<<
>>

Проблемы капитала в "Капитале" Маркса

и... [ка]питал... который не знал ты и не знали отцы твои

(8:3 Второзаконие) Разделил [капитал], чтобы сделать Себе вечное имя

(63:12 Исаия)

Взяли... Его и разделили на четыре части

(19:23 От Иоанна) и дом...

разделился на многие отрасли (4:38 1-я Паралипоменон) ты заботился, чтобы оно росло

(17:11 Исаия) употребляйте их в оборот (19:13 От Луки) И сделал... капит[а]л... (3:15 2-я Паралипоменон)

Здесь остановимся на противоречиях в описании Марксом капитала и его метаморфоз. По Марксу капитал - это такая стоимость, которая имеет тенденцию к самовозрастанию. И вот его понимание капитала: "Деньги образуют поэтому исходный и заключительный пункт всякого процесса самовозрастания стоимости", или: "обращение денег в качестве капитала есть самоцель, так как самовозрастание стоимости осуществляется лишь в пределах этого постоянно возобновляющегося движения. Поэтому движение капитала не знает границ". Попутно замечу, что в этом же 1-м томе "Капитала" встречается и прямо противоположная фраза: "Капитал имеет свой предел возрастания", но к этому мы постепенно привыкли. А вот определение капитала: "Д-Т-Д + ДД... Это приращение, или избыток над первоначальной стоимостью, я называю прибавочной стоимостью... И как раз это движение превращает ее в капитал". Значит капиталом, в принципе, может считаться то, что даёт прибыль-избыток, или прибавочную стоимость. По моей концепции прибыль даёт любое потребление, а по Марксу прибыльно особое потребление денег. Рассмотрим это чуть подробнее и покажем простыми рассуждениями, что бесприбыльного потребления быть никак не может. Итак, пусть имеется некоторое "необходимое" потребление, но которое приводит к убыткам. В качестве примера можно привести: наркотики, сигареты, алкоголь, допинг или стимуляторы, а также занятия экстремальными видами спорта и пр..

Такого рода потребление вредит здоровью, сокращает жизнь, требует значительных денежных затрат и, потому, с любой стороны, вроде бы - это сплошной убыток, но оно имеет место, и его нужно признать, как эмпирический факт. Всё это верно, но... с метафизических позиций, а не с позиции диалектики, где добро и зло, прибыль и убытки - неразделимы. Очевидно, что "ломка" наркомана, "горящие трубы" у алкоголика, или "распухшие уши" курящего для них представляют гораздо больший убыток, чем затраты на приобретение "зелья", плюс неосязаемая (пока) потеря здоровья. Из двух зол выбирают меньшее и, значит, выбрав большее, - вы понесёте убыток, а, выбрав меньшее, - ваш убыток будет ниже и, потому, можно считать, вы получите малую, но... прибыль. Если вы несёте убытки, то любое ваше действие, приводящее даже к снижению темпа роста убытков, можно и должно учитывать в виде прибыли. Занятие экстремальными видами спорта (если не приведёт к инвалидности) - с лихвой компенсируется славой и, сопутствующими деньгами, а травмы можно рассматривать, как убытки-"издержки производства". Тогда, быть может, есть нейтральное потребление, не дающее ни прибыли, ни убытков? В качестве примера можно привести потребление пищи, просмотр TV (у соседей, чтобы не платить за электричество), общение с друзьями в виде беседы И Т.П.. Увы, в любом "нейтральном" потреблении можно, при желании, найти элементы выгоды. Потребление пищи затратно, но оно воспроизводит саму жизнь, которая... цены не имеет, и прибыль немалая налицо. Телевизор у соседей, кроме приобретения вами информации, поддерживает ваши дружеские отношения, что, увы, далеко не лишнее в этом не лучшем из миров. Хороший сосед всегда лучше (прибыльнее), соседа плохого. У хорошего можно "занять", а плохой... Друзья всегда приносят прибыль, а враги - убыток, потому на дружбу нужно тратить время и т.п.. Поэтому бесприбыльное (или убыточное) потребление, - это абсурд, типа: "жизни после смерти", или: "слепого снайпера".
Если вам предстоит подобный вид бесприбыльного потребления, то задумайтесь, зачем вы на него идёте, и вы всегда обнаружите, возможно не осознанную вами, скрытую прибыль, которая и компенсирует "видимые" убытки. Если наркоман колется, то это плохо, а если врач даёт тот же морфий безнадёжному больному, чтобы облегчить его страдания, - это хорошо. А ведь основа потребления морфия в обоих этих случаях одинакова. Отсюда и следует диалектически непротиворечивый вывод: любое потребление требует затрат (убытков), но в конечном итоге всегда даёт пользу, превышающую затраты (прибыль). Если ваши затраты иногда превышают прибыль, то вы, вероятно, просчитывались, и это случайно. Если же затраты систематически превышают прибыль, то таковой неудачник долго не проживёт, не даст потомства и, потому, в природе не встречается. C этой моей позиции любое потребление это и есть КАПИТАЛ. Жизнь в любой ее форме невозможна без обмена веществ, или без потребления чего-либо, а потому она и есть по этому определению Маркса, сам капитал. Капитал по Марксу, потребляет и производит. Поэтому он есть одна из форм самой жизни. Рикардо: "человеческая жизнь - капитал: экономические законы слепо управляют миром". Маркс: "заработная плата имеет совершенно тот же смысл, как... потребление капитала вообще, которое необходимо для воспроизводства капитала". И, наоборот, где: "рабочий есть капитал... заработная плата принадлежит к издержкам капитала". Ежели вы со всем этим не согласны, то принимайте за истину вот такое, иное: "рабочая сила... она не есть капитал... она вообще не капитал: а рабочий не капиталист". Маркс, вопреки своей диалектике, путает рабочего с капиталистом. А вот критика Марксом Прайса: "Невозможно нагородить больше нелепейшего вздора в немногих строках. Не говоря уже о забавном смешении рабочего с капиталистом", и мы находим то же самое, что и у... самого критикана. Тот же самый вздор находим в предыдущих цитатах Маркса, но это далеко не забавно, но весьма печально. Что такое удача? Это когда вы, затратив копейку, получите рубль. C неудачей тоже ясно, там - с точностью до наоборот. Вот почему в США клеймо неудачника - это приговор. В стране, где прибыль есть не только основа экономики, но и единственный у всех смысл существования, изгоев, как инородное тело, выжимают из социума. Вот почему девушки не любят неудачника, он систематически терпит убытки, и, потому, не сможет содержать семью, и продолжить род. Ведь назначение мужчины - это добыча хлеба насущного для жизни, любыми способами, в т.ч. и уничтожением жизни чужой, а назначение женщины, - потребление мужчины и его сил для... воспроизводства жизни. Ваша жизнь возможна только за счёт смерти другой жизни...

Энгельс, капиталист по профессии и коммунист по убеждениям осуждал, что в обществе: "Все жизненные отношения оцениваются по их доходности, и всё, что не приносит денег, - чепуха, непрактичность, идеализм. Вот почему и политическая экономия, наука о способах наживать деньги, является излюбленной наукой... Каждый... - политикоэконом". А вот ирония Маркса, где он предсказал наше будущее: "В этом лучшем из миров все приносит прибыль: преступления исчезают, а правонарушения приносят доход", - бизнесмены-киллеры, да и "оборотни в погонах" в наши бурные времена - тому яркое подтверждение. А вот цитата, где Маркс прошёл мимо истины, не заметив её: "Любое капиталовложение, удовлетворяющее какую-нибудь потребность, при рациональном ведении дела приносит доход". А потребность- то удовлетворяет только потребительная стоимость, и капиталовложение для этого вовсе не обязательно. Поэтому правильно эта фраза должна звучать так: "Любая потребительная стоимость, при рациональном её потреблении приносит прибыль". ® Ещё пример куриной слепоты Маркса: "В хлебе, как потребительной стоимости, нас интересуют его свойства как продукта питания, но совсем не труд земледельца, мельника, пекаря и т.д. Если бы благодаря какому-нибудь изобретению этот труд сократился на 19/2о, то коврига хлеба приносила бы ту же самую пользу, что и раньше". Замените здесь непонятную пользу реальной прибылью, и

вы обретёте истину: вещь в её потреблении даёт прибыль, не зависимо от стоимости, затрат труда, и даже от уплаченных за неё денег. Людей интересует только прибыльность вещей.

Насколько Маркс плохо владел диалектикой говорит фраза: "в классической политической экономии капитал и прибыль или капитал и процент так же неотделимы, находятся между собой в таком же взаимоотношении, как причина и следствие, отец и сын, вчера и сегодня". На первый взгляд - всё нормально, есть противоположности и их взаимодействие и аналогии вполне применимы, но реально-то - полнейший абсурд. Во-первых, прибыль это свойство капитала, но никак ни его противоположность. Капиталу, как вещи, приносящей прибыль, противостоит любой бесприбыльный объект. Например, ПК у дизайнера и коза у Робинзона - это капиталы, но те же вещи, поменявшие хозяев, капиталами не будут. Как говорил Маркс: "Не всякому раб приносит пользу [читай, прибыль - В.Ш.]", и правильно заметил Энгельс: "Что хорошо [прибыльно - В.Ш.] для одного, не годится для другого". Во-вторых, отец и сын тоже не противоположности, ибо у всякого сына есть отец, да не всякий отец имеет сына. Здесь нужно противопоставить отцу - ребёнка вообще. В-третьих, вчера и сегодня - не противоположности, по той простой причине, что сегодня допускает быть в аналогичной, но и другой паре: сегодня-завтра. Наличие сегодня предполагает "наличие" вчера, которого уже реально... нет, а: "есть только миг, между прошлым и будущим". Прошлое и будущее - это и есть противоположности, поскольку... реально обе не существуют. И в-четвёртых, причина и следствие тоже под сомнением. Да, каждое следствие предполагает причину, но не каждая причина приводит к следствиям. "Абсурд", - скажет начитанный читатель, - "причина на то и называется причиной, чтобы порождать следствие". Всё верно, кроме одного контр довода: какая [первопричина породила этот мир? Бытие-следствие налицо, а причины нет. Доводы о Большом взрыве, вызывают вопрос о его [первопричине и т.д.. Думайте, философы, я - пас. Но, по моему мнению, их (вчера-сегодня-завтра и причину-следствие) к диалектическим противоположностям относить нельзя, просто потому, что реально их одновременно нет, и, потому, в действительности они никак не взаимодействуют, как, например, больной и врач. Как я отмечал в начале работы, найти реальную противоположность, - далеко не просто.

Но вернёмся к капиталу и покажем, что не растущий капитал в любой форме не возможен. Для этого рассмотрим, что такое капитал и почему он даёт прибыль. Станем на т.з. простого неграмотного обывателя, который нашёл клад и решил превратить его в источник прибыли. Он любит машины, и найденный клад-миллион вложил в их покупку и создал фирму проката автомобилей. Поработав год, он получил 10% прибыли на свой миллионный капитал. И он по простоте душевной считает, что его автомобили, стоимостью в миллион и есть тот капитал, что приносит прибыль. Других затрат-расходов у него нет. Он может на свой миллион купить многоквартирный дом, сдавать его в аренду, возложив расходы по ремонту и квартплату на жильцов, и тоже получать прибыль. Он может купить землю, сдавать её арендаторам и тоже иметь прибыль. Он может вложить деньги в предвыборную кампанию, стать мэром своего городка, сесть на бюджет-откаты-рэкет и тоже иметь прибыль. Во всех случаях ему ничего не надо делать, а только «вложить деньги», не имея понятия, что с ними в том чёрном ящике, куда они им вложены, с его конечной суммой капитала-денег происходит.

