<<
>>

"Частные деньги" и государство

я за большие деньги приобрел это гражданство

(22:28 Деяния)

Но оставим в стороне общие рассуждения, не будем брать дурного в голову, в том смысле, что профессор, заменив термины, пытался, не ссылаясь на Маркса, совершенно безграмотно воспользоваться его же результатами (плагиат) и, потому, логично запутался в трёх соснах.

Пройдёмся по тексту собственной идеи профессора, идеи "Частных денег" в плане поиска нестыковок, волюнтаризма, не научности, и мест конъюнктурного передёргивания понятий. Пройдёмся по тексту и выловим абсурды, как это мы делали с "Феноменологией духа" у Гегеля и с "Капиталом" от его ученика. Цель этого моего действа, дать исходный материал читателю для того, чтобы он смог ответить на ряд простейших вопросов. Как можно, ничего не понимая в экономике, и, обладая только почётным званием нобелевского лауреата в части экономики, давать рекомендации по её реорганизации в сторону "улучшения", причём, заранее считая, что любое вмешательство в естественный процесс приводит к ухудшению ситуации для процесса? Этот вопрос далеко не риторический, а практичный, ибо подобное желание вмешаться во что-то и посмотреть, что из этого в итоге получится присуще не только любопытным, наивным и безответственным "товарищам учёным", но и подавляющему большинству руководителей и поголовно всем политикам. Откуда, как не от Господа Бога, берётся у таких людей абсолютная уверенность в правильности своих рекомендаций и действий, когда ничего подобного они "до того" никогда не видели и не делали? Почему все считают возможными реализовать "социальные преобразования", вообще, не понимая, что это такое, или, считая, что: "так будет лучше" (непонятно только для кого)? Я ответа на эти вопросы не нашёл. Единственный ответ, в виде некоторого недоказуемого предположения состоит в том, что этим деятелям кто-то очень хорошо платит.
Но доказать факт такого рода коррупции практически невозможно. Или виной всему экспериментально подтвержденный, и никем не открытый социальный: "закон пирамиды" ®, гласящий, что чем выше социальное положение человека, тем ниже его ответственность за свои советы и деяния. Крестьянин, не вырастивший урожай, рискует жизнью семьи, а президент, разваливший экономику страны, "рискует" уйти в почётную отставку. Солдат, оставивший без приказа позицию, подлежит суду военного трибунала и, потом, расстрелу, а полководец, сдающий врагу территорию и заодно её ресурсы, лишь совершает манёвры или перегруппировку сил. Маньяк, убивший человека,

- получает пожизненное заключение, а Вождь народа, уложивший в землю миллионы людей

- звание генералиссимуса. Но вернёмся к нашим баранам (точнее, к нашей наивной овечке), и пройдёмся подробно по тексту "Частных денег" от профессора Хайека. Итак, читаем далее:

- "Я считал и считаю, что даже умеренная инфляция порождает, в конечном счете, повторяющиеся периоды депрессий и безработицы". - а я, дилетант, считал и считаю, что именно перепроизводство товаров, или падение спроса на них, спровоцированные массовым кредитованием населения, порождает депрессию и безработицу, а инфляция - средство, кормить возникшие армии безработных. Фразы: "я считал и считаю", "по моему глубокому убеждению", "как мне представляется", "очевидно...", а также безличные предложения: "как всем известно...", или: "следует предпринять...", - в научной работе встречаться не должны, ибо засоряют текст и не имеют никакой доказательной силы, разве, что у верующих в звание профессора. Это типичные фразы из речей политиков, популярных журналистов, военных и прочей братии из воровской колоды, где вера в "авторитет пахана" и определяет истину. А смешивать причины со следствиями, да ещё и профессору, непростительно. Монетарная умеренная инфляция была и тысячи лет назад, а о депрессии и безработице в то время история умалчивает, ну не порождала фальсификация монет князьями никакой безработицы.

И, кстати, вот ещё одна милая математическая безграмотность. Инфляция существовала и будет существовать всегда, в виде некоторой положительной величины со случайными незначительными изменениями (гиперинфляцию, как очень редкий, или катастрофический феномен пока исключаем). Как может случайная и, практически, стационарная величина порождать периодически повторяющийся процесс - это лично для меня полная загадка. Может это очередное "открытие" нашего "фон"-Хайека в области математики? Маркс тоже плодил много "открытий" в смежных с философией и экономикой областях точных наук.

- "Мое предложение состояло в том, что правительство следует лишить монополии на эмиссию денег", - скорее солнце погаснет в Таджикистане, чем власть откажется от своего монопольного права воровства. И кто же это способен лишить кого-то его Права? Правильно

- только внешняя сила. Маркс говорил, что экспроприаторов надо экспроприировать, но он хоть называл и как-то "обосновал" право на это действо у исполнителя-пролетариата, а здесь имеем благое пожелание рафинированного интеллигента в форме предложения - "следует лишить...". - и всё. У меня тоже есть предложение. Для того чтобы львы не приносили вреда аборигенам, их следует лишить зубов и когтей, и замотать им пасти скотчем. Что произойдёт как со львами, так и с правительством после такой "операции" понятно всем, кроме нашего профессора. Но как провести подобные операции, и кто должен этим заниматься, и почему именно он это должен делать, - не знает никто, кроме нашего профессора, который по этому поводу хранит почему-то гробовое молчание. Правительство без его монополии уподобится вышеприведенному прооперированному льву, и с теми же последствиями для жизни. Маркс по этому поводу говорил: "Если даже допустить, чтобы государство отказалось от своих прав, т.е. совершило самоубийство, то...". А склонности к суициду у государства не наблюдается.

- "уже есть признаки того, что исходная идея пробудила воображение других исследователей, и что некоторые более молодые умы взялись за разработку этой проблемы",

- пред вами очередной экономический: "призрак коммунизма", который с подачи профессора начинает овладевать молодыми умами и будоражить народ.

Наш герой знает, что стариков на мякине не проведёшь, и обращается к молодым и глупым. После разработки проблемы, да молодыми умами, её надо бы где-то внедрить, а это по Хайеку есть - прямое вмешательство в естественный процесс с предрешённым негативным результатом, и, потому, его же идея "Частных денег" - аналог отвергнутых им же принципов волевого построения социализма. По законам диалектики молодым умам противостоит только старческая сила. - но обе эти сущности в природе не наблюдаются. Но и старческий ум профессоров тоже умом может не являться, равно как и наличие "известного бессилия" у молодёжи - тоже далеко не редкость.

- "основной порок рыночного порядка - его подверженность повторяющимся периодам депрессий и безработицы... - есть следствие многовековой правительственной монополии на эмиссию денег", - а мне известно, что монополия на эмиссию была более 2000 лет назад, а о депрессиях и массовой безработице в давние времена историки не упоминают. Кроме того, рыночный порядок не может обладать пороком и добродетелью, поскольку по утверждению самого же господина "фон"-профессора - порядок есть явление объективное, естественное и, потому, не зависит от желаний и оценок со стороны человека: "Эволюция не может быть справедливой". - это слова Хайека, но из другой его книги. А здесь лев убивает зебру и это, по Хайеку, - порок хищника, и, потому, хищник подлежит "социалистическому" искоренению охотником. Кстати, о порочности и аморальности торговли и рыночных отношений частенько говаривал К.Маркс, соотечественник профессора. Если наш профессор не читал Маркса, а самостоятельно дошёл до порочности рынка и до порочности рыночных порядков, то он явно заблудился и идёт по протоптанной дорожке к коммунизму. А если он читал Маркса насчёт порочности рыночных отношений и не ссылается на него, то это, простите, прямой плагиат.

