<<
>>

и) Антигуманность


Поскольку постмодернизм не признает у человека прочной основы, постольку человека рассматривают как производное от системы массового манипулирования. «Глобализация, – пишет А. Ашкеров, – предполагает установление некой связи между людьми, причем связи универсальной, всеобъемлющей… Она выражается в повсеместной индифферентности, безразличии, понятом в двояком смысле: как равнодушие, замкнутость и вежливая холодность, и в то же время как стертость, выхолащенность, исчерпанность различий, подвергшихся деконструктивистской миниатюризации»[61].
«Рыночная личность», воспитанная на восхищении от абсолютной свободы, бежит от свободы и жаждет подавления себя и других. Современный человек при всей своей устремленности к свободе не принадлежит себе, потому что принадлежит миру вещей и чувственных удовольствий. Все международно-правовые и внутригосударственные акты, закрепляющие «права первого поколения» обесцениваются на практике. Их реализуемость ставится под условие платежеспособности субъектов права. В отсутствие достаточных средств свобода передвижения и даже право на жизнь превращаются в фикцию. Достоинство человека стремительно убывает в его собственных глазах. Каталог социальных прав в странах с либеральной рыночной экономикой, как правило, незначителен: из него исключаются право на жилище, право на образование, право на труд, право на обеспечение по старости. Любую государственную поддержку социально незащищенных категорий населения постмодернисты объявляют бесполезным и экономически бесперспективным занятием. Социальные программы сворачиваются, социальная функция государства сужается до полной иллюзии.
Со времен Ренессанса понятие гуманизма понимается искаженно: как исключительно рациональное существование человека. Гуманизм, по Ж.-П. Сартру, несовместим с существованием Бога, а в самом человеке отсутствует сущностная природа. Уподобив человека рационально действующему животному, «гуманисты» проигнорировали Любовь – главный фундамент человеческих взаимоотношений, и данное направление активно поддерживается в эпоху постмодерна. Постмодернистская юриспруденция в качестве онтологических принципов человеческого существования закрепляет власть, сексуальность, безумие, страсти, желания, телесность, что в конце концов убивает человека в человеке. Из человека постмодернисты пытаются изъять человеческую личность, превращая его в безличностное существо. Весьма показательно, что современная западная юриспруденция, почитаемая за образец для всего мира, занимается апелляцией к бессознательному – ей мешает человек, способный критически воспринимать навязываемый образ жизни. Такой «гуманизм» способен уничтожить человечество. Уже произошла общечеловеческая реабилитация посредственности.
Патриция Во пишет: «По Тойнби, эпоха постмодерна будет четвертой и последней фазой западной истории – той фазой, в которой господствуют беспокойство, иррационализм и беспомощность. В таком мире сознание дрейфует, оно не способно зацепиться якорем за твердую, всеобщую землю справедливости, истины и разума, на которой зиждились идеалы многих поколений людей. Тем самым сознание лишается центра, перестает быть активной действующей силой, становится лишь функцией, через которую проходят и в которой пересекаются силы безличностные»[62]. А М. Шелер констатирует: «Наша эпоха оказалась примерно за тысячелетнюю историю первой, когда человек стал целиком и полностью «проблематичен», когда он больше не знает, что он такое, одновременно он также знает, что не знает этого»[63].
На этой почве укореняется параноидально-шизофреническое состояние современного человека. Шизофреническая личность всегда требует уважения к себе и признания значимости своего «Я». Личность теряет очертания целостности, идентичности и как бы этим гордится, поскольку может быть сразу всем или выступать от имени всех (говорить на разных идеологических языках, менять точки зрения, быть кем-то или чем-то). Более того, можно говорить о сходстве между шизофреническим бредом и языком современных нормативно-правовых актов.