Но он может поступить иначе. Он может купить таксопарк с машинами и инфраструктурой (гаражи, ремонтные мастерские, мойки, таксисты) и иметь прибыль. Он может купить отель с его инфраструктурой (гаражи, рестораны, игорный зал, обслуга) и иметь прибыль. Он может купить землю с инфраструктурой (коровник, дом, техника, скот) и стать фермером. Он может организовать банду-мафию с её инфраструктурой (автомобили, оружие, «крыша», братва) и стать «крёстным отцом». Отличие второго типа вложений от типа первого лишь в оборотных средствах. У первого типа вложений их нет, а у второго типа - есть. Прокат автомобилей (это действие) отличается от владения таксопарком (собственность) отсутствием необходимости в оборотных средствах (ГСМ, запчасти, зарплата водителям, охрана и пр.). Аналогично дело обстоит и с другими приведенными примерами. Грубо говоря, сдавая нечто своё в аренду, вы не несёте дополнительных расходов, которые ложатся на арендаторов, а пользуясь чем-то своим, вы несёте дополнительные расходы. Например, купив таксопарк, вы имеете в год на свой миллион 10% прибыли, но кроме миллиона вами должны быть вложены дополнительно в год ещё сто тысяч оборотных средств на ГСМ, запчасти, зарплату водителям, охрану и пр.. Если горючее дорогое, зарплаты высокие, запчасти зашкаливают, то ваши оборотные суммы в год могут сравняться капиталом-кладом, на котором основан ваш бизнес. За 10 лет сумма оборотных средств, вложенных в "дело" удесятерится. Это вовсе не значит, что вы должны иметь эту сумму в сейфе. Её можно вовсе не иметь, а пользоваться кредитом (аренда денег). Можно иметь недельный или месячный необходимый денежный резерв, - это не важно. Суть отличия в том, что надо иметь: и основной капитал (таксопарк), и к нему оборотные деньги. И здесь возникает проблема: что нужно считать капиталом? Или сумму-клад, или её, плюс... а вот здесь ещё одна проблема, потому, что оборотные деньги зависят от времени и с кладом- капиталом не складываются. Если вы подводите баланс раз в месяц (раз в месяц платите по счетам) и не пользуетесь кредитом, то к капиталу-кладу надо прибавить месячную сумму оборотных средств, если вы предпочитаете недельный баланс, то оборотная сумма снизится, а если годовой, - то вырастет. Во всех случаях деньги приходят и уходят, а как их грамотно включить в понятие капитала никто понятия не имеет. Владелец пекарни теоретически мог бы сводить и дневной баланс, сведя оборотные средства к минимуму, а строители крейсера при отсутствии кредита должны иметь оборотных средств на несколько лет. Что же вообще надо понимать под капиталом-объектом в цепом, и может ли он в принципе существовать? Короче, если у вас есть капитал, с которого вам просто "капает", и есть такой же капитал, но к которому требуются оборотные средства (они у вас), то 2-й капитал "больше", а насколько?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, рассмотрим, чем денежный капитал отличается от иных его видов. Под денежным капиталом будем понимать деньги, акции, облигации, иные, т.н. "ценные бумаги", которыми вы владеете, и на которые вам нечто "капает". Под "иным" капиталом будем понимать любую вещь, приносящую прибыль при её потреблении. Общим свойством всех капиталов является их рост, или то, что они дают прибыль. Если у вас есть мешок картошки, то, посадив её, вы сможете собрать 10 мешков. Картошка исчезла в её потреблении, дав за это чистый прирост-капитал. Если вы картошку съели, то не вымерли за зиму, и картошка, исчезнув в потреблении, компенсировала ваши убытки и, следовательно, она тоже сработала, как капитал. Имеем 2 разновидности прибыли от капитала: или чистый рост количества чего-либо, или исчезновение в небытии, но... с реализацией прибыли. Если картошка сгниёт в погребе, то прибыль не реализовалась, хотя произошло её исчезновение.

Относительно денег, как факт, констатируем одно: они растут, но и окончательно никак не потребляются. И не важно, что является деньгами, золото или бумажки. В первом случае растёт золотодобыча, во втором - перегревается печатный станок. Давайте ответим на такой вопрос: что будет, если принудительно остановить рост денег, смогут ли они в этом случае функционировать, как и прежде, или появятся некоторые особенности в их "поведении".

Ясно, что с деньгами, или без них, экономика должна наращивать «массу», и у населения должно возрастать количество предметов обихода (факт роста благосостояния, потребления энергии, средств транспорта и связи). Откуда вывод, что при заданном уровне денежной массы она будет дорожать по отношению к массе имеющихся у населения вещей, или, что то же самое, расти. Если корова стоит 100, то с удвоением ВВП (это означает, что и у населения на руках удвоится число предметов потребления, например за счёт прироста населения) эта же корова будет стоить 50. Поскольку в подобной ситуации деньги сами растут, то их имеет смысл держать дома, как накопительный товар, в обороте их количество уменьшится, за счёт чего они ещё более подорожают, и, в конце-концов выйдут из массового обращения. Естественно, вырастет банковская процентная ставка (дефицит денег).

Теперь положим, что "право первой ночи" относительно денег останется у государства, т.е. оно может их печатать сколько захочет, но будет введен запрет на процент, по ссудам. Это сразу обвалит банковскую систему: население (нет процентов по депозитам) заберёт все деньги домой, да и банкам прибыли не будет от беспроцентных ссуд. Возникает вопрос, что можно будет купить, за такие (не растущие) деньги. Ответ ясен - ничего. Причина проста, имея на руках какую-нибудь вещь, вы от её потребления получаете прибыль, а такие деньги - это мёртвый груз, от которого следует избавляться, чтобы купить нечто более полезное. Избавиться-то пожелают все, да кто же продаст нечто живое-полезное в обмен на неподвижное? На эти деньги купить будит нечего, ибо за них продавать вещи смысла не будет. Но есть исключение - на такие деньги можно будет купить... товары. Как известно, товар для его производителя не даёт прибыли, и, потому, его можно обменять на такие же бесприбыльные деньги, типа шило сменить на мыло. Имеем чистый, непорочный обмен эквивалентов как у нашего Маркса: обмен одной непотребительной стоимости (товар у производителя) на другую непотребительную стоимость (деньги у покупателя). Но со стороны покупателя выгода есть: не потребительную стоимость (свои деньги) он меняет на потребительную стоимость для себя (товары с рынка). Итак, эти отношения выгодны покупателю и не выгодны потребителю. Напомню, что у Маркса при его капитализме - всё наоборот, там рыночные отношения выгодны производителю товаров, а его покупатели - безропотные статисты. Это прямая противоположность капитализма, или... коммунизм. Даю пояснения. Такая перекошенная система тоже будет устойчивой, если всё невыгодное производство сосредоточить в руках государства (свою прибыль при монополии на печатный станок оно иметь будет). Рабочие работают на одного монополиста, он им платит фантики, но при этом недоплачивает. Рабочие с радостью избавляются от бесприбыльных денег, при этом покупая нужные-полезные-прибыльные товары и... жизнь продолжается. Такая система общественных отношений и есть тот реальный коммунизм, который предрекал Маркс, но это коммунизм без революций и пр. прелестей антагонистических отношений. Деньги потеряют смысл, как средства для абстрактного накопления и приобретут вид фантиков-квитанций, отмечающих затраты труда "строителей коммунизма". А это вариант построения коммунизма в интерпретации... Прудона. Итак, в ХУІІІ-м веке было 2 теоретических варианта построения "светлого будущего": силовой марксистский и административно-командный прудоновский. О Марксе (с содроганием) помнят все, а о Прудоне (как популярном, но проигравшем) забыли.

Касательно взаимоотношений сладкой парочки: Маркс-Прудон, можно провести аналогии Сталин-Троцкий и Ленин-буржуазия. На поверхности - ярая теоретическая полемика, а суть, как и всегда: зависть и... презренный металл. Вот характеристика их обоих Энгельсом: "Карл Маркс - человек большого, но, как и у Прудона, разрушительного ума, человек нетерпимого нрава, который с завистью относится к влиянию других людей". Итак, коса нашла на камень: у обоих большой ум (оба занимались разрушительной критикой), а у Маркса плюс нетерпение. зависть и стремление к влиянию. Вот как Маркс характеризовал коммуниста-Энгельса. до того, как начал доить последнего: "Энгельс и другие коммунисты настолько слепы, что не видят, что власть господствует и над собственностью, и несправедливость в отношениях собственности поддерживается одной лишь властью". То, что Энгельс был слеп. - сомнений не вызывает, и Маркс на 100% воспользовался этим "счастливым случаем", повесив на него заботы о своей семье и о своих внебрачных детях. Попутно приведу фразу, в которой Маркс критикует Прудона за противоположное, за то, что Прудон... не слеп в отношении к власти: "«Монаршая санкция порождает деньги: государи завладевают золотом и серебром и налагают на них свою печать». Итак, произвол государей является, по мнению г-на Прудона, верховной причиной в политической экономии". Итак, у Прудона осуждается поклонение произволу властей, а Энгельс слеп, поскольку их произвола не замечает. Вот (вперемежку) высказывания основоположников о Прудоне и о его работах: "напоминаю о гениальных сочинениях Вейтлинга, которые в теоретическом отношении часто идут даже дальше Прудона, как бы они ни уступали ему в способе изложения... остроумную книгу Прудона нельзя критиковать на основании поверхностной минутной фантазии, а только после упорного и углублённого изучения... Труд г-на Прудона не просто какой-нибудь политико- экономический трактат, не какая-нибудь обыкновенная книга, это - своего рода библия... Произведение Прудона «Что такое собственность?» имеет такое же значение для новейшей политической экономии, как произведение Сиейеса «Что такое третье сословие»", и т.п..

Как видим, мнение основоположников о Прудоне вполне... позитивное. А теперь давайте- ка ответим на этот вопрос Маркса: "Вы теперь понимаете, почему г-н Прудон является отъявленным врагом всякого политического движения?". Я отвечу на этот вопрос подборкой серии цитат из переписки Маркса с разными корреспондентами, в основном с Энгельсом: "Я сижу здесь со своей семьей без гроша. И все же мне представился случай, благодаря которому я за несколько недель мог бы заработать 3000-4000 франков. Дело в том, что моя брошюра против Прудона, которой последний старался всяческими средствами не дать хода, начинает иметь здесь успех... Я получил от издателя окончательный отказ напечатать мою «Политическую экономию»; моя рукопись против Прудона, которая целый год блуждала по Германии, точно также не нашла пристанища... Прудон со своим обычным предприимчивым шарлатанством, заимствовав у меня некоторые идеи, провозгласил их своими «новейшими

открытиями»... Новое экономическое произведение Прудона, которое я еще не видал, выдержало уже семь изданий... Прудон выпускает в свет новое сочинение... Прудон издает теперь в Париже некую «экономическую библию»... По-немецки эта стряпня выходит в переводе Людвига Симона, который недурно устроился... Г-н Прудон положил себе в карман несколько сот тысяч франков за своего «Анти-Наполеона»... Прудон стал королевско- императорским французским железнодорожным директором... Относительно Прудона: говорят, что он сошел с ума и помещен в Брюсселе в сумасшедший дом". Выводы о причинах зависти Маркса делайте сами... Я нашёл только одно прямое письмо основоположников к Прудону, где они приглашают его к сотрудничеству, а в конце (первого и последнего) письма, фактически не зная корреспондента, предостерегают его относительно его соотечественника, Грюна: "Я должен разоблачить перед Вами живущего в Париже г-на Грюна. Этот человек - литературный авантюрист, своего рода шарлатан, который намерен торговать новыми идеями. Он пытается скрыть свое невежество под личиной напыщенных и высокомерных фраз [прямой портрет Маркса - В.Ш.], но он достиг только того, что выставил себя на посмешище своей галиматьей. Кроме того, этот человек опасен. Он злоупотребляет знакомствами, которые он, благодаря своему нахальству, завязал с известными авторами, чтобы создать себе из них пьедестал и таким образом скомпрометировать их в глазах немецкой публики [завязать знакомства с авторами и только компрометировать их, где логика и в чём смысл этих телодвижений? - В.Ш.]. В своей книге о «французских социалистах» он осмеливается именовать себя учителем... Прудона, претендует на то, что он растолковал ему важнейшие аксиомы немецкой науки, и высмеивает его сочинения. Остерегайтесь этого паразита. Впоследствии я, может быть, еще раз вернусь к вопросу об этом субъекте... Заверяя Вас в глубоком уважении к Вам, которое внушили мне Ваши сочинения, остаюсь преданный Вам Фридрих Энгельс". Итак, Грюн. по словам Маркса, авантюрист, шарлатан и он высмеивает сочинения Прудона, своего... ученика. Первый раз вижу учителя (это Грюн), который высмеивает своего ученика (это Прудон), и ученик об этом узнаёт от третьих лиц. Да ведь высмеивая своих учеников, ты расписываешься в своей несостоятельности... Или Грюн, как учитель, не вполне адекватен, или основоположники перегнули палку предостережений.

