогрессивном абсолютном обнищании его пролетариата: "чем больше предметов рабочий производит, тем меньшим количеством их он может владеть". А если вас это возмущает, то вот вам иное положение, но уже об относительном обнищании, когда у этого же пролетариата: "может возрастать относительная бедность, в то время как абсолютная бедность уменьшается". Как видим, если вопреки предыдущей цитате у рабочих абсолютная бедность уменьшается, то растёт бедность относительная. А в периоды кризисов рабочие... вымирают: "Этот класс всегда вынужден жертвовать некоторой частью самого себя, чтобы не погибнуть целиком". А тот факт, что в кризис и многие капиталисты тоже выбрасываются из окон, здесь не отмечен.

Имеем факты подтасовок. А если учесть, что капиталистическая жажда обогащения есть цель нормального человека извлекать прибыль из деятельности, то вся теория марксизма теряет фундамент. Всем людям присущ эгоизм - желание получать прибыль для себя (кроме бескорыстных "слуг народа"). Это отмечают все экономисты. И ничего плохого (или хорошего) в этом нет. Это свойство не только человека, но и любого живого организма. По отношению к человеку Маркс с сожалением фиксировал "печальный" факт: "Каждый стремится... найти... удовлетворение своей собственной своекорыстной потребности". Я намеренно подчеркнул слово каждый, ибо именно стремление каждого получить от любого вида его деятельности больше, чем он затратил, или получить нечто вообще без затрат, и есть основная аксиома политэкономии воровства, и это сущность (или атрибут) любого живого существа.

В какую из этого списка фраз Маркса следует верить - решение пусть примет читатель. И почему только капитализм имеет тенденцию покупать товар по пониженной цене? На любом рынке покупатель сбивает цену, а если товара много (например, на рынке труда), то такой товар ("рабочая сила") идёт по цене близкой к себестоимости. Расчёт цены товара, когда на рынке монополист-покупатель, дан в 1У-Й части. Если товара "рабочей силы" мало, то его цена на рынке объективно растёт, и может дойти до такого предела, что капиталистические отношения... развалятся. Вот пример, когда в колониях: "продукт, подлежащий разделению между рабочим и капиталистом, велик, но рабочий берет себе столь большую долю, что он быстро становится капиталистом". И это Маркс нам говорит, что рабочий и капиталист делят (между собой, естественно) продукт (читай, прибыль). И здесь эксплуататоры уже... рабочие, которые: "ни под каким видом не позволят капиталисту самоотречься от оплаты большей части их труда". Имеем факт: при неразвитом капитализме в колониях, рабочих мало и они (в меньшинстве!) не позволяют капиталисту снизить оплату труда. А с развитием капитализма, когда растёт масса пролетариата и его организованность (профсоюзы, партии), пролетариат ослабевает и подвергается зверской эксплуатации кучкой (меньшинство) капиталистов. И как такое может быть? Моё открытие: меньшинство всегда сильнее большинства. ® И, обратите внимание, что речь идёт об оплате труда, но никак об оплате рабочей силы. И вот ещё фразы Маркса, отрицающие факты односторонней эксплуатации, но подтверждающие факт дележа общей прибыли между рабочими и капиталистом: "количество товаров ничего не меняет ни в массе прибыли, ни в ее распределении между рабочим и капиталистом", или: "рабочий, когда конкуренция дает ему прямую возможность торговаться... с капиталистом, измеряет свои притязания по прибыли капиталиста", - т е. рабочий претендует на свою часть.

Но Маркс не был бы Марксом, если бы тут не исхитрился раздвоиться. В 3-м отделе XIV-й главы 3-го тома "Капитала" есть небольшой (в семь строк) М-й раздел, который называется: "Понижение заработной платы ниже стоимости рабочей силы". Я делаю вывод, что наличие раздела несовместимо с принципом стоимости рабочей силы на уровне её воспроизводства (себестоимости), ибо в этом случае любой рабочий за месяц вымрет. В 3-м томе находим и такое: "Если ему [капиталисту] удастся, напр., понизить заработную плату ниже стоимости рабочей силы", что прямо говорит о факте наличия прибыли и у рабочего при продаже им капиталисту своего товара - рабочей силы именно по стоимости, а не по издержкам. Если в цену рабочей силы, как и всякого товара, входит прибыль плюс его себестоимость, то такое понижение зарплаты к смерти не приведёт. У Маркса в подтверждение моих слов есть фраза: "с понижением заработной платы даже ниже среднего уровня". - откуда я делаю вывод, что прибыль у рабочего есть, но Маркс ухитрился её скрыть от революционного пролетариата. Ибо, если бы рабочий сидел на голодном пайке минимальной себестоимости, то говорить о среднем уровне минимальной величины (математически) вообще безграмотно.

А вот ещё: "сам рабочий выступает лишь в качестве продавца товара [рабочей силы]", - а читателю известно, что продавцы товаров на рынке всегда имеют прибыль. Более того, в 3-м томе можно встретить такой пассаж: "и рабочая сила потенциально есть капитал". И в более ранних произведениях Маркс придерживался этого взгляда: "Спрос на людей неизбежно регулирует производство людей, как и любого другого товара. Сам рабочий есть капитал, товар". А капитал, или товар при их потреблении, должны давать прибыль. Условия, при которых эта потенция реализуется - Марксом не уточняются, ибо тогда рабочего следует, как и всякого капиталиста... экспроприировать. А, как известно читателю, капитал потому и есть капитал, что всегда приносит прибыль и растёт. Почему тогда рабочие занимаются классовой борьбой, - мне непонятно. Ведь при некоторых условиях, сокрытых от них Марксом, они тоже могут стать капиталистами и иметь прибыль от продажи своей рабочей силы. Хотя если порыться в "Капитале", то можно обнаружить противоположное. Например, особенность рабочей силы ещё и в том, что реализация "рабочей силы" в торговле - это: "...труд, не создающий никакой стоимости". Значит, этот торговый труд не должен создавать и стоимости прибавочной, а потому у грузчиков и работников складов к купцу никаких претензий быть не должно, а напротив, они должны просто молиться на купца-благодетеля, который их (не известно за какие заслуги) ещё и кормит. Как Маркс исхитряется находить труд, который создаёт стоимость и который стоимости не создаёт, и как он разделяет "особые" и обычные товары - нам, сирым неучам, знать, не дано. Пути гуру: "пути Господни (25:10 Псалтирь)" неисповедимы. Положение, что реализация рабочей силы даёт прибыль рабочему, разделяет и... Энгельс. Читаем: "даже в том случае, когда капиталист покупает рабочую силу по полной стоимости, какую она в качестве товара имеет на товарном рынке, он все же выколачивает из нее стоимость больше той, которую он заплатил за нее, и что эта прибавочная стоимость в конечном счете и образует ту сумму стоимости, из которой накапливается в руках имущих классов постоянно возрастающая масса капитала". Эта цитата из Энгельса противоречит теории Маркса, я её понимаю так, что рабочий производит прибавочную стоимость и сам же получает от капиталиста её часть в виде полной стоимости (своей рабочей силы), которая состоит из: затрат и прибыли. Короче говоря, наши ребята (в виде рабочих и капиталиста) совместно что-то там производят (капиталист произведённое ещё и продаёт) и прибыль, если таковая будет, делят между собой. Часть её идёт рабочему, поскольку полная стоимость обязательно включает в себя по Марксу и прибыль, а другая её часть не выколачивается, а идёт проклятому "эксплуататору" после дележа общей прибыли. Но капиталисту, в отличие от рабочего, приходится: платить ренту, проценты, отдавать долю прибыли торговцу и это, не говоря уже о налогах, о необходимости расширять своё производство и страховать его от поползновений пролетариата. А пролетариат эту реальную, неучтённую Марксом прибыль сверх своей себестоимости, может пропить, и - никаких последствий, и, - никаких забот. И капиталист, и рабочий (по Энгельсу) имеют прибыль, но у капиталиста, несмотря на его затраты, постоянно возрастает масса капитала, а рабочие почему-то по великой теории марксизма прогрессивно нищают. Вывод один, и весьма прозаичен: "Надо меньше пить".