- "...что правительство чаще, чем любое частное предприятие, снабжает нас обесценивающимися деньгами", - да что ты такое говоришь? Неужели тебе не попадались на рынке фальшивые товары от частных предприятий? А ведь это то же самое...

И где, кроме Спекулятивных Штатов Америки, есть "частное предприятие" (ФРС) для печатания денег, которое завалило мировую экономику обесценивающимися деньгами? И кто даст гарантии, что частные предприятия, завалившие рынок фальсификатом, изменят своим принципам и начнут печатать "настоящие" ликвидные деньги? Хотя, поскольку: "рыба гниет с головы", то, действительно, нельзя исключить, что именно наличие обесцененных денег у правительства и породило фальшивые товары от его верноподданных товаропроизводителей, - любое действие вызывает противодействие, так и только так получается равновесие, как взаимный обман. На обесцененные деньги от правительства, или от частных предприятий, типа ФРС, в ответ появляются не менее ценные фальшивые товары от верноподданных производителей.

Ощущение, что "фон"-Хайек всё же читал Маркса, поскольку эта фраза взята практически из "Капитала". Но опускаться до плагиата нобелевскому лауреату вообще-то не солидно, ибо он говорит о том же, что и Маркс, но только своими заумными «номотетическими» словами.

- "Я глубоко убежден, что главная задача экономиста-теоретика или политического философа - влиять на общественное мнение таким образом, чтобы сделать политически возможным то, что сегодня кажется политически невозможным". - и кто это, тебя так глубоко убедил, и куда ему "глубоко" убедить удалось? Не Маркс ли случайно? Он тоже ставил перед философией задачу преобразования мира, путём внедрения в массовое общественное мнение (в сознание) идей "светлого будущего". И эта цитата - переформулированная фраза одной из работ основоположников. К плагиату профессора из источников марксизма мы уже привыкли, и в дальнейшем не будем на этом особо заострять внимание читателя. Мы, жители бывшего СССР, подобное влияние политической философии на всё общественное мнение (идеологическую обработку) давно прошли, а девственная Европа уже к этому на подходе? А политическая возможность, господин профессор, да будет вам известно, в народе именуется как возможность насилия, а при насилии ничего невозможного нет.

Насилие может всё! И: "Я глубоко убеждён" практикой всей истории, что политика и насилие - синонимы. А вы как относитесь к этому моему, не менее глубокому, чем у вас убеждению? "Глубокое убеждение" в науке, - не есть гарантия истины этого убеждения. Убеждение есть признак религиозности знаний убеждённого кем-то (и в чём-то) автора. Что такое политика читателям известно - это воровство. А политические философы. - это... Маркс, да и наш профессор, - воры от науки!

- "в сфере денег я не намерен вводить никаких запретов на деятельность правительства, - никаких, кроме одного - не мешать другим, делать то, что они умеют делать лучше него", - да ты, родимый, если и захочешь, то никак запретить ничего правительству не сможешь. Если правительство никому никак не будет мешать, то, простите, а зачем оно такое себе самому нужно. Кто же его, родимого-не-мешающего, кормить-то будет? Правительство только тем и занимается, что всем мешает с целью получения банального выкупа за невмешательство, занимаясь банальным рэкетом всех граждан, производителей благ (лицензии, пошлины, контрольные проверки, судебные тяжбы, прокурорский надзор и т.д., и Τ.Π.). А как доказать, что другие будут делать что-либо лучше? Правильно, - это можно только экспериментально. А вдруг окажется, что у них получится... хуже? Кто расплачиваться будет за отрицательный результат подобного эксперимента? Правильно, - только наш многострадальный народ, а не господин профессор, да ещё из собственного кармана. А лучше-хуже это... для кого?

- "Главная идея очерка профессора Хайека состоит в том, что стабильности цен можно достичь, только отняв у национальных правительств их монополию на создание денег". - это цитата из предисловия к его книге. Любое отнятие чего-либо означает в народе... правильно: воровство, разбой, грабёж и прочие конфликты с законом и с потерпевшим. Даже великий авантюрист, Остап Бендер, - и тот всегда чтил уголовный кодекс, а уважаемый профессор очевидно не знаком ни с силой Права, и ни с уголовным кодексом вообще. Призывы нечто отнять, идущие в массы от политических философов, эквивалентны призыву: "экспроприации экспроприаторов", и сильно пахнут отвергнутым профессором (и ныне почившим) призраком коммунизма. Кроме этого, мы с удивлением узнаём, что стабильность цен зависит только от воли того, кто печатает деньги, а не от насыщения-недостатка товаров на рынке, или от их качества на рынке, или от ритмичности их поступления на рынок, или от слухов и рекламы. Отключи печатный станок (создание денег), и... цены на зерно стабилизируются навек: и в урожайный год и в многолетнюю слякоть-засуху. Оригинальное решение проблемы, однако.

- "экономика в попытках бороться с инфляцией, была ввергнута в глубокий спад", - ну, насколько мне, дилетанту, известно, так экономика занята производством товаров и, по Марксу, также и обменом эквивалентов. Борьба с инфляцией - это не её функция. Не грех было бы и примеры привести попыток борьбы со стороны экономики, средств и орудий для этой борьбы, и реальных исполнителей с экономическим образованием, например: взрыв печатного станка, или забастовка работников монетного двора. Как люди борются с кем-то и с помощью чего-то, - это мне понятно, а как ведёт продуктивную борьбу абстрактное понятие, такое как экономика с не менее "конкретным" понятием, как инфляция (или печатный станок) - лично я без понятия. Только безрукий Дух Гегеля из его знаменитой "Феноменологии..." мог делать нечто подобное, вызвав понятие инфляции на поединок, поскольку по Гегелю: "предмет уничтожается, испытывающим вожделение самосознанием...", - это уничтожается предмет, не говоря о какой-то там инфляции. Вот начала экономика бороться с инфляцией и, в результате, потеряла свои силы в неравной борьбе, потерпела поражение и ввергалась в спад. А занималась бы своим изначальным делом, - читай производством и потреблением, глядишь, - и всё бы обошлось. "Не садись не в свои сани - целее будешь", - так говорят в народе. Кстати, наш профессор в его попытках бороться с государством, тоже явно не в своей тарелке, и результат такой борьбы заранее им же и предрешен, но... в другой его книге, о которой профессор забыл, или которую ему написал литературный раб (типа аспиранта).

- "Новозеландское правительство недавно признало важность стимулов и связало жалованье руководителей центрального банка с их успехами в поддержании стабильности цен", - с удивлением узнаём, что в этой старой Новой Зеландии правительство попыталось, непрерывно грабя народ, смягчить последствия этого грабежа путём дачи взяток чиновникам банка. Что-то о результатах этого эксперимента так и ничего в свободной-западной прессе не сообщалось. Очевидно, Центробанком старушки Новой Зеландии руководили не иначе, как взрослые детишки, или родственники членов правительства, или т.н. "свои люди", потому и результаты подобного эксперимента (растрату бюджета) вообще: "замяли для ясности".