Как сказал кто-то из великих: "лучше иметь честного врага, чем лицемерного друга". Я не знаю, но, скорее всего, сотрудничество Прудон - Маркс не состоялось, ибо, набивавшиеся в друзья основоположники, перестали скрывать лица: "Прудон прикрывает свое невежество и свою беспомощность в области политической экономии тем, что судит об экономических отношениях не по экономическим законам, а по тому, согласуются они или не согласуются с его представлением об этой вечной справедливости". Всякого человека своя шизика косит. У Маркса - это революция и коммунизм, у Прудона - его вечная справедливость, у Бердяева - его стремление к свободе, у Ницше - его сверхчеловек, у меня - воровство прибыли (кстати, и Прудон определял собственность, как: "собственность - это кража"). И каждый человек в праве эту свою идею-фикс отстаивать, но другое дело - как? Если научно, то это одно, если в дело идут закулисные интриги, то это нечто противоположное. Вот Энгельс, заверяя Прудона в глубоком уважении к его сочинениям пишет Марксу: "конспектированием необходимых мест из Прудона... Подсчеты этого молодца снова великолепны. Что ни цифра, то ошибка", или же: "О Прудоне... Во всяком случае, шарлатанство там великолепное", в письме третьему лицу, Энгельс о мнении Маркса о Прудоне говорит: "Маркс говорит: «К тому же это беспомощное и отвратительное старание самоучки щегольнуть своей ученостью, самоучки, у которого естественная гордость оригинальностью и самостоятельностью своего мышления уже сломлена»". То, что и Маркс был отвратительным экономистом-самоучкой и щеголял своим гегельянством и, в равной степени, знаниями арифметики, - это допустимо. И вот небрежная фраза всё знающего профессора арифметики. "Первых опытов Прудона я уже не помню. Его ученическая работа о «Всемирном языке» показывает, с какою бесцеремонностью брался он за проблемы, для решения которых ему недоставало даже самых элементарных знаний". А я повторю цитату в письме Маркса Энгельсу, где Маркс расписывается в аналогичной Прудону грамотности: "При разработке основ политической экономии меня так чертовски задерживают ошибки в подсчётах, что с отчаяния [?!] я снова засел за быстрое прохождение алгебры. Арифметика никогда не давалась мне. Но окольным алгебраическим путём я скоро опять возьму правильный прицел". Ирония Маркса по Прудону: "«Какая путаница эта политическая экономия!» - восклицает г-н Прудон". А вот восклицание Маркса: "Поразительно... насколько иной смысл... приобретают все категории политической экономии в этой... тарабарщине денежного рынка". Маркс, в адрес Прудона: "г-н Прудон утверждает, что в происхождении собственности есть нечто мистическое и таинственное. Но приписывать происхождению собственности таинственность, т.е. превращать в тайну отношение самого производства к распределению орудий производства, - не значит ли это, говоря языком г-на Прудона, отказываться от всяких притязаний на экономическую науку?". И наш Маркс, в "Капитале": "стоимость превращает каждый продукт труда в таинственный общественный иероглиф", и такое: "Определение величины стоимости рабочим временем есть поэтому тайна". Маркс, по адресу Прудона: "г-н Прудон не довольствуется тем, что смешивает капитал с процентами, но превосходит самого себя, отождествляя капитал, вложенный в предприятие, с числом, заинтересованных в нем лиц". Прудон смешивал капитал с процентом, а Маркс, тот вообще умножал проценты на рабочие лица, в итоге имел прибыль: "Масса прибавочной стоимости... есть произведение... нормы прибавочной стоимости... на число рабочих". Отмечал Маркс и: "базарные выкрики самого мэтра Прудона, у которого тоже кудахтанье всегда обратно пропорционально величине снесенного яйца". А по Марксу: "Дееспособность рабочей силы обратно пропорциональна времени ее деятельности". Величину яйца, и время деятельности измерить можно, а мерить кудахтанье и дееспособность чтобы найти обратную пропорцию - мог один Маркс. Ирония Маркса: "Здесь у нашего доброго г-на Прудона начинаются тяжелые умственные потуги". Марксу умственные потуги не доступны. Зачем тужиться, когда можно прямо заявить: "мы не знаем, чем определяется цена труда". - и на этом закрыть тему. А вот с этим заявлением Маркса можно и согласиться: "Прудон, несмотря на все эти триумфы, все же остается в высшей степени слабым экономистом", перефразируя которое в адрес Маркса, получим: "Маркс, несмотря на разгромное поражение его теории, все же остается в истории Великим экономистом". И чем вам ни тема исторического исследования феномена славы?

Обычный человек ругается и теряет лицо, когда ему наступят на больную мозоль, или же заденут самое святое, что у него есть. Прудон покусился на святое, на "развитие" общества революционным путём. Прудон предложил способ уничтожения капитализма естественным путём. Вот: "Настоящий враг, которого нужно побороть, - это капитал. Чисто экономическим проявлением капитала служит процент... Процент уничтожается превращением его в аннуитет, то есть в годичные платежи по погашению капитала. Таким образом, рабочему классу - читай промышленному классу - будет навсегда обеспечено преимущество, а собственно капиталистический класс обречен на постепенное исчезновение. Различными формами процента являются проценты по денежным ссудам, квартирная плата, земельная арендная плата". Короче говоря, он предложил... нулевую процентную ставку: "По Прудону, все должно продаваться, но ничто не должно отдаваться в ссуду". Мне работы Прудона не доступны, но, вероятно, он привёл и какие-то доказательства, которые Маркс опровергнуть не смог, заявив: "Г-н Прудон пускается затем в длинные рассуждения о значении процента и о способах свести к нулю процентную ставку". По Энгельсу: "Прудон придумал великолепный способ... приблизить для всех рабочих наступление царства божьего на земле", а за земное царство божье для рабочих нёс ответственность Маркс. Вторжение дилетанта-самоучки, да на чужую территорию, с простейшим (мирным, а не революционным) решением проблемы, на которую "хозяин территории" угробил всю свою жизнь, - такое не прощается никому.

Пока Маркс не побил горшки с Прудоном, Энгельс тоже читал его работы и неподдельно восторгался им. Коммунист-Энгельс стоял на той позиции, что: "Безнравственность отдачи денег в рост, получения дохода без затраты труда, за одно только предоставление ссуды, хотя уже коренится в частной собственности, слишком, однако, очевидна и давно обнаружена непредубеждённым народным сознанием, которое обычно оказывается правым в такого рода вещах", - потому нулевая процентная ставка, предложенная Прудоном, вызывала у Энгельса чисто детский восторг: "процент на капитал будет отменен, тем самым отпадут проценты, выплачиваемые по государственным и частным долгам, кредит станет даровым и так далее. То же магическое слово применяется к любому предмету, и в каждом отдельном случае с неумолимой логикой получается тот изумительный вывод, что если отменены проценты на капитал, то за взятые взаймы деньги не надо больше платить процентов". И развитие темы Энгельсом: "И когда ставка процента снижена таким способом до нуля, стало быть, отменен процент на капитал, тогда «ничто более не будет оплачиваться, кроме труда, необходимого для оборота капитала». Это должно означать, что отмена ставки процента равносильна

отмене прибыли и даже прибавочной стоимости. Но если бы и было возможно посредством декрета действительно отменить процент, - каков был бы результат этого? Для класса рантье не имело бы больше смысла давать свои капиталы взаймы в форме ссуды, но он стал бы вкладывать их на собственный риск в собственные промышленные предприятия или в акционерные компании". Или, по теме аренды жилья для рабочих: "Раз отменяется выплата процентов на капитал, отменяется также и выплата наемной платы. Теперь уже даже слепому должно быть ясно, что «сам владелец первый постарается продать свой дом, так как иначе он остался бы незанятым, а вложенный в него капитал стал бы просто бесполезным»". Но после промывания мозгов, Энгельс согласился с Марксом-экономистом-философом, что: "Как истинный философ, г-н Прудон понимает вещи навыворот", - и... "сменил ориентацию".

Ещё отмечу две фразы Маркса в адрес Прудона, близкие к теме этой работы: "Г-н Прудон мог бы с таким же точно правом сказать, что не существует вообще никаких товаров, так как всякий товар покупается лишь ради той или иной его полезности и никогда - в качестве товара как такового". Всё верно, и реально товаров не существует. Товар - это виртуальная реальность по переходу сырья-энергии-труда в потребительную стоимость, которая ради её полезности-прибыльности и покупается и потребляется-эксплуатируется. И ещё, наивное до невозможности, детское восклицание Прудона относительно краеугольного камня экономики, относительно стоимости: «Невероятно, что столько разумных людей в течение сорока лет бились над такой простой идеей. Но нет, стоимости сравниваются между собой, не имея ни одного общего им пункта и никакой единицы меры». - где нам сообщают новость, что меры у стоимости нет, а разумные люди ею занимаются, и над нею бьются. Увы, в науке есть профессора по должности и по [призванию. И те и другие именуются профессорами. То же касается и разумных людей. Есть люди разумные по должности (все разновидности научных работников, президенты стран-компаний, генералы, чьё положение разумного определяется местоположением, или креслом) и разумные по призванию. Первые (Маркс, Рикардо и K0), в основном, разумом не блещут, они: "изобретают велосипеды", а вторым (Эдисон и K0) дано (богом) первыми изобрести колесо. Но мы слишком отошли от темы прибыли и капитала.

Итак, с помощью Прудона мы выяснили: деньги, для того, чтобы существовать на рынке должны расти или в их количестве (золотодобыча, печатный станок), или качественно, путём их относительного удорожания. Первый процесс естественный, его мы наблюдаем, а второй приводит к исчезновению денег с рынка (как накопительного товара) и к бартерному обмену.

А теперь покажем, что оборотные средства капиталом не являются, поскольку не приносят прибыли. Рассмотрим некоторый абстрактный производственный процесс, который состоит их чёрного ящика (капитал, или основные средства производства), на вход которого втекают оборотные средства (сырьё, энергоресурсы, зарплата), на выходе имеем некоторые товары, которые немедленно продаются и в виде денежного потока возвращаются владельцу ящика с прибылью. Прибыль владелец проедает, а на полученные из оборота деньги закупает те же оборотные средства, которые пускает на вход чёрного ящика. Такой процесс абстрактный, т.к. оборотные средства идут в нём непрерывным потоком, а в реальном производстве этот поток дискретный: закупается некоторый сырьевой запас, оплачиваются счета и зарплата, а деньги за проданные товары тоже не текут непрерывно, потоком, а возвращаются дискретно. Время дискрета может быть от нескольких лет (постройка корабля) до 1-го дня, и это абстрактный пример того, что в пределе это время сводимо к нулю: процесс непрерывен и запасов... нет. Реально увидеть оборотный капитал (как некоторый процесс) невозможно, а обозреть запас, как деньги, "вложенные в оборот", вполне реально. Но, поскольку размер запаса определяет организация производства, то для одинаковых предприятий (определённого вида) он может быть любым. Имеем 2 предприятия, одинаковой стоимости и прибыльности, но... с разными у них объёмами запаса сырья (которые визуально наблюдаются, как... оборотные средства, или, по Марксу, с разным оборотным капиталом). Причем, со временем работы запасы тают, до их нового возобновления. А если товары не продаются, то оборотный капитал может пасть до нуля... Короче говоря, оборотный капитал это: "виртуальная реальность данная нам чисто теоретически". И вот слова Маркса в подтверждение сказанного: "какова именно величина переменного капитала [это часть оборотного капитала в виде зарплаты - В.Ш.] в известном предприятии, этого в большинстве случаев не знает и сам капиталист", а не знает он этого по указанной выше причине - по причине не наблюдаемости данного объекта. Маркс в теории трудового происхождения стоимости оперирует только оборотным капиталом, которого... нет в природе. Размерность капитала - деньги, а размерность оборотных средств - это деньги в единицу времени. Путь, пройденный автомобилем увидеть, измерить можно, а его скорость - величина не осязаемая. У Маркса: "Капитал... полагается как оборотный капитал", - коего, как и стоимости никто не наблюдал. Маркс знал как найти: "Соотношение основного капитала и оборотного капитала", но до конкретики не опускался. А вот в тему противоречивые фразы Маркса: "части капитала приносят прибыль... оборотная часть (затраченная на заработную плату, сырье...)", - откуда видим, что оборотный капитал (вопреки моим доказательствам) приносит прибыль. А как это стыковать с этаким: "прибыль не создает ни оборотный капитал ни основной капитал, ее создает... присвоение чужого труда"? Ещё противоречия: "Деньги - это основной и оборотный капитал". Если перевести это на современный сленг, то получим: "Драйв - это пространство и скорость". Но давайте согласимся с таким свойством денег. Как тогда понять это, не менее категоричное заявление: "деньги есть лишь переходящая форма оборотного капитала... их масса не находится ни в каком отношении к массе оборотного капитала"? Философ Маркс, при необходимости, отождествлял форму и её содержание. А союз: "и" в первой фразе и не менее категоричное: "лишь" - во второй, никак не лепят фразы друг к другу. На том, открытии Маркса, что форма имеет... массу - я внимание не заостряю.