Современный человек, натасканный на идеалах свободы и независимости, утратил суверенитет «Я» в отношении к Иному. При всех декларациях о гуманизме в человеке целенаправленно разрушается черта между внутренним миром и внешней обстановкой, когда Я-самость индивидов на словах абсолютизируется, а на практике капитулирует под напором сил деструкции из иного мира. Современный человек шизофренируется, что является синонимом безысходности и умопомешательства всей постмодернистской культуры. Шизоидность личности обладает несомненным творческим потенциалом (в искусстве, предпринимательстве, политике и т.д.), революционным импульсом и отрицанием нравственных ограничений порочного образа жизни. Современный человек согласен изменить и разрушить религию, мораль и право потому, что эти духовные явления мешают его свободному распаду, разложению, извращению смысла жизни. Душевная болезненность индивида, возрастание противоречивости внутри его сознания, отказ от моральных и правовых ограничений, с точки зрения постмодернизма, приводят к свободе. Шизофрения как одна из форм безумия предстает для постмодернизма главным освободительным началом для индивидов и главной революционной силой современного общества. Забота о себе, безумие и возможность свободы, пожалуй, наиболее приоритетные проблемы, стоящие перед постмодернистской мыслью.
Субъектам эпохи постмодерна свойственна неудовлетворенность своим внутренним миром при кажущейся индифферентности к безумию повседневности. По мере движения России в сторону западных стандартов жизни увеличивается удельный вес дерзких и тяжких преступлений, совершаемых новыми для отечественной юриспруденции категориями преступников – маньяками, извращенцами, педофилами, гомосексуалистами и т.п.
Складывается довольно печальный портрет субъекта юриспруденции постмодернистской эпохи. Обращает на себя внимание безнравственность образа жизни. Воспитание эгоизма и жажды наслаждений не проходит бесследно. Формируется маргинальность правосознания. Современный человек не может четко идентифицировать свою принадлежность к определенной культуре или традиции. Сознание индивида теряет четкие границы дуальности: реальное и нереальное, нормальное и ненормальное встречаются и становятся трудноразличимыми. Субъект эпохи постмодерна ассоциируется с фрагментарной, расколотой, потерявшей целостность и нравственные идеалы личностью, живущей в псевдореальности, в мире симулякров.
Современное общество считает себя гуманным: оно отменяет смертную казнь в отношении наиболее опасных для общества преступников, оно официально закрепляет пространные каталоги прав и свобод человека и гражданина, оно абсолютизирует свободу. Однако никогда прежде, даже в период рабовладения, подлинно гуманистические идеалы (Любви, Добра и Красоты) не подвергались еще такому глумлению как теперь. По оценке Э. Ионеско, «на данный момент в своем большинстве мир состоит из духовно, метафизически ампутированных, ущербных индивидов»[64]. Постмодернизм, либерализм, юснатурализм и иные личины мирового глобализма направлены на подавление природы человека, все больше и больше погружающегося в стихию абсурда. Человеческое понимание правопорядка дрейфует в сторону укрепления пустого автоматизма предлагаемых нормативов поведения, узаконенных силой корпорации под давлением теневых структур.
Постмодерн занимается дегуманизацией субъекта. Личность оказалась в центре правовой системы и всего мира. Личности все позволено. Но миссия восполнения «освободившегося» места отвергнутого людьми Бога оказалась для человека невыполнимой. Человек, так и не узнав подлинной свободы, стал рабом и заложником собственных животных инстинктов и глобальной индустрии порока.
Зависимость современных людей от оков постмодернистской цивилизации, потеря ими культурной и национальной идентичности привели к проблеме существования человека как такового. Надежда на то, что нравственно и физически вырождающийся человек посмотрит себе в лицо и сможет преодолеть свою духовную деградацию, найти правильный путь восстановления в себе образа Божьего, с каждым десятилетием все слабее, но она останется до конца времен.