- "Разумеется, инфляция перераспределяет ресурсы между заемщиками и кредиторами. Инфляция затрудняет оценку уровня цен в будущем и интерпретацию их изменений в настоящем", - наконец-то мы услышали назначение инфляции, хотя это прямо противоречит самой 1-й цитате профессора, с которой я начал критику, где утверждалось, что инфляция только порождает депрессии и безработицу. Если ресурсы равномерно перераспределены инфляцией, то откуда может возникнуть... депрессия, а тем более безработица? Напротив, когда у всех есть деньги и ресурсы, то начинается подъём экономики, а когда после подъёма деньги скапливаются в одних руках, то тогда начинается депрессия. Если учесть, что главным заёмщиком, или, попросту, вором выступает государство, а его основным кредитором, или, попросту, потерпевшей от перманентного грабежа стороной, являются трудящиеся: рабочие и капиталисты, и что перераспределение ресурсов это и есть основная функция государства, - то о каких проблемах оценки уровня цен может вообще идти речь? Цены всегда растут строго пропорционально инфляции, и рассчитываются по обычной операции умножения, которая профессору должна быть известна и, при наличии калькулятора, не вызовет затруднений. Проблемы и затруднения (для кого?) лишь в том, что истинный уровень инфляции неизвестен даже самому правительству - фальсификатору, как по его призванию, так и по профессии.

- "В большинстве случаев именно конкуренция приводит к наилучшим из возможных результатов. Так почему бы ни прибегнуть к ней и в денежной сфере?", - вопрос задан, и я на него отвечу. Попытки механического переноса закономерностей одной области деятельности в другую предприняли основоположники марксизма, когда создавали материалистическую диалектику. В результате на свет и появилась их "теория развития", или революционного преобразования общества со всеми вытекающими для человечества последствиями. Здесь в финансах прибегнуть к конкуренции невозможно по простейшей причине. Конкурентное производство производит товары, которые непрерывно возникают на производстве, живут на рынке и безвозвратно потребляются у покупателя, а деньги совершают непрерывный процесс "извечного" циклического обращения в сфере рынка. То, что свойственно товару: рождение, жизнь и естественная смерть, то отсутствует у денег, как у вечно циркулирующей системы и наоборот. Полной аналогии здесь нет. Покоящийся атом и лишенный покоя фотон не сводимы друг к другу, ибо - это разные, хотя и материальные сущности. В механике поступательное движение не сводимо к вращательному, а является предельным случаем последнего, хотя и там и там имеем движение; свойства реки и водоворота различны, хотя и там и там - вода. И нет, поэтому, никаких априорных гарантий, что из этой "идеи" профессора что-либо путное получится, скорее, наоборот, ибо нет не только полной, но даже и близкой аналогии между конкуренцией при движении товаров и конкуренцией в обороте денег. А эксперименты, тем более в денежной сфере, порядочные люди проводят за свой счёт, а не за счёт бюджета.

- "Благодаря этой простой мере [«Частным деньгам» - В.Ш.] мотивы престижа и извлечения прибыли (ибо правительства получают доход от эмиссии денег) начнут работать на обеспечение стабильности денег", - и нам нагло заявляют, что если передать эмиссию денег в частные руки, то эмитентами почему-то будут руководить, прежде всего, мотивы престижа и прибыли. Да, в товарном производстве, где на первом месте труд, мотивы престижа иногда имеют место. Но происхождение денег - не трудовое, а чисто воровское, а т.н. "понятия" у воровского престижа несколько отличаются от престижа трудящихся. Чего здесь больше - или милой профессорской наивности, или наглой лжи, - решайте сами. Маркс писал, что при прибыли в 300%: "нет такого преступления, на которое он [капитал] не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы", чтобы завладеть источником такой прибыли. Получается, что Хайек Маркса всё же не читал, или бездумно малевал: "рефераты по теме". Или автор ничего не слышал о финансовых махинациях? Дайте любому бизнесмену доступ к печатному станку, и варианты его действий спрогнозирует трёхлетний ребёнок, ибо они будут определяться одной детской фразой: "дай ещё", и вряд ли "бизнесмен от станка" будет помнить о престиже... И где гарантия, что мотивы престижа и прибыли победят желание вообще получить воровской доход, как его получает государство, и, утащив всё, - просто раствориться в оффшоре. Если доход можно получать от эмиссии, то, почему бы ни разрешить эмиссию каждому человеку? Каждый будет иметь доход, и все проблемы цивилизации будут разом разрешены. Поэтому то, что профессор взял в скобки правильно надо читать так: "(ибо правительства получают воровской доход от эмиссии денег)". Мы-то знаем, что любая эмиссия денег - это суть чисто воровское предприятие. Значит, наш профессор даёт нам свою "экономику воровства", но без конкретизации названия, а на основе осуждённой им же "отравленной терминологии". И ещё вопрос. Если все начнут получать доходы от эмиссии, то кто работать будет, и можно ли будет такими "доходами" (при отсутствии товаропроизводителя) прокормить семью? Кстати, что такое доход - это всем известно, и потому, определению в этой книге не подлежит.

- "Страны... принимают взаимные обязательства путем заключения формального договора - не препятствовать свободному обращению на своих территориях валют стран-участниц. Это должно означать отмену всех видов валютного контроля", - как всё просто и, фактически, гениально. Путём только формального договора один воровской кодляк разрешает "пастись" на своей территории... другому. И почему природа не додумалась до такого решения всех проблем? Почему бы глупым львам, - хозяевам прайдов, да не договориться между собой и ни пускать львиц соседа охотиться на своей территории? Неграмотные они, и не читали идей уважаемого профессора. И ещё незаметная спекуляция на "темноте народной". Изначально профессор предлагает лишить страну права иметь валюту, и права контроля валютного обращения на своей территории, а здесь на международном уровне он предлагает странам принять обязательства и договоры о предмете, который они уже... не контролируют. Что означает словосочетание: "валют стран-участниц". когда страны, как юридические субъекты, своей валюты уже не имеют, а валюту на их территории "строгают" частные международные фирмы? А чем же это формальный договор отличается от договора... реального? Вероятнее всего, за нарушение договора формального по мордашке реально-то не бьют. А жаль...

- "При этом страны, лишенные возможности прибегать к уловкам, позволяющим им, «защищая» свои валюты, временно скрывать последствия своих действий, будут вынуждены сохранять их курсы достаточно стабильными", - вот вам и ответ на мой вопрос, ибо никакой фальсификатор (или вор) никогда даже формально не подпишет договор о лишении себя возможности прибегать к уловкам. Уловка - это оружие фальсификатора и подписание такого договора равносильно подписанию себе смертного приговора. И как страны могут влиять на курсы частных валют, и к чему тогда приклеить термин: "свои валюты", когда наш профессор устранил страны от печатного станка? И зачем странам сохранять стабильные курсы, когда за деньги отвечают частники, зачем странам лишний "гайморит ниже спины", и что они с этого геморроя будут иметь в виде компенсации, и кем страны, в случае отказа или временного (!) сокрытия, будут вынуждаться? Неужели мотивами некоего... государственного престижа?

- "Этот план представляется мне более предпочтительным и более осуществимым, чем утопическая схема введения новой европейской валюты", - увы, не читала старушка-Европа произведений нобелевского лауреата и, как великий Ленин: "пошла своим путем". Угадала она или прогадала - мы этого никогда не узнаем, ибо история сослагательного наклонения не имеет. Не подействовал и ярлык утопизма на идее, (не понравившейся нашему профессору) не его "частной", а единой Евро-валюты. Глупая Европа предпочла утопию общеевропейской валюты - анархии частных денег нашего заумного лауреата, "фон"-профессора. Кстати, сам Энгельс отмечал расхожие в его время: "Пустые мечты о создании европейской республики".

- "Впрочем, если страны не готовы принять более ограниченный план, предлагаемый здесь, еще менее вероятно, что они пожелают ввести общеевропейскую валюту", - отсюда простой и логический вывод, что идея профессора ещё менее вероятна, чем он себе представляет, поскольку реализовалось ещё менее вероятное с его т.з. событие. Но чем закончится борьба Евро и Доллара, и не встрянут ли в борьбу юань-рубль предсказать заранее невозможно.

- "Хотя я всецело поддерживаю стремление завершить экономическое объединение стран Западной Европы, полностью либерализовав денежные потоки между ними, я сильно сомневаюсь в том, что путь к этой цели состоит в создании новой европейской валюты", - увы, сомнения опровергаются грубой действительностью. Это показывает, что для обретения читателем истины, все положения профессора следует читать... наоборот. Если он говорит, что этого не будет никогда, значит, оно обязательно произойдёт, а если он в чём-то "очень уверен" и даже, более того, "глубоко убежден", то на это вообще не надо обращать внимания, как и на любые невероятные фантазии, которые никогда не сбываются. Какое будущее у европейской валюты, - не знает никто, акт свершился. И если европейскую валюту отменят, то ещё менее вероятно, что опосля перейдут на частные деньги профессора, - государства Европы не позволят. В философской части работы мною было показано, что объединения однородных объектов возможны лишь против кого-то. В данном случае европейская валюта возникла, как противовес экспансии доллара США. Если эта экспансия будет преодолена и доллар станет обычной валютой, то, возможно, рухнет потом и единая европейская валюта, от какого-либо рубля-юаня, а до этого момента Евро валюту может победить только Доллар. Как видим наш профессор - это самый ярый противник общеевропейской валюты. Такая его позиция выгодна только для США. Профессор получил нобелевскую премию по экономике. Мой дилетантский вывод: нобелевский комитет пляшет под американскую музыку за баксы.

- "Более того, во многих отношениях единая международная валюта, если ею не управлять разумнее, будет не лучше, а хуже национальной валюты. Стране с более развитой финансовой системой не останется ни одного шанса избежать последствий решений других стран, принятых на основе грубых предрассудков", - знать бы, что есть разумное управление и чем оно отлично от обычного неразумного управления. По-моему, любое насильственное управление всегда "разумно", т.к. всегда направлено в одну сторону - в карман разумного управляющего, потому и приводит к вредным (неразумным) итогам для управляемых. А тот факт, что профессор вначале отвергал позитивный результат любого вмешательства разума в естественный процесс, им временно (а, может, и уже навечно) забыт. И тонкий намёк, что страны с развитой финансовой системой (те, которые пользуются теориями профессора) не будут иметь шансов против стран (не знакомых с теорией "фон"-профессора), принимающих решения на основе грубых предрассудков. Кстати, а если последние возьмут на вооружение не грубые, а утончённые предрассудки? Что тогда будет? Ответа у нашего профессора нет.

- "Относительно последствий принятия описанного выше предложения, я добавлю только, что оно, конечно же, направлено на то, чтобы сделать политически невозможным многое из того, что делают национальные финансовые и монетарные органы, делают просто потому что имеют власть делать это", - блестящий образец научной критики. Монетарные органы делают гадости, ещё раз процитирую: "...просто потому, что...". - оригинальное пояснение на уровне четырёхлетнего ребёнка. Нигде не дав определение власти. - всё спихивать на неё, несчастную. Ну, вот так себе, имею я некую власть и, потому, делаю, что в голову взбредёт, и делаю в основном почему-то гадости, а не доброе людям. Деяния власти - непознаваемая антиномия для нашего горе-профессора. Кстати, если нечто политически невозможно, то, отбросив политику, мы сможем невозможное сделать... возможным? Именно вот так я, неуч, понимаю эту фразу. Профессору не мешало бы понимать, что в политику все лезут именно потому, что там, в политике, в отличие от экономики, возможно всё, в т.ч. законное воровство.

- "Они [правительства] оказались бы неспособны, скрывать девальвацию выпускаемой ими валюты, препятствовать оттоку денег", - а другие, к примеру США, печатают бумажки на глазах всего честного народа, ничего не скрывают и не препятствуют, а напротив, поощряют и отток своих денег, и рост государственного долга. Всеобщий финансовый апокалипсис, как результат высшей степени внеэкономического (читай политического), легитимно-воровского на уровне "демократических" государств (с их согласия) всемирного распространения таких операций у меня не вызывает сомнений. Вот и в настоящее время "Спекулятивные Штаты Америки" могут широко использовать национальную валюту и как... товар, особенная роль, назначение, интернациональность которого определены легитимностью апробации его в истории человечества. А возможный тогда обратный результат фиктивных, или липовых операций с означенной федеральной (изначально интернациональной?) валютой определяет реальную, отмеченную выше, степень такого воровского апокалипсиса и... для самих же Штатов. Легитимное, (всеми признаваемое) право диктовать свою волю имеет только Сила, в том числе и волю экономическую, диктует сила экономическая - товары и деньги или, как в случае с интернациональным легитимным долларом, - американские деньги, как... товары. Сила, не ограниченная сопротивлением, убивает всех и... саму себя. Поэтому остальным странам остаётся: или покориться и платить дань доллару и ждать пока доллар убьёт сам себя, или как-то объединиться против "Спекулятивных Штатов...", путём создания, вопреки профессору, противостоящей европейской валюты, и этим оказать этой силе достойное сопротивление. Результат заранее не предсказуем, скорее всего, по диалектике, доллар должен временно окрепнуть в этой борьбе. Короче. Читай профессора - и делай наоборот.

Кстати, если правительство захочет нечто от кого-то скрыть, то оно, как профессиональный фальсификатор, сравнительно легко сделает это. Если ему удаётся, да скрывать истинные исторические факты, и вообще фальсифицировать историю на глазах почтенной публики, то скрыть какую-то девальвацию - это будничная работа, за которую оно и "деньги получает". Правительства, не способные скрывать: "скелеты в шкафу", - долго у власти не держатся.