Теперь о тех частях капитала, нужных Марксу в обосновании трудового происхождения стоимости. Для обоснования своей теории, Маркс вводит массу разновидностей капитала, и вот только некоторые из них: основной, оборотный, товарный, денежный, производительный, инвестируемый, текучий, фиксированный, совокупный, функционирующий, авансированный. применяемый, дополнительный, потребленный, весь, частичный и даже просто капитал без его оттенков. Некоторые виды капиталов являются синонимами. Вот, например, определения нормы прибыли: "Норма прибыли исчисляется на весь примененный капитал... фактически за один год - Ф.Э.", или: "понижение нормы прибыли, исчисляемой на весь капитал", или: "норму прибыли следует вычислять посредством отнесения массы... прибавочной стоимости не только к потребленной части капитала... но к этой части плюс часть капитала непотребленная". или: "норма прибыли, т.е. отношение прибавочной стоимости к совокупной массе капитала", и: "норма прибыли равняется отношению избытка стоимости... к стоимости всего авансированного капитала", или: "норма прибыли... отношением к стоимости капитала, авансированного на заработную плату", или: "норма прибыли определяется отношением прибавочной стоимости к стоимости капитала", или: "понижение нормы прибыли происходит не в той же пропорции, в какой увеличивается капитал”, или: "норма прибыли уменьшается не так быстро, как увеличивается совокупный капитал”, и т.д.. Вид капитала из колоды Маркс выбирает по ходу дела. В плане казусов Маркс неистощим. Читаем: "Величина... стоимости... продукта зависит от того, насколько велика основная часть постоянного капитала [это амортизация постоянного капитала - В.Ш.], и от того [сколько] из этой последней входит в стоимость продукта вследствие снашивания. Но... это обстоятельство не имеет значения для нормы прибыли”. Это значит, что амортизация, большая она или малая, не должна входить в расчёт нормы прибыли, хотя амортизация это часть постоянного капитала. Если бы у Маркса была конкретная и в единственном её экземпляре формула для расчёта нормы прибыли, то из неё было бы видно имеет, или не имеет значение фактор снашивания при расчёте. И его "Капитал” потому такой и объёмистый, что вместо кратких формул там сплошная диарея из бредовых формулировок, числовых примерчиков и обильного цитирования непонятно чего.

И ещё об одинаковой норме прибыли на капитал, которая якобы имеет место в реалии. У Маркса прибавочная стоимость (прибыль) создаётся только живым трудом, и при одинаковой эксплуатации труда, чем больше на заводе рабочих, тем больше прибавочная стоимость. Короче говоря, по Марксу завод-автомат в пределе прибыли давать не должен, а ручная мастерская создаёт при тех же капитальных затратах максимальную прибыль. Реально этого нет, цены на товар на рынке одинаковы вне зависимости от производительности труда, затрат труда, и строения капитала. Противоречие одинаковой нормы прибыли на капитал в том и состоит, что при везде одинаковой норме прибыли невозможно движение капиталов между отраслями (а это, как факт имеет место), а против разных норм прибыли восстают все экономические школы, во всяком случае подобная проблема стояла во времена Маркса.

Итак, как мы показали, капиталом может быть всё что угодно, или способное к росту, или просто приносящее прибыль. И для этого фактор труда-производства вовсе не обязателен, а для обоснования теории трудового происхождения стоимости, Маркс препарирует капитал.

Маркс вначале делит капитал на основной и оборотный. К основному относит то, без чего невозможно начать и продолжить само производство товаров: здания, склады, тара, станки, вспомогательное оборудование и т.п.. Здесь всё понятно, и перечисленные вещи можно оценить в деньгах, и найденная цена - и есть стоимость основного капитала. К оборотному капиталу относится всё то, без чего нельзя произвести сам товар: сырьё, энергоресурсы и прочие расходные материалы рабочую силу и пр.. А вот здесь возникают некоторые натяжки. Все т.н. "оборотные" объекты имеют размерность не денег, а скорости расхода-потребления денег. Цена рабочей силы измеряется определённой денежной суммой в месяц или год, стоимость сырья тоже пропорциональна времени, расходные материалы можно и нужно измерять аналогично. Следовательно, т.н. оборотный капитал будет иметь смысл денег (или стоимости) только на определённом интервале времени, а взятый сам по себе, он представляет скорость расхода-потребления денег основным капиталом. Маркс, да и все экономисты, берут определённый (непонятно кем) промежуток времени, к примеру, год или, когда это выгодно, то время некоего "оборота" капитала, умножают все оборотные средства на это время и получают собственно оборотный капитал, но на данном интервале. Но и здесь возникают определённые натяжки, просто пропущенные, или непонятые Марксом.

Во-первых. Есть оборотные средства пропорциональные времени (отопление, охрана, арендные выплаты, проценты по займам), и есть те же средства, но пропорциональные объёму основного капитала (сырьё, энергоресурсы, зарплата рабочих). Работают или же бастуют шахтёры (или у них просто выходные или праздники), но поддержание горных выработок, откачка шахтных вод и вентиляция должны осуществляться непрерывно. То же самое и в металлургии, - остановить процесс на время забастовки нельзя. Некоторые виды сырья тоже требуют себе непрерывной обработки, поскольку их длительное хранение на складах снижает как качество, так и стоимость продукции. Маркс рассматривал только второй вариант затрат оборотных средств, пропорциональный затратам труда рабочих, или "мощности" (производительности) оборотного капитала, а это очень грубый просчёт. И ещё. Вот фраза Маркса: ’’Главным различием между основным и оборотным капиталом считается то, что последний совершает... метаморфозы, первый - нет”. Здесь имеется в виду, то, что оборотный капитал выступает то в форме денег, то в форме товара (метаморфоз), основной - имеет форму потребительной стоимости (станки, здания, тара), и теряет свою стоимость в процессе эксплуатации, превращаясь в денежный фонд накопления, из коего... возмещается изношенное оборудование. Если быть строгим, то метаморфоз совершают оба капитала, но оборотный с большей, а основной с меньшей скоростью. Но Маркс почему-то категоричен: ’’Различия между основным и оборотным капиталом... существенно важны для понимания капиталистического процесса производства”, настаивает на различии. Но в процессе работы над теорией: ’’Обнаруживается то, что различие между основным и оборотным капиталом... ничего не меняет ни в прибавочной стоимости и норме прибавочной стоимости, ни в норме прибыли”. Зачем тогда понадобилось вводить подобное деление капитала - не понятно. Вот вообще противоречивые высказывания: ’’различие между основным и оборотным капиталом, более значительная масса що может повлечь... уменьшение образования стоимости”. К какому капиталу следует отнести местоимение его, - осталось за кадром, а слово может, нам говорит о необязательности этого различия. Или: ’’...влияние... оказывает различие между основным и оборотным капиталом на образование прибавочной стоимости”. Какое влияние, в какую сторону, - гадайте на кофейной гуще. Или: ”об основном капитале... его differentia specifica [специфическое отличие]... чем больше увеличиваются его отличия от оборотного капитала”. Итак, отличие основного капитала в... увеличении его отличия от оборотного. Хотя однозначного определения понятия капитала у Маркса нет, но он заявляет: "оборотный капитал в большей мере соответствует понятию капитала, чем основной капитал”. Сравните в биологии, где Маркс-биолог вам заявит: "позвоночные в большей мере соответствуют понятию животных, чем хордовые". Оказывается, что у понятий Маркса даже есть... мера. И ещё: ’’Увеличение постоянного капитала свидетельствует об увеличении производительной силы труда”. А если капиталист просто расширил производство, построил ещё один завод с тем же оборудованием? Постоянный капитал (сырьё и пр.) вырос, а производительность??

Во-вторых, просчёт состоит и в том, что в тексте по умолчанию под капиталом Маркс понимает (и исследует) только... этот второй вариант, - вариант оборотного капитала. Он полагает, что основные средства производства на прибыль не влияют, а целью его работ и было всем показать именно трудовое происхождение прибыли, которая происходит только из оборотного капитала. Чем больше затраты труда и сырья, тем больше товаров, тем выше объёмы прибыли. C этим можно было бы согласиться, если бы не ещё одно расчленение капитала Марксом. Оборотный капитал он делит ещё на две части: на постоянный и на переменный. Переменный капитал {напомню, что это собственно капитал, но только на данном отрезке времени} это по Марксу зарплата рабочих, а постоянный состоит из затрат средств производства (сырьё, энергоресурсы) и, говоря современным языком, из амортизации основного капитала. По Марксу основной капитал, не влияет на прибыль, но переносит по частям свою стоимость на изготовленные товары. Ещё раз подчеркну, что перенос Маркс считает пропорциональным объёму произведенной продукции, но никак не пропорциональным времени. И здесь-το возникает парадокс размерности, и наглядно видна ошибочность положения Маркса об отсутствии влияния основного капитала на прибыль. Введя эти четыре вида капитала: основной-оборотный и постоянный-переменный, Маркс потихоньку без его определения пользуется термином авансированного капитала. Причём, по контексту он иногда под авансированным капиталом понимает издержки производства: с + V + износ основного капитала, а иногда: весь основной капитал + сырьё (с) + цена рабочей силы (v). Во втором случае и возникает парадокс размерности, когда деньги (стоимость основного капитала^ складываются со скоростью потребления денег капиталом (сырьё + стоимость рабочей силыУ Вот две цитаты: "авансированный капитал = 1680 ф.ст.: основной капитал = 1200 ф.ст. плюс оборотный капитал = 480 ф.ст. (= 380 ф.ст. в производственном сырье плюс 100 ф.ст. в заработной платеУ. и другая цитата: "авансированный капитал в 500 ф.ст. = 400с + 100v", где об основном капитале уже и речи не ведётся. При наличии двух противоположных определений авансированного капитала, говорить о научности "Капитала" можно только из уважения к его автору. Вот ещё цитата об одновременном авансировании и постоянного и переменного капиталов: "капиталист может эксплуатировать труд лишь путем авансирования постоянного капитала... он может увеличить стоимость постоянного капитала лишь путём авансирования переменного". А далее находим определение нормы прибыли'. "прибавочная стоимость... есть избыток над всем авансированным капиталом... этот избыток стоит в таком отношении ко всему капиталу, которое выражается дробью m/Κ, где К означает весь капитал. Таким образом мы получаем норму прибыли m/K = т/(с + v) в отличие от нормы прибавочной стоимости m/v". Судя по формуле для нормы прибыли, парадокса размерности нет, и здесь Маркс оперирует только с составляющими переменного капитала. Однако, по этой цитате, для определения нормы прибыли используется весь капитал. А ведь весь, авансированный в производство капитал должен включать и основной капитал, который переносит на товар свою, стоимость по частям (амортизация). И здесь имеем ещё парадокс. Пусть при ручном труде была создана стоимость: с + v + m и капиталист купил оборудование, позволяющее тому же количеству рабочих обрабатывать в к раз больше сырья. Тогда применённый капитал вырастет и станет: K' = a + k»c + v, где: а - амортизация оборудования. Для прибавочной стоимости: M нового капитала воспользуемся цитатами Маркса: "повышение производительной силы труда... повышает... массу продукта, а не его стоимость" и: "один и тот же труд... создает всегда равные по величине стоимости, как бы ни изменялась его производительная сила". При данном количестве рабочих имеем: с + v + m = a + k*c + V + М, и норма прибыли будет: М/К' = (с + v + m)/(a + k»c + v) - 1. Из условия её не отрицательности: М/К' > 0, получим: с + m > а + к»с, или: а < m - с»(к - 1). И мы видим, что для малых m (ручной труд) при больших к, амортизация а становится... отрицательной. И вот цитата, подтверждающая, что я ничего не придумал: "Переменный капитал... он равен стоимости общественной рабочей силы... Постоянный капитал, т.е. стоимость всех средств производства... в свою очередь они распадаются на основной капитал... и оборотный постоянный капитал", или, уже чуть иначе: "стоимость всего годового продукта... распадается на с + V + т. Часть стоимости - с, представляющая постоянный капитал, потребленный в производстве, не совпадает со стоимостью постоянного капитала, примененного в производстве". Последняя цитата вообще должна войти в книгу рекордов Гиннеса, ибо её можно толковать двояко. Или: "с" - это весь применённый в производстве капитал (сырьё и амортизация), часть от которого (сырьё) составляет потреблённый капитал, или же: "с" - это потреблённый (сырьё) капитал, который является некоторой частью от всего применённого капитала: сырьё, амортизация. Если смысл фразы: "казнить(,) нельзя(,) помиловать", зависит от положения запятой, то эта цитата допускает двойное толкование вне зависимости от знаков препинания. А теперь приведу абсурдные высказывания Маркса касательно только капитала и многих его составляющих, разбросанные по всему трёхтомнику "Капитала".

