<<
>>

Спекулятивная терминология "Капитала"

ты опутал... словами уст твоих, пойман словами уст твоих

(6:2 Притчи)

Ибо есть много... пустословов... особенно из обрезанных

(1:10 К Титу)

обманчивые слова, которые не принесут вам пользы

(7:8 Иеремия)

исполнители слова...

обманывающие самих себя

(1:22 Иакова)

оправдываться словами бесполезными и речью, не имеющею никакой силы?

(15:3 Иов)

лживый наговорит много лжи (14:25 Притчи) а всякий человек лжив (3:4 К Римлянам)

А здесь и начинаются чисто научные и методологические проблемы, разбросанные по всем томам "Капитала" и многим экономическим сочинениям (именно сочинениям, а не работам) Маркса. И причина этого в том, что, повторюсь, Энгельс отмечал одно свойство их с Марксом диалектики, в которой вообще нет: "готовых и раз навсегда пригодных определений". Нигде у Маркса вы не найдёте и однозначного определения понятия производства, даже в виде "абстракции разумной". Всего только в двух местах, мимоходом Маркс отмечает, что: "Всякое производство есть присвоение индивидом предметов природы в рамках определенной формы общества". И никаких примеров, или расшифровки. Получается, что если я, имея на руках паспорт, как свидетельство нахождения в определённой форме общества, попью воды из ручья, то, тем самым, совершу акт производства, поскольку присвоил предмет природы. Кстати, что понимать под словом присвоение? Я на заводской территории, нахожу на земле болтик и беру его в карман. По Марксу я совершил акт производства, поскольку я присвоил себе предмет. Я что-то незаметно украл и я присвоил это себе, - налицо акт производства, поскольку всё, что есть в природе суть предметы этой природы. И далее из этого крайне неряшливого "определения" производства, как предпосылку производства вообще, Маркс декларирует необходимость наличия неких форм собственности: "ни о каком производстве, а стало быть, и ни о каком обществе, не может быть речи там, где не существует никакой формы собственности.

- это тавтология. Присвоение, которое ничего не присваивает, есть противоречие в самом предмете". Обратите внимание, здесь производство и общество - синонимы и производство по построению фразы первично (!) по отношению к обществу. Надо полагать, что все предметы природы - собственность Господа, иначе по Марксу и воды нельзя будет напиться, без присвоения. А далее встречаем следующий пассаж в описании того же производства: "в процессе производства члены общества приспосабливают (создают, преобразовывают) продукты природы к человеческим потребностям". Это как бы тоже некое, но уже иное "определение" производства, где о собственности или о присвоении вообще ни слова - просто члены берут у природы какие-то продукты (а почему не вообще предметы, ведь продукт - это то, к чему был уже приложен труд) и приспосабливают их "под себя".

Под продуктом в быту понимается результат воздействия на первичный предмет с целью его изменения, а под предметом - вещь вообще. В плане собственности эти два определения

противоречат друг другу и для экономиста - это даже не небрежность, а пренебрежение к предметам исследования. Тот факт, что предметом производства могут быть и продукты природы, и вторичные продукты производства в этих определениях вообще не упоминается. Из этих двух "определений" мне абсолютно непонятна роль и необходимость собственности в производстве. Не ясно и что такое собственность. Как понять и стыковать два момента, что присвоение индивидом предметов природы предполагает некоего собственника (не иначе природу), а создание (как это?) и преобразование продуктов природы может происходить и просто так. В этих двух "определениях" производства чётко и однозначно не зафиксирована необходимость собственности, и следствием этого могут стать спекулятивные моменты, когда при необходимости собственность сможет возникать и исчезать в контексте. Я ниже определю собственность, как единство ограниченного ресурса и его владельца, а Маркс - практически вообще никак.

В его экономике и без определений вполне можно обходится. Вот, ну, очень оригинальное определение производства Марксом (улыбнитесь): "доение... есть процесс производства по отношению к молоку". Молоко-то производят доярки, а не коровы. И явно противоречащее аксиоматике (своей теории обмена эквивалентов), заявление Маркса: "Капиталистическое производство устраняет базис... обмен эквивалентов". На рынках всех формаций (по теории обмена эквивалентов стоимости) товары первоначально обменивались, или покупались-продавались по эквиваленту их стоимости. Капиталистическое производство устранило этот базис обмена (значит и самую главную аксиому в теории Маркса). Возникают вопросы. Если устранило, то когда и как? Революционно или эволюционно? Если устранило, то чем заменило? Если ничем, то это не устранение, а уничтожение. Если устранён базис, то на чём живёт-держится рынок обмена при капитализме? Если нет обмена эквивалентов, то кто из двух обменивающихся партнёров присваивает избыток? Почему другой это терпит? И почему это свойство есть у капиталистического производства, хотя обмен всегда происходит на рынках? Ещё уничтожающие (теорию Маркса) свойства капиталистического производства: "Капиталистический способ производства... увеличивает количество труда, затрачиваемого за определенное время". Напомню, что по аксиоме Маркса рабочее время - мера количества труда и стоимости! Читаем: "Рабочее время, или количество труда, есть мера стоимостей". И поэтому увеличение количества труда на данном времени. - нонсенс, типа увеличения надоя молока при данном режиме питания коровы (можно разбавлять водой), увеличения выпуска товаров, при данном расходе сырья (приписки), или увеличения доходов при данном ВВП. А с этими чудесами капитализма разберитесь на досуге сами. C одной стороны: "Прибыль... не является частью издержек производства отдельного капитала", с другой: "Прибыль является частью издержек производства капиталистического производства вообще". Лично я, - пас.

А как понимать категорию присвоения в данной интерпретации, если не как воровство, или как неэквивалентный обмен в одну сторону? Назвал Маркс воровство присвоением и успокоился, - тема закрыта. Кроме того, в тексте "Капитала" присвоение у Маркса выступает и как синоним... собственности: "В этом смысле будет тавтологией сказать, что собственность (присвоение^ есть условие производства"; или как синоним... потребления потребительной стоимости: "в потреблении продукты становятся предметами потребления, индивидуального присвоения", или несколько по-другому: "...для присвоения потребительных стоимостей, для удовлетворения потребностей". Термин присвоение - у него нечёткий, и един в трёх лицах: в упор Марксом игнорируемого воровства, не определённой им собственности и (вообще исключённого из рассмотрения в "Капитале", экономического момента) - потребления. Реально присвоению по той же диалектике Гегеля с необходимостью должен противостоять его противоположный момент - отчуждение, а этого у Маркса нигде чётко не зафиксировано. В одном только месте, где он косит под Гегеля, читаем: "присвоение, освоение, выступает как отчуждение, а отчуждение выступает как присвоение". Кстати, присвоение-освоение никак между собой не связаны. Можно присвоить завод, но лично его не освоить, а на том же заводе рабочие легко осваивают станки и вполне обходятся без их присвоения. А вот одна фраза Маркса о присвоении, которой в СССР, пользовались, не зная её автора: "Коммунизм ни у кого не отнимает возможности присвоения общественных продуктов". А присвоение чего- либо общественного и есть... воровство, которое и погубило благие намерения строителей светлого будущего. Вот бред Маркса-философа: "чувственное присвоение человеком и для человека человеческой сущности и человеческой жизни... и человеческих произведений, надо понимать не... в смысле... пользования вещью". Присвоение... не... в смысле... пользования.

Подобное доступно только разуму философов. Ещё фраза не для обывателя, а для Человека с большой буквы: "Человек присваивает себе свою всестороннюю сущность всесторонним образом". Как можно, и зачем это вообще нужно повторно присваивать себе... своё? Но и это ещё не всё: "Каждое из его человеческих отношений к миру - зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, желание, деятельность, любовь... и те органы, которые... есть общественные органы... являются... в своем отношении к предмету, присвоением последнего". Нейтральное отношение к предмету у Маркса не предусмотрено. И здесь новое открытие, что зрение это не орган чувств, а человеческое отношение к миру. У животных-не-человеков зрения нет. И зрение - есть общественный орган для... присвоения. Вот (к слову) ещё одна фраза о зрении: "Рабочую силу называют капиталом рабочего... Так, например, глаз - это капитал зрения". Имеем рабочего, у которого есть некоторое свойство (,рабочая сила), которое называют капиталом. А во второй половине фразы всё... наоборот. Есть некоторое свойство (зрение^ и его материальный носитель (глаз), и тут уже капиталом служит сам носитель, а не его свойство. Ещё фраза-парадокс: "Прошлое присвоение чужого труда теперь выступает просто как условие нового присвоения чужого труда". Слово труд вычеркнул я. Из этой фразы мы видим, что однажды начав что-то присваивать, уже нельзя остановиться (парламентарии меня поймут), но не ясно только, как крадут в первый раз, и что есть условие для первичного грехопадения. И ещё одно откровение из теории обмена эквивалентов Маркса: "создание [прибавочной стоимости] совпадает с присвоением чужого труда без обмена". Обратите внимание на слово совпадает. Присвоение чужого без обмена - это есть чистой воды воровство, а создание чего-то только... совпадает с этим.

Нельзя что-то присвоить, не отняв (отчуждение) это у другого, пусть даже у безответной природы. Присвоение, равно как и отчуждение - едины и одновременно противоположны, как правый и левый концы у палки. Закон Ломоносова в его вольном толковании гласит, что если где-то, что-то у кого-то убудет (отчуждение), то оно где-то у кого-то другого появится (присвоение). Исключение из этого закона составляют современные нам деньги, которые могут возникать: "из ничего" и бесследно растворяться, но об этом феномене мы пока не говорим. Вместо диалектического объединения этих понятий: присвоения и отчуждения в одно, третье, например, в обмен, дарение, или в воровство, у Маркса мы в контексте чисто изолированно, автономно встречаем понятие - отчуждение и тоже в двояком толковании. C одной стороны отчуждение близко примыкает к обмену или ко взаимному воровству и означает отторжение собственности от владельца: "Для того чтобы это отчуждение стало взаимным, люди должны лишь молчаливо относиться друг к другу как частные собственники этих отчуждаемых вещей", - а, с другой, - отчуждение применяется в качестве гегелевского отрицания стоимости в своей противоположности - в деньгах: "Форма цены предполагает отчуждаемость товаров за деньги и необходимость такого отчуждения". И только в одном месте "Капитала" он их объединяет в одно третье понятие - в абстрактное "экономическое отношение", которое в дальнейшем Марксом нигде и никогда не используется. Читаем: "До сих пор мы знаем только одно экономическое отношение между людьми - отношение товаровладельцев, в котором товаровладельцы присваивают чужой продукт труда только путем отчуждения своего собственного". Вроде бы всё практически по диалектике, где две противоположности в одном предложении в виде их объединяющего третьего - некоторого "экономического отношения". Но ведь если есть экономические отношения, то должны быть в обществе и внеэкономические отношения (читай: политика), которых Маркс не видит. В этом отношении воры присваивают чужой продукт труда безвозмездно (но... законно).

А если я насилием в одностороннем порядке присвою чужое, то какое это отношение между людьми? Если не экономическое, то какое? Я, царь-батюшка, и живу за счёт налогов- дани, то, в какое отношение я вступаю с налогоплательщиками и верноподданными? Вся история человечества - "история" царств и царей, которые... ни в каких экономических отношениях, по Марксу, не состоят, но умудряются как-то бесплатно творить историю и (тоже бесплатно) создавать империи. Для Маркса, которому известно только одно экономическое отношение, цари и прочая вороватая публика вплоть до современных нам парламентариев вообще вне отношений с остальными людьми. А определи он их ворами в Законе, то увидел бы, что их "экономическое отношение" противостоит его однобокому понятию присвоения, является его противоположностью, и напрашивается по методике Гегеля быть включенным в пару с экономическим отношением. Это отношение не будет только одним, ему известным, а обретет вторую сторону, свою противоположность, известную абсолютно всем: политику, или то же воровство. Операции с однополярными категориями по Гегелю недопустимы, а Маркс нагло нарушает им же принятую и им провозглашенную диалектическую методику. Отсюда и произвол в теории, и неверность в окончательных её результатах. Воровство, например, Маркс называет (вдумайтесь!) общественной функцией, которая к его экономике тоже не относится и упоминается им только один раз в 3-м томе: "...эти производные в таком смысле доходы приобретаются их получателями посредством их общественной функции как королей, попов, профессоров, проституток, солдат и т.д.". Приобретаются не доходы, а конкретные вещи и, притом, приобретаются за деньги. Доход не приобретают, а его... всегда получают, (имеют) или воруют у других, ничего не производя взамен (депутаты и цари- батюшки, проститутки и...), потому это и называется доход или получка, а не заработок.

Изучая только один момент - экономические отношения в обществе, вне их единства и связи с внеэкономическими отношениями: воровством (или политикой) в том же обществе просто по определению невозможно понять и "открыть" полный истинный: "экономический закон движения общества", что является целью написания "Капитала". Изучая электричество вне его связи с магнетизмом, нельзя открыть полный и истинный закон единой сущности электромагнетизма. Ранний Маркс иронизировал по поводу современной ему экономики: "Плут, мошенник, нищий, безработный... это призраки, витающие вне сферы политической экономии", - а сам позже в своих работах так и не смог разрешить эту "проблему". Вот его только одна жалоба на них из 2-го тома: "Около трети национального годового продукта отнимается теперь у производителей под именем общественных налогов и потребляется непроизводительно [??? - В.Ш.] людьми, которые не дают за это никакого эквивалента... Количество этого годового продукта и его распределение прежде всего должны сделаться предметом исследования". Обратите внимание. Треть продукта, просто так, отнимается (а не воруется) и потребляется, да ещё и потребляется (вдумайтесь) непроизводительно (и не перераспределяется перед потреблением). И эта V3 добра отнимается и потребляется не некоторым паразитическим классом, который нам надо дружно экспроприировать и пр., а некоторыми абстрактными людьми (а из предыдущей цитаты - это короли или... проститутки), которые... никого не эксплуатируют, а лишь (!!) ничего эквивалентного взамен почему-то не производят. И почему никто не противится такому отниманию - не ясно, или слишком ясно, и, потому, уточнению не подлежит. И почему это должно было (для экономистов?) сделаться предметом исследования, но так никогда и не сделалось - нам тоже не дано узнать. Если треть продукта исчезает из экономики неизвестно куда и неизвестно почему, то сделаем вывод, что и политэкономия, как "наука", имеет погрешность в своих выводах: 33.33%. А это "точность" даже хуже точности средних субъективных (беспристрастных) экспертных оценок.

А если определить производство, как воздействие индивида на предмет с целью его изменения для удовлетворения определённых потребностей, то наличия необходимой для этого предпосылки в виде собственности вообще не требуется. Купил, украл или вообще нашёл некий предмет, присвоил его, или не присвоил, но видоизменил для себя, или для другого и... чем вам не процесс производства? Больше никаких определений или уточнений понятия производства в "Капитале" нет. Возможно, Маркс в чём-то и прав, а возможно, и нет. Чёткого научного определения и обоснования именно понятия производства, а не какого- либо иного, "буржуазного" или авторитарного его определения им не приводится. Наличие вышеприведенной двойной альтернативы, в определении понятия производства может в дальнейшем вызвать и неоднозначное толкование не только контекста, но и результатов. Дальнейшие операции с понятием "производство” вполне в псевдо гегелевском стиле Маркс проводит в его взаимодействии с понятиями распределения, обмена и... потребления. Но здесь многословие, словоблудие и вообще волюнтаристская бессистемность изложения и полный отход от диалектики, и подробно об этом будет ниже. Я бы, следуя диалектике Гегеля, определил политэкономию, как, не науку, а некий общественный процесс, состоящий из двух объективных моментов - производства и потребления в их необходимом единстве и взаимообусловленности. Далее, единство этих моментов обеспечивается объективным процессом необходимого обмена между противоположностями, состоящим из двух моментов первичного воровства и "эквивалентного обмена" тоже в их необходимом взаимодействии. По-моему, всё достаточно чётко и по диалектике Гегеля: политэкономия = производство + потребление, а для них внутреннее и устойчивое взаимодействие, или некое обобщённое внутреннее обменное движение реализуется в необходимом обмене: (обмен) = "эквивалент" + воровство. А, в свою очередь, формами проявления "эквивалента" и воровства являются противоположные моменты: отчуждения и присвоения. Причём взаимные отчуждение и присвоение - это есть "эквивалент", а односторонние - это воровство. Поэтому ясно, что предметом экономики должно быть изучение способов производства и потребления, опосредованных отношениями распределения в виде двух противоположных их моментов "эквивалентного обмена" и воровства. У Маркса предмет политэкономии - это: "способ производства и... отношения производства и обмена". Это определение явно скроено наспех, перекошено и совершенно не по диалектике. Производство по Марксу - это одновременно и способ, и отношение, а обмен - только некое отношение и не имеет способов, хотя всем ясно, что способов обмена, а особенно обмена не эквивалентного, как это и приведено в Прологе (см. 1-ю часть) - много. Путаница в терминологии, о которой за 250 лет до Маркса предупреждал учёных Гоббс, и породила путаную экономику. Маркс Гоббса читал, ярлыком отметил, и его предостережение всем учёным видел, но... проигнорировал. Откуда вывод: Маркс не учёный, который учится на своих и чужих ошибках, а философ, или журналист времён М.Твена, - типичная конъюнктурная "акула пера", способная со [творить]... всё.

Вот к какой глобальной ошибке привело Маркса неправильное определение им понятия, - предмета его исследования, которому посвящён "Капитал", - понятия политэкономии. Как я отмечал, Маркс, минуя все исторические стадии экономического процесса, начинает прямо с капитализма и определяет предмет своего "исследования", как: "капиталистический способ производства и соответствующие ему отношения производства и обмена". Как видим, у него на первом месте стоят отношения производства, а потребление он заменил обменом. У него и получается, что нечто где-то произвели, обменяли, а зачем всё это - никому не понятно. Конечным назначением производства является только потребление, а будет перед этим обмен или воровство, и как товар дойдёт от производителя к потребителю это вторичное. В патриархальном обществе, анализом которого Маркс так высокомерно пренебрёг, при неразвитой системе разделения труда, есть только производство и потребление, и эти два момента сами и определяют фундамент экономики вообще и патриархальной экономики в частности. Там, в самом начале экономики, как таковой, обмена фактически ещё нет и истинные причины его последующего возникновения у Маркса вообще не исследованы.

Я ниже покажу, что только с разделением труда возникают и объективные предпосылки товарного производства и имманентный ему обмен, а так было, увы, далеко не всегда. Когда начинаешь изучение с "высших материй", типа капитализма, то подобные "проколы" всегда неизбежны. Не будет потребителей с их потреблением - и... не будут нужны никому: ни производство, ни пресловутый обмен. Я определил политэкономию как единство и борьбу двух её исходных коренных составляющих моментов: производства и потребления. Обмен это атрибут или особенность именно особой товарной экономики, разделённой на два вида производства: на производства товара (в соответствующих особых сферах производства) и на производство собственно потребительной стоимости (на обменном-бартерном или же денежном рынке) для её (а не товара) окончательного и производительного потребления.

Единство их (производства и потребления в экономике любого типа) в том, что если не будет потребления, то бессмысленно наличие самого производства, оно объективно вообще исчезнет. И, наоборот, в современном нам обществе если не будет производства, то практически нечего будет и потреблять, и многие цивилизованные народы просто вымрут или деградируют до некоторого устойчивого т.н. "низшего" уровня. Пещер, дров и хвороста для костров, бананов, личинок и корешков для еды на всех современных людей явно не хватит.

Общий принцип обмена между потреблением и производством состоит ещё и в том, что потребление так же формирует (и влияет на) производство, как и производство, формирует потребление, и происходит это только через материальный обмен между ними. И этот факт отмечали основоположники: "Как потребление отшлифовывает продукт как продукт, точно так же производство отшлифовывает потребление". Здесь надо было бы добавить, что для этого и существует феномен обмена (а не марксистского отражения), но добавлено это не было.

Борьба их происходит в нескольких аспектах. Никакое производство невозможно без потребления (сырья и труда). Но предельная цель конкурентного производства состоит, чтобы производить всё, не потребляя ничего. Но это, в принципе, невозможно, и здесь имеет место донорский вариант противоречия, когда одна сторона стремится обойтись без другой, но это не возможно, и обеим приходится взаимодействовать в обмене. Это противоречие внутри экономики производства, противоречие-в-себе. Борьба противоречий между потреблением и производством отражена в борьбе покупателя и продавца, как потребителя и производителя. Третье противоречие (при прямом потреблении купленного, или выменянного на бартерном рынке товара) состоит в том, что каждый стремится "выжать" из своей покупки максимальную для себя "прибыль" в самом широчайшем понимании любых принципов потребления, а потребляемая вещь от такой "экстремальной" эксплуатации только быстрее выходит из строя, провоцируя новый цикл потребления. Итог всей этой борьбы состоит в том, что каждый потребитель желает потреблять бесконечно долго, но... ничего не производя, а каждый производитель желал бы, в принципе, производить бесконечно быстро и много, и при этом, не потребляя никаких средств для этого идеально недостижимого процесса производства.