- "Было бы важно, конечно, чтобы стороны не входили в тайный сговор о том, чтобы не выпускать настолько надежные деньги, что их предпочли бы граждане других стран! И, разумеется, по отношению к тем правительствам, деньги которых отвергаются обществом, всегда должна применяться презумпция виновности". - благие пожелания и мечты, без учёта возможностей современной коррупции на всех уровнях. И кем же и в какой форме должна реализоваться презумпция виновности? Где прецеденты, или хотя бы один случай, когда эмиссия денег была бы хоть как-то осуждена, не говоря уже о наказании? И как можно вообще узнать о наличии сговора и предотвратить его, если он изначально тайный? И ещё просматривается великолепное овладение профессором диалектическим методом Гегеля, пусть даже на уровне интуиции. Правительство выпускает плохие деньги, и его надо лишить [это кому только?], этого права, путём ввода частных денег, но надо следить [кому только?], чтобы частники не вступили в сговор, и частные деньги не стали слишком хорошими. Знает профессор, что крайности вредны и помнит о правиле "золотой середины". Не знает только, что реализованный тайный сговор никогда раскрыть невозможно, а раскрытый любой сговор никогда не может быть тайным. Профессор знает, что свободная конкуренция частных валют приведёт к монополии, и для него было бы важно, чтобы этого не произошло, иначе будет ещё одно государство, если не хуже. Профессор чувствует, что система неустойчива и имеет государственно-монополистические тенденции, но прямо на это не указывает, а как бы намекает, что: "было бы важно". А я предлагаю простое техническое решение проблемы, при котором предложенная нашим профессором система обретёт диалектическую устойчивость. Поскольку Интерпол всё равно никогда не справится с наркотиками и терроризмом, то надо дать ему дополнительное задание в виде права конфискации на границе у частных лиц всех надёжных денег. Это задание может дать Интерполу, например ООН, на защиту сообщества от международного финансово-валютного терроризма. Как только чья-либо частная валюта становится надёжной, и начинает приобретаться гражданами других стран, наш Интерпол начинает её конфискацию прямо на границах на финансирование... борьбы с терроризмом. Естественно, владелец, или эмитент надёжных денег для восполнения потерь включает свой печатный станок, и ранее надёжные деньги переходят в разряд... инфляционных. Таким образом, тайные сговоры становятся вообще бессмысленными, а все частные валюты станут одного, дурно пахнущего качества. Не надо доказывать, что такая дополнительная нагрузка тяжким бременем ляжет на плечи Интерпола, но многократное увеличение штата этой самой полезной организации в мире поможет решить проблему. Добровольцев для решения всех проблем Интерпола можно набрать из народов бывшего СССР. Им к трудностям, а, тем более к: "борьбе с чем-то", не привыкать и потому "работать" на этом боевом участке финансового фронта они смогут задарма, на одном голом энтузиазме. Приучены... государством-СССР.

- "В имеющейся литературе нет ответа на вопрос, почему правительственная монополия на денежную эмиссию повсюду рассматривается как неизбежная и не проистекает ли это убеждение всего лишь из неизвестно откуда взявшегося допущения, гласящего, что на любой данной территории в обращении должен быть один-единственный вид денег?". В литературе ответы на вопросы ищут школьники, а если обратиться к практике жизни, то ответ на вопрос прост: ответов в литературе нет, ибо вся экономическая литература подчинена государству. А допущение, что на конкретной территории всегда один хозяин, и именно он там "правит бал" взято не "неизвестно откуда", а у самой матушки-природы, ибо она и есть: Альфа и Омега всего сущего, и как она постановила, так и должно быть, а ты смотри, учись, делай выводы и открывай закономерности. Один хозяин - одна валюта. Два хозяина - борьба за ресурс, а потом... один его хозяин и одна валюта. А практику жизни подметил Рикардо (литература): "население прямо заинтересовано в том, чтобы учреждением, выпускающим бумажные деньги, было государство, а не компания купцов [или банкиров]". Ещё приведу слова Маркса по поводу любых ответов на вопросы в имеющейся литературе: "«дурак ожидает ответа»".

- "Правительства во все времена были сильно заинтересованы убедить публику в том, что право на эмиссию денег принадлежит исключительно им". А у меня есть встречный вопрос к профессору. А в чём состоит заинтересованность и, тем более, в чём её сила? Зачем тогда институт власти, если при этом надо ещё и тратить средства на сильное убеждение кого-то в правомерности своих действий? Правительству абсолютно безразлично мнение какой-то там публики по вопросам его исконного Права. Приведите хотя бы вырезку из газеты, где правительство выступает по этому вопросу, или где публика поднимает этот вопрос. Зачем профессору произносить некоторые утверждения констатировать некоторые факты без их доказательства? Не иначе только для демонстрации эрудиции. А вдруг правительство подаст на него в суд за оскорбление, или за клевету, поскольку ссылок у профессора на подобные действия правительства нигде не приводится? Преступный интерес правительств, да ещё и во все времена - так это уже закономерность и, потому, надо доказать её объективность и пояснить причины, на то ты и профессор, а ведешь себя, как простой болтун-журналист.

- "королевские прерогативы, среди которых чеканка монеты, разработка руд и сбор таможенных пошлин считались самыми важными, в течение Средних Веков были главным источником дохода князей". То, что аналогичное заявление можно найти и у Маркса, отмечать не буду. Всё правильно, только вместо слова доход, надо поставить два слова - нетрудовой доход, и всем всё станет ясно, ибо для бывших граждан СССР, да и всего работного люда, нетрудовые доходы и означают понятное воровство. И кем это такие прерогативы считались важными? Князьями, или теми, кто разрабатывал руды и платил пошлины, или некими "фон"- профессорами, описывающими эти события? Уточнять подобные моменты надо, а то могут возникнуть разночтения между рудокопами-профессорами-лауреатами и князьями.

- "правительства повсюду вскоре обнаружили, что исключительное право на чеканку было не только заманчивым источником барыша, но и важным орудием власти". Бедные наши правительства. Взвалили на себя непосильное бремя чеканки, отняв его у трудового народа, и вдруг обнаружили, что это: и барыш и власть. А бедный народ, когда чеканил, ни барыша, ни власти в таком действе не обнаружил, а, напротив, желающих-το "начеканить" почему-то просто казнили... их правители. Не кажется ли профессору, что именно власть Силы даёт возможность подобного барыша, а не наоборот? Кстати, в предыдущей и аналогичной цитате вместо барыша звучало слово доход. А где бы мне, неграмотному, почитать в экономической литературе, чем барыш отличается от дохода? Может барыш - это нечто заработанное: "в поте лица твоего (3:19 Бытие)", а доход - всего лишь нечто украденное? А, может, я, как дилетант, ошибся, и всё в реалиях происходит как раз с точностью "до наоборот"?

- "В эпоху Средневековья, однако, возникло суеверие, согласно которому само это действие правительства наделяет деньги ценностью", - да никакое ни суеверие это, а "голая" истина, недоступная профессуре. Именно правительства и заставляли народы менять полновесные товары на не нужные никому в хозяйстве "драгоценные" каменья и на никому в хозяйстве не потребный презренный металл. И что же это за фраза-утверждение, как простая констатация некоторого факта без объяснения его причин? Почему такое суеверие возникло, в чём его причины и, почему оно едино во всех без исключения царствах-государствах. А, может, оно не возникло, а его кто-то намеренно породил? А вдруг это не суеверие, а закономерность, изучать которую, и призвана ваша экономическая наука? "Смех без [объяснения] причины - признак дурачины", - гласит пословица. То же самое относится, увы, не только к смеху, но и к учёному индивидууму, фиксирующему явление, и уклоняющемуся от изучения его причин.

- "правительства оказались совершенно неспособны, справиться с этой задачей [чеканки] и, можно сказать, непрестанно и повсеместно злоупотребляли доверием, обманывая народ". Ну, товарищи, а это прямой плагиат из Адама Смита, без ссылки на первоисточник, где им было сказано: "Ибо во всех странах мира... несправедливость государей и государственной власти, злоупотребивших доверием подданных, постепенно уменьшили действительное содержание металла, первоначально содержавшееся в их монетах". От Адама и... "фон"-профессора мы узнаём, что именно народ (а не кто-нибудь) 2000 лет назад доверил чеканку правительствам, а они в течение тех же 2000 лет так и не смогли справиться с этой доверенной ему задачей. И все на свете правительства только в силу вредности характеров, а не по иным причинам 2000 лет свои народы обманывали. Всемирный договор о доверии чеканки правительствам с подписями договаривающихся сторон пока историками не обнаружен, но поиски ведутся, и надежда ещё не утрачена. Египтологи, те подозревают, что пирамиды и есть эти сейфы, где скрыты тайные договоры народов с правительствами по финансовым и правовым вопросам. Наш смелый профессор не знает слов Маркса: "опасно высказывать порицания государству".

- "Они [правительства - В.Ш.] пытались раздобыть необходимые им средства посредством принудительных займов, расписки, в получении которых приказывали всем принимать как деньги". Hy и наглецы... Мало того, что чеканили фальшивые монеты, так ещё и брали принудительно взаймы, ввели даже расписки, которые приказывали всем нам принимать за деньги. Принудительно брать взаймы - такое в народе называется просто: украсть. Давать бумажку вместо денег - это мошенничество, реквизиция, продразвёрстка, или шантаж. Куда идёт цивилизация? И почему профессор констатирует факт попыток мошенничества всех правительств и не даёт нам никаких причин их хронического мошенничества, и пояснений этих причин? Где научный анализ всеобщего-то явления? Приведенные факты и так тысячи лет всем известны, а научного обоснования им никто не даёт, и даже нобелевский лауреат "фон"-профессор оказался здесь... бессилен. Почему во всемирной истории нет ни одного примера кристально честного и благородно-бескорыстного правительства? Ответ прост. Если это правительство и возникнет, то бесславно погибнет от рук подлого и бесчестного соседа, и сосед позаботится о его полном забвении стандартной фальсификацией... его истории.

- "Деньги, предложение которых сознательно контролируется агентством, чей интерес заставляет его удовлетворять потребности пользователей, могут быть наилучшим вариантом. Деньги, которыми манипулируют ради удовлетворения групповых интересов, обречены, быть наихудшими из возможных". Увы, господин профессор, деньги - оные и в Африке деньги, и никогда не пахнут, плохие они, или хорошие. А интересы к деньгам то ли у агентства, то ли у группы тоже всегда одинаковы - сии деньги стремятся заполучить. Кстати, по каким признакам можно отличить агентство от группы профессор в книге забыл сообщить. Судя по контексту, агентства сплошь состоят из слуг народа, а группы думают только о себе. Наши депутаты - слуги народа и, потому, правительство есть агентство, чей интерес... (читай далее цитату). В чём состоит проблема, по которой агентство надо лишить печатного станка - я ума не приложу, ведь на смену агентству обязательно придёт группа. Да и о сознательном удовлетворении потребностей мы что-то этакое где-то уже слышали от великих провокаторов прошлого века - основоположников марксизма и коммунизма. Многим это уже поднадоело. А для профессора подобная бредятина - и есть его очередное великое "открытие".

- "В значительной степени современная политика основана на допущении, что правительство имеет власть по собственному желанию создавать и заставлять народ принимать любой дополнительный объем денег. По этой причине правительства будут яростно защищать свои традиционные права. По этой же причине крайне важно лишить их этих прав", - ну-ну, родимый, лишай правительства их законных, а не традиционных прав. А мы посмотрим, как это получится, и что от тебя... останется. И на тебя в этой борьбе я не поставлю и ломаного гроша. И для кого это действо лишения прав крайне важно? Если для чиновников, то профессор тут явно лжёт. Поэтому такие утверждения, повторяю, уточнять надо, и более конкретизировать. А то, что правительство якобы заставляет народ принимать деньги - то не верно. На первом этапе внедрения золота, денег и каменьев в экономику и в массовое общественное сознание фактор грубой силы безусловно должен иметь место, а в дальнейшем принимать любые объёмы денег никого заставлять не надо. Если правительство включит печатный станок, а "фон"-профессор откажется от таких дополнительных денег, то пусть он их отдаст мне. Я приму их: добровольно и в любом их количестве и в их качестве.

- "Правительство, как и любое частное лицо, не должно иметь права (по крайней мере, в мирное время) брать все, что захочет, а должно быть строго ограничено теми средствами, которые отданы в его распоряжение представителями народа". Милый ты мой! Вор, если он попал в квартиру, разбойник, который тебя оглушил на большой дороге, равно как и Вор в

Законе, - наше родное правительство, - всегда берут всё, что захотят, поскольку пользуются естественным правом Силы. В "демократическом" обществе, в некоторых его вариантах, правительство избирается народом и, в силу этого, уже есть представителем народа. О каких тут ещё дополнительных и вне конституционных представителях народа идёт речь? Или профессор сторонник авторитаризма и сильной руки? И какие же это представители народа дают правительству средства? Хотелось бы с ними познакомиться и задать пару вопросов. Я знаю только таможенников, мытников, судебных исполнителей и всю продажную судейскую братию, - братию, к народу отношения не имеющую, а являющихся именно государственной структурой для силового (сила Права) изымания средств. Неужели они избираются народом и подотчётные народу? А если правительство всё же удастся в этом ограничить, то оно по совету нашего профессора просто в мирное время введёт... военное положение, и будет уже беспрепятственно заниматься своим естественным делом на законных основаниях.

- "Наверное, неслучайно Адам Смит не включает контроль над выпуском денег в число тех трех обязанностей, которые, «согласно системе естественной свободы, надлежит исполнять государю»", - и правильно делает, ибо выпуск денег не почётная обязанность, а Право Вора, завоеванное силой. А права и обязанности - две большие разницы, и это с детства известно каждому мальчишке-одесситу. А чем же это естественная свобода отличается от свободы противоестественной, и где примеры и диалектика взаимоотношений этих видов свобод?

- "Когда изучаешь историю денег, не перестаешь удивляться тому, как долго люди мирились с правительствами, которые в течение 2000 лет пользовались исключительной властью для того, чтобы постоянно эксплуатировать и обманывать их", - мил человек, с правительствами не мирятся, их, или свергают, и автоматически обретают новых, или им подчиняются как суверену. И мы узнаём, что людей 2000 лет эксплуатируют, но не капиталисты, как у Маркса, а родное и любимое правительство. А по Марксу эксплуататоров свергать надо и... заменять новыми. Хорошо, что профессор читал Маркса, а то пришёл бы самостоятельно к тому же социализму и коммунизму. И ещё момент. Если настоящего учёного что-то удивляет, то он профессионально обязан в этом феномене разобраться, доказать: или его случайность, или его закономерность. А тот факт, что профессор изучал историю денег, вызывает ну очень большое сомнение, ибо ниже мною будет показано, что в чём-чём, а в деньгах он ничего не смыслит, заменив их всеобщим отравленным понятием "ценности". У Маркса эксплуатация труда капиталом ведёт к революции. А эксплуатация людей государством - без последствий?

- "Но я думаю, не будет преувеличением считать, что история человечества есть в значительной степени история инфляции, причем инфляции, устраиваемых правительствами и ради выгоды правительств", - а в чём конкретно и по пунктам эта выгода правительств состоит, нам не сообщают и не расшифровывают. Быть может это лишь чувство морального удовлетворения. Ну, нет в истории никаких войн, насилия, крови и разорения целых стран и цивилизаций, а есть обобщающее это всё понятие - инфляция. И нам заявляют, что в этом нет никакого преувеличения. Но я думаю, что если ты, батенька, экономист, то не лезь в историю, или в политику, а, тем более, не вводи туда "отравленных понятий", против которых ты сам же и протестуешь. Подумай мозгами. Но об этом его парадоксе будет немного ниже.

