Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

3. Социально – политические аспекты жизни индейского общества

Кроме методов хозяйствования жанр отчета или сообщения в XVI веке обязательно включал и подробную характеристику государственного строя, институтов власти и социальной организации народа, описываемого автором.

Сведения такого характера не только интересовали образованную аудиторию423, но и представляли большую практическую ценность для различного рода торговых объединений: «купцов, спонсоров и покровителей предприятия по…[торговле и колонизации]», крайне холодно и осторожно относившихся к рискованным начинаниям424. Сосредоточимся на специфике восприятия елизаветинцами социально-политических сторон жизни алгонкинов. Здесь можно выделить два основных аспекта, всегда привлекающих внимание путешественников. Во-первых, это сведения об образе жизни, расселении, специфике начальной общественной организации туземцев (социальные компоненты). Далее целесообразно подробнее

423 Отметим, что елизаветинцы мыслили несколько другими категориями, более художественно, основываясь на образцах и эталонах античной культуры. Даже простые капитаны, Барлоу, Лэйн, были достаточно образованными людьми, изучавшими классическую литературу. Окружающую действительность они часто осмысляли сквозь призму учений древних авторов и поэтов. Dmitrieva O. V. The classical World Reinterpreted // The World in 1607… P. 52-58. Подробнее об этих своеобразных уровнях их мышления сказано ниже. В частности, «дикарей» современники часто сопоставляли с античными «варварами», а себя – с греческими и римскими героями, несущими свет цивилизации.

424 Harriot T. The brief and true report… // Principal navigations... P. 749.

остановиться на том, как англичане характеризуют собственно политический строй «государств» виргинских индейцев в 1580-е гг.

Описанием нехитрого быта туземцев Хэрриот продолжает третью главу «О быте и нравах местного населения». Внимание ученого сосредоточено на особенностях обустройства индейцев: «Дома их сделаны из небольших столбов, заостренных на концах, круглой формы, такого же рода, как и использующиеся во многих садах в Англии беседки, во многих городах покрываются корой, или искусно сделанными циновками из длинных плетей, и так с крыши до пола. В длину они обычно вдвое больше, чем в ширину, и порой достигают двенадцати и шестнадцати ярдов, а в некоторых мы видели и дома

двадцати четырех ярдов в длину…»425. Из этих фрагментов можно сделать

выводы не только о характерной технике строительства жилищ, колоритные виды которых донесла до читателей кисть Уайта426. Можно попытаться интерпретировать эту довольно разрозненную фрагментарную информацию для реконструкции социальной картины общества туземцев, какой ее увидели первые английские наблюдатели. Примитивизм строений свидетельствует, что индейцы не прошли до конца стадию родовой общины, все еще игравшую важнейшую роль в их хозяйственной жизни и организации.

При этом отметим, что ни в одном из источников конца XVI века не обнаружено характеристики форм собственности (частной или общинной), или, например, обычаев совместной, родовой или семейной («большая семья») обработки земли. Единственный более – менее определенный вывод, который можно сделать на основе материалов Виргинской компании – это сохранение у алгонкинов времен Рэли т.

н. «длинных домов». В них проживали сразу

425 Ibid. P. 759.

426 См. Приложение 1. Гравюры Уайта служат важным дополнительным источником. Например, широкую популярность завоевали изображения, где в центре располагаются несколько хижин, с гуляющими между ними обитателями, а по периметру, в виде полупрозрачного заборчика из жердей, находятся защитные сооружения. При всем схематизме, подобное изображение туземных городов с расположением точки наблюдателя

несколько под углом к поверхности земли (и соответственно холста), на уровне птичьего полета, стало в Европе каноническим, и впоследствии многие художники переняли эту манеру (С. ван де Пассе, Т. Де Бри и др.; см.

главу 6).