–––––––––––––––––

Постмодернизм в правовой сфере сориентирован на гедонизм, на внешнее поверхностное конструирование правовой реальности, антииерархичность, количественные критерии оценки, отказ от парадигмы отражения реальности и принятие ее симуляции, где означающее с реальностью как таковой не соотносится в принципе. Все перечисленные свойства права эпохи постмодерна носят взаимообусловленный характер. Сфера распространения постмодернистской юриспруденции расширяется за счет глобалистской экспансии и популярности нестандартного, нецентрированного, аморального типа сознания. Юридическая доктрина постмодернизма универсальна и удобна для современного потребительского общества, формируемого по всему миру. Эта доктрина хорошо совмещается с классическими теориями либерализма и «прав человека» в силу однородной сути.
В качестве объектов своих нападок постмодернизм избирает единство, целостность, объективную реальность, однородность, духовно-нравственные традиции общества, право в собственном смысле слова. Постмодернизм выражается терминами «фрагментарность», «дифференциация», «неоднородность», «индивидуализм», «инновация», «динамизм», «революция (культурная, сексуальная, экономическая, политическая и др.)», «оригинальность», «нигилизм», «утилитаризм», «виртуальность», «деконструкция» и т.п. По вышеприведенным основаниям постмодернизм не может рассматриваться в качестве философии. Ведь философия – это любовь к мудрости, а постмодернизм невероятно удален от мудрости и выглядит как пародия на философию. Информация, распространяемая в так называемом информационном обществе, призвана спрятать, завуалировать смысл происходящего. Использование постмодернистских сентенций в реальной общественной жизни приводит мир к мракобесию и неоязычеству. Не случайна связь постмодернизма с субкультурой деструктивных молодежных движений и религиозных сект, сексуальной революцией, эстетикой поп- и оп-арта, дегенеративным искусством.
По мнению ряда исследователей постмодерна, он явился как оппозиция эпохи модерна Нового времени[65]. Между тем сущностное родство модерна и постмодерна состоит в идеологическом обслуживании социальных революций, апелляции к либеральной версии теории «естественного права», богоборческом устремлении и противопоставлении права, религии и нравственности друг другу. Постмодернизм является новым вариантом рациональности, где границы между правомерным и противоправным стерты и где различия добра и зла бесконечно продуцируют смыслы. Основу постмодернистской рациональности составляет тип мышления, отличающийся так называемой интерпретативностью. Интерпретации права осуществляются постмодернизмом хотя и в плюралистической форме, но с заведомым негативизмом по отношению к духовно-нравственным основаниям права.В результате от права остается лишь оболочка юриспруденции, которую наполняютантигуманным содержанием.
В древней и средневековой Руси органичная связь Права, Правды и Православия поддерживалась верой, впоследствии также мощной государственной идеологией. Постмодернизм наносит удар и по вере и по охранительной идеологии национальных государств. Рассогласование Права, традиционной нравственности и традиционной религии народа приведит все общество к неизбежному крушению – распаду, колонизации, нищете.
Идеи постмодернизма действительно отражают преимущественно кризисные явления человеческой цивилизации последних десятилетий ХХ в. и начала ХХI в. Однако постмодернистская юриспруденция только усугубляет трагичность и порог страха перед лицом событий нового столетия.Постмодерн в правовой сфере отражает собой глубины кризиса и распада правосознания общества. Представители постмодернистской юриспруденции впитали кризис как очевидный элемент своего творчества. Кризис их правосознания – это утрата традиционных, авторитетных и непреходящих идеалов Истины (Любви), Добра и Красоты; утрата, отягощенная одновременной потерей Бога и нравственности. Неправомерность идеологии и практики постмодерна очевидна перед лицом религиозно-духовных, моральных и правовых принципов. Постмодернизм утверждает себя только посредством разрушения права, морали и духовной культуры общества в целом.
Постмодерн – это хаос, дисгармония, инерция, распад, в которых все относительно, неопределнно, лишено целостности, упорядоченности и устойчивости. В терминах постмодернистского деконструктивизма современному обществу полагается быть децентрализованным, мозаичным, утратившим всякую видимость былой монолитности и упорядоченности. Распавшийся социум более не скрепляется ни государством, ни духовной культурой, ни моралью, ни правом.Постмодерн является адекватным отражением глобализации мира на духовно-психологическом уровне.
Постмодернизм является антифундаменталистской парадигмой, которая провозглашает, что в правовой сфере нет ничего предустановленного, истинного, раз и навсегда данного. Развитие права плюралистично. Постмодернизм признает неустанное развитие права без заранее определяемого направления, взаимопереход институтов одной правовой семьи в другие. На место определенного толкования права, центра правовой системы, иерархии сегментов права приходят различие, дифференциация, бесконечный диалог интерпретаторов права по поверхностным вопросам.
В рамках постмодернистской юриспруденции традиционная отечественная концепция права и все устоявшиеся правовые постулаты подвергаются пересмотру, искажению и извращению смысла. Весь порядок иерархических правовых институтов переворачивается, децентрализуется и подвергается фрагментации посредством последовательно проводимого принципа дифференциации. Элементы права отрываются от общей структуры ради их радикальной свободной игры взаимодействия. Право и правоведение вытесняются законнической юриспруденцией, а сама юриспруденция из рационального способа регламентации общественной жизни превратилась в иррациональность самого худшего и опасного разряда.
Таким образом, в правовой сфере постмодернизм предстает не как философия, но как технология манипулирования человеческим сознанием  и подсознанием в целях формирования нового мирового порядка на началах духовных подмен и нравственного вырождения. Постмодернизм – это одно из элитарных идейных течений глобализаторов мира, рассчитанное на разрушение Традиции, правовых оснований общества и уничтожение духовно-нравственной константы в человеке.
Постмодернистская юриспруденция тесно связана с синергетическим восприятием права, которое предполагает поливариантность, непредсказуемость, обратимость процессов развития, полагая хаос источником обновления и генератором регулятивных возможностей. В этом состоит стремление сторонников постмодерна к созданию внутригосударственных беспорядков, а затем мирового хаоса в целях глобализации мира. В частности, для перехода кглобальной диктатуре.
М. Фуко и другие видные постмодернисты стремились ответить на вопрос о том, как и в каких формах возможно свободное поведение человека, который при этом хочет называться нравственным человеком[66], но не смогли дать ответа. Для того чтобы связать этические и юридические проблемы с собственно философской рефлексией, нужно вернуться к Богу и исполнять Его заповеди. Иного для спасения людям не дано.
                              –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