Вот противоречия в определении издержек производства. C одной стороны читаем: "то, чего стоит товар для самого капиталиста... образует для него издержки производства", (а это сырьё, зарплата, энергоресурсы, амортизация оборудования и пр.) а с другой читаем совсем иное: "для капиталиста издержки производства товара состоят только из той части овеществленного в нем труда, которую он оплатил", а это только цена рабочей силы, или зарплата рабочих, но никак не весь, овеществлённый в товаре, прошлый труд (сырьё и пр.).

"Переменную часть... капитала образуют не жизненные средства рабочего, а... рабочая сила последнего". Здесь парадокс размерности. Переменная часть капитала измеряется скоростью потребления денег основным капиталом, например, [$/мес.], а по выражению Маркса: "Рабочая сила существует как способность [а к чему это?] живого индивидуума". Если оценивать в [$/мес.] только способности, то чем человечество будет питаться?

"...основной капитал обладает известной средней продолжительностью жизни". Если мы возьмём продолжительность жизни капитального здания, и ткацкого веретена, то это то же самое, что говорить о среднем доходе олигарха и бомжа, - аналогия полнейшая.

"Капитал затрачиваемый на [ремонт]... относится к оборотному капиталу", и через три страницы: "капитал, затрачиваемый собственно на ремонт... составляет капитал особого рода: его нельзя отнести ни к оборотному, ни к основному капиталу". Зачем было делить капитал на составные части, когда затраты капитала на ремонт повисают в воздухе? А вот ещё по теме: "починочные работы мы... всегда можем представлять включенными в тот труд, который требуется для производства средств труда". Но ведь средства труда покупаются капиталистом на рынке. Значит, получается, что по мере их ремонта-починки средства труда непрерывно дорожают, и, потому, должны расти амортизационные отчисления на основной капитал, а этого не наблюдается. Ещё: "чистка машины есть составная часть производства". Производство у Маркса всегда даёт прибыль, а что даёт чистка машины?

По Марксу заработная плата есть часть переменного капитала. Читаем о её "особых" свойствах, открытых гением Маркса: "Заработная плата... Ее возрастание есть следствие, а не причина повышения цен товаров", согласимся, что с ростом цен растёт зарплата. И на этой же странице: "При общем повышении заработной платы цена произведенных товаров повышается в тех отраслях промышленности, где преобладает переменный капитал, но зато падает в тех, где преобладает постоянный капитал". Здесь мы видим уже нечто... обратное, когда повышение зарплаты может вызывать не только повышение цен, но и их падение.

Товарный запас сырья составляет по Марксу лишь часть оборотного капитала. Читаем очередной ляп: "производитель старается иметь на складе товарный запас в количестве, соответствующем его среднему спросу". Опять эта проблема размерности. Товарный запас измеряется в [ШТ.], или же в [тоннах], можно и в [деньгах], а спрос - он в [шт./день] или [тонн/мес.] или [руб./год]. И ещё очередное открытие: "размеры... запаса... стоят в обратном отношении к... производительной силе общественного труда". Оказывается, чем ленивее рабочие, - тем больше требуется им запас сырья (вдруг кинутся работать, а запаса сырья нет), а для высокопроизводительных рабочих - запасов вообще не надо. И так справятся!

Машины Маркс относит к основному капиталу. Читаем о свойствах машин: "машины не создают никакой стоимости, но переносят свою собственную стоимость на продукт", и там же: "Существует большая разница между машиной, как элементом образования стоимости и машиной как элементом образования продукта". "Образует", или: "не создаёт" машина стоимость, решайте сами. Но подобное, когда машины: и образуют и не создают стоимости одновременно, возможно, когда этой стоимости... нет в природе. Но не всё так просто. Когда надо показать бедствия рабочих, то машины создают, и даже самовозрастающую стоимость: "Самовозрастание стоимости капитала при помощи машин прямо пропорционально числу рабочих, у которых они разрушают условия существования". Чем меньше рабочих на фабрике, тем меньше затраты живого труда, тем меньше создаваемая трудом стоимость и прибавочная стоимость, но тем больше... самовозрастание стоимости капитала. Ещё цитата, противоположная первой: "результат введения машин заключается в том, что они увеличивают прибавочную стоимость", и мы имеем очередное открытие Маркса, состоящее в том, что хотя машины и не создают никакой стоимости, но они же увеличивают стоимость прибавочную. А может стоимость... обратно пропорциональна дурному ручному труду, как это следует из третьей цитаты? Итак, есть диаметрально противоположные выводы трудовой теории стоимости Маркса. Приняв положение, что стоимость пропорциональна затратам труда, теория Маркса в итоге пришла к выводу, что стоимость обратно пропорциональна труду. Увы, по той же любимой Марксом диалектике, всё рано или поздно, но переходит в свою противоположность. Теория Маркса рухнула, зато диалектика на её руинах наконец-то восторжествовала. А, может, всё же стоимости нет в природе экономических отношений?

"Размеры товарных масс... определяются... отнюдь не... кругом спроса и предложения". Есть спрос, или нет спроса, а товарные массы (как массы народные) живут своей жизнью. А ведь товарная масса (тромбоз) это разность предложения и спроса за некоторое время.

Ещё шедевр: "с возрастанием всего капитала увеличивается и его переменная составная часть... но увеличивается она в постоянно убывающей пропорции". Вот примеры, его опровергающие. Если капиталист имеет одну фабрику и в другом месте строит точно такую же, то капитал вырос вдвое, и его переменная часть выросла в той же пропорции. А если капиталист произведёт модернизацию оборудования фабрики, то капитал может и не измениться, а переменная часть (зарплата рабочих) может сократиться и в 10 раз.

Вот формула Маркса для расчёта массы денег: "сумма цен товаров / число оборотов одноименных единиц денег = массе денег". Пусть рынок находится в равновесии спроса и предложения, и на рынке ходят купюры только одного номинала, а в "кубышках" денег нет. Тогда, зная сумму иен проданных товаров за год и среднее число оборотов всех купюр (за год), получим массу денег. Число оборотов можно в принципе посчитать, если заставить каждого продавца ставить крестик на купюре, попадающей ему в руки, а в конце года разделить сумму всех крестиков на известное число купюр. Трудно, но, при желании, - выполнимо. Если на рынке ходят купюры разных номиналов, то для каждого номинала ещё можно выполнить эту операцию и найти среднее число оборотов каждого номинала. Итак, нам всё известно: сумма цен товаров, реализованных за год и у каждого номинала купюр - его среднее число оборотов. Всё дано, а применить эту формулу я так и не смог, ибо не ясно, что надо ставить в её знаменатель: то ли число оборотов каждого номинала, то ли общее число оборотов всех номиналов. И что такое масса денег? То ли это в количестве купюр, то ли это в стоимости купюр всех (или для каждого) номиналов?

Касательно переменного капитала, или стоимости рабочей силы: "Стоимость рабочей силы сводится к стоимости определенной суммы жизненных средств", а, как это принято у Маркса, стоимость всех товаров в т.ч. и стоимость жизненных средств определяется... стоимостью живого труда или... стоимостью той же рабочей силы по производству этих товаров или жизненных средств. Стоимость зациклена сама на себя в её рекурсивном "определении".

У Маркса капитал может находиться в процессе производства (т.н. производительный капитал^, когда деньги капиталиста вложены в сырьё, материалы и в рабочую силу. Этот капитал он обозначает буквой: Л, и вот какими различными свойствами он его наделяет: "Изменение величины стоимости принадлежит исключительно метаморфозе Л, процессу производства", а через четыре страницы: "В общей формуле продукт Л рассматривается как материальная вещь... как предмет". И далее в этом же роде: "капитальной стоимости = Л", или: "товарный продукт процесса Л", или: "стоимость производительного капитала П = 422 ф.ст.", или: "завершил... процесс... в данном случае функцию Л", или же: "продукт прошлого функционирования Л", или: "в производительный капитал, в Л", или: "той части стоимости товарного капитала, которая = Л", - как можно одним символом (Л) обозначать разные вещи и некоторый процесс? Если данный процесс (Л) завершается созданием вещи (тоже Л), то, чем больше время процесса, тем больше вешей будет создано, и, потому, однозначного соответствия между ними не существует. Но, у Маркса: "Л есть производительный капитал, и функция его есть процесс производства", - что автомобиль, что процесс его движения, - это для Маркса без разницы, - обозначение одинаково. И, если это вам не нравится, то у того же Маркса можно найти и такое: "заключительное Л не есть процесс производства", и тут же: "капитал в своей заключительной форме Л снова должен начать процесс как процесс производства". В экономике подобные "смеси" наблюдаются сплошь и рядом, например, в т.н. "теории предельной полезности" одним символом Q обозначают как накопленные, так и потребляемые в данный момент блага, и даже то количество благ, которое покупатель только намерен купить на рынке на произвольную сумму денег (см. JV-ю часть моей работы).

Бред: "кругооборот индивидуального денежного капитала не предполагает существования денежного капитала вообще". - сравните, например, в биологии: животных вообще нет, а индивидуальные особи разных видов нормально существуют; или в механике: движения вообще нет, но индивидуально каждое тело движется; или в политэкономии Маркса: прибыли при обмене эквивалентов стоимости (по Марксу) на бартерном рынке вообще нет, однако индивидуально все участники бартерного рынка обогащаются, в астрономии, кругооборот отдельной планеты не предполагает существования планет вообще и т.д., и т.п.. И ещё Маркс задаёт себе вопрос: “Деньги — это оборотный или основной капитал?11, и вместо конкретного одного ответа взаимоисключающие суждения: “денежный капитал есть... форма оборотного капитала и “физическую массу денег... можно рассматривать как основной капитал11. Без ответа остался и такой чисто риторический вопрос Маркса: “Сравнение между основным и оборотным капиталом... В какой степени каждый из этих двух видов капиталов является капиталом в более полном смысле“. Ответ на этот вопрос в рамках теории Маркса просто не возможен, ввиду отсутствия однозначного определения капитала, и массы форм его бытия...

Перл от нашего гения: "движение каждого индивидуального... капитала является лишь частным движением... других капиталов и обусловленным ими", - сравните с механикой, где бы вам заявили, что масса тела является частной массой других масс и обусловлена ими (принцип Маха). Не по теме, но подобные фразы: "стоимость товара определяется не только стоимостью данного товара, но и совокупной стоимостью всех товаров", (это принцип Маркса), но если вы с этим категорически не согласны, то в запасе у теоретика имеется ещё вариант решения проблемы стоимости: "Величина стоимости какого-либо товара не зависит от того, мало или много товаров другого рода существует кроме него". Влияет или не влияет стоимость окружения на стоимость данного товара, и, если влияет, то каким образом, или в какую сторону, - всё это мелочи, на которые мэтру экономики и внимания обращать не стоит.