И, обратите внимание, Энгельс не отрицает наличия случая, когда рабочая сила идёт по её полной стоимости. Пролетариату было бы небезынтересно узнать, где и когда такие случаи реализуются? А то работают, не покладая рук, в свободное время занимаются классовой борьбой, и - никакого результата, зарплата по Марксу на уровне прожиточного минимума и выпить не за что. А тут у Энгельса бывают случаи, когда капиталист делится прибылью. Но не сообщил нам Энгельс этой своей великой тайны, ибо открывший её пролетариат, просто сопьётся и будет не способен к полноценной классовой борьбе. А, дабы не было вопросов, Энгельс заявляет: "Общее свойство всех товаров состоит в том, что их можно продавать дороже издержек производства... труд представляет единственное исключение из этого... в этом вульгарно-экономическом мире". А, по-моему, вульгарен не мир, а его отражение в теориях. Отмечу, что здесь у Энгельса товаром является именно труд, а не "рабочая сила".

Чтобы окончательно запутать сей несчастный пролетариат Энгельс изрекает: "Последняя [рабочая сила] приобретает стоимость, лишь только она, как это фактически имеет место ныне, становится товаром, и стоимость эта определяется, «как и стоимость всякого другого товара, рабочим временем, необходимым для производства, а, следовательно, и воспроизводства этого специфического предмета торговли»". Стоимость всякого другого товара включает в себя кроме воспроизводства (это оборотный капитал) ещё и прибыль. И, дочитав до этого места, пролетарии воспрянут духом, предвкушая прибавку, но в этом же предложении на них выливают ушат воды в виде очередного откровения учения марксизма о том, что стоимость: "всякого другого" товара определяется временем, необходимым для его воспроизводства. Всё "объяснение" придуманного феномена "рабочей силы" и состоит в том, что товар этот специфичен, и без объяснения причин и самого происхождения этой специфики. А если товар специфичен, то ему можно приписать любые нужные свойства (как и "развитию"), типа, что прибыли в его стоимости - нет. Идите-ка работать, ребята, за пайку минимального воспроизводства существования. И специфика этого товара ещё и в том, что его (товар) можно бесконечно обманывать марксистскими теориями, где в стоимость товара то входит, то не входит непонятная, но желанная прибыль. Если это так, то стоимость, по крайней мере та, которую излагает Маркс, неоднозначна и есть, потому, сплошная фикция.

Более того, вспоминая о потреблении. Маркс отмечает, что якобы: "Если он [товар] служит личному потреблению, то с потреблением исчезает его стоимость: если он потребляется производительно... то его стоимость переносится как дополнительная стоимость на самый товар". Эта фраза показывает, насколько мало внимания Маркс уделял второму моменту экономики - потреблению, и за это и расплачивался подобными ляпами. У Маркса есть два вида потребления - производительное и просто (обычное) потребление, когда стоимость... ну, вообще исчезает. К 1-му виду он относил капитал, а ко 2-му - всё остальное. Соответственно потребление денег он также делил на: авансирование и доход. Авансирование - это некое производительное потребление денег, например, в виде капитала, или когда получаются проценты, а доход - простое проедание, или затраты на иные собственные нужды. По моей теории любое потребление всегда производительно. Личное потребление, например, пищи рабочим воспроизводит его "рабочую силу" и, потому, оно тоже производительно. Ведь по Марксу: "Рабочая сила выходит из процесса [производства] не только не богаче, но беднее, чем она была когда входила в этот процесс", и даже уточняет: "после процесса производства рабочая сила стала беднее в размере израсходованной жизненной энергии". А откуда же идёт восполнение "израсходованной жизненной энергии"? Я полагаю, что из пищи. Стоимость потреблённой пищи не исчезает, а тоже переносится на его товар, на его капитал - рабочую силу. Потребление предметов роскоши носит демонстративный характер, повышает рейтинг, вашу потребительную стоимость в нужных кругах и, потому, тоже для вас производительно. "Просто так" потреблять никто не будет. Любое потребление имеет конечную цель, - выгоду или прибыль для потребителя. Даже "Капитал" Маркс писал не "просто так", а очень хотел показать, что он умнее всех, и на этом основании паразитировал на Энгельсе и рабочих организациях. Поэтому любое потребление всегда преследует определённую цель, и имеет своё назначение и, уже только в силу этого, всегда производительно. Непроизводительное потребление бессмысленно по определению и даже противоестественно. И вот ещё вообще уникальное утверждение для Великого Материалиста: "исчезает его стоимость". Если это верно, то куда и как она исчезает, и почему этот процесс исчезновения не исследован? Как возникает и живёт стоимость, Маркс подробно нарисовал в "Капитале", а как она исчезает... А как быть с енергоресурсами? Если вы перевозите товары, то цена горючего удорожает стоимость товаров, переносится на них, а если вы катаетесь в своё удовольствие, то для горючего: "...исчезает его стоимость". А как быть с горючим у профессионалов-гонщиков? Его стоимость исчезает (у проигравшего) или переносится (в призовой фонд победителя)?

И о потреблении рабочего: "потребление рабочего непроизводительно для него самого... оно производительно для капиталиста и для государства.·· оно есть производство силы, создающей чужое богатство". Маркс принял определение производительного потребления и производительного труда, как действий, создающих чужое богатство, и эта цитата показывает это. Если человек "варится в собственном соку", работает не на "дядю", а исключительно на себя, то, сколько бы он ни накопил богатства, - его труд и потребление - непроизводительны. Пусть будет так, с чёткими и однозначными определениями не спорят. Рабочий создаёт для капиталиста чужое богатство, противоречия между ними - антагонистические, это приведёт к революции, экспроприации и прочим воровским прелестям. Но из этой цитаты мы видим, что капиталист и государство по отношению к рабочим - в одной упряжке, с т.з. рабочего они не различимы. Почему тогда капиталистов надо свергать, захватив государственную власть? Почему ни наоборот, нужно свергнуть государство захватив капиталы капиталистов? Ведь по Марксу: "Существование государства и существование рабства неразрывно связаны друг с другом", а также у него: "государственная власть - это только комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии". Имеются 2 дружка: государство и капиталист, которые в их единстве выступают против 3-го (рабочих) и Маркс надеется, что один друг предаст другого, в пользу 3-го (своего противника), чтобы потом самому пасть от рук этого 3-го. Если это можно, то почему Марксом это нигде не обосновано, а государство им вообще исключено из теории?