несколько родственный семей, а также хранился инвентарь, запасы, все необходимое для жизни. Это черта отличает многие общества на подобном уровне развития427. Долгое сохранение традиции длинных домов наблюдается исследователями у многих индейских народов материковой части Северной Америки и позднее, как на широте Виргинии, так и севернее, у менее развитых племенных союзов гуронов и ирокезов428. Описания подобных домов и их жителей – традиционная черта литературы о путешествиях429. Примечательно, что часто многие интеллектуалы положительно оценивали архаичную семейную организацию. Патриархальность, когда под одной крышей живут все

поколения вместе с родственниками, противопоставлялась традициям Европы Раннего Нового Времени, где возрастающая атомизация общества не могла не восприниматься многими мыслителями как негативное явление (так, восхищенные интонации в описании семейных отношений индейцев отчетливо прослеживаются в очерке «О каннибалах»).

В рамках данного исследования нас интересует не реконструкция общественных отношений индейцев, а стремление выделить специфику в восприятии их мира английскими авторами, и то, в какой форме она преподносится читателям. В этом отношении в источниках имеются свои акценты. Рассказывая о других народах, путешественники, даже прожившие среди них небольшой срок, обычно стремятся поведать о самых разных срезах их общественной и политической жизни. Особое внимание в сообщениях, отчетах, дневниках, как правило, уделялось семье, самой первой и важнейшей

427 Такое общество, как правило, находилось в стадии энеолита или позднего каменного века; это подтверждается тем, что виргинским туземцам было известно земледелие и простейшая обработка первых металлов, главным образом меди (при сохранении доминирующей роли камня), при этом все еще большую роль играли охота и рыболовство.

428 Как отмечает Куинн, длинные дома наблюдаются у континентальных индейцев восточного побережья в большом диапазоне широт. Он подчеркивает, что надо, к сожалению, признать практически полное отсутствие динамизма в развитии их обществ на протяжении 600 лет, приблизительно с 1000 г. н. э. Quinn D. B. The North America. P. 9.

429 См., например, у Монтеня: «Их здания очень вытянуты в длину и вмещают от двухсот до трехсот душ; они обложены корою больших деревьев, причем полосы этой коры одним концом упираются в землю, а другим

сходятся у вершины крыши, образуя конек и поддерживая друг друга, наподобие наших риг, кровля которых спускается до самой земли, служа одновременно и боковыми стенами…». Монтень М. О каннибалах //

Монтень М. Опыты. С. 124.

социальной ячейке. Но, как ни странно, ни один из авторов из окружения Рэли не дает какой-либо информации на этот счет. В круг волновавших пропагандистов экспансии проблем почему-то не вошли такие аспекты, как брачные традиции индейцев, их семьи, отношение к детям, старикам, и т.д. Вероятно, какие-то из бытовавших среди туземцев обычаев (например, полигамию) они сочли целесообразным не доносить до английского читателя.

Перейдем к более сложным уровням организации индейского общества. Это своеобразные «города-общины»430, основное место жительства туземцев. Достаточно подробную характеристику типичного поселения мы находим в третьей главе «Сообщения». Живописный идиллический образ, созданный Хэрриотом, обретает еще большую наглядность в гравюрах Уайта431. Приглядевшись к нарисованной ими картине, можно сделать выводы, что индейцы проживали в совсем небольших поселениях: «Города их невелики и их мало у морского побережья, [некоторые] включают десять – двенадцать домов, некоторые — двадцать, крупнейшие из увиденных нами – около тридцати»432. Перед нами совсем небольшие поселения: это подтверждает заметка Барлоу, утверждавшего, что крупнейшим, «столичным», поселением на о. Кроатон была деревня из девяти хижин (отметим, что автор использует именно термин

«the cottage», в буквальном смысле – шалаш, хижина, а не «the house», как в случае с жилищами колонистов). Даже если учитывать, что в каждом строении жило по несколько семей, очевидно, что поселения редко насчитывали больше сотни жителей433. Конечно, некоторые племена и их «города» были более многочисленны; кроатонцы, с которыми взаимодействовали поселенцы, были сравнительно небольшим племенем.

