<<
>>

Абсурдность обмена по "меновой стоимости"

Оставайся же с твоими волшебствами может., устоишь

(47:12 Исаия)

взаймы даёте... чтобы получить обратно столько же

(6:34 От Луки)

столько же хлебного приношения и столько же елея

(45:25 Иезекииль)

не должно выменивать...

заменять хорошее худым

(27:10 Левит)

должно выменивать... заменять... худое хорошим

(27:10 Левит)

всякого из ослов... заменяй агнцем... выкупи его

(13:13 Исход)

Ещё одна цитата: "Возможно, правда, что в Т-Д-Т оба крайних пункта, T и Ί, например, хлеб и платье, являются количественно различными стоимостями. Крестьянин может продать свой хлеб выше его стоимости или купить платье ниже его стоимости. C другой стороны, его может надуть торговец платьем. Но для самой этой формы обращения такие различия в стоимости представляют собой нечто чисто случайное". Опять имеем знаменитое возможно Маркса, которое начинает надоедать, поскольку нигде у него не переходит в "действительно".

Если уже изначально положить в качестве аксиомы принцип детерминизма, что товары обмениваются по некой стоимости (случайные отклонения от стоимости компенсируются), то Маркс прав, и об этом упоминать не стоит. Любые отклонения от детерминированного закона - случайны и привнесены извне. Если допустить в качестве аксиомы не эту детерминистскую абстракцию Маркса, а многократно проверенную практикой гипотезу обмена товара низкой себестоимости у продавца хотя и на случайную, но всегда более высокую, потребительную стоимость товара у покупателя, или по соотношению спроса и предложения, то получится прямо противоположный эффект, который явно ближе к реалиям рыночных отношений.

Ещё одна цитата: "Меновая стоимость... может быть... лишь «формой проявления» какого- то отличного от нее содержания". Обмен товарами существовал задолго до денежных или до придуманных Марксом около стоимостных отношений. Почему это содержание должно быть непонятной стоимостью, а не всем понятной прибыльностью в потреблении выменянного товара? Если конь мне бесполезен, то он мне даром не нужен, а если от приобретения или от не приобретения коня зависит жизнь, то действует принцип: "...коня...

пол царства за коня".

Массовое взаимное "надувательство" типа со стороны крестьянина и торговца платьем становится закономерным и взаимным, а факт точного обмена по некой меновой стоимости, или стоимости - редким и, потому, - случайным, равно как и чистое воровство. А торговля - это случайность. Если хлеб и платье обменяются по эквиваленту затраченного объёма труда (стоимости), то какой смысл в обмене? На рынке меняются два товара, и каждый из них оценивается двумя людьми, и нет гарантий того, что эти 4 частные оценки точно совпадут. Обмен может состояться и имеет устойчивый экономический смысл, только если все эти четыре оценки двух товаров объективно различны. Попробуйте доказать, что я не прав.

Обратимся к математике, а точнее к математической статистике. Закон больших чисел в его вольном изложении гласит, что если на некоторый детерминированный процесс наложить много малых случайных воздействий, то реализации этого процесса будут отклоняться от его среднего детерминированного значения в ту или иную сторону по "Нормальному" закону. Торговля - типичный статистический процесс, данный нам в виде его отдельных реализаций, и в ней для одного вида товара всегда можно определить некие средние параметры торговли

и их отклонения. Для массовой розничной торговли, когда спрос равен предложению на всех рынках, и только в этом уникальном случае будем иметь реализацию товара по его детерминированной "меновой стоимости", которая даёт одинаковую прибыль и продавцу и покупателю, с возможными случайными отклонениями. А величина этой "меновой стоимости", как будет показано ниже, в виде цены тоже лежит посредине между себестоимостью товара для продавца и потребительной стоимостью товара для покупателя. На бартерном рынке цен нет, и понятия о стоимости там не возникает, ибо свою, уже полную прибыль, получает каждый участник обмена. На денежном рынке каждый имеет половину реальной прибыли, а другую половину он реализует в пустых деньгах (или в факторе общественной в них веры).

Любое отклонение предложения от спроса приводит к большему выигрышу в прибыли для одной из сторон, и к нарушению "законов стоимости" или законов эквивалентного обмена Маркса. На этом систематическом выигрыше и составляет свой первоначальный капитал опытное купечество, и умные (не знающие теории Маркса) биржевые дельцы, отсюда имеют денежную прибыль на валютных операциях, инвестициях, кредитовании и пр.. И никакая это не спекуляция и никакое ни шарлатанство, а прямое использование умными людьми не детерминистской теории обмена несуществующих эквивалентов по стоимости от Маркса, а случайных законов колебания в распределении прибыли между контрагентами рынка.