Словно услышав это замечание, через 3 страницы находим подтверждение, но только по отношению к рабочим: "рабочий... прежде всего должен существовать, следовательно должен поддерживать себя личным потреблением. Однако самое это потребление предполагается здесь лишь как условие производительного потребления... рабочий своим личным потреблением поддерживает и воспроизводит себя как рабочую силу". Запомните, что личное потребление рабочего - потребление уже производительное, и стоимость, съеденного никак не исчезает. А как насчёт питания царя-батюшки и его дворни? Их питание явно затратное, но это... питание. Апологеты-экономисты, характеризуя роль рабочего в капиталистическом производстве, по утверждению Маркса говорили: "сама его [рабочего] рабочая сила есть его капитал в товарной форме, являющийся постоянным источником его дохода", - и в этом я с ними полностью согласен. А вот вам и "критика" этих апологетов со стороны Маркса в виде простого "возражения" по спорному вопросу: "рабочая сила [рабочего] есть его достояние (постоянно возобновляющееся, воспроизводящееся'), а не капитал". - и... всё. Хотя молодой да ранний Маркс писал о рабочей силе другое: "В качестве капитала стоимость рабочего возрастает в зависимости от спроса и предложения", или: "Рабочий только тогда существует как рабочий, когда он является для себя капиталом". - это когда он рассматривал не рабочую силу, а рабочего в качестве не товара, а капитала. Чем воспроизводящееся достояние отличается от воспроизводящегося капитала. - сие никому кроме гуру не известно. Заменил капитал его синонимом - возобновляющимся достоянием и "разоблачил" наивных и слепых буржуазных апологетов-экономистов. Попробуйте, назовите царя-батюшку дураком и вам не дожить до завтра, а замените слово: "дурак" фразой, типа: "неординарный мыслитель" и благосклонность батюшки-царя вам обеспечена. Сущность проблемы не изменилась и осталась, но в глазах почтенной публики, - проблема царёвой дурости "красиво решена".

А, по-моему, так по способу своего воспроизводства "рабочая сила" ничем от капитала не отличается, поскольку она, как и любой иной капитал, потребляет деньги, а на выходе даёт рабочему его товар - его "рабочую силу". Полная аналогия с капиталом, которую и отмечали апологеты. А у Маркса - то его рабочий потребляет производительно, а когда надо кого-то разоблачить, то потребляет наш рабочий и деньги и товары уже как доход, т.е. по Марксу потребляет не производительно, а проедает, но при этом ухитряется и возобновляться и (как и капитал) - воспроизводиться. Здесь в качестве комментария я приведу одну цитату самого Энгельса, в адрес неких оппонентов марксизма: "Читая эту фразу, читатель может думать все, что ему угодно, а лучше всего, если он при этом вообще ничего не будет думать", - которую вполне можно и нужно (по законам диалектики) применять и к её автору, и к Марксу.

Энгельс противоречит Марксу, и Маркс имеет свойство прямо противоречить себе самому, но они оба создали великое учение - марксизм, доказавшее антагонизм и необходимость смертельной борьбы рабочих и капиталистов. Хотя не всё так просто, и даже Маркс иногда, увлёкшись наукой, забывает об этом антагонизме: "Единственная сила, связывающая их [рабочих и капиталистов] вместе, это - стремление каждого к своей собственной выгоде, своекорыстие, личный интерес". Как видим в этой фразе, выгоду от "эксплуатации" (свою прибыль) имеют не только капиталисты, но и... рабочие и даже находят в этом даже некий личный интерес. И это слова Маркса. Значит, рабочая сила всё же обычный товар, дающий прибыль продавцу (рабочему) и его покупателю - капиталисту к их взаимной воровской выгоде. Здесь, в капиталистическом производстве, каждый обворовывает другого партнёра, и это природное воровство и есть единственная сила, связывающая их вместе. А Маркс видел воровской момент только со стороны капиталиста, хотя иногда проговаривался и отмечал аналогичные поползновения со стороны своих пролетариев. Здесь Маркс в упор не видит диалектики отношений этих противоположностей: их необходимого единства и необходимой борьбы. А вот как Материалист "всех времён и народов" поясняет их взаимодействие: "все они в силу предустановленной [кем, не господом ли богом? - В.Ш.] гармонии вещей или под руководством всехитрейшего провидения [а это точно лукавый - В.LU.] осуществляют лишь свою взаимную выгоду, свою общую пользу, свой общий интерес". Выгода, польза и интерес - формы проявления прибыли-воровства, и факторы субъективные, а не материальные. И, кстати, Маркс критиковал А.Смита в том, что у него: "прибыль объясняется уже не природой прибавочной стоимости, а «интересом» капиталиста. А это пошло и нелепо". Из "Капитала" мы знаем, что А.Смит пошляк и городит нелепости. А кем тогда является его критик, Маркс?

Если не надоело, то вот заявление Энгельса о том, что рабочий имеет прибыль на рынке труда и, потому, обмен эквивалентов, на рынке труда... не существует: "обмен эквивалентов, каковым представлялась первоначальная операция, претерпел такие изменения, что в результате он оказывается лишь внешней видимостью: в самом деле, часть капитала, обмененная на рабочую силу, во-первых, сама является лишь частью продукта чужого труда, присвоенного без эквивалента: во-вторых, она должна быть не только возмещена создавшим ее рабочим, но возмещена с новым избытком". Как видим, ослеплённые идеей классовой борьбы теоретики пожертвовали здесь даже краеугольным камнем своей политэкономии - обменом эквивалентов, объявив его внешней видимостью. И почему они не согласовали свои позиции по вопросу цены этой "рабочей силы", прежде чем делать экономику? Энгельс считал рабочую силу обычным рыночным товаром, а Маркс открыл в ней - некий особый товар, производящий много полезного, для купившего его капиталиста, но... идущий на рынке по себестоимости, и Энгельса не предупредил. А может рабочий это такой же фантомный капиталист-золотопромышленник, которого прибыль не интересует, а, наоборот, его цель - работать с убытками и спасти учение Маркса от краха? Объявив "рабочую силу" в качестве исключения, как особого товара, Маркс пытался спасти свой принцип обмена эквивалентов, который "рабочая сила" своим существованием нарушает. И, потому, он взял и сам приписал свойство иметь прибыль покупателю (капиталисту) и ничего не давать взамен продавцу (рабочему). А на обычном рынке у Маркса всё наоборот: и прибыль имеет продавец, а покупатель там, в роли статиста. Назови противоречия в теории особенностью, объяви их открытием и... теория спасена. Но: "шила в мешке не утаить", и подобные противоречивые высказывания основоположников относительно их особых товаров лезут со всех дыр.

Хотя, если внимательно читать "Капитал", то можно найти и у Маркса подтверждение, что рабочие имеют доход от капитала, а доход - это прибыль, которая проедается: "Переменный капитал функционирует как капитал в руках капиталиста и функционирует как доход в руках наемного рабочего". Или: "Деньги... теперь функционируют в руках рабочего как денежная форма его заработной платы, которую он превращает в жизненные средства, следовательно как денежная форма дохода, который он получает от постоянно повторяющейся продажи своей рабочей силы". Этими двумя фразами Маркс опровергал экономистов, утверждавших, что рабочая сила - это тоже обычный капитал, поскольку она тоже воспроизводит себя в производительном потреблении. Экономистов-то опроверг, а сам проговорился. А потом, очевидно обнаружив подобный ляп, через восемь страниц уже сам курсивом выделяет следующее: "Так как переменный капитал в той или иной форме постоянно остается в руках капиталиста, то отнюдь нельзя утверждать, что он превращается для кого-либо в доход". А зарплата рабочего это и есть переменный капитал, и в этой цитате она уже не доход. Ранний Маркс вещал: "заработная плата имеет совершенно тот же смысл... как потребление капитала вообще, которое необходимо для воспроизводства капитала вместе с процентами". Если в учении вы обнаруживаете два прямо противоположных утверждения об одном объекте в одинаковых условиях, то перед вами не наука, и не учение, а... "библия". Причина ляпов - в двузначном понимании понятия доход у теоретиков. Прямого определения дохода нет, но по контексту они иногда доход рассматривают как синоним прибыли вообще, а по отношению к обороту капитала - как часть капитала, идущая на личное потребление капиталиста, а не на рост капитала, а то, что идёт на рост, они называют авансированием. Поскольку рабочий в плане воспроизводства его капитала, - "рабочей силы", - одновременно выступает как капиталист, воспроизводящий свой капитал и как личность, потребляющая, - то отсюда и разночтения. Ведь если рабочий, получая только зарплату от капиталиста, имеет семерых детей, то чем вам это не расширенное воспроизводство его капитала - "рабочей силы"? Вот цитата из Маркса: "стоимость рабочей силы определена у нас рабочим временем, необходимым для существования не только отдельного взрослого рабочего, но и рабочей семьи". Возьмём рабочих - холостяка и семейного. Не поверю я, что за одну и ту же работу семейный (у него 7-ро детей) получает в семь раз больше холостяка. Не клеится эта фраза с принципом минимальной оплаты рабочих. Или холостяк должен иметь в 7 раз больше, и иметь прибыль, или семейный должен вымирать. Ниже я докажу, что: капитал, государство, и... инфузория - однотипные структуры разных форм жизни - в виде форм собственности, которые без прибыли (а это не что иное, как обмен веществ) существовать не могут вообще.

И ещё вопрос о квалификации рабочего. Квалифицированный труд оплачивается дороже, как стоимость по Марксу всякого "сложного" товара, содержащего прошлый овеществлённый труд. Это значит, что и рабочая сила в плане её цены всё-таки обычный товар, приносящий прибыль и продавцу (рабочему) и покупателю (капиталисту) одновременно. И чем более квалифицированный труд рабочего, тем больше прибыли из него выкачивает капиталист и (по законам рынка) тем больше он должен ему "отстёгивать". И на это противоречие в теории Маркса правильно указал Дюринг: "Между тем г-н Маркс в своих рассуждениях о стоимости не может отделаться от мелькающего на заднем плане призрака квалифицированного рабочего времени". Ведь по Марксу рабочие должны получать минимум, а реально это не наблюдалось даже в те времена, и квалифицированный пролетарий имел нечто и сверх минимума. А Энгельс в оправдание своего патрона ловко переводит стрелки... на товар, который производит этот более квалифицированный рабочий, и поясняет глупому Дюрингу, что при этом возрастает стоимость товара, производимого рабочим: "У Маркса речь идет здесь прежде всего лишь об определении стоимости товаров". И вопрос о повышенной зарплате "диалектически" снят. Дюринг интересуется вопросом оплаты труда, а Энгельс ему втолковывает: "Читатель должен иметь в виду, что здесь речь идет не о заработной плате, или стоимости, которую рабочий получает, например, за один рабочий день, а о стоимости товаров, в которой овеществляется его рабочий день", - это типичнейший бюрократический приём, отмеченный артистом Райкиным, когда на вопрос, почему отгружен гнилой картофель, получают ответ, что компрессоры изготовили, отрегулировали и отгрузили по договору в срок.

У Маркса стоимость определяется трудом, а мерой труда является рабочее время. У него любой рабочий за час производит одинаковую стоимость. И вот как Маркс просто "решает" проблему квалифицированного труда, час работы которого ценился выше: "Если стоимость этой [квалифицированной] силы выше, то и проявляется она зато в более высоком труде и овеществляется поэтому за равные промежутки времени в сравнительно более высоких стоимостях". Что есть высокий или низкий труд - понимайте, как хотите. Определений своим надуманным терминам Маркс не даёт. А как оценить квалификацию рабочего? Если два рабочих выполняют одну и ту же работу, но один из них делает её быстрее и качественнее, то его квалификация выше. Маркс, как пример, приводит оплату ювелира и ткача, и говорит, что квалификация ювелира выше. Но и среди высокооплачиваемых ювелиров могут быть горе-ремесленники, и среди низкооплачиваемых ткачей можно найти мастеров своего дела. Труд мастера качественнее (вещь дольше живёт и служит), и, потому, ценится выше, а не так как у Маркса: стоимость силы мастера выше, потому, что и производит он высокие стоимости. И покупателю всё равно, какой стоимости силы производителя. Если супер мастер выпустит халтуру, то проявится это всё равно в соответствующей низкой стоимости его товара. И ещё проблема. Вот фраза Маркса о связи его стоимости с трудом и рабочим временем: "Мера труда, рабочее время - при одинаковой интенсивности труда - есть... мера стоимостей", из которой ясно, только рабочее время и есть мера труда и стоимости. Или, уже в другом месте: "элемент, определяющий стоимость, - рабочее время". Итак, для стоимости определена её мера, - это рабочее время В любой, уважающей себя науке, эталоны и меры должны быть стабильными. Но вот, что имеет место в политэкономии Маркса. Маркс задаёт странный ст.з. науки вопрос, и сам отвечает на него: "Предполагаем ли мы, по крайней мере, беря рабочее время как меру стоимости, что рабочие дни эквивалентны и что день одного человека стоит дня другого? Нет". Итак, сама мера стоимости (рабочее время) не стабильна. Более, того, а что в этой фразе означает бытовое словечко: "стоит" (ударение на букве "о")? Маркс только- только начал строить здание своей науки, ввёл ключевое её понятие стоимости, ввёл худо- бедно для стоимости^пусть и нестабильный, но эталон. О деньгах и ценах ещё нет и речи, а словечко-паразит: "стоит" уже используется на всю катушку. Явная спекуляция нашего мэтра.

И вот в чём причина нестабильности эталона: "Капиталистический способ производства... уплотняет рабочее время, или увеличивает количество труда, затрачиваемого за определенное время". Значит происходит процесс уплотнения рабочего времени и за то же рабочее время растёт количество труда... мерой которого служит... рабочее время (см. первую цитату). Такой наглой фальсификации научных методов я нигде не встречал, даже в науке-астрологии. И вот пример для пояснения: "В результате применения машин растет не только производительность (следовательно, качество) труда, но и количество труда. затрачиваемого в какой-либо данный промежуток времени. Поры времени уменьшаются путем, так сказать, сжатия труда... английский час труда превышает континентальный". Итак, если английский час труда превышает континентальный, то на сколько, или во сколько раз? А если труд измеряется временем, то словосочетание час труда эквивалентно словосочетанию ампер тока, или кулон заряда, - это тавтология синонимов. Откуда следует, что английский ампер тока... превышает континентальный. Морская миля = 1852 м.. Она больше сухопутной мили « 1609 м., и можно вычислить во сколько раз. А здесь английский час труда превышает тот же час, но... континентальный - и хрень (читай, только Маркс) его знает во сколько раз.

И ещё одна проблема: интенсификация труда, когда за одно и то же рабочее время можно произвести больше продукции, но по Марксу... той же стоимости. Реально же этого нигде не наблюдается, и проклятые капиталисты интенсифицируют труд для повышения доходов. И вот решение проблемы Марксом. Итак, капиталист: "заставляет рабочего увеличивать затрату труда в единицу времени [это есть мощность - В.Ш.], повышать напряжение рабочей силы, плотнее заполнять поры рабочего времени... Более интенсивный час... содержит теперь больше труда... чем более пористый час". Любой нормальный человек придёт к выводу, что труд (и стоимость) нельзя мерить таким пористым рабочим временем. Маркс видит различия между трудом, и рабочим временем, как разными мерами стоимости, и вот его "пояснение" для дурачков: "Но и эти различия оказывают влияние на рабочее время как меру стоимости лишь постольку, поскольку интенсивные и экстенсивные величины являются противоположными и взаимно исключающими друг друга выражениями одного и того же количества труда". В час времени явно укладывается разное количество труда, а вам нагло заявляют, что имеет место одно и то же количества труда. Такие "пояснения" есть... отмазки.

Ещё о проблемах интенсификации труда. У Маркса: "Повышение производительной силы труда и рост его интенсивности... оказывают одинаковое действие". По Марксу на прибыль, или прибавочную стоимость, влияют такие факторы: величина рабочего дня, интенсивность и производительность труда. Вместо того чтобы увязать эти три (или всё же два?) фактора в одном соотношении, и потом на частных примерах проанализировать и проиллюстрировать формулу, Маркс на десятке страниц расписывает влияние каждого фактора в отдельности и попарно-совместно. Естественно, что при отсутствии формулы, получаются нестыковки и прямые противоречия. Вот ряд примеров: "Растущая интенсивность труда предполагает увеличенную затрату труда... в [этом] случае стоимость остается неизменной, так как продукт стоит того же труда, что и раньше. Количество продуктов возрастает здесь не вызывая падения их цены... Тот же самый рабочий день выражается теперь уже не в постоянной, как раньше, а в переменной вновь произведенной стоимости". C одной стороны, у Маркса интенсификация ведёт к увеличению затраты труда, с другой стороны, - её продукт стоит того же труда. C одной стороны, при интенсификации стоимость остаётся неизменной, с другой, - в том же контексте имеется переменная, вновь произведенная стоимость. И ещё чудесные свойства интенсификации. Рост количества продуктов... не вызывает падения цен! Интенсификация выросла вдвое, на рынке предложение товара выросло вдвое, спрос прежний, а цены... как и до того. Это же открытие, как избежать кризисов перепроизводства. Надо на каждый товар повесить бирку, что он произведен за счёт роста интенсификации труда, и кризисы исчезнут. Ведь производство товара и его продажа на рынке разнесены, как во времени, так и в пространстве, и проверить правильность бирки практически невозможно.

Ещё один парадокс интенсификации', "возрастание цены рабочей силы... может, наоборот, сопровождаться падением ее стоимости". У Маркса: "цена... есть... стоимость в денежной форме". Стыковать эти 2 положения в рамках одной фразы я не смог. И ещё. Наличие слова "может" в первой фразе, говорит о том, что данное в ней положение может быть, а может и не быть, но условия бытия-небытия не оговорены. Сравните с аналогичным заявлением, например, в теории электричества: "возрастание напряжения питания... может, наоборот, сопровождаться падением тока", хотя всем известный закон Ома гласит обратное, и безо всяких там «может», и вы поймёте отличие "наук" экономических, от наук естественных.

И ещё парадокс, но уже из-за удлинения рабочего дня: "При удлинении рабочего дня цена рабочей силы может упасть ниже ее стоимости". Здесь имеем нечто обратное предыдущему: цена падает ниже стоимости. Значит, если интенсифицировать производство и удлинить рабочий день, то при некотором соотношении этих действий взаимные влияния цены и стоимости... компенсируются. Поясняю. Рабочий нормально работал, и стоимость рабочей силы равнялась её цене. Капиталист удвоил интенсивность труда и удвоил рабочий день, а цена и стоимость не изменились. То, что такая компенсация - не мои домыслы, говорит и Маркс, что эти факторы: "...могут изменяться в одинаковой или различной степени, в одном и том же или в противоположных направлениях, причем в последнем случае изменения компенсируются отчасти или вполне". Но я показал, что компенсация возможна не только в последнем, но и в любом случае при подобных разночтениях. На присутствии в предыдущей цитате слов: «могут», «отчасти» и двух исключающих: «или», я внимания не акцентирую.

А это фантастика из ряда чудес: "Увеличение заработной платы может иметь место и при понижающейся цене труда, при обесценении рабочей силы". Условия, при котором подобное чудо может иметь место Марксом почему-то не оговорены, и любимых им числовых расчётов не приведено. Я считаю, что это возможно при наличии... менингита у автора этой фразы.

А теперь приступлю к пояснению, почему термин "рабочая сила" я брал в кавычки. Этот термин и есть очередное "открытие" Маркса, призванное спасти его принцип обмена по стоимости. Глупые буржуазные экономисты утверждали, что на рынке труда капиталист покупает труд рабочего, а провидец Маркс видел в этом нечто другое - покупку капиталистом не труда рабочего, а его некоторой "рабочей силы". Причём, эта рабочая сила очень хитро связана и с силами природы (водяные, упыри, лешие), что: "монополизация сил природы, [производит - В.Ш.] повышения рабочей силы"... помолитесь, или задобрите жертвами силы природы, и ваша рабочая сила повысится. Для пояснения моей позиции, которая полностью совпадает с позицией "буржуазных экономистов", приведу наглядные примеры.

В механике известно, что если направление некоторой силы совпадает с направлением перемещения тела, то эта сила совершает положительную работу. Если направление той же силы перпендикулярно направлению перемещения, то сила работы не производит. Если сила направлена против перемещения тела (сила трения), то совершается отрицательная работа. Мерой работы силы является изменение энергии тела: в первом случае она растёт, во втором не меняется, а в третьем уменьшается. Сила во всех этих случаях по величине одинакова, а эффект от её реализации различен. А теперь представьте, что вы на рынке купили "рабочую силу" по её стоимости. Если это первая сила, то она даст вам прибыль (в энергии), во втором случае применение такой "рабочей силы" будет вообще бесполезным, а третья сила приведёт к прямым убыткам. Мораль этой притчи следующая: при покупке надо ориентироваться не на силу, как таковую, а на производимый ею результат. А результат применения силы называется в механике работой, а в нормальной экономике - трудом.

Или пример из электротехники. У батарейки есть её атрибут: электродвижущая сила, или эдс, измеряемая в вольтах. Есть у батарейки ещё атрибут, именуемый её электроёмкостью, измеряемый в ампер-часах. Произведение атрибутов определяет запас энергии в батарейке, и чем оный больше, тем дороже источник питания. Свежая батарейка имеет максимальный запас энергии, а у отработанной - практически нулевой. Но ЭДС (читай сила) у них... почти одинакова. Мораль притчи простая. Ориентируясь только на "рабочую силу" батарейки, на её ЭДС, можно прогадать. В учёт надо брать другое, - её энергоёмкость, или её будущий труд.

Ещё одна притча. Я владелец магазина и покупаю на рынке труда грузчика и бухгалтера. Случайно оказалось, что это неразличимые братья-близнецы. Если каждый из них будет заниматься своим делом, то от их "эксплуатации" я получу прибыль, а если я случайно эти две одинаковые "рабочие силы" поменяю местами, то разорюсь. У этой притчи есть та же мораль. На рынке надо покупать не непонятную "рабочую силу", а результат её действия.

У читателя возникнет естественный вопрос: "как можно купить некий результат до его реализации?". Ответ тривиальный, и состоит он в обычной для рынка отсрочке платежа. Купите потенциальный труд рабочего, а оплатите его... позже, по результату, или по его работе. Если ваша "рабочая сила" умирает с голоду, то дайте ей аванс, который учтёте при окончательном расчёте. Принцип авансирования и отсрочки платежей Маркс не отрицал.

Ещё пример. Вы, как и я, владелец магазина и купили на рынке труда того же грузчика и бухгалтера. Бухгалтер оказался немощным старичком (божий одуванчик), а грузчик - бывшим чемпионом мира по поднятию тяжестей. В конце месяца вы получили огромную прибыль, но немощному бухгалтеру заплатили в 10 раз больше, чем силачу-грузчику, причём, у всех участников раздела прибыли претензий и вопросов не возникло. Возник только вопрос у меня к вам: Какую-такую хитрую "рабочую силу" вы всё же оплатили? Кстати, Маркс относил бухгалтерию к издержкам производства: "В лице бухгалтера часть рабочей силы... отвлечена от производства, и издержки, связанные с его деятельностью, возмещаются... вычетом...". Налицо явное противоречие, ибо бухгалтер здесь выступает в роли вышеприведенной... силы трения. Получается чем больше "рабочая сила" бухгалтера, тем больше вы понесёте... убытков? Я это понимаю только так. И у этой притчи есть мораль. Оплачивается всё, что угодно, но только не непонятная в её определении и в её размерности, "рабочая сила".