430 В тексте источников почти повсеместно используется термин «town» – город; гораздо реже – «village» (деревня). В данном случае авторы просто пользуются понятным читателям языком, естественно, имеется в виду совсем небольшие поселения, не имеющие никакого отношения к городу.

431 При этом полной противоположенностью романтическим видам мирного поселения индейцев являются броские описания современниками жилищ ирландцев, у которых и в XVII веке «даже лорды живут в бедных глиняных хижинах, или шалашах из хвороста, покрытых дерном». Тайлер Э. Первобытная культура. C. 48.

432 Harriot T. The brief and true report… // Principal navigations... P. 759.

433 В то же время, согласно испанским источникам, для населения сравнительно отсталых островов Вест-Индий была характерна большая концентрация населения, в «городах» были сотни домов, а не 15 – 20, как в

Виргинии: «В селениях насчитывалось по 200 – 300 домов, и в каждом доме множество душ». Лас Касас Б.

История Индий. С.153. Автор объясняет это перенаселенностью Кубы беженцами с другими островов.

В политическом отношении туземное общество представляло собой на данном этапе конгломерат родо-племенных объединений. Несколько общин434, владеющих окружающими «город» землями и лесными угодьями, сосуществовали под эгидой князьков, вступавших в союзы, воевавших друг с другом и т.д. Среди этих поселений изредка выделялись те, что были покрупнее, которые можно бы было принять за, условно говоря, «столицы» племенных союзов, вроде описываемых Барлоу и Лэйном Секотана, Хоанока и еще нескольких, написание названий которых в английских источниках разнится.

Английские капитаны не уделяли особого внимания описанию индейских поселений. В основном краткие упоминания о тех или иных туземных

«городах» фигурируют в качестве сопутствующих деталей при рассказах о путешествиях по Виргинии (в частности, плавании по р. Роанок), или же о них упоминается во вводных частях в рамках краткой характеристики географии региона. Информация обычно ограничивается заметками о приблизительном количестве населения этих деревень (в сотнях человек, очень неопределенно) или, что было тоже важно, численности выставляемых ими вооруженных отрядов435.

Несколько подробнее в этом плане «Сообщение» Хэрриота. Демонстрируя

интерес к инженерному делу, он подробно описывает обычаи сооружения домов и планировку города, не случайно отмечая и тот факт, что оборонительные сооружения – явление в Виргинии эпизодическое, нехарактерное для индейцев: «Если они и защищены стенами, то разве что в виде заостренных столбов из обоженных жердей, или из древесной коры,

434 Как правило, их жители происходили от одного племени, о чем свидетельствуют упоминания Хэрриота о том, что наречия индейцев из разных областей сильно разнятся. Тенденция к укрупнению политических образований была еще слабо выражена.

435 В последнем случае приводимые авторами цифры, скорее всего, получены от самих индейцев. Об этом говорят формулировки, что такое-то племя выставляет на поле боя «столько-то копий». Иногда демографические сведения принимают довольно оригинальный характер: население исчисляется в стрелах,

заготавливаемых отдельными поселениями для своих войнов (что говорит и о манере ведения войны). Судя по этим данным, племенные объединения Виргинии были действительно невелики: редко когда отдельный

правитель мог выставить больше одной-двух сотен воинов.

[пласты которой] перекрывают друг друга»436. Слабость этих «защитных укреплений» должна была еще раз продемонстрировать читателю, что индейцы дружелюбны и миролюбивы, и в военном отношении не представляют серьезной угрозы.

В целом, аборигены Виргинии Рэли находились на уровне развития, соответствующему родо-племенному строю. Так как англичане не упоминают о каких либо формах зависимости (патриархальное рабство), сложно судить о том, насколько широко было разделение труда и социальное расслоение, но на материалах источников можно сделать выводы, что процессы складывания раннеклассового общества уже начались.

Следующий комплекс вопросов, интересовавший путешественников, – узнать и осмыслить то, как живут соседи, почему они так отличны от нас, в чем эта разница: обратимся к тому, как рассматриваемые нами авторы характеризуют политическую организацию индейцев.