Назовите признаки постмодернистской юриспруденции.
Проведите связь между постмодернистской юриспруденцией
и глобализацией мира.
3. Найдите проявления постмодернизма в  юридических актах
России и других стран.

                             ––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Юридическая глобалистика: Учебник. – Барнаул,2009. –  700 с.. 2009

Еще по теме и) Антигуманность:

  1. Перспективы существования в России иностранных компаний положительно оценивает только пятая часть даже от числа респондентов,
  2. П.). Эргономика, как и психология труда и инженерная психология, изучала человека или (группу людей)
  3. Мораль
  4. ДЕМОКРАТИИ НЕ ВОЮЮТ ДРУГ С ДРУГОМ
  5. Концепция полной свободы печати
  6.   4.1. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ И РЕФОРМАЦИИ
  7. В чем суть нового приступа антикоммунистической истерии в империалистических государствах?
  8. 14.1. Гуманизм — философия человечности
  9. Статья 240. Выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей
  10. и) Антигуманность
  11. Эпилог (для наивных студентов)
  12. Имея собранный банк данных, можно выделить тех, кто обследовался в период нахождения Земли на одной линии с планетами- гигантами и каким-то третьим космическим телом (планетой, Солнцем).
  13. 14.1. Гуманизм — философия человечности
  14. Глава VII МИР ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ
  15. Глава IX ОТЧУЖДЕНИЕ. ОДНОМЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК
  16. § 1. Идеология патриотизма и национальный вопрос
  17. Закон исторического и нравственного возмездия The law of historical and moral punishment
  18. Добро и зло как онтологическая проблема Good and evil as an ontologic problem
  19. Социальные функции спорта в системе международных отношений Social function of sport in the system of international relations
  20. 6. КОНТРОЛЬНІ РОБОТИ З КЛЮЧОВИХ ТЕМ КУРСУ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -