<<
>>

Универсальная "ценность" у "фон"-Хайека

Итак, Он для вас, верующих, ценность

(2:7 1-е Петра)

Маркс на основе его принципа трудового происхождения стоимости скрупулезно, хотя и не без ошибок, пытался "объективно" исследовать рынок труда, производство товара, стоимость товара, происхождение денег, их многочисленные свойства и прочее.

Хайек, в пику Марксу, не мудрствуя лукаво, вводит, как философы и экономисты, без его конкретного определения, обобщённое понятие: "ценности", и пытается одним этим словом объяснить все феномены экономики. Точнее, он, как и партийные учёные, не утруждает себя низкими определениями, а лишь берёт некоторые всем понятные слова и кладёт их в фундамент своих построений.

У него ценность бумажных денег, ценность товаров и для продавца и для покупателя - практические тождественные понятия, причём даже неопределённой размерности. В чём следует производить оценивание "ценности", то ли это в граммах золота, то ли в единицах времени, то ли в массе продукта, то ли в словах "благо - вред", то ли просто в цифровой шкале, - остаётся неясным. Ниже даны примеры подобной явной примитивности подхода нобелевского лауреата к экономике из его книги: "Пагубная самонадеянность". В этой книге не представляется возможным понять, что же такое суть это введённое им ключевое понятие - "ценность". Как и чем, и в каких единицах её можно измерить, и для чего (или для кого) она вообще существует, и что с ценностью лично мне, его читателю, можно делать, и как ею мне пользоваться вообще, и в экономической жизни в частности? Полнейшая аналогия с понятием "развитие" у основоположников марксизма, - универсальная, а, потому всегда не плотная, пробка к любой дырке, из-под которой и вытекают разночтения. Итак, читаем:

- "Существование неоспоримой исторической связи между религией и ценностями.■■ скажем, такими, как институты семьи и индивидуализированной собственности...". - здесь ценность у него рассматривается вообще: и как некоторое историческое, или же "культурное" наследие, накопленное человечеством в виде индивидуализированной (?) собственности, как существующие ныне социальные институты. Здесь ценность - это некоторый материальный или духовный объект, измеряемый, надо полагать, в счётных единицах: сто семей, тысяча автомобилей, сорок-сороков церквей. Общественная, кооперативная, акционерная, как совместные, а не индивидуализированные собственности, ценности, очевидно, не имеют. Что такое собственность - это ясно, и на этом автор не задерживает своё и ваше внимание.

- "Некоторые жизни имеют явно большую ценность, поскольку от них зависит появление или сохранение других жизней". - профессор явно сочувствует шкале нацистских "ценностей", и из экономики полез было в мораль, а попал, убегая от социализма, в объятия аморальности нацизма. Если будут тонуть два человека, - сын профессора и полководец, - то профессор бросится, естественно, спасать полководца (хотя полководцы не производят, а гробят чужие жизни). А если будут тонуть полководец и хирург - то проблему правильно сможет разрешить только Буриданов осёл. Рассуждать, что чья-то жизнь более ценная, а чья-то менее ценная - нацизм чистой воды, хотя у наци критерием была расовая принадлежность.

Не ясно, почему профессор не указал на этой шкале ценность своей жизни по отношению к жизни бомжа и канцлера. И ещё, молодые жизни, которые способствуют появлению других жизней, более ценны, чем жизни профессоров-маразматиков к репродуктивной функции уже не способных. Неясно только, почему на войне гибнет в основном молодёжь? Старики-генералы и маршалы явно игнорируют теорию нашего профессора и гробят молодёжь, несмотря на наличие у неё способности к появлению других жизней. И такое нам вещает нобелевский лауреат! Его соотечественник Маркс цитировал Гоббса: "Гоббс...говорит: «Стоимость, или иенность, человека, как и всех других вещей, есть его цена, то есть то, что дается за пользование его силой»". Если под силой разуметь, силу по появлению других жизней, то это прямой плагиат.

- "Многие представления... по-прежнему основываются на наивных объяснениях таких экономических феноменов, как ценности и цены". - здесь "фон"-профессор акцентирует, что понятия ценности и цен отличаются. И что их надо изучать научно и серьёзно. И, что до него они рассматривались наивно (Маркса явно не читал, иначе слово "наивно" не прозвучало бы, но ярлыки, типа наивности, он навешивать тоже умеет), и он рассматривает их здесь как два отдельных экономических феномена, разделённых союзом "и". Запомним это разделение.

- "Оказывается, например, что ценности или цены, складывающиеся в результате рыночного взаимодействия...", - а здесь нашему профессору уже почему-то полностью всё равно, или совсем без разницы: что ценности, что цены. Ибо эти два ранее самостоятельных и серьёзных экономических феномена у него, возможно, вступили в брак и, потому, стали неразличимы и объединены в этом браке по логическому (булевому) принципу "или".

- "Ценность продуктов, появляющихся в результате необходимых изменений в индивидуальной деятельности", - здесь у него ценность - это уже следует понимать как: или себестоимость продукта, или же, по Марксу - его стоимость. Но, возможно, что это цена в глазах будущего покупателя, или цена в глазах производителя, - не важно. Главное, что она возникает и исключительно в индивидуальной деятельности, а не на мануфактуре, или на конвейере у Форда, или в Японии на заводе-автомате, или не произрастает в дикой природе.

- "Повышение ценности происходит только благодаря существованию человеческих целей и намерений и имеет смысл только применительно к ним", - а здесь наш г. профессор почти приблизился к "ценности" рекламы, или слухов, поскольку понял, что на ценность (здесь - как на потребительную стоимость) можно влиять, изменяя намерения покупателя в отношении товара. Только фраза-то эта, корявая. Просто существование целей и намерений порождает ценность (читай, потребность, или потребительную стоимость) товара в глазах покупателя. А повышения ценности можно добиться с помощью рекламы, внушив несчастному покупателю, что без этого товара он вообще отомрёт и, тем самым, усилив его намерения относительно покупки, с уже единственной целью - купить и выжить, или не купить - и помереть. В каких единицах нам определять цели и намерения, чтобы потом пересчитать почему-то только повышение, а не факт понижения (непонятно к чему приклеенной) ценности нам не говорят. Получается, что эта ценность сама по себе есть всегда неубывающая и, потому, переменная величина, и со временем способна исключительно к росту, но уж никак не к падению.

- "и ценность индивида для других в значительной степени обусловлена его непохожестью на них". - а здесь ценность - это просто стоимость разных видов рабочей силы или, в быту, - некая мера для поиска "нужных" людей и связей. Но если эту фразу понимать буквально, то высшей ценностью для нормальных людей будут: насильники, гомосексуалисты, или же вообще юродивые: моральные и физические уроды, которые, ну очень непохожие на них. О неграх, китайцах и евреях, и их несомненной "ценности" для индивидов белой расы скромно промолчим, дабы не попасть в разряд, осуждаемых обществом, расистов и прочих "анти...".

- "переход товаров из рук в руки может увеличивать их ценность для всех участников", или: "Повышение ценности - решающее обстоятельство для обмена и торговли", - здесь ценность (по моей теории), - это потребительная стоимость, которая всегда возрастает при обмене за счёт разности в производительности труда контрагентов обмена. А вместо последней фразы, для профессора-то, не грех было бы и формулу нарисовать, как же повышается (именно в его понятии) "ценность" при торговле по фиксированной цене. И, практически дословный плагиат из Маркса, - неуверенное построение фразы: "...может увеличить...". А интересно бы узнать, когда переход товаров не может увеличить "ценности" для всех? Правильно, когда один крадёт у другого. Если такое случается, то вторая фраза теряет смысл и нуждается в аналогичном дополнении. И опять ценность никогда не убывает, а только повышается.