Выше я отмечал, что если обмен идёт строго по стоимости, то меновая стоимость, как отношение стоимостей обмениваемых товаров должна быть = 1. На практике такой случай невероятен, и это отношение колеблется около единицы. Это значит, что практически всегда, а не: "Возможно, правда..." (см. 1-ю цитату) обмен товаров (бартерный или денежный) не эквивалентен для сторон. Одна от обмена имеет больше, а другая - меньше, по стоимости. Для любой пары контрагентов обмена одна сторона всегда в проигрыше. Почему же она идёт на такой обмен, чему она радуется (не секрет, что иногда после акта купли-продажи стороны от радости вместе "обмывают" сделку)? А радуется "проигравшая" по эквиваленту Маркса сторона потому, что поимела на сделке прибыль, о которой "выигравшей" стороне... никогда не скажет. И эта прибыль может быть тако...ой, что и другая сторона позавидует.

Если бы торговля шла по Марксу, то не действовали бы товарные и финансовые биржи, бесполезной была бы реклама, и не было "в природе" естественного торгового капитала, а, только спекуляция и шарлатанство, купечество и ростовщичество по наращиванию денег. Да, совокупный "товарный" продукт общества до обмена и после обмена не меняется, но люди богатеют, как это ни странно для марксистов, и богатеют исключительно на реализации прибыли, заключённой в любой потребительной стоимости, в её потреблении.

Более того, та же математика даёт закон для таких неравновесных процессов, это т.н. закон распределения арккосинуса, когда среднее значение величины практически никогда не реализуется.

Вырожденный пример закона даёт бросание монеты. Напишите на одной стороне монеты цифру "О", на другой - "1", а на ребре - число "0.5". Теперь если бросать монету много раз и определить среднее значение цифры на верхней стороне, то мы получим в пределе значение ~ "0.5", которого не будет ни в одной реализации. Если увеличивать толщину монеты, то и среднее значение "0.5" начнёт появляться в тех реализациях, когда монета упадёт на толстое ребро. На одном рынке по данному товару всегда в выигрыше (по прибыли) продавцы, а на другом - покупатели, но и те, и другие всегда имеют каждый свою большую или малую, но взаимную выгоду. А вероятность того, что эта выгода строго одинакова у покупателя и продавца такая же, как и у монеты упасть на ребро. И даже во всеобщем рассмотрении баланс всех рынков не нулевой. Столетия шёлк в Европе шёл по ценам значительно выше не только себестоимости, но и рыночной его цены в Китае, создавая на разнице европейской цены и себестоимости в Китае прибыли торговому капиталу и даже целым торговым нациям. А покупатель шёлка тоже имел свою прибыль, но прибыль минимальную. В этом примере бессодержательно говорить о средней стоимости товара - шёлка, поскольку в реальной мировой торговле она никогда не реализовалась (в Китае - низкая, в Европе - сверх высокая), а Маркс... сделал вид, что ничего не знал об этом грустном для его теории факте.

Тем не менее, современные экономисты выделяют в отдельное производство особую по их терминологии "спекулятивную", или биржевую торговлю, когда товары покупают там, где они дешевле, или где их много, и продают там, где они дороже, или где их мало. Либо товар покупают тогда, когда он дёшев (период сбора урожая) и продают, когда подорожает (весной перед посевной кампанией). Таких торговцев экономисты именуют спекулянтами, и всячески доказывают их... полезность. Делать этого не надо, ибо с изначальных позиций вся торговля -спекулятивна, и слова торговля и спекуляция - просто синонимы. Далее я уже численно покажу (и приведу соответствующие формулы), что торговля это не только спекуляция, но и взаимное получение прибыли, а, значит, - торговля это и есть взаимное воровство.

5.3.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Абсурдность обмена по "меновой стоимости":

  1. Правовое отношение как'волевое отношение «юридйческих лиц»
  2. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  3. 2. Теневая аксиоматика (или эклектика понятий)
  4. Спекулятивная терминология "Капитала"
  5. Производительность труда и богатство
  6. Стоимостная "каша на кухне" экономики Маркса
  7. Воровские метаморфозы золота
  8. Абсурдность обмена по "меновой стоимости"
  9. Проблемы измерения стоимости трудом
  10. Парадоксы "стоимости" у Маркса
  11. Приложение I (для коммунистов): "Перлы" диалектики марксизма
  12. ОГЛАВЛЕНИЕ
  13. Введение. Модель общественного богатства: исходные условия и метод построения
  14. 1. Два фактора товара: потребительная стоимость и стоимость. Двойственный характер труда.
  15. 2. Форма стоимости, или меновая стоимость
  16. 2. Образование общей (средней) нормы прибыли и превращение стоимости товаров в цену производства