Необходимо учитывать, что Виргинские колонии стали для англичан первым опытом взаимодействия с неевропейским народом, гораздо более примитивным, чем индейцы испанских колоний, история покорения которых служила основным примером и почвой для размышлений437. При этом к концу XVI века елизаветинцы имели важный прецедент локального межкультурного взаимодействия, – со своим ближайшим соседом, ирландцами, а потому уже имели свое понимание «варварства»438. Многие читатели воспринимали туземцев Виргинии через призму уже довольно устойчивых представлений о том, что такое настоящее невежество и дикость. В этом отношении они не могли себе представить примера более показательного, чем «косматые

436Harriot T. The brief and true report… // Principal navigations... P. 759.

437Интерес к более развитым и богатым странам впоследствии побудил Рэли, забыв о неудачах в Виргинии и судьбе брошенной там колонии, совершить еще два плавания в Гвиану.

438 Quinn D. B. The Elizabethans and the Irish. P. 106-123.

рыжеволосые ирландцы», наводнившие Лондон во время царствования Елизаветы I439.

Что касается капитанов Рэли, их интересовали в основном зоны расселения конкретных племен и отношения между их вождями, сведения, которых могли принести впоследствии практическую пользу440. Но в их отчетах содержатся и некоторые общие сведения о системе организации индейских сообществ. Так, у Барлоу мы впервые встречаемся с термином, обозначающим местных правителей: «вироанс» (viroans, мн. число – вироансы). Передача его звучания и написания, использованная Барлоу, встречается впоследствии у Лэйна и Хэрриота, и ученый дает ему подробное определение. Кроме того, Барлоу и Лэйн довольно часто именует местных властителей просто королями (The kings)441.

Барлоу упоминает о раздробленности живших в тех местах индейцев. Так,

местный правитель часто рассказывал ему о постоянных войнах между маленькими протогосударствами: «Из всех [наших вещей его] более всего потрясла острая жестянка, он взял ее, осмотрел и начал прикладывать к груди и к шее, знаками поясняя, что его народ десятилетиями ведет жестокую войну с народом и королем близлежащей страны»442. Очевидно, до прихода к власти Поуатона443, индейцы Виргинии жили в небольших, враждующих друг с другом

439 В результате радикальных военных мер, предпринимаемых англичанами в Ирландии, резко возросла эмиграция с острова. В 1595 г. вспыхнуло третье по счету восстание за время правления Елизаветы I, на этот раз волнения охватившее весь остров; движение возглавляли графы Тирон и Тирконелл. Сапрыкин Ю. М. Английское завоевание Ирландии XII – XVII вв. М., 1982. С. 225. Мятеж был подавлен с большой жестокостью.

440 Традиционный для колониальной политики принцип «divide et impere» был четко сформулирован уже Хаклюйтом в «Мотивах»: «На этих реках существует множество мелких князьков, постоянно враждующих друг с другом из – за границ своих владений», что, продолжает автор, должно было быть обращено англичанами на

собственную пользу – предлагалось при случае стравливать их между собою. Hakluyt R. The motives… // The

Elizabethan America. P. 29.

441 Общая традиция эпохи, «осовременивавшая» непонятные термины. Очень часто англичане наделяли вождей туземцев (не только американских) более понятными ими смысловыми конструкциями, вроде princess, duke и т. д. В данном случае продуктивен анализ источников с филологических позиций, с выявлением частот употребления авторами тех или иных лексем. Показательно, что Хэрриот слова «king» не употребляет,

вероятно, он избегает его сознательно, понимая, что правителей индейцев можно расценивать лишь как

князьков, но уж никак не равными королеве Англии (Her Majesty Quinn of England, Ireland and France).

442 Barlowe A. The first voyage… // Principal navigations… P. 729-730. В другой раз, при посещении «столичного» города Гранганимео Шикоака (Scicoake) на острове Кроатон, Барлоу отмечал, что он укреплен, «как нам сказали, для защиты от постоянно нападавших врагов». Ibid. P. 731.

443 Наиболее значительным явлением политической жизни Виргинии конца XVI – начала XVII вв. стала т. н.

«конфедерация Поуатона», обширное и относительно стабильное формирование, просуществовавшее несколько десятилетий. Достигнувшая наибольшего расцвета в начале XVII века, конфедерация складывается,

княжествах. Судя по материалам Барлоу и дневнику Лэйна, вироансы возглавляли отдельные племена (Гранганимео), реже – союзы племен (Менатотон), которые только начинали складываться, о чем свидетельствуют дальнейшие события, описанные у Лэйна (восстание Пемисапана).

Еще один термин, который употребляется реже, чем вироанс – это своеобразный «округ» (the government). Это понятие Хэрриот использует как раз для идентификации отдельных политических единиц, небольших племенных союзов. Это следует из следующих строк, в которых ученый говорит, что «языки каждого из округов444 различаются, и чем далее они расположены друг от друга, тем больше разница»445. Это означает, что расстояния между ареалами обитания индейцев разных вироанств в конце XVI

века были значительными, межплеменные контакты ограничены, что и находит выражение в многочисленности диалектов, веротяно, некогда единого языка (интересно, что познаний Хэрриота в алгонкинском хватило, чтобы выделить их различия446).

В отличие от Барлоу, и, особенно, Лэйна, ученый не ставил своей целью

перечисление конкретных вироанств и их границ, зато он дает характеристику этих форм политического объединения, выделяет их специфические черты. В

«Сообщении» мы узнаем и о масштабах этих прото-государств: «В некоторых районах страны лишь один город принадлежит Вироансу, или Верховному Правителю, в других – два или три, реже – пять, восемь и более»447.

В свою очередь Хаклюйт, размышляя над перспективами покорения индейцев, уверял читателя в том, что они не представляют серьезной угрозы именно в силу специфики своего расселения: «Местное население, рассеянное

скорее всего, незадолго до виргинских предприятий Рэли, и не исключено, что под их влиянием: чтобы совместно противостоять захватчикам (какими большинство индейцев считало англичан уже в 1585 г., несмотря на уверения последних в обратном). По своей территории и населению (около 20000 чел.) конфедерация Поуатона не имела равных на территории восточного побережья. Rochwtree H. Virginia 1607 // The world in 1607… P. 79.

444 В данном случае использованное Хэрриотом понятие можно условно перевести как «правление», в значении существительного единственного числа, оно обозначает независимое княжество.

445 Harriot T. The brief and true report…// Principal navigations... P. 759.

446 Дальнейшие выводы нам не позволяет сделать тот факт, что материалы, собранные Хэрриотом и посвященные лексике и грамматике индейских языков, а также составленный ученым словарь, не сохранились. 447 Harriot T. The brief and true report… // Principal navigations... P. 759.

по мелким и слабым королевствам, едва ли станет нам сильно докучать» (все же именно королевствам, употреблен термин kingdoms – курсив мой – М. Б.)448.

Мы располагаем некоторыми данными не только о размерах, но и о численности населения индейских племен: «Могущественнейший Вироанс, с которым мы имели дело, владел восемнадцатью городами в подчинении, и мог выставить [при том] не более семи или восьми сотен воинов максимум»449. По примерным подсчетам, можно сказать, что население подчиненных обычному князьку земель вряд ли насчитывало более тысячи, реже – двух-трех тысяч человек (чаще всего ограничивалось несколькими сотнями)450, то есть достигало численности населения небольшого европейского города XVI века, и было рассеяно по нескольким небольшим деревням. Лэйн, описывая подготовку заговора Пемисапана, отмечал, что собиравшиеся выступить против англичан туземцы смогли собрать три тысячи человек451 (включая союзников), и едва успели заготовить требующиеся для такой армии стрелы.