Ещё один шедевр: "Число же одновременно занятых рабочих... определяется отношением переменной части капитала к его постоянной части". Отношение величин с одинаковой размерностью (переменный и постоянный капитал) даёт в итоге величину безразмерную, а не число рабочих. При заданной равной производительности труда, чем больше число рабочих (переменный капитал), тем больше они перерабатывают сырья и, тем самым, изнашивают оборудования (постоянный капитал), и, потому-то, отношение переменного капитала к постоянному - есть вообще-то величина постоянная, и она обратно пропорциональна производительности труда, а не числу рабочих. И вот цитата Маркса, подтверждающая это положение: "количество средств производства должно быть достаточно, чтобы поглотить все количество труда", а к средствам производства нужно частью относить и постоянный капитал, который должен быть пропорциональным капиталу переменному (это зарплата рабочих), или пропорциональным тому же, по определению Маркса, количеству труда.

"капитал можно понять лишь как движение, а не как вещь, пребывающую в покое", - как видим, Маркс способен исследовать (понять) движение без его необходимого носителя материи (вещь). Наличие в этой его фразе слов: "лишь" и: "а не как", - подтверждает это. Но в другом месте читаем: "капитал образуется вообще лишь благодаря накоплению", или это: "капитал становится вещью, которая существует как в древнее время, так и в наши дни". - и мы видим, что капитал-вещь древнее современного ему и нам капитализма (в наши дни).

Вот в разных местах, но определения непонятно каких капиталов: "капитал, т.е. частная собственность на продукты чужого труда", или: "[имярек] именуется капиталом, лишь в том случае, если [имярек] приносит своему владельцу доход или прибыль", или же: "Капитал есть накопленный труд", или даже такое: "Сам рабочий есть капитал, товар". А это определение годится на все случаи жизни, и к любым процессам: "Капитал - это... проиесс. в различных моментах которого он всегда остается капиталом". Определение у богатых: "единство товара и денег, есть капитал", и у бедных: "действительный не-капитал. это - труд". А это загадка для лингвистов: "капитал - это не тот или иной товар, а всякий товар". Сравните с этим моим перлом об экономистах: "гений - это не тот или иной экономист, а всякий экономист". А это - для биологов: "в органическом теле скелет представляет собой основной капитал". А вот два исключающих определения: "Часть текучего [оборотного - В.Ш.] капитала, например уголь, смазочное масло", и о том же, но... не так же: "уголь, дрова, смазочное масло, сало и т.д... все это относится к основному капиталу". Если вы думаете, что это описка, то прочтите такое: "В земледелии семена... можно рассматривать как сырье". - на слово можно не обращайте внимания). Прочтите это: "в земледелии сырьем является сама земля; оборотным капиталом - семена". И после этого мудрый вопрос-ответ Маркса к самому себе: "Нельзя ли семена... рассматривать как основной капитал? Нет, ибо иначе пришлось бы рассматривать таким же образом всякое сырье". Прочтите это: "капитал определяется как то, что приносит прибыль" и прочтите такое: "Капитал, приносящий прибыль, есть действительный капитал... Капитал, приносящий проценты, есть... абстрактная форма капитала, приносящего прибыль". Из этих двух цитат по логике следует, что где-то есть и капиталы не приносящие прибыли, иначе зачем во второй фразе делать акцент: "Капитал, приносящий прибыль...", и, кроме этого, мы видим, что без разницы, в действительную или абстрактную форму облачён наш капитал: в любом его облачении прибыль он приносит. Кстати, как у реального объекта может быть... абстрактная форма, куда исчезает форма реальная, и где хотя бы один образный пример? И вот ответ на мой вопрос: "капитал имеет чисто идеальную природу, так как он представляет собой стоимость". Но вытянув хвост - утопили морду. Если у идеального объекта абстрактная форма противоречий не вызывает, то как идеальный объект может дать реальную прибыль?

Вот интереснейшие свойства рабочей скотины: "В качестве племенного скота - сырой материал [полностью переносит свою стоимость на продукт - В.Ш.], в качестве скота, откармливаемого на убой - оборотный капитал; в качестве рабочего скота - основной капитал". Здесь Маркс противоречит Врунгелю: "Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт".

А здесь наш герой запутался: "Чем больше... ежегодно применяемый основной капитал по отношению к ежегодно потребляемому основному капиталу", ибо как-так вообще такое можно: применять капитал не потребляя его? Чем применение отличается от потребления?

А из этой фразы: "капитал... означает авансированную сумму стоимости. Но она не есть сумма стоимости". - следует, что сумма стоимости одновременно не есть сумма стоимости. Как в Писании: "мужчина не был мужчиной и женщина не была женщиной (1:27 От Фомы)".

Ещё один феномен экономических отношений проигнорирован Марксом, и он состоит не в купле-продаже товаров, а в аренде-сдаче собственности. При купле-продаже товар меняет собственника, становится у того потребительной стоимостью, и прямо потребляется новым собственником, принося ему всю прибыль потребления (см. выше). Но если собственность временно не потребляется, то прибыли - не приносит, и может быть сдана в аренду другому лицу, которое от этого получит прибыль, и часть этой прибыли обязано вернуть хозяину в виде арендной платы. Такого рода отношения встречаются на каждом шагу и, потому, уже никем не замечаются в плане их теоретического осмысления. У Маркса в "Капитале" есть целый раздел, посвящённый отдельному исследованию явления процента, и он не видит в этом простой сдачи денег в аренду и не рассматривает процент в виде арендной платы за пользование временно свободными деньгами. У Маркса добрая четверть объёма 3-го тома "Капитала" опять посвящена особому исследованию земельной ренты, и там он тоже не понимает, что это та же арендная плата за аренду земли. Рассматривая транспорт, он всеми правдами и неправдами пытается подвести его под понятие капитала, не понимая, что плата за транспорт и есть та же арендная плата за его использование. Причина или нежелание Маркса отдельно рассмотреть отношения аренды, как особого рода источника прибыли до банальности проста: в этом случае его теория трудового происхождения стоимости, теория "эксплуатации" и неизбежной пролетарской революции терпит провал. И вот почему. Через весь "Капитал" красной нитью проходит идея Маркса, что капиталист покупает на рынке особый товар (рабочую силу), потребляет этот товар сверх времени, необходимого для его воспроизводства, и на излишке времени потребления рабочего имеет то, что Маркс называл прибылью от эксплуатации или прибавочной стоимостью. И всё выглядит вроде правильно и даже почти "научно", за исключением маленького нюанса. На любом рынке нельзя купить свойство товара, не приобретая вместе со свойством и сам товар. Вы не можете купить скорость автомобиля, не приобретая сам автомобиль. Вы не сможете купить красный цвет, не приобретая при этом сам фонарик и т.д.. Но отношения аренды позволяют сделать это. Арендуя автомобиль, вы его возвращаете владельцу, а арендная плата и есть та плата за нужную вам скорость. Арендуя красный фонарь, вы его возвращаете владельцу, а арендная плата и есть плата за нужный вам от него цвет. Итак, отношения аренды позволяют, не приобретая ресурса, воспользоваться его атрибутами, и от этого пользования получать необходимую прибыль, "отстёгивая" часть владельцу. Если вы покупаете раба, то вместе с нужной вам его рабочей силой, вы приобретаете и тело, которое вам без надобности. Но если вы арендуете раба, а потом вернёте его владельцу, то ваша арендная плата и будет платой только за пользование способностями раба, от которых вы получили требуемую прибыль. Аналогично и при капитализме. Купить рабочего или отдельно его рабочую силу невозможно. Можно только на определённое время рабочего арендовать и воспользоваться его способностями. Но часть полученной прибыли, вы, по универсальному принципу арендных отношений должны "отстегнуть" владельцу, т.е. самому рабочему за пользование его собственностью, или его ресурсом: "рабочей силой", или его трудом. Вот и выходит, что капиталист, не покупая, но, арендуя рабочую силу, должен делиться и делится с рабочим своей прибылью. И об эксплуатации не может быть и речи. А заработная плата рабочего и есть арендная плата за пользование его "рабочей силой". И, потому, отличие рабочего от крупного землевладельца только в масштабе получаемой им арендной платы за сдачу в аренду своего ресурса. Большая часть американцев не имеет жилья, и потому вынуждена арендовать жилище, фирмы тоже арендуют помещения. Вот цитата из учебника "Экономикс" лауреата нобелевской премии П.Самуэльсона: "Весьма интересным представляется и то, что наиболее ценный экономический ресурс - труд - не может быть превращен в товар, который можно было бы покупать и продавать как частную собственность. После отмены рабства противозаконно подходить к человеческому труду с тех же позиций, что и к другим активам капитала. Вы не можете продать себя, но вы можете сдать себя в аренду за заработную плату". Лауреат-экономист заявляет нечто прямо противоположное теории Маркса и никаких ссылок, никакой критики своего коллеги-экономиста у этого лауреата нет. Это называется: "не выносить сор из избы", или: "ворон ворону ока не выклюет". А в переводе на русский язык всё стаёт ясно. Как и в профессиональном спорте: коллеги по профессии уважают друг друга, ибо кормятся из одного корыта. Нарушишь эту этику, или обольёшь грязью противника, глядишь и получишь тем же самым, и по тому же месту. А кому всё это надо? Вот и существуют в экономике, как и в спорте, разные направления и школы Для публики имитируют борьбу, а на самом деле (корыто ведь общее) соблюдают "правила игры". И каждая школа вербует (чем не аренда?) своих безмозглых фанатов-сторонников, и с их дури живёт-кормится.

Вот ещё характерная цитата лауреата: "если вы имеете в собственности дом, и никому его не сдаете в аренду, то считается, что вы платите ренту самому себе", которую надо читать чуть иначе: "если вы имеете в собственности дом, и пользуетесь им, то получаете прибыль; если вы домом не пользуетесь, то прибыли нет; а если дом сдаете в аренду, то вы получаете ренту, от пользователя-арендатора как часть полной прибыли". Отличие моей цитаты в том, что прибыль от потребления или τη.: "рента самому себе", всегда больше, чем прибыль- рента от сдачи дома в аренду, поскольку арендатору от аренды тоже надо иметь свою часть прибыли. Бесприбыльную аренду никто брать в пользование не будет. Ещё от лауреата: "Годовые денежные доходы на капитал называются арендной платой. Когда мы делим чистый доход (арендную плату за вычетом издержек) на денежную ценность капитала. порождающего арендную плату, мы получаем норму дохода на капитал (измеренную в процентах за годУ'. Если под нормой прибыли Маркса понимать норму дохода на капитал, то мы имеем совершенно иное определение нормы прибыли в современной экономической науке. Под прибылью человек понимает разность доходов и затрат, и по этой цитате доход и есть арендная плата. В скобках нам предлагают ещё раз вычесть издержки, дабы получить чистый доход. Далее нам предлагают разделить этот чистый доход на денежную ценность капитала, порождающего арендную плату, или на общий доход и получить норму прибыли. Я человек, в экономике не грамотный, но имею заводик денежной ценностью в миллион. И я этот миллион считаю капиталом, который для меня, неграмотного, порождает доход, или арендную плату. По Марксу, этот миллион есть только основной капитал, к которому для получения прибыли надо добавить капитал оборотный (некие дополнительные издержки по этой цитате) и только тогда капитал оживёт и задышит. А в этой цитате норму прибыли можно получить, разделив чистую прибыль только на основной капитал. Здесь тот же парадокс размерности, и недаром лауреат нобелевской премии дважды упомянул слово год. Взяв любой иной интервал времени от секунды и до бесконечности, можно получить любую норму прибыли. Кстати, а как быть, если капитал не мой, а "дядин", и я просто его взял в аренду? Например, у фермера, владельца земли, земля есть его капитал, с которой он получает по этой цитате... арендную плату. А если фермер, сам не владелец земли, а её арендует у настоящего её владельца, то, что следует однозначно понимать под арендной платой? Здесь доход, как таковой, имеет и фермер и землевладелец. И оба дохода по этой цитате есть... одна арендная плата. Как видим, и Маркс, и современные нам лауреаты престижных премий - великие путаники в терминологии, изобретающие свои велосипеды каждый, и пренебрегающие общепринятыми математическими стандартами (см. ]\/-ю часть).

Вот ещё примеры непонимания общей сущности арендных отношений со стороны Маркса, хотя их частности, типа ренты и процента на денежные ссуды им подробно рассмотрены.