А теперь покажу, в чём состоит ошибка Маркса. Когда я в институте изучал философские категории, которые (по той же диалектике) всегда существуют в виде пар взаимодействующих противоположностей, то для запоминания сущности их взаимодействия, нами, студентами применялись сокращения. Например, закон единства формы и содержания коротко звучал так: "содержание оформлено, форма содержательна", для единства сущности и явления применяли: "сущность является, явление существует", и т.д.. Из предложенного определения экономики по закону диалектики следует, что противоположности функционально замещают друг друга. Это значит, что при любых условиях производство всегда "потребительное". - у Маркса читаем: "труд потребляет продукты для производства продуктов". Этот очевидный факт неоднократно отмечался основоположниками, и на нём я не буду задерживать здесь внимание. Важно и другое, нечто противоположное! Неправильно определив составляющие моменты политэкономии, и исключив из неё момент потребления, Маркс совершенно не учёл и вторую часть противоречия производства и потребления, а именно, что: насколько производство "потребительное" настолько же и потребление всегда производительно!

Значит, проведя аналогию с приведенными мною выше "сокращениями для студентов", мы можем написать: "производство потребительное, потребление производительное". ® И что бы человек ни делал, и что бы он ни потреблял: пищу, энергоресурсы, ширпотреб, предметы роскоши, зрелища, или "непроизводительно" тратя время и деньги на курортах и пр., - любой вид потребления для него, равно как и для всего живого, всегда производителен.

Маркс не настолько глуп, чтобы не видеть этой проблемы, но он спускает её на тормозах, высмеивая Грюна: "господин Грюн пришёл пока к убеждению, что следует производить, чтобы потреблять, и что при производстве потребляется сырой материал. Настоящая трудность начинается для него тогда, когда он хочет доказать, что потребляя он производит. Здесь господин Грюн делает совершенно неудавшуюся попытку хоть сколько-нибудь разобраться в тривиальнейшем и обыденнейшем отношении между спросом и предложением". Осмеивание вместо критики + перевод стрелок с: "потребляя он производит", на чисто рыночный феномен спроса и предложения + отсутствие доказательств, что потребление не производительно. И ещё: "Единство производства и потребления... толкуется господином Грюном дальше в том смысле, что «потребление и производство, говоря экономически, должны покрывать друг друга»... он неизменно берёт своей исходной точкой не производство, а потребление". О т.н. экономическом термине покрытия, (не хряком-свиноматки, а другом-друга) я буду говорить ниже. То, что говорить о первичности (исходной точки) отношений производства-потребления при капитализме, - бессодержательно, - я уже говорил, а в начальной экономической форме жизни вообще: потребление ("даров природы") было и есть, а производства не наблюдалось. И вот чем Маркс убивает не Грюна, но... свою диалектику: "В действительности производство и потребление часто находятся в противоречии друг с другом... Грюн доказывает прежде всего, что существует вообще отношение между производством и потреблением". По тону и контексту фразы я делаю вывод, что для Маркса не существует вообще отношение между производством и потреблением (политэкономию он определял, как отношения: "производства и обмена"). При отсутствии между ними отношений, о каком, да ещё и частом противоречии между ними же может вообще идти речь? Есть отношения - есть противоречия, это закон той же диалектики, нет отношения (нет взаимодействия) откуда тогда противоречия возьмутся? Но если забыть об объекте осмеяния, Грюне, то у мэтра можно найти вполне здравые фразы: "Производство есть непосредственно также и потребление", - с чем трудно не согласиться, и обратное: "Итак... потребление есть непосредственно производство". И далее пояснение его открытия: "для гегельянца нет ничего проще, как отождествить производство и потребление", или в другом месте: "Потребление есть непосредственно также и производство.·· в процессе питания... человек производит свое собственное тело... Это потребительное производство". И здесь яркий пример того, как можно иногда, пользуясь правильной методикой (например, законами диалектики) грамотно произносить правильные фразы, не понимая их... сути, ибо последние слова этой цитаты должны быть иными: "Это производительное потребление". Несмотря на это, Маркс стоит на своём: "Потребление работника бывает двоякого рода... производительное потребление... и... его индивидуальное потребление". Ладно, пусть так и будет, но тогда как понимать уже категоричное, не двоякого рода: "потребление работника непроизводительно для него самого, так как оно воспроизводит лишь индивидуума с его потребностями". А вот вовсе непонятное утверждение Маркса: "идеолог капитала, политико- эконом, считает производительной только ту часть индивидуального потребления, которая необходима для поддержания рода и для увеличения численности рабочего класса", - откуда не ясно, согласен или нет Маркс с позицией политико-эконома. Ещё одна верная фраза: "сам акт производства, во всех своих моментах, есть также и акт потребления", но почему сам акт потребления не во всех моментах производителен, не ясно По диалектике так не бывает. Вот абсолютно верная фраза: "производство есть потребление; потребление есть производство. Потребительное производство. Производительное потребление... одно опосредствуется другим". А в другом месте: "Процесс потребления входит... в процесс воспроизводства... Но потребление происходит не для того, чтобы производить", - а для чего нечто потребляют им не указано. У Маркса производительно потребляет ресурсы только его детище - капитал, а иное потребление у него просто... уничтожающее. И пояснение этого, якобы с позиций его особой диалектики: "Однако это определение производительного потребления... выдвигается экономистами только для того, чтобы отделить... от... потребления, которое... принимается как уничтожающая противоположность производства". Короче, Маркс противопоставляет акту производства уничтожение, и такое понимание потребления он приписывает... экономистам, а его позиция по этому вопросу двойственная, как это следует из приведенных выше цитат.

Когда вы съели яблоко - вы воспроизвели витаминный баланс в организме. Питание - это есть воспроизводство естественных потерь энергии самой Жизни. Когда вы отдыхали на курорте - вы кроме восполнения потери жизненных сил отдыхом повысили для всех свой рейтинг. Отдых это есть: и производительное, и рейтинговое потребление, о сути которого будет сказано ниже. Когда вам нечего делать, и вы убиваете время каким-либо бесполезным занятием, например, проматываете свои или чужие деньги в казино, то это для вас тоже чисто рейтинговое, или полезное потребление. Когда вы "стучите молотком", то вы что-то полезное производите. Когда вы тратите время на учёбу, или осваиваете профессию, - то это необходимый элемент потребления вами времени и денег для дальнейшего участия в производстве. Всем известен феномен удачной и неудачной покупки. Удачная покупка - это, если её потребление оправдывает ваши ожидания... в облегчении жизни и экономии времени. Если вы добирались на работу 2 часа, а после приобретения автомобиля на это уходит 20 минут, то ваша покупка удачна, а если из-за пробок, гаишников и прочих... ремонтов автомобиль у вас отнимает в день 3 часа, то вы здесь прогадали в экономии и времени и денег. Понятие бесполезного только затратного, а не производительного потребления, - это нонсенс по определению. Зачем тратить время и силы на такое потребление, которое ничего не даёт, т.е. не даёт прибыли, и компенсации убытков естественных жизненных процессов, когда можно, потребляя, получать выгоду? "Время - деньги", а "потребление - прибыль". ®

Этот момент производительности любого потребления полностью выпущен Марксом из рассмотрения по вышеуказанной причине, когда науку начинают делать не с определения понятий, а прямо с "высшей математики". У него производительно потребляет ресурсы (купленные им товары) только его капитал, который, благодаря такому потреблению, имеет свойство воспроизводства и непрерывного роста: "Вторая стадия: Производительное потребление купленных товаров капиталистом". Маркс совершил "величайшее открытие", состоящее в том, что потребление у капиталиста производительно. И далее Маркс только этим потреблением и занимается и, ослеплённый своим "открытием", ничего вокруг просто не замечает. Почему же тогда богатеет и общество, если оно всё без прибыли проедает?

А почему бы Марксу вообще не рассмотреть феномен потребления с позиций той же диалектики и попытаться нам и себе доказать, что и его потребление бывает тоже двух

видов: производительное и... непроизводительное. Почему бы ему ни исследовать причину существования его непроизводительного потребления, когда рядом есть потребление производительное, дающее прибыль, и что же объективно толкает человека, вопреки его естеству, потреблять непроизводительно (и тратить на это время), когда можно что-то от потребления, да поиметь? Почему т.н. производительное потребление в единственном числе, и противостоит массе непроизводительных действий, о которых Маркс вообще не упоминает? В 3-м томе Маркс, скрепя сердце, приходит к выводу, что т.н. "рабочая сила" тоже капитал и, потому, потребление рабочего тоже производительно. Потребляя товары и пищу, рабочий осуществляет расширенное воспроизводство своей: "рабочей силы", - своего единственного капитала. Капитал и (или) рабочий - это у Маркса две особенные "открытые" им сущности, у которых потребление производительно. Казалось бы, сделай естественный для любого учёного шаг: анализа и обобщения, рассмотри с этой позиции и потребление остальных товаров, остальными потребителями. Но этот естественный шаг сделан так и не был. Всё остальное потребление у Маркса - т.н. затратное, и, потому, им из экономики исключено. Продукт вообще исчезает в потреблении и потому выпадает из его однобокой и анти диалектической экономики, теряя при этом и... Духа стоимости. Читаем перл: "Если он [товар] служит личному потреблению, то... исчезает его стоимость; если он потребляется производительно... то его стоимость переносится... на самый товар". Значит, если кушает рабочий, то стоимость продуктов переносится на его товар, на рабочую силу, а если пирует царь-батюшка со челядью, то стоимость продуктов исчезает. А, что будет, если царь Пётр 1-й отпировать изволили и стали к токарному станку? Куда перенесётся стоимость им выпитого?

И Маркс, со слов Энгельса, гордился "открытием" особых товаров, типа "рабочей силы", и особых производительных видов потребления, которое он именовал особым термином: авансирование. А если бы он, сначала, правильно определил политэкономию, то "открытие" не состоялось бы, и он пришёл бы к выводу, что любое потребление производительно, и, потому, так же, как и любое (индивидуальное, рабское, феодальное, капиталистическое и даже коммунистическое) производство тоже необходимо требует потребительских затрат. Так требует гегелевская диалектика, которой Маркс откровенно пренебрёг, а пользовался псевдо диалектикой "кося" под Гегеля, когда не видел решения очередной проблемы. А отсюда вывод, что если производительное потребление капитала приносит прибыль его владельцу, то и потребление любого приобретения приносит прибыль потребителю, например, экономит его силы, или время, а это уже другая, не перекошенная, а полностью симметричная для производителя и потребителя экономика, о которой речь пойдёт ниже. Маркс оторвал производство от потребления, заменив потребление нигде не наблюдаемым товарообменом эквивалентов. Как результат, он увидел и исследовал только прибыль товаропроизводителя, и полностью не исследовал (просто не заметил) аналогичной прибыли у покупателя. Как следствие такого перекоса в одну сторону, он и пришёл к понятию односторонней "эксплуатации" только тех, кто "не имеет прибыли" (пролетариат и потом всё общество) теми, кто прибыль имеет, а это только проклятые капиталисты, купцы, но никак не государство со его сатрапами. Капиталист противостоит рабочим, и он имеет свою видимую большую прибыль, и потому его надо экспроприировать. Для воровской прибыли государственных структур у Маркса есть ссылки на: "другие законы", которые он тоже... не исследует. Вот его замечание о наличии в обществе т.н.: "непроизводительных рабочих - государственных чиновников, врачей, адвокатов и т.д. и вообще всех, кто в форме «большой публики» оказывает экономистам ту «услугу», что объясняет необъясненное ими". Кстати, термин и факт наличия непроизводительных рабочих взят Марксом у А.Смита, который о подобной «публике» высказывался весьма и весьма уважительно, именуя её: "уважаемыми... непроизводительными работниками". Здесь же прямым текстом Маркс нам говорит о роли государства в экономике, где оно (точнее, неуч-экономист с его помощью): "объясняет необъясненное". Аналогичные по смыслу высказывания мы далее встретим и у современных экономистов, - лауреатов нобелевских премий: они отмечают именно такое назначение их любимого государства, когда сталкиваются с проблемами в своих надуманных теориях.

А в реальной-то экономике, где оба-двое имеют прибыль, говорить об "эксплуатации"... беспредметно. И в реалии речь идёт о дележе общей прибыли, о её перераспределении. А это уже политэкономия воровства, в которой нет места (да и смысла вообще) для понятия "эксплуатации", а есть в ней взаимный обмен-обман товарами с целью хищения-получения прибыли себе. И суть этого обмена, не в обмене товаров по их эквивалентной стоимости, а в обмене (обмане) с помощью промежуточного агента (товар) эквивалентной прибылью. Поскольку в обмене каждый получает для себя примерно одинаковую прибыль, то воровские моменты обмена снимают друг друга и обмен становится и законным, и... "эквивалентным".

Напоследок, для облегчения понимания цитат, расшифрую, что Маркс понимает под капиталом, и какие оттенки капиталов встречаются в его политэкономии. Однозначного и чёткого определения понятия капитала у Маркса нет, зато есть куча частных определений по тексту, типа: "капитал. т.е. частная собственность на продукты чужого труда", или: "капитал есть командная власть над трудом и его продуктами ", или: "Капитал есть накопленный труд", или, ближе к истине: "Если даже капитал не восходит к грабежу или мошенничеству, то все же необходима помощь законодательства, чтобы освятить наследование". Встречаем и нечто, но... не для среднего ума: "капитал есть полностью потерявший себя человек... труд есть человек, потерявший самого себя", или: "Рабочий только тогда существует как рабочий, когда он является для себя капиталом", и т.д.. Есть и более разумные определения капитала: "капитал, т.е. как стоимость, которая не только сохраняется в движении, но и создает... прибавочную стоимость". C учётом же фантома самой стоимости, капитал тоже отдаёт частично душком призрака. Владельцы акций, и государственных облигаций должны со мной согласиться. Акционерные фирмы в случае их краха не только не создают прибавочной стоимости, но и уничтожают фантом стоимости вообще, до нуля. Подчеркну, что уничтожить материальный объект невозможно, мешает закон сохранения материи, а со стоимостью товаров и акций проблем нет. Но вот ещё почти правильное определение капитала: "капитал, как стоимость, обладающая той потребительной стоимостью, что она создает прибавочную стоимость, прибыль". Ошибка здесь в том, что прибыль создаёт любая потребительная стоимость, а не только капитал. Топор у плотника такой же капитал, как и завод у олигарха, оба они с помощью своих потребительных стоимостей создают прибыль, и разница - только в размере прибыли. В 3-м томе встречается и такое: "капитал - это не вещь, а определенное, общественное... производственное отношение, которое представлено в вещи". Но, если взять в качестве вещи яблоко, то смысл определения как-то нивелируется. Вот ещё категорическое, но и пустое заявление: "капитал не есть сумма материальных и произведенных средств производства". Почему заявление пустое? Потому что оно не стыкуется с таким: "Капитал - это превратившиеся в капитал средства производства". Об алкоголике можно сказать тоже нечто подобное, рекурсивное: "свинья - это превратившийся в свинью пьяница". Что же суть такое эта реальная капитал-свинья приходится узнавать из сторонних источников. Но если не искать его (капитала) единого чёткого определения, а просто пройти по текстам всех "творений" д-ра Маркса, то мы находим следующие, отдельные виды капиталов и их смеси.

Прежде всего находим у Маркса купеческий, торговый, а позже - финансовый капитал, который функционирует по формуле: Д-Т-Д', где: Д' > Д, т.е., когда потребление Денег даёт прибыль в виде Денег, а промежуточным агентом является Товар. Неверность этой формулы будет пояснена ниже, а для финансового капитала - формула имеет иной вид: Д-Д', без промежуточного агента (Т), когда Деньги сами "делают" Деньги. Примечание Маркса: "из... формы обращения купеческого капитала. Д-Т-Д', развиваются деньги... как нечто такое, что... увеличивается просто посредством отчуждения". А замените здесь непонятный термин отчуждения на воровство, и вы обретёте великую истину бытия. И, обратите внимание, что деньги уже развиваются из капитала, а не из товара (у Маркса золото было товаром).

Далее находим основу-основ его теории: промышленный капитал. Работает он по этой же формуле: Д-Т-Д', но отличается он от торгового тем, что имеет преимущественно "вещную" (здания, станки, коммуникации, сырьё), а не денежную форму. Именно вещную-вещевую форму капитала (включая сюда и рабочих) Маркс именует производительным капиталом.

Промышленный капитал делится на основной и оборотный. Деление это абсолютно несуразное и вот почему: "Основной капитал - это тот капитал, который вкладывается в... закупку машин, инструментов, ремесленных орудий и т.п.". Основной капитал можно измерять деньгами, как цену того, что он в себя включает: здания, машины, коммуникации и пр.. "Оборотный капитал - это капитал, применяемый при производстве предметов...". Оборотный капитал имеет ту особенность, что у него другая единица измерения: деньги в единицу времени. К нему относятся: сырьё, расходные материалы, зарплата и (хитрый момент) - амортизация, или частичный износ... основного капитала. Чем больше время работы, тем больше в деньгах будет и величина оборотного капитала. Политэкономия по умолчанию приняла расчётное время равным одному году, и оборотные средства обрели... псевдо денежную форму, но и тут не без проблем. Строительство военного корабля занимает несколько лет, и оборотный капитал за год не имеет "физического смысла", равно как для пекарни имеют смысл и её дневные обороты. Короче говоря, основной капитал учесть легко, а оборотный (в деньгах) - пропорционален времени... Вот определение прибыли у Маркса: "прибыль на капитал пропорциональна его размерам". Какой капитал имеется в виду: то ли основной, то ли оборотный за год, то ли их сумма - понимайте, как сами поймёте.

В свою очередь оборотный капитал Маркс делит на постоянный и переменный. В чём тут "фишка". Переменный капитал - это заработная плата, а постоянный - сырьё, расходные материалы плюс сюда амортизация от основного капитала, т.е. часть основного капитала (амортизация) постепенно превращается в постоянный капитал и, потому, как и сырьё, входит в стоимость товаров. Всё вроде бы понятно, за исключением одной его фразы, где у него... всё наоборот: "часть постоянного капитала приобретает форму основного [fixes] капитала... все другие вещественные части капитала... образуют оборотный или текучий капитал". Примеров нет, и понять, какой из видов постоянного капитала (расходные материалы или сырьё) переходит в основной, и в какой форме это реализуется, - невозможно. Ещё цитата: "часть постоянного капитала существует в виде средств труда, как, напр., машины, постройки и т.д.". Если это так, то что такое основной капитал? Повторяю у него: "Основной капитал - это... капитал, который вкладывается в... закупку машин, инструментов, ремесленных орудий и т.п.". Куда относить машины - не ясно. Тем более странным на этом фоне выглядит перл: "весь капитал является поэтому оборотным капиталом", и об основном капитале (здания, машины) Маркс вообще забывает. У меня создаётся впечатление, что в разных местах своего "Капитала" Маркс намеренно даёт противоположные заявления с целью (при нужде) позже сослаться на нужный (якобы доказанный ранее) результат. Обилие текстового материала делает такие подлоги незаметными: пока читаешь пояснения нового "открытия", - полностью забываешь, что он писал по теме ранее. Или же Маркс ведёт себя как студент-дипломант, который, зная, что дипломную работу всё равно читать никто никогда не будет, в её середину вставляет откровенную набуду, или всё, что он думает о родной "Alma mater", родимых-то в ней "препах", и всё то, чего он желает: им, их родственникам и их... родимой "Alma mater".

Делит он капитал на производительный и денежный. C денежным всё более-менее ясно: "денежный капитал... в виде денег, которые породили деньги". - и почему деньги могут порождать себе подобных, а товары надо производить путём зверской "эксплуатации"? Ведь по Марксу золото-деньги вначале были товаром (не размножались), а, став деньгами, обрели способность к... размножению. Почему этот феномен не исследован? И ещё фокус: "...масса товаров... беспрерывно растет. - то здесь увеличивается и количество золота и серебра". Деньги всегда увеличиваются, масса товаров беспрерывно растёт. - налицо полная гармония непрерывно-взаимного бесконечного роста. Масса товаров растёт за счёт зверской эксплуатации, а злато-серебро увеличивается само собой. А вот и о купце, спасителе теории денег: "который... ввозит из-за границы дополнительное золото или серебро", - непонятно зачем купцу это делать, когда деньги всегда и так увеличиваются. А ведь там, за границей есть и свои купцы, которые по этой цитате тоже должны ввозить драгметаллы. Ввоз и вывоз - это две диалектические противоположности, и односторонне рассматривать только ввоз, это обычная, ничего не дающая, метафизика. Только ввоз (без вывоза) невозможен.

Под производительным капиталом Маркс разумеет и ту часть денежного, которая уже вложена (затрачена) в производство. Тоже вроде бы всё понятно: часть капитала имеет вид денег, а часть обращена в средства производства. Но как понять такое его заявление, что есть: "...разделение капитала на первоначально производительный и добавочный капитал". Что такое добавочный капитал, - не ясно, ибо о нём больше нигде Марксом не упоминается. Но и при определении денежного капитала Маркс ухитрился раздвоиться. C одной стороны, денежный капитал это форма промышленного капитала, а с другой, - он чисто финансовый капитал: "денежный капитал... предмет манипуляций особой категории капиталистов". Этими особыми товарами, особыми капиталистами, особыми свойствами различных объектов политэкономии "Капитал" Маркса нашпигован как селёдками в бочке. Любое несоответствие теории практике и отдельным фактам, объясняется особыми свойствами соответствующих объектов. Повторю итог всех этих Марксовскх построений: "весь капитал является поэтому оборотным капиталом", а ошибка А.Смита, по заявлению нашего Маркса, состоит в том, что: "А.Смит приходит к тому нелепому результату, что... капитал состоит только из переменного капитала". Переменный капитал (зарплата рабочих) есть лишь часть оборотного, потому ошибка у А.Смита не такая существенная, по сравнению с аналогичными и гораздо более грубыми ошибками Маркса, о которых поговорим ниже. Тот факт, что у нашего Маркса любой из указанных капиталов может быть скрытым, я уже отмечал. Вот ещё некоторые примеры.

А.Смит: "часть капитала... возмещается... с некоторой прибылью в цене... изделий", что полностью соответствует голой эмпирике рынка, и "критика" этого положения Марксом, как: "...о детски наивном определении источника прибыли". Маркс забыл, или вообще не знал об: "устах младенцев", которые практически завсегда: "глаголют нам истину".

Критика Марксом А.Смита: "для фабриканта-машиностроителя машина... есть продукт, который обращается... говоря словами А.Смита, «отделяется, меняет хозяина, обращается дальше». В этом случае машина оказалась бы... не основным, а оборотным капиталом. Путаница происходит опять-таки благодаря тому, что Смит смешивает различие между основным и оборотным капиталом". Если Смит путаник, то, как понимать эту фразу Маркса: "Скот в роли рабочего скота есть основной капитал; откармливаемый на убой скот представляет собой... не основной, а оборотный капитал". Что справедливо для скотины, и у Маркса, то никак не подходит для машин у А.Смита. А почему? Ещё у Смита: "Почему же одна часть [капитала] называется основной? Потому, что «некоторые части капитала должны быть фиксированы в орудиях труда»", и тонкий юмор Маркса: "Но ведь другая его часть тоже «фиксирована» в заработной плате и сырье". То, что фиксировано в орудиях труда, увы, и есть капитал, поскольку может быть измерено в деньгах, а сырьё, зарплата имеют иную размерность, размерность расхода [деньги в месяц] и, потому, они в деньгах никак не могут быть фиксированы. - зависят от времени. По Марксу А.Смит забывает: "что все элементы производительного капитала в... натуральной форме (как средства труда, материалы и рабочая сила)... противостоят продукту". Здесь Маркс смешивает в одну кучу: и стоимость самого автомобиля (средства труда) и стоимость эксплуатации сего автомобиля (материалы -это горючее, зарплата шофёра, родные ГАИ-шники), которая пропорциональны времени.

Вот ещё одно определение некоторого капиталистического отношения, которым Маркс не пользуется никак: "капиталистическое отношение выражается в отношении основной суммы к прибавочной сумме". Здесь подразумеваются суммы капиталов. Итак, если прибыли нет, то это отношение... бесконечность, а если есть убытки, то это... отрицательная величина, а как и куда вообще приткнуть это хитрое капиталистическое отношение - не известно..

А вот две цитаты: "Величина авансированного [капиталистом] капитала выражается не той массой капитала, которую он применял в течение года, а той, которая периодически к нему возвращается", и такое: "авансированный капитал равен капиталу, обернувшемуся в течение года". Пусть у вас имеется капитал 1000. Вы его каждый месяц вкладываете в бизнес, и он к вам периодически возвращается с прибылью. По первой цитате, 1000 - это есть весь ваш авансированный капитал. Но за год капитал обернётся 12 раз и составит уже 12000. По второй цитате уже не 1000, а 12000 - есть ваш авансированный капитал. И после этого под авансированным капиталом можно понимать всё, что требует момент. И ещё примеры. Маркс обозначает постоянный капитал (сырьё, амортизацию, расходные материалы) буквой (с), а переменный капитал (зарплату) буквой (v). Читаем некоторые его высказывания: "Капиталист авансирует весь капитал", и я (весь капитал) себе представляю, как капитал, затраченный, например, на покупку... свечного заводика. Далее. Кроме всего капитала у Маркса бывает: "капитал авансированный и израсходованный". И для пояснения он даёт свои любимые числовые примерчики: "авансированный капитал в 500 ф.ст. = 400с + 100v", но далее: "весь авансированный капитал в 1680 ф.ст... и той его доли в 500 ф.ст., которая израсходована во время производства...". Вопрос к читателю. Что такое 500 ф.ст.? Какой это всё же капитал, или авансированный или применённый? Ещё: "между стоимостью всего капитала (= с + у)...". И что есть такое капитал: (с + у), или весь, (как купленный мною свечной заводик) или только израсходованный - решайте сами, в "Капитале" вы найдёте любые варианты ответов.

Ещё: "часть основного капитала вложена в строения и машины... прибыль будет тем больше, чем больше число часов... эти машины будут находиться в работе", - странность этого заявления в том, что здесь намеренно... забыто, что одновременно с прибылью растёт и амортизация стоимости машин, а это прямые убытки. И ещё одна странность. По Марксу прибавочную стоимость, или прибыль, создаёт живой труд рабочих, а машины. - те лишь повышают производительность труда, не влияя на производимую в течение дня стоимость. Есть машины, или нет машин - а общая стоимость за день производится одинаковая. Откуда при этом берётся дополнительная прибавочная стоимость (прибыль от работы машин) - не понятно. Ещё странность. Пусть машины работают круглосуточно и износятся за 5 лет. Если они будут работать по 12 часов в сутки, то износятся за 10 лет. В обоих случаях на каждую машину будет произведено одинаковое количество продукции, и наш капиталист получит в сумме одинаковую прибыль. Откуда Маркс взял, что прибыли будет больше - тоже не ясно.

Ещё одна терминологическая странность: "Что касается переменного капитала... - он есть источник прибавочной стоимости". У Маркса переменный капитал (v) есть уже оплаченный труд рабочих. Как может уже оплаченный труд быть источником прибавочной стоимости, которая есть исключительно продукт труда... неоплаченного? Если убрать добавочный труд и оставить необходимый, то источник (v) сохранится, а прибыль? Может, Маркс тут случайно проговорился, и оплаченный труд содержит в себе прибавочную стоимость, или прибыль, и для рабочих? Подобная нечёткость в определении разновидностей и подвидов капитала и позволяет ему с помощью нужной подмены терминов, в коих легко запутаться, поскольку термины всегда уточняются под контекст изложения, доказывать нужное, но... недоказуемое.

А мы посчитаем. Маркс говорит о: ’’заключенном в отдельном товаре пропорциональном делении вновь присоединенного труда на оплаченный и неоплаченный”. Что имеется в виду. Когда производят товар, то в его стоимость по Марксу входят: C - стоимость затрат (сырье, энергоресурсы, расходные материалы, амортизация - прошлый трудУ V - стоимость рабочей силы (минимальная оплата средств для поддержки существования рабочего - оплаченный труд); M - пресловутая прибавочная стоимость (цена прибавочного труда, присваиваемого капиталистом - неоплаченный трудТ И вышеприведенная цитата, кактривиал, сообщает, что в каждом отдельном товаре пропорционально присутствуют три вида труда: прошлый, оплаченный и неоплаченный. Вот ещё фраза этой серии: ’’стоимость постоянного капитала, [С - В.Ш.] стоимость переменного капитала [V - В.Ш.] и прибавочная стоимость [М - В.Ш.]... повторяются в своих пропорциональных частях в каждом отдельном товаре”. Короче говоря, если за день произведено N товаров, то в каждой штуке, точнее, в стоимости каждой штуки сидят: C/N - стоимость вещных затрат, V/N - оплаченный труд рабочего и M/N - прибыль капиталиста, или неоплаченный труд. Вроде всё верно на уровне интуиции и арифметики для 4-го класса, но давайте с помощью алгебры для 5-го класса покажем, что это не так. Итак, положим, что эксплуатации нет, т.е. рабочий работает не полный рабочий день, а столько, дабы возместить затраты на своё содержание. Пусть он произведёт N товаров, израсходует C ресурсов и получит зарплату V. Капиталист не имеет ничего и стоимость единицы товара будет: P = (С + V)/N. Наш капиталист обижен, ибо в стоимость штуки товара неоплаченный труд не входит и ему, бедняге, нечего кушать. Поэтому он заставляет рабочего работать прибавочное время, за которое рабочий затратит M своего труда, который капиталист не оплатит, а заберёт себе. Посмотрим, что будет с ценой товара P', и войдёт ли в цену неоплаченный труд работяги. Ясно, что товаров N' воспроизведётся больше, и, как не трудно показать, N' = Ν·(1 + MA/). Ясно, что сырья уйдёт больше в той же пропорции: C = 0(1 + M/V) и затраты труда будут не V, а (V + М). Итак, вся произведенная стоимость за день будет не: (С + V), а (С + V + М) или, что то же самое: 0(1 + MA/) + V + М, при количестве товаров: N' = N•(1 + Μ/V). Поэтому новая стоимость-цена штуки товара будет: P' = [0(1 + MA/) + V + M]/ [N•(1 + MA/)] = (С + V)/N ξ Р, и неоплаченного труда в новой цене нет. А нет в цене товара неоплаченного труда, значит нет никакой эксплуатации, а банальная кража труда работяг. Как видим, решение Маркса о пропорциональном участии прибавочного труда в цене не верно, и также ошибочно его замечание в адрес Прудона: ’’Подобные загадки сбили с толку Прудона, который обращает внимание только на цену отдельного... товара, а не рассматривает товар как продукт совокупного капитала... той пропорции, в которой... продукт делится мысленно ценами отдельного товара”. Увы, прав оказался Прудон, ибо как ни выворачивай капитал, а придуманная Марксом некая прибавочная стоимость в цену штуки товара влезать не хочет, нет её там. Так создаётся лже наука. И далее ещё о цитате Прудона: ”На деле его тезис еще хуже, потому что в нем... предположение, что истинная цена товара равна... заключающемуся в нем количеству... труда”, а мы видели, что так оно действительно и есть, и никакое это не предположение. И вот генеральный вывод Маркса о том, чем же допотопные товары отличаются от товаров, произведённых капиталистически: ’’результат... капиталистического... производства... это - товары, в цене которых не только возмещается стоимость авансированного... капитала, но... овеществлен, как прибавочная стоимость... прибавочный труд”, - этот вывод, как мы показали выше, просто ошибочен, не выдерживает ’’проверки алгеброй”, а он апеллирует к подсознанию, или эмоциям. Прибавочная стоимость или прибавочный труд не отличимы от труда необходимого, и закон Маркса о прибавочном труде есть закон произвола, закон полицейский, а не объективный закон политэкономии.