У меня, как у человека знающего физику, возникают и вовсе неприличные вопросы к знатоку арифметики, Марксу. Труд рабочего всегда можно измерить и выразить в некоторых единицах, а потом по результатам замера и произвести оплату труда, пусть даже только пропорционально труду, а не оплачивать всю его "стоимость". К примеру, труд сторожа, тот пропорционален времени его бодрствования на посту; труд доярки пропорционален как и количеству, так и качеству надоенного молока; надомный труд сапожника пропорционален количеству сшитых сапог и т.д.. Когда я нанимаю на работу (покупаю) сторожа, доярку, или сапожника, то меня интересуют только эти, их вполне конкретные и измеримые свойства, но никак не некая их "рабочая сила", которая даже размерности не имеет. Как сравнить (в каких-таких единицах измерения) "рабочую силу" немощного бухгалтера и качка-грузчика, навыки доярки, или сапожника? Отвечаю вам вместо Маркса: мерой для такого сравнения могут быть итоговые результаты их работы, или их труд, как результат применения их "рабочей силы", выраженный, например, в прибыли от их деятельности для их нанимателя, но никак не некие внешние проявления непонятной, неопределённой "рабочей силы" до её действия. Всё это - есть результаты "проколов" основоположников в естествознании. Как уже отмечалось, они мило путали силу и результат её действия - работу: "мы можем выразить единицу теплоты в килограммах". А у Энгельса был даже расчёт проекта... вечного двигателя.

А теперь посмотрим на эту "проблему" зоркими глазами Великого экономиста. По его теории капиталист покупает на рынке труда не труд рабочего, а его некую "рабочую силу", которая оплачивается строго по её стоимости, а затем он выжимает из неё, максимальный результат, который почему-то всегда оказывается больше затрат на покупку. Как я показал выше, если вы покупаете труд, то никогда не прогадаете, а если будете оплачивать "рабочую силу", то возможны и проколы в виде убытков. Как покупать рабочего по результатам труда всем понятно, а вот как оценить эти результаты по его "рабочей силе" знает только Маркс, но своим опытом в "Капитале" он ни с кем не поделился. Вот соответствующие цитаты.

"На поверхности буржуазного общества плата рабочего представляется в виде цены труда, в виде определенного количества денег, уплачиваемых за определенное количество труда". По-моему всё предельно ясно: платят всегда за то, что приобретают, за то, в чём видят для себя потребительную стоимость, платят за то, что даст прибыль. Но это поверхностный взгляд обывателя, а Маркс видит гораздо глубже: "Для того, чтобы быть проданным на рынке в качестве товара, труд, конечно, должен существовать до этой продажи [??]". Как может существовать процесс (труд) до его реализации? Если бы это было так, то не существовало бы и системы кредитования. Действительно, заёмщик берёт у кредитора деньги, а оплата займа в виде процентов им откладывается на определённый срок. Почему этот же принцип не применим к труду. Маркс не говорит. Ведь можно взять работягу, а заплатить ему позже по результату, и никаких проблем не возникнет. Ведь не секрет, что если купить рабочего и сразу заплатить, то работы от него не будет. А вот как Маркс "поясняет" эту мою неправоту: "прямой обмен денег... на живой труд уничтожил бы или закон стоимости.·· или же само капиталистическое производство". Вот где и "зарыта собака" в его разночтениях. Поскольку капитализм жив и поныне, то... неверен закон стоимости и закон обмена эквивалентов Маркса. Но это мой вывод, который лишь следует из этой цитаты. А вот как из положения выкручивается Маркс. Как догадался читатель, способ прост: надо ввести в обиход новый термин, или понятие и приписать ему нужные свойства. И термин нашёлся, - пресловутая "рабочая сила", которая продаётся на рынке по закону эквивалентов, по своей стоимости, той которая почему-то всегда ниже стоимости произведенных этой "рабочей силой" товаров. Почему ниже? А вот почему: "Так как стоимость труда есть лишь иррациональное выражение для стоимости рабочей силы, то само собой понятно, что стоимость труда всегда должна быть меньше, чем вновь созданная трудом стоимость". Как видим, традиционный метод решения проблемы. Проблема метится заумным словечком: ирраииональное. и уже потому само собой понятно, что... (а здесь вставьте любое своё пояснение вашей проблемы).

И, обратите внимание, что труд стоимость имеет, но по этой стоимости не продаётся, и стоимость труда опять особенная: "Иррациональность заключается в том, что сам труд, как элемент, образующий стоимость, не может иметь стоимости... которая выражалась бы в цене". Как всё просто и ясно. У Маркса на все случаи жизни есть ответы с помощью одного слова: ирраииональность. Обычные товары, по его теории имеют стоимость, и цену, равную стоимости. Но у него есть товары, имеющие цену, но не имеющие стоимости, а труд имеет стоимость, но не имеет цены. Вот ещё перл: "труд оказывается товаром, потому что рабочий продает труд". Рабочий продаёт труд, который стоимости (да и цены) не имеет. Капиталист покупает не продаваемый труд, а то, что ему предписывает покупать Маркс: "рабочую силу". Значит, цену товара (труда рабочего) на рынке труда устанавливает только покупатель, но на основании стоимости не этого товара, но непонятной "рабочей силы". Но иногда Маркс об этом забывает, проговариваясь, что есть и: "...свободные рабочие... продавцы труда".

Говоря о труде и о рабочей силе Маркс демонстрирует полное непонимание их сущностей. Вот пример: "труд... потребляется тем путем, что он... приводится в движение и что, стало быть, расходуется определенное количество мускульной силы". Во-первых, труд не может потребляться: потребляется результат, продукт труда. Во-вторых, труд не может двигаться.

как не может двигаться результат... движения, ибо труд и есть результат применения или движения физической силы (рабочего). И в-третьих, сила не может расходоваться, ибо расход силы означает её уменьшение (грузчик поднимает и переносит мешок 50 кг, но затем он может поднять и перенести только 49 кг, и Т.П.): расходуется не сила, а запас энергии. Или это: "труд, он может иметься налицо только как сила, возможность, способность", сил у наших парламентариев ой как много, да трудиться они не хотят. Или полнейший бред: "труд есть... всего лишь возможность деятельности". А что же тогда есть действительная деятельность?