Читаем: “[рабочая сила] продается как способность... Дело обстоит так же, как с домом, пользование которым мне продано на один месяц. Потребительная стоимость отдана мне лишь после того, как я прожил месяц в этом доме“. Обратите внимание на подчёркнутые слова. Продать на один месяц не возможно, продают навсегда, а отдать в аренду можно на любой срок. Великому экономисту такое должно быть известным. После того, как я прожил месяц в доме, я его освобождаю, и не имею ни жилья, ни потребительной стоимости (в виде жилья), которую я могу потреблять. А Маркс заявляет, что мне отдана (даром, или как?) некая потребительная стоимость, которой у меня нет. Пока я жил в арендованном доме, я его потреблял, и он был потребительной стоимостью, а по окончании аренды мне потреблять нечего. Замените здесь дом, токарным станком на заводе у капиталиста, а себя (я) - рабочим, и абсурдность высказывания проявится в обнаженном виде. Кстати, за пользование станком рабочий должен платить арендную плату капиталисту, и капиталист ее берёт с работяги в виде той же прибавочной стоимости. Эксплуатации нет, а есть чисто арендные отношения, за которые никто никого в быту не экспроприирует, а за аренду платить надо.

Опять о транспорте: "средства транспорта... [пассажир] тоже оплачивает потребление, как оплачивает пользование другими предметами потребления". А ведь пользование предметом потребления оплачивается только при его аренде. Если предмет - ваша собственность, то вы её уже оплатили, и пользование (его свойствами) для вас, владельца, бесплатно. То же касается транспорта. Если транспорт не ваш, то вы арендуете его свойства (это его скорость или перемещение в пространстве себя или грузов) и оплачиваете владельцу амортизацию и выделяете ему часть от своей прибыли. И ещё о железной дороге: "услуги железной дороги {перемещение} потребляются в тот же момент, как они производятся", и страницей ниже: "здесь оплачивается и потребляется самый процесс производства, а не продукт". Имеем очередное открытие Маркса, в котором нам сообщают, что можно покупать и потреблять сам процесс, а не его результат в виде продукта. Повторю анекдот о гусаре, который на вопрос дамы о его желании содержать детей заявил, что подобное действо гусар не интересует, а оплачивают гусары процесс детопроизводства. Куда девается, и для чего производится, и чем вообще является самый продукт железнодорожных перевозок, Маркс не указал. А если бы он знал отношения аренды, то понял бы, что продукт железнодорожного транспорта давно произведен (станции, вагоны, локомотивы), а народ только арендует свойства продукта в виде его скорости или перемещения, и оплачивает владельцам только амортизацию и часть своей прибыли от использования транспорта. Потребление услуг в момент их производства вызывает сомнение. Если локомотив сломается на середине пути, зимой в открытой степи, то вряд ли следует считать, что вы потребили половину услуги. Нормальный человек будет считать, что его: "как совка, в натуре, Ж/Д развели на бабки и... избавились от свидетеля". Можно возразить, что имеются такие "товары", которые потребляются только как некие процессы, зрелища, путешествия, гонки. Увы, разочарую. Здесь тоже важен итог, а процесс- это не более чем красивая упаковка итога, за которую надо платить деньги. Зная итог матча, многие откажутся от процесса просмотра. А процесс подтанцовки скрывает безголосость попсы, комары и прочая "мерзкая экзотика" влияют на процесс отдыха, но не на его оплату...

О постоянном капитале: "часть постоянного капитала... лишь по частям передают свою стоимость продукту", и далее: "[средства производства] фигурируют таким образом, как если бы их брали на рынке лишь на прокат". Не верно, ибо средства производства - это есть собственность капиталиста, а на прокат (в аренду) берётся чужое - рабочая сила. Если же нечто взято на прокат, то кому его возвращать, и кому и сколько платить за использование?

Ещё раз о постоянном капитале: "2) Постоянный капитал, т.е. стоимость всех средств производства... они распадаются на основной капитал: машины, орудия труда, постройки, рабочий скот и т.д. и оборотный постоянный капитал: материалы производства, как сырые и вспомогательные материалы, полуфабрикаты и т.д.". Сложить стоимость сырья, материалов, и стоимость построек мне не удалось, т.к. чем больше время, тем больше объёмы расхода сырья и... дешевеют постройки. А здесь о факторе времени - наш Маркс ни гу-гу. Напомню, что рабочий скот (см. выше) может у Маркса принимать любую форму, или подвид капитала.

А теперь докажем математически, что к стоимости по Марксу товара, или к его цене на рынке труд не имеет ровно никакого отношения, а, значит, и труд в образовании капитала стоит вовсе не на первых ролях. Будем исходить из т.н. модели Маркса в образовании его прибавочной стоимости и его капитала: "Если мы издержки производства назовем к, то формула: Ст. = с + v + m превращается в формулу: Ст. = к + т, или товарная стоимость = издержкам производства + прибавочная стоимость". Напомню, что: с - это есть постоянный капитал, или затраты сырья, энергоресурсов, амортизация и т.п.; v - это есть зарплата рабочих, или часть необходимого труда в новой стоимости; m - "знаменитая" прибавочная стоимость, или неоплаченное рабочее время. Таким образом, (v + m) - это и есть вновь добавленная стоимость к товару и добавленная необходимым (ν) и прибавочным (т) трудом. Но, поскольку: "Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем", и: "Как стоимости, все товары суть лишь определенные количества застывшего рабочего времени", или: "как стоимости, товары суть простые сгустки человеческого труда". (труд и рабочее время у Маркса - эквивалентны) то и: (v + m) - пропорционально общему времени работы. Итак, пусть рабочие за рабочий день произведут: η штук товара. Значит, можно записать: η = ρ·(ν + m). Здесь: р - размерный коэффициент, пропорциональный производительности труда, a: (v + m), как отмечено, пропорционально времени работы рабочего. Если на одну штуку товара уходит по стоимости s сырья, энергии и амортизации, то постоянный капитал с, освоенный рабочим за день, будет: с = s*n = s*p*(v + m). Итак, по Марксу за день рабочими будет создана товарная стоимость: Ст. = с + (v + m) ξ s*p*(v + m) + (v + m). Если эту стоимость разделить на количество товара п, то мы и получим стоимость единицы товара, или его цену: [Ц] = Ст./η Es + 1/р. Итак, мы видим, что цена штуки товара равна стоимости сырья: (s) плюс обратная величина (с размерностью обратной стоимости), пропорциональная производительности труда. Знаменитая прибавочная стоимость - т, которой и посвящён весь "Капитал" в стоимость товара не входит, и это по идеям самого Маркса, к которым я применил простейшую логику и немного алгебры. Недаром "Капитал" напичкан "наглядными" примерчиками (унциями, квартерами, кипами, шиллингами, пени, пенсами; фунтами хлопка, пряжи и тканей) - деревьями, за которыми легко скрывать лес. Но внимательный читатель может мне возразить, что стоимость сырья и энергии (s) - это в общем случае не есть некая константа, а их стоимость тесно связана со стоимостями всех товаров, производимых в обществе. Учесть это можно, просто положив в уравнении: s = [Ц]*А, т.е., предположив пропорциональность затрат цене искомого товара, где: λ - некоторый безразмерный коэффициент. Как говорят математики, чтобы не расписывать преобразования: "подставив, - получим": [Ц] = 1/[р-(1 - Л)], что имеет смысл только для: значения: λ < 1 (цена сырья ниже цены производимого товара), и где тоже ни ν, ни m не просматриваются. Как видим, элементарнейшая алгебра, правильно применённая к "модели" капиталистического производства (по Марксу), начисто лишает модель своей основы - трудового происхождения (несуществующей) стоимости даже у... единичного товара. А ведь Маркс утверждал, что: "Стоимость всякого капиталистически произведенного товара Cm. [стоимость] изображается в формуле: Cm. = с + v + m". Как видим, если эту формулу применить к группе, или ко всей массе товаров, произведенных рабочими за день, а потом попытаться обратным ходом найти из формулы стоимость одного товара из этой группы, или из всей произведенной совокупной массы товаров, то получается очевидная нестыковка алгебраических результатов и болтовни Маркса, которая и опровергает саму "формулу стоимости", да и логику её математически неграмотного автора-журналиста (в 40 лет Маркс хромал даже в арифметике).

И ещё о знаменитой формуле Маркса для капитала: "Капитал К распадается на две части: денежную сумму с, израсходованную на средства производства, и... денежную сумму ν, израсходованную на рабочую силу. Следовательно, первоначально К = с + v... В конце процесса производства получается товар, стоимость которого = с + ν + т, где т есть прибавочная стоимость". Всё, вроде бы, верно и вполне соответствует трудовой теории происхождения стоимости и прибавочной стоимости у Маркса. Но анализ этой формулы показывает нечто странное. Пусть рабочие работают только на себя, или прибавочная (т) стоимость капиталиста не интересует. Тогда они за часть рабочего дня воспроизведут только первоначальный капитал: K = с + ν, и пусть это будет η штук товаров. Цена товара будет: P = (с + ν)Ιη, и, реализовав все товары, капиталист только возместит свои затраты. Подчеркну, что в этом случае естественная цена товара равна себестоимости по его производству. И вот правильное замечание Торренса по этой теме: "Естественная цена, которая состоит из издержек производства... не может заключать в себе прибыли". Но, для получения прибыли: т капиталист заставляет рабочих работать прибавочное время, и вот что там происходит реально. Пусть необходимое рабочее время, требуемое лишь для возмещения затрат, будет: Т, и капиталист заставляет рабочих работать дополнительно время: ΔΤ. Тогда рабочие дополнительно затратят средств производства: Δс = с*ЛТ/Т, и дополнительно, в той же пропорции, произведут товаров: Δη = η·ΔΤ/Τ. Из-за того, что у нашего капиталиста начнётся "процесс эксплуатации", цены товаров не изменятся, а если и изменятся, то только в сторону понижения, поскольку чем больше их предложение, тем ниже их цена. По тому же Марксу: "рыночная цена всех вещей падает по мере возрастания их количества". Итак, добавочное количество: Δη товара даст добавочную выручку в размере: Ρ·Δη = (с + ν)·Δη/η = {с + у)»ЛТ/Т и, за вычетом дополнительных затрат: Ac = с*ЛТ/Т, получим чистую прибыль: т = ν»ΔΤ/Τ. Но это ровно столько, сколько рабочие затрачивают дополнительно своей энергии (в единицах стоимости её восполнения) на производство дополнительных товаров, эту энергию отнять нельзя, она употребилась на труд и должна быть восполнена. А если учесть падение цен товаров при их переизбытке, то получение прибыли от дополнительного труда... невозможно, и цены на уровне себестоимости (и могут только падать). Замечания о восстановлении сил.

Маркс был явно не в ладах с законом сохранения энергии, потому учитывал только рабочую силу без учёта её энергозатрат. Концепция Маркса такова, что часть рабочего дня рабочий работает на себя, на восстановление своих жизненных функций, а другую часть, - на карман капиталиста. Но, чем больше рабочий работает, тем больше ресурса и ему надо на восстановление, т.е., чем больше вторая часть рабочего дня, тем больше и размер первой. Исследования этого взаимоотношения необходимого и прибавочного труда у Маркса нет, и вот почему. Предположим, рабочий вообще не работает, но кушать ему всё равно надо. Пусть минимальная стоимость его "безработной" жизни равна: P0 денег в день. Пусть рабочий поработал время: Т, тогда и на восстановление ему понадобится больше ресурса в количестве: P0 + λ·Τ. Если он работает и на капиталиста в добавочное время: ΔΤ, то его ресурс восстановления: Po + λ·(Τ + ΔΤ). В подтверждение этого привожу фразу Маркса из 1-го тома "Капитала": "недостаточное питание вообще падает главным образом на женщин и детей, та как «мужчина должен есть, чтобы выполнять свою работу»", или уже из 3-го тома: "Низкой заработной плате будет соответствовать отсутствие энергии у рабочих". Или ещё: "Рабочая сила выходит из процесса [производства] не только не богаче, но и беднее, чем она была, когда входила в него". Или: "после производства рабочая сила становится беднее на израсходованную жизненную энергию", а энергию надо восстановить. Всё это Маркс знал и прекрасно понимал, а в свою теорию не ввёл. Чем больше работы, тем больше требуется и еды, чем больше человек работает, тем больше ему надо платить исключительно на его восстановление. Здесь: λ - цена восстановления потерь рабочего. В процессе труда он потребляет: сырьё, энергоресурсы, амортизируется оборудование и т.д., и это тоже затраты, пропорциональные времени работы: μ·(Τ + ΔΤ). В итоге себестоимость продукции за день: P0 + (μ + λ)·(Τ + ΔΤ). А если эту себестоимость разделить на количество произведённых им товаров, которое в свою очередь пропорционально времени, то получим для себестоимости единицы товара формулу: S ~ μ + λ + Ро/(Т + ΔΤ). Откуда видим, что себестоимость имеет слагаемое, обратно пропорциональное общему рабочему времени. Отсюда и: "стремление капитала к безграничному и беспощадному удлинению рабочего дня", и: "Удлинение рабочего дня за пределы естественного дня, удлинение за счет ночи...", которое приводит к падению себестоимости товаров, а также к применению детского и женского труда, у которых ниже значение P0. Естественным становится феномен фальсификации товаров (снижение: μ - параметра затрат), да и вообще, тяга к автоматизации производства. В этом последнем случае P0 ~ 0, λ ~ 0, а (Т + ΔΤ) ~ 24 час, и себестоимость (единицы) товара минимальна. А где в этой формуле сидит прибыль, пропорциональная прибавочному времени: ΔΤ, я не нашёл.