А вот и соответствующие противоречивые цитаты Маркса: "издержки производства товара равны его стоимости", - откуда вывод: прибыль в стоимость не входит. Вот подтверждение: "Прибыль... заключается как раз в избытке стоимости (цены) товара над издержками его производства". Или ещё: "Прибыль... не является частью издержек производства отдельного капитала". Логический вывод: издержки производства, или те же издержки капитала имеют место быть только на производстве, и они же на производстве образуют стоимость товара. А как тогда понять такое: "издержки производства... меньше стоимости произведенных им товаров". Или вообще гениальное: "Если капиталист продает товар с прибылью, но ниже его стоимости, то часть прибавочной стоимости вместо продавца присваивается покупателем". И как это можно, продавая ниже стоимости (ниже издержек производства), ещё иметь прибыль? А куда приткнуть это: "Прибыль является частью издержек производства капиталистического производства вообще", - думайте сами, ибо здесь прибыль (!) уже сидит в... издержках (?!).

Ещё один гениальный закон, открытый Марксом: ’’закон, являющийся важнейшим законом политической экономии... с прогрессом капиталистического производства норма прибыли имеет тенденцию к понижению”. Сравните с физикой: ’’закон... с удалением планет друг от друга сила их притяжения имеет тенденцию к понижению”, - и склоните голову перед гением.

Открытие: ”Общая норма прибыли возможна вообще лишь потому, что в одной отрасли производства норма прибыли слишком велика, а в другой слишком мала”. Сравните, в медицине: ’’Рост детей возможен лишь потому, что в одной стране рост слишком велик, а в другой слишком мал”, или в философии: ’’Движение возможно лишь потому, что у одних тел скорость слишком велика, а у других слишком мала”, или в... экономике: ’’Прибыль возможна лишь потому, что у олигархов она слишком велика, а у бомжей слишком мала”.

Ещё одно: "Общий оборот авансированного капитала есть средний оборот... его составных частей... Поскольку дело идет лишь о различных периодах времени, нет, конечно, ничего проще, как вывести из них среднее". - если выводить среднее из периода времени для составных частей капитала, то, как же к ним приклеить капитал, оборот которого требуется найти? Формулировка в корне не верна, но в тексте "Капитала" Маркс, в виде числовых примерчиков, даёт правильную интерпретацию, складывая скорости оборота составных частей капитала, и деля весь капитал на найденную сумму. Что есть вообще оборот, и в каких единицах его измеряют, остаётся за кадром. Если это время, то почему ни принять вместо оборота привычный термин, период обращения? Что может дать знание среднего оборота капитала, - не ясно, в том плане, в какие расчётные экономические параметры он входит. Ну, если оборот капитала А в 10 раз больше оборота капитала В, то, что нам из этого? И, кстати, последний вопрос можно толковать двояко, ввиду неопределённости определения размерности оборота. Одни поймут, что А "крутится" быстрее В в 10 раз, а другие, что А занимает на один свой оборот в 10 раз больше времени, чем В. И ещё одно определение: "Цикл оборота... дан продолжительностью жизни основного капитала", если это так, то какой смысл введения среднего оборота из его составных частей? Да и продолжительность жизни здания (это основной капитал) много больше времени жизни станка (тоже часть основного капитала). А как это можно стыковать с такой фразой: "сокращается все время обращения, а потому сокращается и оборот", если оборот Маркса определяется временем жизни основного капитала, то, несмотря на ускорение обращения (сокращение времени продажи товаров), эту жизнь основного капитала можно сократить лишь ускорением... его износа (оборудование и здания). А этого никто не делает. Или перл математики: "[освобожденная - В.Ш.] Оборотная часть капитала... относится ко всему авансированному оборотному капиталу, как время обращения относится к периоду оборота". Если учесть, что время обращения - синоним периода оборота, то подобное открытие Маркса теряет смысл. Наплодив ряд тождественных терминов: цикл, оборот, время оборота, период оборота, жизнь капитала, средний оборот и пр., Маркс с лёгкостью устанавливает (словесами) между ними некие связи. Вот ещё фраза абсурда: "[капитал] обернулся только 2Z3 раза, только 2Z3 его стоимости совершили полный оборот". Сравните с механикой, где вам заявят: "земля обернулась только 2Z3 раза, только 2Z3 ее массы совершили полный оборот", - и вы поймёте уровень научности "Капитала".

И ещё о том, что для экономистов не существует преград ни во времени, ни в деньгах: "Если время оборота мы хотим выразить посредством массы обернувшегося капитала...". Или, к примеру, этакое: "масса постоянно функционирующего производительного капитала определяется отношением времени обращения ко времени оборота". Здесь две ошибки. Первая состоит в том, что если время обращения близко к нулю (товар сразу продаётся), то у Маркса производительный капитал (средства, задействованные в производстве) тоже близок к нулю, типа, если вы печёте и тут же продаёте пирожки, то вам не нужна... пекарня. Вторая ошибка мне уже набила оскомину. Отношение величин одинаковой размерности (времена обращения и оборота) даёт в итоге безразмерную величину, но никак ни массу капитала.

Ещё одно. Марксом введен термин модификации, вообще без его определения: "Система кредита... равно как и торговый капитал модифицируют оборот для отдельного капиталиста", - что означает: модифицировать оборот (модифицировать время?), и что есть сам процесс этой непонятной модификации (из каких процедур, или процессов он состоит), - понимайте, как хотите. По сути и смыслу модификация - означает модернизацию, улучшение, а оборот можно только ускорить-замедлить... Что же суть такое, эта хитрая модификация оборота?

В качестве примера возьмём одну цитату Маркса и проведём её детальный анализ. Вот она: "Товар... нам представляется с двух точек зрения: потребительной стоимости и меновой стоимости", и далее Маркс приводит в качестве примера сандалии, которые могут быть обувью (потребляться, как потребительная стоимость), или выставляются на продажу-обмен (уже как меновая стоимость), чтобы выменять их на любой другой товар. На первый взгляд всё верно, но детальный анализ этой одной фразы показывает её полнейшую абсурдность.

Во-первых. Под товаром Маркс понимает продукт труда, ту вещь, в которую вложен труд и которая предназначена исключительно для продажи: "только вследствие производства сверх того, что требуется для потребления, избыточная часть потребительных стоимостей [читай, что вещей - В.Ш.] здесь перестаёт быть потребительными стоимостями и становится средством обмена, товарами", где прямым текстом нам говорится, что вещь становится товаром, когда перестаёт быть у её владельца потребительной стоимостью. Следовательно, товар не может быть одновременно: и потребительной стоимостью и меновой стоимостью, ибо товар по определению есть только стоимость меновая. А вот если в первой цитате слово товар заменить на слово вещь, то абсурда не будет, ибо любую вещь можно потреблять и ту же вещь можно выставить на обмен-продажу. В первом случае вещь будет потребительной стоимостью, а, только выставленная на продажу, становится товаром. Маркс сам критиковал схоластиков за то, что у них: "...потребительной стоимостью всех товаров, сведенной, если воспользоваться термином схоластиков, к универсальной сущности, было для них вещество природы как таковое", а сам тоже (с заменой вещи товаром) опускался до схоластики. А вот и прямое подтверждение моих слов... устами Маркса, который при критике А.Смита увлёкся до такой степени, что прямым текстом утверждал: "этот процесс [получение избытка продукта в земледелии — В.Ш.] понятен также и в том случае, когда стоимость сводят к потребительной стоимости, а последнюю - к веществу вообще". Значит, потребительная стоимость, - вещь!

Во-вторых. Есть проблема собственности относительно потребительной и меновой стоимости. Если меновой стоимостью может быть вещь, которая ваша собственность, то потребительной стоимостью может быть любая вещь. Поясняю. Рабочий потребляет сырьё, станки, энергоресурсы, которые есть собственность капиталиста. Робинзон потребляет т.н. "дары природы", которые вообще не есть чья-либо собственность. Если вы арендуете жильё, то вы его потребляете, как собственность, но не свою, а чужую. В то же время продать чужое нормальный человек (не аферист) не имеет права, и не сможет вообще. Поэтому понятие потребительной стоимости несколько шире понятия меновой стоимости, и по сути охватывает не только товары, но гораздо более широкий круг объектов, фактически это все вещи.

В-третьих, это проблема качеств и их свойств у объектов. Любой объект обладает определёнными качествами, которые видны, и могут быть измерены той или иной единицей измерения. Например, автомобиль имеет такие качества, как максимальную скорость, вес, грузоподъёмность, мощность, расход горючего, цвет, тормозной путь на сухом асфальте при максимальной его скорости и т.п.. некоторые качества взаимосвязаны (мощность, скорость и расход горючего), а некоторые автономны (цвет, марка). При этом всеми перечисленными качествами автомобиль обладает одновременно. Но есть у него и такие качества, которые одновременно не проявляются, например, он не может одновременно двигаться и вперёд и назад, он может двигаться или вперёд или назад. Потому первую цитату следует читать так: "Вещь... нам представляется с двух точек зрения: потребительной стоимости или меновой стоимости". И Маркс, чувствуя это противоречие, отмечал: "Трудность, на которую мы прежде всего натолкнулись, заключается в том, что товар для того, чтобы представиться как меновая стоимость... сначала должен быть отчужден, сбыт с рук, как потребительная стоимость, в то время как отчуждение его в качестве потребительной стоимости предполагает, напротив, его бытие в качестве меновой стоимости". Он, как и всегда, трудность отметил, но решения проблемы (в рамках товара, а не вещи) не дал (характерный его приём, отмечать и мусолить проблему, не давая её решения). Ещё затруднение подобного рода возникает именно для товаров, как продуктов труда: "возникает новое затруднение, заключающееся в том, что товары, с одной стороны, должны вступать в процесс обмена как овеществленное всеобщее рабочее время, а с другой стороны, овеществление рабочего времени индивидуумов как всеобщего само есть лишь продукт процесса обмена", где он отмечает, что товар, как продукт труда, как меновая стоимость, как труд-рабочее-время может реализоваться только после обмена, а не при его, например, производстве, где собственно затрачивается рабочее время на его изготовление-производство. Только после обмена двух различных товаров вы можете говорить об одинаковых в них затратах труда. И решения этого затруднения у него тоже нет.