- "Ценность - это указание на способность предмета или какой-либо деятельности служить удовлетворению человеческих потребностей, она устанавливается в ходе обмена". А вот здесь мы и имеем первое следствие из-за милой профессорской путаницы, ибо способность предмета служить... зависит только от покупателя, и это для него потребительная стоимость, которая имеет значение от нуля и "до бесконечности" (например, сигареты для курящего, или для "нормального" человека). А в ходе т.н. "обмена" устанавливается не ценность, а цена, - некая средняя величина между себестоимостью товара (для продавца) и его потребительной стоимостью (для покупателя), которая одновременно даёт и прибыль (ценность) продавцу и выгоду (тоже ценность) покупателю. Смешав в единую кучу: себестоимость товара, цену и потребительную стоимость, наш профессор получил винегрет, если не конечный продукт... от его употребления - вполне однородную массу. Если это - определение понятия ценности, то, как применить его к ценности жизни человека из приведенной мной выше второй цитаты. Значит, чтобы определить для меня ценность моей жены, я её должен... обменять. Мысль, конечно, интересная, и надо по свободе её "научно" проработать. А как определить ценность жизни? На что предлагает профессор её обменять? Ведь жизнь всегда в конечном итоге принудительно, воровски меняется матушкой-природой только на... смерть. Если ценность устанавливается в ходе обмена, а обмен - это переход товаров из рук в руки, а такой переход из предыдущей цитаты ещё увеличивает ценность, то, что здесь есть ценность вообще? Я пришёл на рынок и меняю не ценную для меня астролябию на яблоко у бабушки. И только после обмена, когда ценность астролябии возросла, обнаруживаю, как я промахнулся. Я догоняю бабушку, делаю обратный обмен, и тут два варианта: или ценность астролябии для меня упадёт, как было до обмена, или же возрастёт ещё больше в результате обмена двойного. И чем это вам не способ стать миллионером, многократно меняя "шило на мыло"?

- "Ценность не есть атрибут или физическое свойство, присущее вещам независимо от их взаимосвязей с людьми". - неверно, но точно по Марксу, если здесь под ценностью понимать "стоимость" Маркса, которой "нет в природе". Если я изготовил вещь, то она, во взаимосвязи со мной, имеет себестоимость. Если мне понравилась вещь на рынке, то, в моей с продавцом взаимосвязи, она обретает потребительную стоимость. Если мы с продавцом сговоримся в цене, которая будет выше себестоимости, но ниже потребительной стоимости, то после обмена - оба окажемся в выгоде. Если продавец заломит цену выше моей потребительной стоимости, то я громко проигнорирую: и такого продавца, и весь его товар. Если я предложу свою цену ниже себестоимости продавца, то этот продавец меня просто пошлет... к другому очень далёкому продавцу. Всё понятно и ясно: потребительная стоимость, себестоимость и цена определяются только взаимосвязями с людьми и людьми разными. Но этими тремя свойствами на рынке обладает всего один товар. И какой же из этих трёх параметров, да определяемых разными людьми, конкретно называется ценностью по "фон"-Хайеку?

- "конечная ценность целей оказывается отраженной в единой шкале ценности средств - то есть в ценах. - зависящей от относительной редкости этих средств", - а здесь утверждается нечто противное предыдущему, а именно, что ценность это атрибут вещи, поскольку зависит от её редкости. Воздух не является редкостью, и это его атрибут, равно как и алмаз - это большая редкость, и это тоже его атрибут. Значит, ценность все-таки зависит от физических свойств вещи, например, от свойства её редкости. Если всё это сравнить с его предыдущим утверждением, что ценность не есть атрибут, то чему верить? Более того, мы видим, что не только вещи, но и даже чьи-то цели имеют ценность (или иену?) непонятно только для кого. Ведь и у покупателя, и у продавца цели различны, а цена-то этого товара по Хайеку одна! У Маркса, например, цели цены не имеют, ибо не имеют товарного тела, а есть атрибут конкретного субъекта, и от него не отделимы. И остаётся неясным, как ценность зависит от редкости, и в каких единицах измеряется редкость, а если это относительная редкость, то по отношению к чему абсолютному её, эту редкую, надо соотносить. Если алмазы соотносить с золотом, то это одно, а если с железом, то нечто другое, а если с массой матушки-земли, то получим... нуль. Ну, неужели "фон"-профессору трудно нарисовать простую формулу для читателя. Например, фекалии мамонта в мерзлоте встречаются значительно реже алмазов, но в плане конечной ценности целей они меня как-то не вдохновляют, и я предпочту алмазы, возможно, потому, что абсолютное (от слона), с которым надо сравнивать производное (от мамонта) неприятно пахнет. Здесь у профессора цели имеют ценность, а ранее он говорил, что цели повышают ценность. Значит, любая цель только тем и занимается, что наращивает свою (а, может, чужую) ценность. И чем это всё наращивание должно в итоге закончиться?

- "Ощущение, что шкала ценности средств (т.е. цен)..."· - здесь даже студенту ясно, что профессор стоит на теории обмена эквивалентов Маркса. Ибо у "фона" ценность средств, а это по Марксу только себестоимость товара, точно равна его цене, которая по предыдущим цитатам всё же устанавливается на рынке. Я изготавливаю товар и знаю его себестоимость в виде затрат на его производство, как атрибут товара, и это чудесным образом совпадает с ценой товара, на рынке, которая устанавливается в результате рыночного взаимодействия с покупателем. Цена оказывается равной себестоимости, и оба (или только один) контрагента от такого полностью эквивалентного обмена исхитряются и получают... прибыль. Я, дилетант в экономике, - вообще в шоке от экономистов, их изречений, их школ и их "теорий". Как они на симпозиумах и конференциях-то без "рюмки чая" вообще могут понимать друг друга?

И, чтобы окончательно добить читателя на его голову обрушивается последний удар, что якобы: "... в процессе обмена относительная ценность товаров определяется их предельной полезностью". Да, есть такая "теория" предельной [бесполезности. Профессор слышал это название, но не понял самой сути (лже теории), хотя по контексту является сторонником её "австрийского" или, ходят слухи, даже "шведского" направления. Поскольку в этой "теории" предельной [бесполезности тоже есть много направлений и школ, то доказывать, что она есть очередное вероучение, как и марксизм, - здесь я не буду (см. Приложение). Эта теория профессору понравилась именно тем, что в ней тоже фигурирует применяемое им понятие "ценность", но разные "школы" спорят между собой, что же эта хитрая ценность все-таки означает. А там, в этой т.н. "теории..." говорится, что, действительно, ценность товара для покупателя определяется его предельной полезностью, а цена на рынке - максимальной суммой которую согласен заплатить за товар самый бедный (а бомжи?) покупатель (для того, чтобы максимум распродать). Но Маркс нам говорит, что ценность товара для продавца или товаропроизводителя определяется его стоимостью, а, по моим исследованиям, - лишь его себестоимостью. Все знают, что в процессе обмена устанавливается цена, которая лежит где- то посередине, и только такая цена обеспечивает "потребительскую ренту" для покупателя и вульгарную прибыль для продавца. А теперь вопрос к читателю. Что в этой фразе следует понимать под относительной ценностью: или ценность для покупателя, или цену вообще, или себестоимость для продавца (ибо ежели всё это выражать в деньгах, то величины эти различные)? А может относительная ценность товара измеряется в виде отношения его цены к золотому запасу... директора рынка? Я найти ответа так и не смог. И ещё одно. Чем "ценность", как каша, или винегрет из стоимостных понятий, отличается от относительной ценности? Если у лауреата его "ценность" - это понятие всеобщее и всё охватывающее (я вообще подозреваю, что кроме него он вообще ничего не знает), то к чему его пресловутую "ценность" вообще можно соотносить? А если ещё учесть, что однозначной размерности и численного выражения у пресловутой "ценности" профессора, да и у многих экономистов тоже, не просматривается, то, как вообще возможно производить операцию отношения?

И в заключение профессор приходит к естественному выводу: "Феномен экономических ценностей и цен, не удается объяснить, прибегая к простым причинным или «номотетическим теориям»", - и это признание самого нобелевского лауреата по экономике в своей полной несостоятельности по этому предмету. Если сделать винегрет из многих субпродуктов, то феномен его вкуса никакая теория не объяснит. Маркс тоже застрял на этом феномене и всему миру признался в несостоятельности экономической науки. Если студенту чего-то "не удаётся объяснить", то ему вставляют "неуд" в зачётку со всеми вытекающими для него последствиями. Если же нобелевские лауреаты не могут найти даже простую причину явления, то, что и куда надо вставить им, и что после этого оттуда будет вытекающим? Как видим здесь, ценности и цены опять в разводе и причину развода не удаётся объяснить. Да, при такой путанице в понятиях, да на таком "отравленном языке" вашу экономику, "фон"- профессор, не спасут и сложные, беспричинные "идиографические" теории. Кстати, что такое за термин "номотетическое". и что он означает в его отношении не к предмету или вещи, а к теории - я не знаю, и потому-то использовал его противоположность - "идиографическое".

Странно как-то получается, что полуграмотные крестьяне, не имеющие понятия о высоких рыночных материях, или о неких самоорганизующихся системах расширенного порядка, как- то ухитряются делать на рынке то, чему сами нобелевские лауреаты не могут найти даже причину, а не то чтобы попытаться анализировать следствия не найденной ими... причины.

И в этом признаются они сами! "На всякого мудреца - довольно простоты", - наш народ предусмотрел и этот вариант "номотетической" теории. А слабо, г. "фон", самому смотаться на базар и спросить у торговки: чего это она там делает, зачем она вообще пришла на рынок и что она с оного имеет? А слабо, самому пойти на базар и спросить у покупателя: чего это он там делает, зачем он вообще пришёл на рынок, и что он тоже с этого имеет? Неужели трудно понять простейшую (!) вещь, что "ценность" товара для покупателя всегда больше, чем его себестоимость для продавца, и именно в этом состоит возможность покупки, и... выгода от товарообмена. Если продавец установит цену выше '"ценности"' товара для покупателя, то торг не состоится. Если покупатель предложит такую цену, что она будет ниже себестоимости товара для продавца, то торга тоже не будет. И лишь когда стороны договорятся о некоторой средней цене между себестоимостью и '"ценностью", то обмен и будет взаимно выгодным. Разность цены и себестоимости - прибыль продавца, а разность пресловутой "ценности" и цены - прибыль покупателя. И просто, и понятно, и не надо ни причинной, ни беспричинной, ни "номотетической" путаницы. Но! Для этого надо из винегрета "ценности" вычленить его ингредиенты: себестоимость, потребительную стоимость и иену, но ведь: "не царское это дело в винегрете ковыряться". Ещё Лауб отмечал: "Ценности абстрактны, цены конкретны", а наш профессор Лауба не читал. Видать, кормил его, как и Маркса, свой "фон"-Энгельс. Если наш профессор сам признаёт сложность феномена "ценностей" и иен, то не иначе, как по причине прочтения им всех четырёх книг "Капитала". Признаться в том, что он, как и всякий нормальный человек, там ничего не понял, - это не позволяет титул профессора экономики. Покритиковать непонятный "Капитал", хотя бы с позиции своей теории самоорганизующихся систем, или с позиции идеи: "Частных денег" - не позволяет... экономическое образование, где каждый пытается создать свою экономическую "школу", нимало не смущаясь наличием противоречий с коллегами, и с их аналогичными "школами". Предпринять попытку именно научного пересмотра "Капитала", - это или святотатство, о котором и мысли у верующих не возникает, или вообще нашему профессору не хватило для этого элементарнейших знаний, или опыта научной работы с фактическим материалом. Вот и вынужден он простейшие вещи называть сложными терминами ("прибегая к [непростым [беспричинным... «номотетическим теориям»") и, тем самым, расписываться в своей собственной полной несостоятельности в области экономики, списав это на недостатки (непонятно только чьих) теорий. А представьте, что Сэр Исаак Ньютон после разработки своей теории тяготения, и даже после описания им всеобщих законов открытого тяготения, сделал бы аналогичное заявление, типа: "Феномен притяжения и движения планет, не удаётся объяснить, прибегая к простым причинным или «номотетическим» теориям". Мировая научная общественность после подобного заявления

Сэра Исаака пришла бы к однозначному выводу, что: или его "наука" предназначена только для затуманивания мозгов, ибо объяснить просто и причинно ничего не в состоянии, или сам великий Сэр Исаак из-за нужды (как и Маркс, или "фон"-Хайек) занимается не своим делом.

1.1.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Азбука рынков (для нобелевских лауреатов). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 343, табл. 1, рис. 68. 2015

Еще по теме Универсальная "ценность" у "фон"-Хайека:

  1. § 2. Возникновение и развитие парламентаризма в России, его особенности на современном этапе
  2. 14.4. Социокультурный и религиозный аспекты консервативногомировоззрения
  3. 14.5. Проблемы свободы, демократии и государства в трактовкеконсерватизма
  4. 18.1. Важнейшие трактовки проблемы
  5. культурно-исторические факторы формирования пропорций между различными типами агентов в россии
  6. 4. ОСНОВНЫЕ ПРАВА ЛИЧНОСТИ (Н.И. Матузов)
  7. ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ (ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)
  8. Духовные ресурсы Востока
  9. (А) Российская идея
  10. Теория журналистики и социология журналистики
  11. Рассмотрим наиболее значимые свойства современных массмедиа.
  12. Резюме
  13.   § 45. Истина и ее критерии  
  14. ПЕТЕРБУРГСКИЙ ТЕКСТ И СТИЛЬ
  15. Богословие в современном гуманитарном образовании: pro [et contra]* Парадигмы академизма.