Если рыночная цена товара: P выше его себестоимости S, то на единице товара имеем прибыль: ΔΡ = P - S. По моей концепции эту прибыль рабочий и капиталист делят между собой, а по Марксу, всю эту прибыль капиталист берёт себе. Но из формулы для: ΔΡ видно, что прибыль "производит" не прибавочное время: ΔΤ, а всё время: (Т + ΔΤ) труда рабочего.

Следовательно, теория Маркса о прибавочной стоимости, каковая продукт исключительно прибавочного времени работы, - несостоятельна, и любой труд, на себя, или "на дядю", всегда приносил и приносит прибыль. И это справедливо при любом общественном строе: от первобытного до капитализма. Если это не так, то что может заставить рабочего идти на бесприбыльную работу, когда, например, в частном секторе можно, работая на себя, иметь нечто и сверх затрат? На бесприбыльном труде при малейшем сбое в меньшую сторону, рабочий физически обречён. Если этого всё же не происходит (например, для батраков в межсезонье, или в периоды их безработицы), то теория бесприбыльного существования рабочих несостоятельна. Капитал, - это соединение труда рабочих с ресурсом капиталиста к обоюдной выгоде (к прибыли) сторон. В противном случае система просто развалится, т.к. одна её противоположность вымрет от бесприбыльности. Как капиталист, так и рабочий от совместных действий должны иметь прибыль. У Маркса: "Капитал, отчужденный... на рабочую силу, превращается в жизненные средства... для воспроизводства мускулов, нервов, костей, мозга рабочих". То, что даже неработающий человек нуждается в воспроизводстве. Маркс опускает. Рабочий воспроизвёлся, а далее на нём можно пахать без... энергозатрат с его стороны, и если бы он ещё не спал, то время пахоты на нём не ограничено. А так каждые сутки ему почему-то нужна подкормка, но... меньшая, чем он производит. Имеем очередное экономическое открытие "perpetuum mobile" в лице рабочего, который способен производить больше того, что он потребляет. Принципы термодинамики опровергнуты гением Маркса, у которого труд имеет: "свойство быть источником стоимости, притом - большей стоимости, чем имеет он сам". Сохранить принципы термодинамики можно только в одном случае: если стоимости нет в природе. Если бы экономисты учили физику, то подобный ляп Маркса был бы всеми замечен, в природе никакой источник чего-либо реального не даст больше того, что имеет он сам. Вот ещё цитата подобного рода: "капиталист обогащается... пропорционально количеству той чужой рабочей силы, которую он высасывает". Если капиталист непрерывно что-то высасывает из рабочих, то откуда они восполняют высасываемое, если непрерывно трудятся? Но, если такое высасывание длится годами, а рабочие находят в себе силы и для классовой борьбы, то неужели теория марксизма даёт им столько сил? А словосочетание: "высасывание силы", по глубине смысла вполне эквивалентно высасыванию напряжения из электрической розетки. Из розетки "сосут" энергию, которая пропорциональна напряжению в розетке (силе), равно как у рабочего "сосут" его труд, а не непонятно чем оцениваемую, и в каких единицах измеряемую, и где у рабочих расположенную их "рабочую силу".

И ещё перл открытого Марксом добавочного труда: "добавочный труд... может увеличить... прибавочный продукт... без соответственного... увеличения постоянной части капитала". В постоянную часть капитала входят энергозатраты, сырьё, амортизация и пр., значит, по этой цитате, можно чистым трудом "из ничего" создавать продукт. Экономист-философ может не знать закона сохранения энергии, но творить нечто из ничего, - такое мог только Господь Бог, да и то один раз: "сотворил Бог... землю (1:1 Бытие)". А на следующей странице (не Святаго Писания, а "Капитала") прямо противоположное заявление: "добавочная затрата на труд предполагает... добавочную затрату на сырьё". Говорят, что настоящие гении - двурукие, т.е. они одинаково владеют как правой, так и левой рукой. Жаль только, что у некоторых из экономических гениев: "левая рука... не знает, что делает правая (6:3 От Матфея)".

Ещё одно противоречие в формуле воспроизводства капитала: К = с + v+ т. Напомню, что в этой формуле: с - сырьё, расходные материалы и амортизация; v - оплата труда; и т - знаменитая прибавочная стоимость. Пусть всё производство - капиталистическое. Тогда можно записать: с = c' + V + т'. Это означает, что средства производства (с) наш капиталист приобретает на рынке у иных капиталистов, которые тоже имеют прибавочную стоимость. Получим в итоге: К = c' + (v+ V) + (т + т'), где: с' < с. Продолжив процесс, в итоге получим: К~ 0 + (v+ V + і/' + V" + ...) + (т + т’ + т" + т'" + ...), или тот странный факт, что капитал Маркса (К) по стоимости состоит из... необходимого и прибавочного труда, не имея никакого материального (по той же стоимости) содержимого. Парадокс в том, что потребительные стоимости, например, "дары природы", полезные ископаемые, или некоторые виды энергии, стоимости не имеют, но потребляются и функционируют (имеют цену) на рынке. В частности, в добывающих отраслях сырья-το нет, или оно есть, но полностью дармовое. То же самое, и в сельском хозяйстве, где затратами сырья (семена) можно пренебречь, и "из воздуха" получить прибавочный продукт (например, бахчевые) и по их массе, и по стоимости, и иногда, практически, без затрат труда. Получается, что те потребительные стоимости, которые не имеют трудовой составляющей, и даны природой, Марксом из рассмотрения исключены. А ведь их наличие снимает приведенный парадокс в его "трудовой теории". Но вот "решение" парадокса Марксом: "прибавочная стоимость капиталиста А входит в постоянный капитал В... Это показывает... что В уплачивает прибавочную стоимость А. В общем итоге прибавочную стоимость А не следует считать два раза". Считать два раза не следует, но прибыль не считают, а её объективно имеют от продажи товара, и она, не учитываемая рекомендациями Маркса, есть. И шедевр экономической мысли: "при капиталистическом производстве всякий общий закон осуществляется весьма запутанным и приблизительным образом, лишь как... тенденция, как некоторая... средняя постоянных колебаний". Представить себе наличие подобного заявления об общих законах в физике, я так и не смог. Там приблизительных законов почему-то не наблюдается, а есть лишь приближённые методы решения проблем в рамках точно установленных (на данном историческом отрезке времени) законов.

Открытие мэтра: "промышленным капиталистам удается пожинать «ежегодно больше, чем они посеяли»". А то, что и крестьяне пожинают: «ежегодно больше, чем они посеяли», да и твари Божьи пожинают: «ежегодно, ежечасно, ежеминутно, но вообще не сеют, и даже прямо (в технологическом смысле) не жнут», - это Маркс или забыл, или плохо знал саму жизнь.

Ещё одно математическое открытие Маркса: "прибавочный труд равен всему рабочему дню минус необходимый труд... он будет расти в том же [арифметическом] отношении в каком будет уменьшаться необходимый труд. Но если бы последний стал равным нулю, то и прибавочный труд стал бы равным нулю, так как он является лишь функцией необходимого труда". Если обозначить прибавочный труд буквой: т, необходимый труд буквой: у а весь рабочий день буквой: d, то эта фраза, описывает уравнение их связи: d = у + т. И Маркс нам вещает, что: т будет расти, насколько будет уменьшаться: у. Арифметикой Маркс овладел в совершенстве, и с ним не поспоришь, всё верно. Но затем парадоксальное заявление. Если бы: V. "стал равным нулю", то и т. "стал бы равным нулю", т.к. т = f(v). Вида функции связи: т = f(v) в "Капитале" нет, а есть формула: т = d - у из которой нормальный пятиклассник сделает вывод, что: f(v) = сУ- у из которой следует, что при: v = 0, т = d, но никак не нулю. И почему Маркс не привёл численных примеров? Например, таких. Пусть (d = 12) рабочий день равен 12 час., (v = 8) необходимое время равно 8 час., (т = 4) прибавочное время равно 4 час., тогда: /т7 = с/-у=12-8 = 4. Я полностью пишу в стиле Маркса. Далее, при том же d = 12, пусть V = 2 час., тогда прибавочный труд: /n = c/-v=12-2 = 10. Далее, пусть v = 1 час., тогда прибавочный труд: т = d- у = 12- 1 =11. Далее, пусть V= 0.1 час., тогда прибавочный труд: т = d-v =M-QA =11.9. Пусть v = 0.01 час., тогда: m = d-v=M- 0.01 = 11.99. Но по Марксу при: у = 0 час., прибавочный труд: m = c/-v=12-0 = 12, и должен стать = 0. Абзац...

"Первоначально мы [читай все трезвомыслящие люди - В.Ш.] принимали, что издержки производства товара равны стоимости товаров, потребленных при его производстве". И далее парадоксальное заявление: "не следует... забывать, что всегда возможна ошибка, если приравнять... издержки производства товаров к стоимости потребленных при их изготовлении средств производства". Обратите внимание на словосочетание: "всегда возможна". Это нечто подобное: "очевидному - невероятному", или: "в жизни раз бывает пиво каждый день". Если ошибка возможна, то она бывает не всегда, а если ошибка - всегда, то она действительна, но никак не будет только возможна. Вероятно, поняв это, Маркс и написал следующее: "Для нашего... исследования нет необходимости ближе входить в рассмотрение этого пункта". Короче, запутался и... умыл руки. И далее у него другое определение издержек производства. стоимости и цен производства, читаем: "Издержки производства товара соответствуют только количеству заключающегося в нем оплаченного труда, стоимость - всему количеству... оплаченного и неоплаченного труда, цена производства - сумме оплаченного труда плюс определенное количество [??] неоплаченного труда". Возвращаясь к моим обозначениям, при описании парадокса получим. Издержки производства товара = (у + V + v" + ν'" + ...), его стоимость = (у + V + у" + ν'" + ...) + (т + т' + т" + т'" + ...), т.е. = всему капиталу (К), а знаменитая цена производства = (у + V + у" + V" + ...) + \*(т + т' + т" + т'" + ...), где: λ < 1 - богом данная часть (определенное, тем же Господом Богом, количество) неоплаченного труда. Как видим, парадокс Маркса: отсутствия стоимости сырья в стоимости продукта так парадоксом и остался, но, зато, все категории политэкономии Маркса получили новые их определения: "в процессе... приобретает новые определения... стоимость".

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Проблемы капитала в "Капитале" Маркса:

  1. 5.3 ДВИЖЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО КАПИТАЛА
  2. Глава третья. Маркс - экономист.
  3. Проблема капитала и Дж. Б. Кларк
  4. Лапаева В. В.. Вопросы права в «Капитале» К. Маркса. — М. Юрид. лит.,1982.— 120 с., 1982
  5. Методологические основы и специфика анализа права в «Капитале»
  6. Капитал: понятие и сущность. Структура, текущая стоимость капитала
  7. 2.3. Управление капиталом и определение цены капитала
  8. ЧАСТЬ II- ЭКОНОМИКА ВОРОВСТВА (Анти - "Капитал")
  9. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  10. Спекулятивная терминология "Капитала"
  11. Стоимостная "каша на кухне" экономики Маркса
  12. Роль товара "рабочая сила" на рынке у Маркса
  13. Спрос, предложение и цены у Маркса
  14. Парадоксы "стоимости" у Маркса