- "Но, хотя теологи и юристы дружно осуждали эту практику, она не прекращалась, до тех пор, пока бумажные деньги не предоставили правительствам еще более дешевого метода обмана народа. Разумеется, правительства не могли навязывать народу плохие деньги, не прибегая к самым жестоким мерам". - увы, оказывается, единственные защитники народа от правительственного произвола, да и то, только на словах осуждения. - теологи и юристы. Кстати, по словам Великого Политика Жириновского, юрист - это: то ли национальность, то ли диагноз - уже точно и не упомню. И какая же это нация осуждала практику плохих денег? И ещё вопрос, нельзя ли огласить весь список жестоких мер, пожалуйста, а то опять за клевету можно срок схлопотать. И вообще если правительства только тем и занимаются, что обманывают и жестоко насилуют собственные народы, то надо: или изучить и обосновать объективность этого феномена, открытого лично профессором, или объявить публично, что всем правительствам (по их же законам) надо сидеть в тюрьме и оттуда осуществлять свои руководящие функции, так, и не иначе. А какая конечная цель любого обмана? Даже детки обманывают родителей не просто так, а с конкретной своей детской целью. И ещё вопрос. Если правительства силой навязывает народу плохие деньги, то надо бы уточнить, зачем это нужно ему самому и, что после этого насилия происходит с... хорошими деньгами.

- "европейские правительства, узнав о новой возможности, [бумажные деньги] начали безжалостно ее эксплуатировать, но не для того, чтобы обеспечить людей качественными деньгами, а чтобы получить для казны как можно большую прибыль". - да не для казны прибыль-то нужна, а для себя лично. Казна, если я из оной ничего не могу украсть, мне, чиновнику, глубоко и далеко безразлична. Для других воровать - дураков нет. Правительства, и не только европейские, заботятся лишь о себе, равно как и каждый человек заботится тоже только о себе. И если правительство добровольно и по своей инициативе начинает заботу о народе, например, пообещает построить народу "светлое будущее", или обеспечивать его качественными деньгами то, тем самым, по законам диалектики, которых не учил профессор, оно роет себе могилу. Правительство для того и существует, чтобы насиловать народ самыми жестокими мерами, а задача народа - противостоять этому насилию. Только тогда в таком естественном противостоянии противоположностей и может устойчиво существовать такая "упорядоченная и самоорганизующаяся структура", как государство. Кстати, а чем деньги качественные отличаются от денег некачественных? А чем деньги хорошие отличаются от денег плохих? По запаху их не отличить, - это точно. Может качественные деньги - это те, что только вышли из станка? Тогда правительство только об этом и заботится, и здесь наш профессор снова ошибается. Уточнять понятия надо, чтобы разночтений не возникало. И я просто устал это повторять. Маркс считал, что прибыль возникает только в производстве. А тут мы узнаём, что прибыль можно получить, вообще ухудшая непонятное качество денег. Возьмите любую купюру, помните её, надорвите, сделайте на ней неприличную надпись в адрес казначейства и вы получите... прибыль. Здесь уже переход качества в количество. Своих соотечественников Гегеля-Маркса-Энгельса профессор "фон"-Хайек явно не читал.

- "нет оснований сомневаться, что частное предприятие, процветание которого зависит от успеха его деятельности, может обеспечить стабильную ценность выпускаемых им денег". Никаких оснований сомневаться нет только у людей искренних в Вере, а у учёного всегда есть основания для сомнений. И у меня тоже есть основания сомневаться на всем известных из практики фактах, что в экономике успех деятельности и есть... деньги, но только не для других, а для себя. Выпускать деньги для других, и не набить ими свои карманы, можно иногда на режимном предприятии. И кто будет осуществлять такой контроль на свободном от госконтроля этаком эмиссионном предприятии? Кто будет контролировать контролёров? И кто же должен будет контролировать контролёров этих контролёров? Я не Великий Банкир, но я знаю, что для открытия банка надо иметь в собственности некие ликвидные активы, например, тонну золота. На основании этих активов, как бы под их залог, как залог некоторой собственности и можно организовать банковскую деятельность. Наш профессор, предлагает частным фирмам вести эмиссию денег, фактически не имея своих активов. Выпускаемые ими деньги, профессор привязывает к набору стандартных ликвидных товаров, находящихся неизвестно где и неизвестно в чьей собственности. Причём, "суповой набор" для привязки у каждой из эмиссионных фирм будет свой, и именно в этом горе-профессор и видит источник конкуренции и стабильности системы. Как можно выпускать ценные бумаги под залог чужого имущества и без обязательного договора - не понятно. Этим занимаются только аферисты. Когда эмиссию осуществляет государство, то, несмотря на насилие с его стороны, залоговым имуществом может считаться всё то, что расположено на его территории, собственность и "богатство" всех граждан. Жизнь и собственность граждан - это собственность государства, как тоталитарного, так и демократического и оно, родимое, может индивидуально сделать с каждым всё, что ему захочется. Высшая ликвидная ценность в этом мире - жизнь человека, и она полностью принадлежит государству, что отмечал и Гегель. Это и есть те активы, под которые государство вправе осуществлять всегда ликвидную эмиссию денег. Не хочешь принимать бумажки - можешь: или поплатиться жизнью, или умрёшь от голода. Именно так императоры и поступали в Китае, насильно вводя бумажные деньги. Их опыт позже переняла и Европа. Или я чего-то не понимаю, или я что-то важное опустил в текстах "фона"? По- моему, введя в текст "отравленное понятие" - этой своей всеобщей "ценности", и уравняв в этом понятии собственность, стоимость товара и знаки его стоимости - деньги, профессор всем приписал одинаковую ликвидность: и товарам рынка и... туалетной бумаге с портретами государственных деятелей, запамятовав о категории собственности. Понятие ликвидности у него встречается многократно, но только в отношении валют. Неужели трудно поставить простой вопрос и ответить на него: что будет с ликвидностью валюты, если вообще исчезнут ликвидные товары, если исчезнет ликвидная собственность? Слово "собственность" в этом авангардном произведении встречается только один раз, да и то... в его ссылке на чужой текст: "По традиции теория стабилизации рассматривала капиталистическую экономику, основанную на частной собственности, как механизм, который создает колебания...". И всё. Маркс тоже вполне "научно" доказал "вред" частной собственности и, в силу этого "вреда", он и "обосновал" историческую необходимость её уничтожения пролетариатом. А наш герой, профессор от экономики, поступил проще, исключив её из рассмотрения. Действительно, ну причём тут какая-то частная собственность к его теории движения "Частных денег"? Деньги - они ликвидные сами по себе потому, что... изначально являются ликвидными, а активы в виде собственности их не касаются. Не поясняет профессор устаревшую практику глупеньких банкиров, которые почему-то, выдавая кредит, требуют в залог презренную собственность, которой у "фон"-профессора вообще... не существует. Почему-то нищему заёмщику получить в банке миллионный кредит никак невозможно, а владельцев земельной собственности банки всегда желают видеть в качестве клиентов. Вождь всех времён и народов, основоположник практического строительства социализма в СССР говорил: "Есть чилавэк - есть праблэмы. нэт чилавэка - нэт праблэм". Этот принцип практического социализма наш профессор без колебаний и сомнений применил по отношению к живому организму - к собственности: "Есть собственность - есть праблэмы. нэт собственности - нэт праблэм". Заменив понятие этой реальной собственности абстрактным понятием дутой ликвидности - наш "фон"-профессор сталинским способом быстро и бесповоротно разрешил все "праблэмы" своих частных денег.