Хотя история алгонкинов довольно хорошо изучена, она реконструирована в основном на базе материалов второй виргиснкой компании (в частности, трудов Д. Смита). Поэтому сегодня практически невозможно представить полную картину политической жизни виргинцев эпохи Рэли. Судя по отчетам капитанов Рэли, вне пределов острова Роанок, на котором был построен форт, англичане в основном имели сношения с тремя племенами, составляющими некое подобие союза в форме конфедерации, без наличия единого сильного вождя452.

448 Hakluyt R. The motives… // The Elizabethan America. P. 27.

449 Harriot T. The brief and true report… / Principal navigations... P. 759.

450 Для сравнения, Монтень, описывая свою беседу с индейским вождем, упомянул, что при вопросе, сколько людей он может выставить на поле боя, последний знаками объяснил, что их хватит, чтобы заполнить всю площадь, на которую смотрели собеседники. Монтень навскидку определяет это число в 5000. Монтень М. О

каннибалах // Монтень М. Опыты. С. 138.

451 Вероятно, преувеличение. Например, в атаке на оставленный в 1586 г. Гринвиллом гарнизон из пятнадцати человек участвовало всего около тридцати-сорока индейцев.

452 Речь идет о племенных союзах короля Вингины (и его брата Гранганимео), настроенных наиболее благожелательно к англичанам, нейтральных хоанокцах, во главе с Менатотоном и его сыном Силко, и враждебного племени, возглавляемого Энфенором, а после его смерти – Пемисапаном. По крайней менее так

описывал ситуацию Лэйн. Lane A. An account… // Principal navigations… P. 738. Как мы видим, смена вождей

происходила довольно часто, политическая стабильность общества была низкой. Нет никаких данных о

Если же говорить об обычаях управления, каких-либо институтах власти этих виргинских вироанств, информации об этом в источниках крайне мало. Встречаются разрозненные и путанные упоминания о войнах и конфликтах между вироансами. Сложно судить о роли, которую играли в племенах вожди (во многом также носители сакральной функции, см. ниже) и их воины. Вероятно, как и во многих обществах, переходящих к раннеклассовым отношениям, они играли уже не только военную, но и политичекую роль453. Cтановясь вироансами, они стремились закрепить власть за своими сыновьям. Можно сделать выводы и о начавшихся процессах имущественного расслоения454: об этом свидетельствуют отдельные фрагменты дневника Барлоу и обстоятельства подготовки восстания Пемисапана у Лэйна.

Относительная незаселенность и «дикость» Виргинии играли в колониальном проекте круга Рэли немаловажную роль. Хотя иногда авторы сознательно проводят параллели, соотнося институты туземцев с английскими, в целом они подчеркивают, что туземцы слишком дики, раздроблены и слабы. Отсюда напрашивается вывод, что их несложно будет покорить, в том числе и их же силами: Хаклюйт в «Мотивах» откровенно пишет, что «мы сможем по своему усмотрению поддерживать то одного, то другого» из этих князьков455.

В то же время, определенное социальное неравенство, о котором

свидетельствуют все авторы, также имело значение для готовящейся колонизации. Структурированность и иерархичность индейского общества

способах передачи власти, порядке наследования и т.д. Впоследствии дела несколько улучшились с приходом к власти Поуатона, объединившие все эти земли не менее чем на двадцать лет.

453 Как отмечал Монтень, на вопрос вождя, какие права ему дает этот статус, он услышал ответ, что только

«идти впереди всех на войну [и первым умереть]». Монтень М. О каннибалах // Монтень М. Опыты. С. 137.

454 Описывая первый прием англичан у Гранганимео, Барлоу приводит очень интересный и показательный случай: «Мы решили кое-что подарить и тем [туземцам], что сидели [рядом]…увидев это, он [брат короля] вдруг вскочил, все у них отобрал и сложил в одну большую корзину, речью и знаками показывая, что все должно быть доставлено лично ему, а те были лишь его слугами и последователями». Barlowe A. The first

voyage… // Principal navigations… P. 729-730

В другом месте он также упоминает о неоднородности индейского общества: «Примечательно, что когда приходил сам брат короля Гранганимео, никто не осмеливался вести торг, такова была разница между правителем, благородными людьми, и остальными». Barlowe A. The first voyage… // Principal navigations… P. 730.