Короче говоря, для спасения теории Маркса от краха капиталисту только-то и всего-то, надо покупать на рынке не реальный труд рабочего, который в принципе можно пощупать и оценить, а его "рабочую силу", которой никто никогда не видел и не "ш . шупал". По этой теории вам надо оплачивать не киловатт-часы по показаниям счётчика электроэнергии, а напряжение в сети; не реальный расход газа на предприятии, а давление в газопроводе; не урожай зерна, а плодородие ("рабочую силу") почвы; не книгу писателя, а его популярность. И почему рыночный люд не обладает таким острым марксистским зрением, позволяющим видеть суть того, что скрыто от всех? Новый фантом: "рабочая сила", наряду со "стоимостью" и фикцией "развития" в философии, обрёл право свободы. А дальнейшие нестыковки в жизни своего новоиспечённого Маркс замазывает гегельянством, но противоречия лезут, как шило из мешка. Например, сдельная оплата труда. Чем больше рабочий производит, тем больше он получает. Да, по Марксу, капиталист ему не доплачивает, но налицо противоречие с теорией, ибо имеет место оплата части труда рабочего, а не его гипотетической "рабочей силы", стоимость которой постоянна. Но для Маркса объяснить любое противоречие труда не составляет: "Форма поштучной оплаты иррациональна... В действительности поштучная оплата не выражает собою никакого отношения стоимости". Что же реально означает это: отношение стоимости догадывайтесь самостоятельно. А есть и противоречие повременной оплаты, когда рабочему дополнительно оплачивается сверхурочный труд и по более высокой расценке, противоречие, которое тоже говорит об оплате капиталистом труда, а не "рабочей силы". И это для Маркса семечки: "стоимость дневного туда = дневной стоимости рабочей силы. Таким образом, поштучная оплата [напомню, что она по Марксу иррациональна] есть лишь модифицированная форма повременной оплаты". Типичнейший перевод стрелок в иную плоскость - в плоскость болтологии. "В огороде бузина, а в Киеве [таким образом] - дядька". Как работяги всё же ухитрялись получать чуть больше постоянной по Марксу для каждого дневной стоимости рабочей силы мы уже никогда из "Капитала" не узнаем.

Вот серия цитат раннего Маркса, где до понятия "рабочей силы" он ещё не дорос: "По Смиту, обычная заработная плата есть самый низкий минимум, совместимый с «простой человечностью», т.е. с животным уровнем существования". Пусть будет так, с цитатой Смита согласен Маркс, согласимся и мы. Но как тогда понять логику такой цитаты: "Заработная плата определяется враждебной борьбой между капиталистом и рабочим. Побеждает непременно капиталист". Налицо полное совпадение с предыдущей цитатой, за исключением терминов борьбы и победы, которые сюда не клеятся. Кстати, любая серьёзная борьба, она враждебная, и дружеской борьбы, от нечего делать, в природе не бывает. Итак, в результате враждебной борьбы победил капиталист и установилась некоторая заработная плата. А как определить победителя? Заработную плату, какой бы она ни была всегда можно чуть-чуть увеличить или уменьшить. И потому рабочий всегда считает себя проигравшим, поскольку зарплату можно увеличить, но и капиталист, вопреки этой цитате не может считать себя победившим, поскольку ему всегда кажется, что он работягам переплатил. Когда достигнуто подобное диалектическое равновесие, то обе стороны и всегда считают себя проигравшими, поскольку теоретически, каждая из них может улучшить своё положение за счёт противной стороны. Речь здесь должна идти не о победе, а о равновесии сил. И в подтверждение этого: "обоюдное обсчитывание капиталиста и рабочего есть нормальное взаимоотношение". Как при обоюдном обсчитывании может победить одна сторона, да в лице одного капиталиста, которому противостоят тысячи рабочих? И эти тысячи обсчитывают капиталиста и эффект от их обсчёта в тысячи раз больше. И далее: "иены на труд гораздо устойчивее, чем цены на средства к жизни. Зачастую те и другие находятся в обратном отношении друг к другу". Относительно термина обратного отношения много говорилось ранее, а здесь мы видим интересный факт из раннего капитализма Маркса: чем ниже зарплата, тем дороже средства жизни и это те страсти капитализма, которыми пугает обывателя Маркс. Но из обратного отношения следует и обратный вывод, который Маркс не заметил: чем выше зарплата, тем дешевле средства жизни, а это (скрытый Марксом от общественности) позитив капитализма. И здесь нам прямым текстом Маркс говорит о ценах на труд, а не на его "рабочую силу".

Ещё цитаты: "Разница в иенах на труд рабочих разных профессий гораздо больше, чем разница в прибылях в разных отраслях приложения капитала" и такое: "нет ничего более подверженного случайностям и ничто другое не претерпевает больших колебаний, чем цена на труд". То, что здесь тоже речь идёт о иене труда, ясно и без моих комментариев, а как эти цитаты стыковать с принципом: "По Смиту, обычной заработной платы", которая: "есть самый низкий минимум". - это пусть решает читатель. Пусть он стыкует реальную разницу в ценах труда с экономической теорией минимума его оплаты: и для семейных, и для холостяков. Мне этого не удалось. Вот цитата-парадокс капитализма Маркса: "повышение заработной платы более чем компенсируется сокращением рабочего времени", или в другом месте: "повышение заработной платы более чем компенсируется для капиталиста сокращением общего количества рабочего времени". Как убытки, связанные с ростом зарплаты, могут компенсироваться ещё и сокращением рабочего дня - это не для среднего ума. Почему капиталисты просто не повышают зарплату, когда (при отсутствии компенсации в виде сокращения рабочего дня) по Марксу их прибыли должны возрастать? Это потому, что они не читали "трудов" раннего Маркса. Поясняет Маркс факт низкой зарплаты рабочих ссылкой на конкуренцию: "усиливается конкуренция среди рабочих, и, следовательно, снижается их цена". Но у Маркса конкуренция имеет две противоположных тенденции, и какую из них надо использовать - решает контекст его изложения. C одной стороны конкуренция приводит к снижению цен, а это, в свою очередь, ведёт к разорению мелких товаропроизводителей, а разорение "мелкоты" приводит к образованию монополии и, по Марксу, - к росту цен. У рабочих монопольных тенденций не наблюдается (о профсоюзах Маркс намеренно забывает) и, потому, читаем: "по мере роста количества рабочих конкуренция между ними становится все сильнее, противоестественнее и принудитепьнее". Что понимать под принудительной и противоестественной конкуренцией им не уточняется, поскольку у Маркса два итога от естественной конкуренции, а на противоестественную можно списать всё остальное, что не укладывается в стройную теорию. Да и любая конкуренция есть всегда вещь принудительная. Никто добровольно на свою голову конкурентов не ищет. А в каких единицах можно мерить силу конкуренции? Энгельс порекомендовал бы вольты или... килограммометры. Я приведу фразу Маркса, которая снимает всё моё критиканство: "объяснять... законы конкуренцией - значит признаться в том, что ты их не понимаешь". А с непонятливого учёного и... спросу нет.

А вот как Энгельс защищает от нападок критики тот факт из их с Марксом теории, что на рынке труда продаётся рабочим в форме товара не его труд и покупается капиталистом в форме нужной ему потребительной стоимости тоже не труд, а некая "рабочая сила". Читаем: "Труд не имеет стоимости. Как деятельность, создающая стоимость, он также не может иметь особой стоимости, как тяжесть не может иметь особого веса, теплота - особой температуры. электричество - особой силы тока". Вроде грамотная фраза, и даны для пояснения даже аналогии, которые можно осязать; всё, вроде, верно, но за одним исключением в виде подчёркнутого мной слова "особой". Опять имеем подмену понятий. В первом предложении цитаты нам формулируют теорему: "Труд не имеет стоимости". А примерами или аналогиями нам доказывают, что труд: "не может иметь особой стоимости". Из того, что труд не имеет особой стоимости, вовсе не следует, что он не может иметь стоимости обыкновенной, в её понимании основоположниками. Теперь обратим внимание на примеры-аналогии. Труд надо понимать как отглагольное существительное: "Труд... Как деятельность", а в качестве примеров-аналогий для нас приводят атрибуты (внутренние свойства) некоторых объектов, существительных. Вес это атрибут любого материального тела, и в условиях гравитации и тяжесть и вес это обычные синонимы. Тяжесть не может иметь ни особого ни простого веса, ибо она сама и есть этот вес. Вес, как мера сам веса иметь не может, ибо возникает парадокс рекурсии. Температура это мера тепловой энергии объекта (теплотыТ C учётом теплоёмкости тела, его тепловая энергия пропорциональна температуре, и температура есть атрибут или свойство объекта. Для данного тела "теплота" всегда имеет температуру и никак не особую, а простую. Если под теплотой основоположники понимают не тепловую энергию, а именно температуру, то этот пример лишён смысла вообще, ибо температура иметь ни своей, ни особой температуры не может по её же определению, как меры, и по тому же противоречию рекурсии. В понятие "электричество" входит множество атрибутов: заряд, электрическое и магнитное (статика) поля потенциал, ток, разного рода электрические силы взаимодействия. Сюда же, в понятие "электричества", относят и свойства объектов: ёмкости, индуктивности, сопротивления и пр. Так что, электричество в некоторых его атрибутах проявления может не иметь ни особой силы тока, но и тока вообще. Если под электричеством наши грамотеи имели в виду "ток по проводам", то смысл этой фразы вообще пропадает, типа: ток не может иметь особого тока. Это и так ясно. Эти примеры явно неудачны и ничего не доказывают, а, напротив, демонстрируют убогость знаний их авторов. Тяжесть, теплота и электричество это бытовые слова, за которыми у каждого стоят свои представления. Вес, температура и сила тока - однозначно определённые научные термины (отмечу, что принятый в электротехнике термин сила тока не верен, надо говорить величина тока). Труд тоже вещь вполне реальная, научная, которую можно "посмотреть", а что понимать под стоимостью не знает и сам Маркс. Ещё момент. Следуя этой “логике" можно сказать, что и деньги, как мера стоимости не могут иметь особой стоимости. Для бумажных денег - это очевидно, а для монет из золота? Любой товар у Маркса имеет стоимость, Труд, как мы видели, - товар особый и стоимости не имеет. Как тогда прикажете понимать такое: "Труд - такой же товар, как и всякий другой, и цена его определяется теми же законами, как и цена всякого другого товара"? Ответ: как полный бред. И ещё цитаты об особенности труда: "Продающийся товар труд отличается от других товаров в особенности своим преходящим характером, тем, что его нельзя накоплять, и тем, что его предложение нельзя так же легко увеличивать или уменьшать, как это может быть сделано в отношении других продуктов". Насчёт невозможности накопления - не верно, и безработица тому подтверждение. Легко увеличивать нельзя не только труд, но ряд других товаров, типа: продуктов питания в СССР, уровня знаний от экономистов (тех знаний, которые они продают на рынке образования), или уровень качества поп-топ продукции, идущей на медиа рынках. А вот такая фраза: “Товар труд имеет большие недостатки по сравнению с другими товарами. Для капиталиста при конкуренции с рабочими дело идет только о прибыли, для рабочего - о существовании". - пример политиканства, ибо без прибыли существовать не может никто...

Читаем далее: "Покупается и продается как товар не труд, а рабочая сила. Как только она становится товаром, ее стоимость измеряется трудом, воплощенным в ней как в общественном продукте; эта стоимость равна труду, общественно необходимому для ее производства и воспроизводства. Следовательно, купля и продажа рабочей силы на основе такой ее стоимости отнюдь не противоречит экономическому закону стоимости". А здесь пример того, как словоблудием, а точнее, с помощью подмены терминологии, можно скрыть парадоксы рекурсии в определениях понятий. И здесь дан пример, как, пытаясь обмануть экономистов, Маркс обманул и себя. Если положить, что на рынке труда рабочей силы нет, то читаем эту цитату: "как только [труд] становится товаром, [его] стоимость измеряется трудом, воплощенным в нем". Труд и стоимость у Маркса зациклены, как сепуляция и сепульки у фантаста Пэма. А если ввести промежуточного агента - рабочую силу, которую никто не видел, которую нельзя "пощупать", но которую рабочий в виде товара предлагает на рынке труда, а капиталист по Марксу её покупает, то всё нормально: "стоимость [рабочей силы] измеряется трудом", и уже: "стоимость равна труду". "Грамотно" обмануть неграмотных экономистов Марксу удалось, но за этим последовала расплата и к концу своего учения он вынужден признать: "мы не знаем, чем определяется цена [читай, стоимость] труда. Труд имеет здесь вообще цену, потому что он... товар. Но что такое цена вообще...". А ранее наш мэтр лихо "ставил на место" буржуазных экономистов: "Впрочем, от главного вопроса, чем определяется «цена труда», Уэст отделывается банальными фразами". Попал в свою же яму.

А теперь вспомним философию марксизма, и вспомним об объявленных там "открытиях" всеобщих "законов развития". Напомню, что основоположниками в примере развития, нам приводился единственный пример ячменного зерна: зерно-колос-зёрна. Марксисты нам утверждали, что этот (циклический) процесс на самом деле есть развитие по восходящей спирали, от низшего уровня к высшему, и от менее совершенного к более совершенному, и прочее. Странность здесь состоит в том, что аналогичный процесс для капитала (Д-Т-Д') или для товарного производства (Т-Д-Т) Маркс к развитию не относит, а называет движением или оборотом капитала или товарооборотом. Зерно-колос-зёрна оборотом не названо, а отнесено им к особому явлению - к некоторому придуманному им же "развитию"! О спирали развития в обороте капитала тоже упоминания нет, несмотря на то, что последние деньги в этой формуле больше начальной суммы денег, вброшенных (любимый термин Маркса в отношении денег) в производство, как и зёрен у колосьев больше изначального количества зёрен при посеве. В теории Маркса нигде не упоминается о возможном итоговом результате накопления всем общественным капиталом такого предельного количества денег, которое по философии марксизма объективно должно само дать новое качество - их коммунизм. Капиталисты непрерывно циклически по спирали, путём гегелевского двойного отрицания, от оборота к обороту, увеличивают свой капитал, но от этого увеличения количества никаких качественных скачков в дальнейшем развитии капитала... не предвидится. Движение есть, и есть по циклу, или даже по спирали, а "развитие" почему-то отсутствует! Чтобы получить от роста количества денег в общественном капитале скачок качества общественного капитала, нужен ещё... революционный пролетариат. Почему-то о необходимости крестьянина, который из колосков выколачивает зёрна и складывает их в амбар для посева-развития, в философии марксизма не упоминается. Да, по Марксу пролетариат уничтожит буржуазию и превратит частный капитал в общественное достояние, но он должен уничтожить насильно их всех: и миллионеров и миллиардеров и олигархов и едва сводящих концы с концами бизнесменов, независимо от количества капитала у каждого. Лично я отсюда делаю единственный вывод. Или в его "Капитале" всё правильно и ошибочна философия марксизма, или всё верно в его философии, а ошибочен сам "Капитал". А грамотный читатель и сам придет к третьему выводу, что неверны оба эти волюнтаристские вероучения, и будет, как всегда, прав.

5.3.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Роль товара "рабочая сила" на рынке у Маркса:

  1. 5.4. Организационные формы рынков факторов производства
  2. Рынок рабочей силы.
  3. Движение рабочей силы
  4. Оценка масштабов и направлений межотраслевого движения рабочей силы
  5. 21. Статистика расходов на рабочую силу
  6. § 12.4. ПОКАЗАТЕЛИ ДВИЖЕНИЯ РАБОЧЕЙ СИЛЫ
  7. 66. Миграция рабочей силы
  8. Роль товара "рабочая сила" на рынке у Маркса
  9. Расчёт цены труда, или т.н "цены рабочей силы"
  10. Разрешение противоречия: купля и продажа рабочей силы. Рынок рабочей силы
  11. 1.Постановка проблемы и ее решение: сокращение необходимого рабочего времени в результате понижения стоимости рабочей силы
  12. 1. Заработная плата – превращенная форма стоимости (цены) рабочей силы