В-четвёртых. Противоречие арендных отношений, анализа которых в "Капитале" вообще нет. Оно состоит в том, что вещь при её потреблении, как потребительной стоимости, просто исчезает. Та же вещь, при её обмене-продаже взамен даёт эквивалентную потребительную стоимость. А та же вещь, сданная в аренду, её владельцем не потребляется, но... приносит ему доход в виде арендной платы. Значит, если вещь потребляется вами, то она бесследно исчезает, а если вашу вещь потребляют другие, то приносит доход, и с ним прибыль. Обрати Маркс на это противоречие внимание, он бы понял, что любое потребление даёт прибыль, иначе потребление бессодержательно. Живой организм всегда теряет свою массу и энергию (процесс диссипации) и вынужден возобновлять их извне (обмен веществ, или потребление). Значит, потребление даёт прибыль организму в потерянной им массе и энергии. В среднем потери и прибыль скомпенсированы, и, потому, создаётся видимость того, что в потреблении вещь, ну, "просто так" уничтожается. Задай себе вопрос, зачем человек потребляет, ответь на него, и обретёшь реальную, а не эфемерную базу для построения экономической науки.

И далее, на основе ошибки в первой цитате, автоматически идут серии ложных заключений и подтасовок. Читаем: "Как меновая стоимость, одна потребительная стоимость стоит ровно столько, сколько и другая, если только они взяты в правильной пропорции". Что означает здесь слово стоит? Ведь Маркс только начинает рассматривать первичные экономические категории: меновую и потребительную стоимости вещи. Самих стоимостей, цен, денег и прочего ещё нет, а бытовой рыночный термин: "стоит" - уже есть. В математике слово ровно означает равенство величин, а в этой фразе - сравнивается (стоит ровно) непонятно что.

Ещё детское откровение Маркса: "Так как «иена» есть меновая стоимость. - а говоря о стоимости, я всегда имею в виду меновую стоимость". И зачем для одного понятия вводить 3 синонима: «иена», меновая стоимость и стоимость? Для творения спекулятивного учения. И вот подтверждение этого в такой фразе: "как цена товара деньги - не меновая стоимость, не отношение, а определенное весовое количество золота", где цена... - не меновая стоимость. Или такое: "цена... отличается от стоимости... тем, что она представляет собой стоимость... выраженную в материале денег". Цена отличается от стоимости тем, что она... стоимость...

Далее читаем: "Меновая стоимость какого-либо товара не проявляется в его собственной потребительной стоимости". Откуда вывод, что его собственные меновая и потребительная стоимости товара не связаны между собой. Действительно, как показано выше, вещь (а не товар) может: или потребляться, или меняться-продаваться, и одно с другим не связано. Но как тогда можно понять такой перл: "потребительная стоимость есть вещественная основа, в которой выражается определенное экономическое отношение, меновая стоимость"? Эта фраза противоречит первой и, ну, никак не стыкуется ещё с одной цитатой: "Потребительная стоимость... находится вне круга вопросов, рассматриваемых политической экономией", и что в данных цитатах следует понимать под бытовыми словечками: выражается и проявляется?

Выражаются торговки на базаре, а проявляется невежество автора за стеной его заумной фразеологии, типа: "если товар может стать потребительной стоимостью лишь благодаря тому, что он реализуется в качестве меновой стоимости, то, с другой стороны, он может реализоваться как меновая стоимость лишь благодаря тому, что он в своем отчуждении выявляет себя в качестве потребительной стоимости". Или в более понятном смысле: "если девушка может стать женщиной лишь благодаря тому, что она реализуется в браке, то, с другой стороны, она может реализоваться в браке лишь благодаря тому, что она в своем отчуждении выявляет себя в качестве женщины". Глубокомысленное изречение философа... Как говорит нам Маркс: "путаница понятий у старых экономистов является ещё простой...", или: "Пестрая компания пописывающих аферистов... создала... немецкую экономическую литературу", где: "экономисты являются не чем иным, как толкователями и апологетами". Обратите внимание на местоимение чем, употреблённое Марксом в отношении апологетов. Значит, все экономисты - суть объекты неодушевлённые, точнее, вещи-в-себе-и-для-себя.

Но вернёмся к нашим т.н. баранам. Если меновая и потребительная стоимости реально существуют, то они должны как-то измеряться, но не обязательно одинаковой единицей измерения. Что по этому вопросу можно найти у экономистов. У Прудона читаем: "Выражаясь техническим языком, мы можем сказать, что потребительная стоимость и меновая стоимость находятся в обратном отношении друг к другу". Но Маркс возражает: "вся диалектика г-на Прудона... В подмене понятий потребительной стоимости и меновой стоимости, спроса и предложения такими абстрактными и противоречивыми понятиями, как редкость и изобилие- полезность и мнение". Ещё мнение Маркса о полезности: "Полезность вещи есть нечто чисто субъективное, совершенно не поддающееся определению в абсолютной форме". И там же: "Если издержки производства двух вещей одинаковы, то полезность будет решающим моментом в определении их сравнительной стоимости". Полнейший отход от аксиоматики. Издержки производства равны сумме прошлого (сырьё и материалы) и т.н.. "живого" труда и эти затраты определяют стоимость товара. Издержки это есть стоимость. Читаем: "издержки производства товара равны его стоимости". А в этой цитате по ходу дела наш горе-теоретик вводит ещё одно понятие: "сравнительной стоимости", которая определяется... полезностью. А вот каким уравнением (на словах) определяется не сравнительная стоимость, а стоимость, как таковая: "Стоимость есть отношение издержек производства к полезности". Если вещь бесполезна (полезность = 0), то стоимость её... бесконечна. Советую читателям на досуге попытаться понять, как единое целое, приведенные выше 2 фразы: "издержки производства товара равны его стоимости", и эту: "Стоимость есть отношение издержек производства к полезности". У меня, почему-то ничего не получилось. Замечу кстати, что абстрактные по Марксу понятия, как редкость, изобилие, полезность в современной экономике считаются вполне конкретными, хотя и... неизмеряемыми величинами, и об этом много будет сказано в этой работе. Но при вящей нужде и Маркс применял термин полезности, как Прудон, в связке с... потребительной стоимостью: "Вещь может быть потребительной стоимостью и не быть стоимостью. Так бывает, когда ее полезность для человека не опосредствована трудом... Вещь может быть полезной и быть продуктом человеческого труда, но не быть товаром", или: "Труд, полезность которого выражается таким образом в потребительной стоимости его продукта, или в том, что продукт его является потребительной стоимостью, мы просто назовем полезным трудом", или: "Полезность вещи делает ее потребительной стоимостью", или в связке с абстракцией: "Тело товара, служащего эквивалентом, всегда выступает как воплощение абстрактно человеческого труда и всегда... продукт определенного полезного, конкретного труда", или такое: "труд имеет особое полезное содержание", или: "закрепляется разделение между полезностью вещи для непосредственного потребления и полезностью ее для обмена", и т.д.. Зачем лить грязь на оппонента, если сам не совсем чист на руку? А вот диалектика не какого-то там Прудона, но Маркса: "Товар есть потребительная стоимость... но как товар он вместе с тем есть не потребительная стоимость". Вам не ясно? Поясняю для нормальных людей (без философского образования): "девушка [биологически] есть женщина, но как товар [на брачном рынке], она вместе с тем есть не женщина [ибо на этом рынке потребительной стоимостью пользуются девицы, а женщины идут по их меновой стоимости]". Если и это не понятно, то вам никогда уже не овладеть именно марксистской диалектикой.