455 Далее Хаклюйт продолжает мысль, подчеркивая, что взаимоотношения вироансов довольно враждебны: «И таким образом мы с небольшими силами всегда сможем положиться на помощь местных, вечно озлобленных

друг против друга». Hakluyt R. The motives… // The Elizabethan America. P. 29

должна была послужить для читателей «Сообщения» залогом того, что новые земли и их население сможет органично, быстро и безболезненно встроиться в систему зарождавшейся империи (подобно Ирландии или, ранее, отдельных областей Франции), все еще феодальной и сословной в своей основе456.

Таким образом, в восприятии организации индейцев елизаветинцы

проявляют дуалистичный подход: социальная (на уровне образа жизни) компонента характеризуется ими скорее как примитивная, в то время как политическая – напротив, как относительно развитая. Заметим, что впоследствии, в 1590-х г. Ф. Бэкон, который в своих эссе опирался на опыт кампании Рэли, подчеркивал, что оптимальным вариантом было бы основание поселения как раз рядом с простым и бесхитростным народом, находящимся на несравненно более низком уровне развития, чем колонисты, но все же уже имеющем некоторые представления о подчинении, иерархии и т.д. Именно такой вариант позволил бы наилучшим образом воплотить в жизнь все пункты программы колонизации, изложенные в «Мотивах» Хаклюйта.

В любом случае, все авторы благожелательно настроены к обитателям Виргинии, их общественное и политическое устройство характеризуется положительно. Это обусловлено как личным отношением, так и конкретной смысловой нагрузкой этих трудов, и целями, которым они служили. Гуманность и миролюбие вполне сочетались с утилитаризмом и прагматизмом в отношении «добрых дикарей», что четко прослеживается в работах Хэрриота и Хаклюйта.

Если обратиться к лексическим понятиям, это можно наглядно продемонстрировать частотностью употребления терминов, обозначающих

456 Барлоу убеждает читателей, что «вы сами можете судить по тем… которых мы с собой привезли, что не найти народа, более почитающих своих владык». Barlowe A. The first voyage… // Principal navigations… P. 730. О подобном, довольно четком выделении правящей верхушки и возвышении ее над остальными туземцами, о высокой роли насилия в обществе пишут многие авторы. В, частности, Лас Касас отмечал, «что единственное, о чем мы можем судить с наибольшей достоверностью, [о политической организации индейского общества до прибытия европейцев], это о том, что их цари и повелители правили без всякого свода законов, manu regia, подобно тому как римляне в древнейшую эпоху повиновались не законам, а разумению и воле царя, и индейцы на этом острове тоже, должно быть, управлялись своими царьками». Лас Касас Б. История Индий. С. 156. Лас Касас, апеллируя к Августину, не находит в таком порядке вещей ничего противоестественного, скорее напротив, подчеркивает эффективность и рациональность такого обычая, его согласность воле Творца.

индейцев. Даже в русском языке понятие «индейцы», «туземцы», «дикари»,

«аборигены» несут разные смысловые оттенки. В большинстве источников рассматриваемого периода, по крайней мере, в известных нам английских работах, распространено упоминание о туземцах как о дикарях, «the savages»457. Например, в отношении жителей Московии вполне нормальным считалось употребление термина «варвары»458, хотя страна была христианской (и отношение к ее народу не всегда было отрицательным459). На этом фоне выделяются Хэрриот и Хаклюйт, которых отличает частое употребление довольно неудобного, но нейтрального термина the local inhabitans или просто inhabitans (реже – dwellers). В то же время, Лэйн использует практически только

«the savages». Таким образом, коренное население Виргинии как бы вводится в понятную европейцам систему ценностей и отношений: алгонкины выступают в качестве полноценных жителей, природных обитателей460 своей страны, имеющих своих правителей, четкие границ королевств (kingdoms) и т.д. В таком случае, они вполне могут стать поданными английской короны, – именно в таком качестве их видят в перспективе Хаклюйт и Хэрриот.