- "законное средство платежа означает не более, чем деньги, выпускаемые правительством, от которых не может отказаться кредитор при уплате этими деньгами причитающегося ему долга", - всех нарушителей законов экономики эта же экономика всегда наказывает банальным... разорением, нарушителей экономических правил поведения на данной территории государство наказывает... арестами, да и с конфискацией. Законы издаёт родное правительство. Я, - законопослушный (во всяком случае, в своих действиях, а не в мыслях) гражданин, всегда: и, потому, никогда не смогу и не должен нарушать закон. Тогда какие проблемы, и в чём великий смысл этой пустопорожней фразы? И когда же это кредитор отказывался от денег? В истории экономических отношений подобное никем не отмечено.

- "Но суеверное представление о том, что правительству (обычно, для пущей важности именуемому "государством"') надлежит определять, что должно быть деньгами, как будто оно создало деньги, которых без него не существовало бы, коренится, вероятно, в наивном убеждении, что такое орудие, как деньги, должно было быть "придумано" и передано нам неким первоначальным изобретателем". То, что правительство это только часть государства известно всем, окромя нашего профессора. Повторяю, что массовое суеверие, возникшее одновременно во всех странах и у всех народов, и в единой для всех его интерпретации, по отношению к одному объекту называются не суеверием, а объективной реальностью. А разговоры о "Частных деньгах", которых никто не наблюдал, вера в их силу, как панацею от всех бед, и есть по определению суеверие (суетная, личная вера). Поэтому государство и создало (не как будто, а реально), а не придумало деньги: для обворовывания населения и расчёта со-сатрапами за их воровской труд и, естественно, является их первоначальным и изобретателем и собственником. И деньги не передаются нам, а насильно внедряются в наши отношения для легализации всеобщего законного воровства. А наивное убеждение профессора в том, что деньги именно в их монетарной форме возникли сами по себе (без ювелира и кузнеца) на рынке, - так пусть и останется на его совести. Рынок, как средство эквивалентного обмена прибылью может существовать и в бартерной форме (при полном отсутствии денежного материала). "Рынок" же, как средство массового обмана и воровства, как средство неэквивалентного обмена, - подобный рынок без денег существовать не может.

- "Эта вера была полностью подорвана нашим пониманием спонтанного возникновения в процессе социальной эволюции никем не проектировавшихся институтов, хрестоматийным примером которых могут служить деньги. Другими важнейшими примерами такого рода являются язык, закон и мораль". - в огороде бузина, а в Киеве дядька. Если язык и мораль действительно возникли в процессе эволюции и спонтанно, косвенным свидетельством чего служит их разнообразие: языков и норм морали, то деньги в виде золота и законы об их эмиссии - есть чисто закономерный продукт спонтанного государства, ибо они едины для всех государств и народов, и суть даже некий атрибут государства - средство реализации права воровства. Если любое государство спонтанно и естественно, как язык и мораль, то его производные - закон и деньги отнюдь не спонтанны, а присущи любому государству - это и есть его свойство, повторяю, его атрибут, и форма реализации воровской сущности любой государственной власти. Идеально спонтанна в этом мире может быть только... диарея.

- "Разумеется, деньги могут существовать (и существовали) без какого-либо участия правительства". - тогда, гений ты наш, объясни-ка нам, неразумным, как, когда и почему во всех без исключения странах они, некогда вольные, и сами по себе из воздуха возникшие и сущие, каким-то непостижимым образом попали в собственность именно к государству, а не к кузнецу, или к ювелиру? Ты же изучал историю денег! По твоим же словам ты едва ли не единственный специалист в этой денежной области. Если ты нечто утверждаешь, то приведи примеры возникновения, свободного существования денег, и объяснение того факта, когда и почему они попали к правительству А также хотелось бы прояснить и сам факт наличия портретов государей, а не ковавшего их кузнеца, как на монетах, так на туалетной бумажной массе из печатного станка. Да, существовать без правительства могут, но не деньги, а временные эквиваленты "стоимости" на рынке, "стоимости" с максимальной ликвидностью на текущий момент. Если деньги могут существовать без правительства, то ясно, что родное правительство по логике может существовать и обходится... без денег. А такого факта никто ещё не наблюдал. Уберите налоги и посмотрите, что от родного-то правительства останется.

- "Именно правительствам мы обязаны тем, что сегодня в пределах данных национальных территорий общепринятым является только один вид денег", - простите, а зачем мне, да ещё и на моей законной территории иметь лишний геморрой в носу, или гайморит на метр ниже? C одной заботой и жить проще. Объясните, сколько, по-вашему, видов денег оптимально должно иметь правительство на своей территории. А, по моему мнению. - так деньги вообще не нужны, ибо налог надёжнее брать "натурой" - в прямом смысле этого слова, а то заплатят хитрецы-производители мне, родному правительству, законные налоги моими фальшивыми монетами-деньгами, и что я с этими эрзац-монетками буду делать на внешнем-το рынке?

- "Правительство, конечно, должно быть вправе определять, в каких денежных единицах должны уплачиваться налоги, и заключать контракты в любых единицах по своему выбору". Это блестящее дополнение от профессора к предыдущей цитате. Естественно, налоги - это святое, и правительство их требует и должно требовать по своему выбору в твердой валюте, а не в национальных фальшивках. Господин профессор этого святого права и не отрицает, ибо чувствует, что за такое утверждение можно и поплатиться. А как это согласовать с ранее заявленными автором требованиями ограничения финансовых махинаций правительства? Почему профессор полагает, что правительству вот именно этого делать нельзя, а вот это можно? Откуда у него такая уверенность в своей правоте? И как бы мне, неучу, обрести такую уверенность, да и по отношению к моему родному правительству? Если внедрить это предложение профессора в жизнь, то любое правительство будет требовать налоги золотом, а взамен выпускать фальшивые монеты и печатать бумагу для однозначного употребления. Лихо же профессор раздаёт и отбирает права, и не у кого-нибудь, а у самого правительства. Один баснописец говорил, но по другому поводу: "Ай, моська! Знать, она сильна, что лает на слона", - и был по-своему прав. Неужели нобелевская премия кроме приобретённого дутого рейтинга даёт её обладателю и реальную силу для управления правительством, силу, позволяющую лауреату диктовать, что правительство должно (кому?), а что не должно?

- "Совместное обращение золотых и серебряных монет - это единственная когда-либо широко использовавшаяся форма параллельного обращения валют. Но эта система оказалась на редкость неудобной”. Наличие параллельного обращения лишь двух полностью ликвидных валют (золото и серебро) на одной территории оказалось очень неудобным. Это отмечали и экономисты, и Маркс: "история английского денежного обращения представляла собой непрерывный ряд его нарушений, вызванных коллизией между установленным по закону соотношением стоимости золота и серебра и действительными колебаниями их стоимости. То золото оценивалось слишком высоко, то серебро. Металл, оцененный слишком низко, изымался из обращения, переплавлялся в слитки и вывозился за границу". Как же можно расценивать идею профессора о многих видах свободных, да и псевдо ликвидных бумажных денег на одной территории, как не экономическую диверсию? Очевидно Хайек всё же Маркса читал, но выводов для себя так и не сделал. Да и если ликвидный биметаллизм приводит к коллизиям, то неужели печатные фантики, вообще не имеющие пресловутой стоимости, помогут избавить мир от экономических нарушений, коллизий и неудобств? Маркс и тот считал, как минимум, неразумным: "защищать такую бессмыслицу, как биметаллизм".

1.2.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Азбука рынков (для нобелевских лауреатов). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 343, табл. 1, рис. 68. 2015

Еще по теме "Частные деньги" и государство:

  1. Ко
  2.   ПРИМЕЧАНИЯ И ПОЯСНЕНИЯ