Но дело не в диалектике, а в реальной единице измерения, которой у экономистов... нет. Читаем у Маркса: "бытие товара [читай, вещи - В.Ш.] как потребительной стоимости и его естественное осязаемое существование совпадают". Это я понимаю так, что если вещь вы потребляете, то эта, осязаемая вами вещь, и есть потребительная стоимость... Вы едете в автомобиле, значит в данный момент этот автомобиль и есть для вас эта потребительная стоимость; вы кушаете яблоко, значит в данный момент оно тоже потребительная стоимость и Т.П.. Короче говоря, всё, чем (или кем) вы пользуетесь и есть для вас потребительная стоимость, и философская категория бытия здесь притянута для солидности. Отсюда вывод, что потребительные стоимости можно мерить в их естественных единицах, данных или природой, или человеком: штуки, тонны, кубометры, метры, джоули, килокалории и это всё. Здесь-το ясно. Обратимся к меновой стоимости и выясним в каких единицах можно измерять её. C одной стороны читаем: "Меновая стоимость одного товара проявляется, таким образом, в потребительных стоимостях других товаров". Что означает хитрое словечко проявляется в классической фотографии, - это ясно, но что оно должно означать в экономике, - никак не поясняется. Если это простое тождество, то меновую стоимость мы можем мерить, как и потребительную, например, кубометр воды, меняем на пачку сигарет. Но тогда каким боком к меновой стоимости приклеить труд. Ведь у Маркса: "Как меновые стоимости, все товары суть лишь определенные количества застывшего рабочего времени", а труд у Маркса измеряется рабочим временем: "количественное бытие труда есть рабочее время", или вот конкретно: "труд получает свой масштаб в естественных мерах времени, часах, днях, неделях и т.д.". Согласимся, пусть меновая стоимость измеряется трудом, или рабочим временем. Но как тогда понимать такой перл: "...о труде, поскольку он производит потребительные стоимости", откуда следует, что труд производит: и товары и... потребительные стоимости, которые (по предыдущему) просто вещи, и измеряются количественно в любых единицах... И вот как Маркс рекомендует вычислять меновую стоимость: "Исчисляя меновую стоимость товара, мы должны к количеству труда, употребленного в последней стадии производства, прибавить количество труда, предварительно вложенного в сырье для товара, и труд, затраченный на оборудование, инструменты, машины и здания, необходимые для осуществления труда". Значит, всё же, меновая стоимость измеряется трудом, и рабочим временем. Итак, мы вместе с Марксом определили понятия потребительной стоимости (простые вещи) и меновой стоимости (труд, или рабочее время). Но все мы знаем, что на рынках товары имеют цену, или продаются, как принято говорить, по их стоимости. Что такое стоимость и как она корреспондируется с меновой и потребительной стоимостью? А никак... Ключевое понятие всей политэкономии, стоимость, Маркс вводит исподтишка, просто убрав у меновой стоимости её прилагательное, и в итоге получает... стоимость. Короче говоря, его меновая стоимость и стоимость - просто синонимы. Читаем: "стоимость - прошлый, овеществленный, мертвый труд", или: "для создания стоимости необходимо затратить труд", или: "стоимость есть не что иное, как содержащееся в товаре рабочее время", но этими же свойствами обладает и меновая стоимость. Тогда в чём разница между этими терминами? И вот "ответ" на вопрос, и в чисто диалектическом стиле: "В основе различия между реальной стоимостью и меновой стоимостью лежит тот именно факт, что стоимость вещи отлична от так называемого эквивалента, даваемого за неё в торговле, т.е. что этот эквивалент не является эквивалентом". Как видим, кроме стоимости есть и некая реальная стоимость, а к заворотам, типа: "эквивалент не является эквивалентом", читатель постепенно привыкнет, и не будет обращать на эту болтологию внимания. Обращаю внимание, что здесь речь идёт уже не о товаре, а о некоторой веши. И ещё вопрос. Пусть всё это верно и, действительно: "стоимость вещи отлична от... эквивалента". А в какую сторону, и что из них больше? И что это за такой эквивалент, который за вещь дают в торговле? А если торговля бартерная, и вещь меняют на вещь, то какая вещь есть собственно вешь. а какая... эквивалент? И почему эквивалент не простой эквивалент, а так называемый? Кто же его так назвал, что он перестал являться даже самим собой? Ответы на эти вопросы простейшие. Перед вами ярчайший, или классический образец т.н. гегельянства, или пустопорожней болтовни, когда вам надо что-то сказать по проблеме, а идей-мыслишек нет, или тогда, когда мысли намечаются, но... язык философа- экономиста болтается во рту автономно-независимо от его сознания, а перо опережает язык. Повторю фразу Маркса: "Капиталистическое производство устраняет... обмен эквивалентов". И к этой цитате даю комментарий Маркса в адрес Кэри: "Результат поистине удивительный: торжественно провозгласить меновую стоимость основой гармонического производства, а затем заявить, что развитая форма обмена, торговля, уничтожает эту меновую стоимость в

ее имманентных законах! Именно в такой, полной отчаяния форме высказывает Кэри своё запоздалое суждение". У Кэри торговля уничтожила меновую стоимость, которая была базой его теории. У Маркса производство устраняет обмен эквивалентов, который и был базой для его теории... У экономистов аксиоматика опровергается развитием их "науки". Привыкайте...

Вот в итоге и получается, что мудрейший экономический термин потребительной стоимости означает просто вещь, которую вы в данный момент потребляете, а хитрый термин меновая стоимость, или стоимость у Маркса измеряется рабочим временем, по изготовлению вещи. Если вещь дана природой, то у ней должны отсутствовать и меновая (поскольку нет труда) и обычная стоимость от Маркса. А это не так, и это противоречие будет рассмотрено ниже.

А теперь повторю противоречия в описании Марксом феномена стоимости, и его связи с рабочим временем. Маркс нам вещает: "Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискуснее производящий его человек". Решение этого явного парадокса он видит в том, что стоимость определяется общественно необходимым, или т.н. средним рабочим временем: "Общественно необходимое рабочее время есть то рабочее время, которое требуется для изготовления какой-либо потребительной стоимости при наличных общественно нормальных условиях производства и при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда". В принципе, можно согласится, но как тогда понять такое: "стоимость вещи определяется не тем временем, в течение которого она была произведена, а минимумом времени, в течение которого она может быть произведена, и этот минимум устанавливается конкуренцией". Понятия минимума и среднего означают разные величины, и для стоимости появляется интервал значений от минимального до среднего времени производства. А тот факт, что в этих цитатах одновременно со стоимостью изготавливаются: вещи, потребительные стоимости и товары - в одной тарелке и под соусом гегельянства, - мы с читателями временно опускаем. Есть у Маркса и такое определение стоимости: "Стоимость есть отношение издержек производства к полезности", и здесь Маркс совершенно забыл, что при критике им Прудона (см. чуть выше) он называл полезность абстрактным понятием, или подменой понятия... меновой стоимости. А здесь он смело делит издержки на полезность и получает стоимость. По этой фразе бесполезные вещи (полезность которых в любом масштабе и даже в любой размерности = 0) должны иметь... бесконечную стоимость. Но Прудон переплюнул даже Маркса. У него прямым текстом о бесконечности: "вещи, полезность которых равна нулю, а редкость достигает крайних пределов, должны иметь бесконечно высокую цену". Кстати, по диалектике у редкости есть 2 крайних предела: это полное отсутствие чего-либо, и и полный завал чем-либо. Какую крайность имел в виду Прудон - не ясно. Кстати, ещё одно мудро-философское высказывание Маркса о полезности: "Теория полезности носила с самого начала характер теории общеполезности", из коего ясно, что полезность (это весьма противоречивое и абстрактное понятие) изучает особая теория, которая... нигде больше Марксом не упоминается. А чем же противоречивая и абстрактная полезность отлична от [непротиворечивой и уже конкретной общеполезности у Маркса, и отличаются ли эти категории вообще, - это остаётся вне рассмотрения. И может ли вообще быть по диалектике нечто общеполезное (т.е. полезное для всех без исключений)? Что ему противостоит? Если нечто... общевредное, то где бы их посмотреть в натуре и конкретно?

Рассмотрим фразу: "потребительная стоимость этой стоимости, - которая для того чтобы выражать стоимость (а не цену), должна быть постоянной, - возрастает в такой степени, что... это должно было найти свое выражение в увеличении стоимости". Не ленитесь, и если с первого раза ничего не поняли, то прочтите несколько раз. Я это понял так. На некий товар вдруг в огромной степени вырос спрос. Естественно, по законам рынка при неизменном его производстве, вырастет рыночная цена товара, и стоимость уже не будет соответствовать его иене: цена станет выше. Маркс это поясняет тем, что выросла потребительная стоимость (благо) товара. Стоимость-труд прежние, а цена возросла в... степени. И, я добавлю, такое положение может длиться неопределённо долгое время (китайский шёлк на рынках Европы в средние века). Налицо явное противоречие с трудовой теорией Маркса, которое наш герой устраняет добавкой к теории, что рост блага у товара должен увеличить стоимость (труд).

Вот ещё нечто противоположное ранее им сказанному: "меновая стоимость [читай цена в рыночных условиях, или та же стоимость на производстве - В.Ш.] товаров определяется отношением спроса и предложения, а не содержащимся в... товарах рабочим временем".

Если вы производите товары на предприятии, то меновая стоимость определяется рабочим временем, а если вы нечто украли и уже сбываете краденое на рынке, то меновую стоимость определяет ваше предложение краденного и барыжный на него спрос, - другой расшифровки этого противоречия в столь различных определениях понятия стоимости я не вижу. И в своих противоречиях-категориях-парадоксах экономист-журналист Маркс далеко не одинок. Вот как "определяет" ключевое понятие стоимости Дж.Стюарт: "стоимость товаров зависит от общей совокупности влияющих на них обстоятельств и от капризов людей". C капризами можно и согласиться, но насчёт обстоятельств, да ещё в их совокупности - необходимо уточнение. Сколько их существует вообще, и как (и в каком направлении) каждое из этих обстоятельств влияет на стоимость конкретно? Как образуется и где формируется эта совокупность? А что будет при вообще отсутствии любых обстоятельств (товары произвели и они лежат на складе)? А если люди не капризны, и согласны покупать всё, что производят (как в СССР)? А если капризы людей такие, что они не хотят ни производить ни покупать, а предпочитают всё иметь даром? Как в этих случаях будет формироваться (или кем-то определяться) стоимость. Представьте в механике движения планет вы встретите подобное заявление со стороны Сэра И.Ньютона: "сила взаимодействия солнца и планет зависит от общей совокупности влияющих на них обстоятельств и от капризов господа Бога". Я думаю, что после ознакомления с таким шедевром "механической" мысли вы, как минимум, отложите такой учебник механики, а в "экономических" и иных гуманитарных науках подобные перлы, открытия и законы проходят на ура, и в библии по имени "Капитал" - то же самое. Завершу всё это словами Маркса, что: "...он уже не даёт себе даже труда наделять именами свои категории". И, действительно, зачем тратить труд на определения понятий-категорий, если в дальнейшем историческом процессе познания эти категории всё равно изменятся? В этом плане Маркс превзошёл Бога, который по наивности всё именовал: "И назвал Бог свет днем, а тьму ночью (1:5 Бытие)".

2.2.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Спекулятивная терминология "Капитала":

  1. Ко
  2. РАЗВИТИЕ НОТОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ
  3. Статья 90. Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью
  4. ПОЛОЖЕНИЕ о ведомственных Комиссиях по борьбе с взяточничеством
  5. Расширяется сфера свободы для капитала, при этом сужаются свободы личности
  6. Славянофилы в эпоху Александра III
  7. ОБОРОТ КАПИТАЛА
  8. Терминология и базовые показатели финансового менеджмента
  9. 2.5. Терминология и базовые показатели финансового менеджмента [9, 12]
  10. Экономическая сущность и классификация капитала предприятия.
  11. Генезис объективных факторов и субъективных предпосылок вывоза предпринимательского капитала из России на современном этапе
  12. 3.1. Экономическая природа оттока капитала из России и его составляющие компоненты
  13. 6.1.Сущность и классификация капитала предприятия
  14. ЧАСТЬ II- ЭКОНОМИКА ВОРОВСТВА (Анти - "Капитал")
  15. Спекулятивная терминология "Капитала"
  16. "Проблемы" первичного накопления капитала
  17. Проблемы капитала в "Капитале" Маркса
  18. ОГЛАВЛЕНИЕ
  19. 2. Форма стоимости, или меновая стоимость
  20. Империализм, общие черты империализма в Европе и Америке. Концепции империализма.