В этом отношении подход елизаветинцев определенно отличался от более враждебного отношения к индейцам колонистов и идеологов экспансии первой четверти XVII века. Употребляемые ими термины пока еще не акцентировали

457 The Indians применительно к американским аборигенам встречаются в рассматриваемых документах очень редко; этот термин встречается далеко не во всех работах, включенных в кодекс Хаклюйта и посвященных Америке.

458 Данное слово предпологало множество окрасок. C одной стороны, варварство – синоним дикости, невежества, жестокости. Но в то же время образ варвара, начиная с античных времен, противопостовлялся изнеженному средиземноморскому жителю, часто соединяя в себе недостатки с достоинствами: честностью, прямотой, силой, храбростью. Вспомним, что английские путешественники положительно отзывались о многих

качествах русских людей, особенно в экстремальных условиях (война), открыто противопоставляя солдат царя

джентльменам-офицерам, расслабившимся, привыкшим к удобствам, неспособным на истинное самопожертвование. Еще одно подтверждение точки зрения Хэдфилда, что познание другой культуры отражало видение собственной, и как раз литература о путешествиях чаще всего заключала в себе, открыто или завуалировано, критику тех или иных аспектов жизни общества автора.

459 На фоне эсхатологического противостояния с католическими державами православие нередко получало довольно положительные оценки: Россия была потенциальным союзником в борьбе с габсбургским блоком, по

крайней мере, важным торговым партнером, поставщиком сырья.

460 Своеобразная интерпретация jus of nature (право природы, право наций), занятие земли по «праву природы». Земля в таком случае мыслится как более-менее неотъемлемая собственность народа, которому она была некогда вручена и который как бы приобретает право на нее в силу давности владения. Данный юридический

подход, отчасти унаследованный от римского права, часто использовался в трудах многих европейские мыслители и юристы конца XVI – первой половины XVII века, но при этом далеко не всегда применялся к

населению колоний.

цивилизационного разрыва между индейцами и европейцами. Напротив, многие авторы, особенно Хэрриот и Барлоу, вероятно, реально верили в возможность гармоничного сосуществования под одной короной двух столь разных обществ как виргинские индейцы и англичане.

II.

<< | >>
Источник: Белан Михаил Александрович. Колониальные идеи в общественно-политической мысли Англии второй пол. XVI – первой четверти XVII вв.. 2014

Еще по теме 3. Социально – политические аспекты жизни индейского общества:

  1. Проблемы онтологии Субстанция и бытие
  2. ПРОБЛЕМА АВТОРСТВА И ПРАВИЛЬНОСТИ ТЕКСТА ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  3. 6. Иммигрантские группы
  4. Комментарии
  5. 2. СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА
  6. Содержание
  7. Обзор литературы
  8. Б) Виргинские индейцы в английских памятниках. Первые контакты.
  9. 3. Социально – политические аспекты жизни индейского общества
  10. 4. Религия индейцев
  11. 1. Роль колонии в экономике Англии
  12. 2. Модели взаимоотношений с туземцами
  13. ЕВРОПЕЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ B XVI-XVH вв. - OT СРЕДНЕВЕКОВЬЯ КНОВОМУВРЕМЕНИ
  14. BEK ПРОСВЕЩЕНИЯ - ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ ИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА
  15. Джон Дж. Гамперц ТИПЫ ЯЗЫКОВЫХ ОБЩЕСТВ [89]
  16. Четвертый период. Современный (после 1992 г.)
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. Глава 3 КУЛЬТУРА РЕЧИ СРЕДИ ДРУГИХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН
  19. § 1. Выполнение Доминиканской Республикой международных обязательств по ликвидации всех форм расовой дискриминации
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -