<<
>>

з) Субъективизм

Постмодернизм сделал выбор между субъективным видением, сознанием субъекта права самого по себе и Божественным промыслом в пользу субъективизма.

Постмодернистов более всего занимает человеческое «Я», отчего вся их теория является теорией субъективизма.

В этом смысле они следуют рассуждениям протагорейцев о человеке как мере всех вещей и философии Декарта, но «Я-центризм» постмодернизмом доводится до законченного «Эго-центризма». Человеку объявляют, что он, его права и свободы являются высшей ценностью, и может показаться, что речь ведется о поклонении перед человеческой личностью. На самом деле, воспитывая миллионы эгоцентриков, постмодернизм поклоняется человеческим страстям. В этой неоязыческой форме идолопоклонства человек растворяется как личность, остаются востребованными только его пороки. Эксплуатируя пороки человека, субъекты манипулирования закабаляют человеческое общество куда значительнее, чем во все предшествующие эпохи.

Постмодернизм в силу глубокой своей преемственности с модернизмом не признает объективной реальности в лице Бога, природы и истории, зато замыкает человека в области его субъективных переживаний, связанных, главным образом, с самолюбием и тщеславием. Создание условий для господства субъективизма позволяет не замечать объективных законов развития общества. В этой обстановке законодательство рассматривается людьми в качестве панацеи от всех социальных бед, динамика нормотворчества возрастает. Но количество нормативно-правовых актов не снимает остроту объективных проблем современного общества. Так, если для представителей высшей государственной власти сформирована система незаконного обогащения (коррупции), то борьба со взяточничеством отдельных чиновников в таких условиях бесперспективна – нужно менять саму систему. А сегодня наряду с действующим Уголовным кодексом Российской Федерации предлагается принять дополнительно обширный пакет законов о борьбе с коррупцией, как-будто коррупционеры устрашаться одного только количества запретов на получение взяток.

Общественному сознанию навязывается идея о том, что человек стал тем сущим, на котором все сущее основывает свое собственное бытие и истину. Другими словами, человеческую личность помещают на место, которое ранее в умах людей занимал Господь Бог. Какие практические последствия это влечет? Новым хозяевам мира необходимо было вытеснить образ Бога из сознания людей, потому что в отношениях с Богом «Я» исчезает. Верующий человек посредством труда по духовному совершенствованию стремится стать единым целым с Богом и в этом случае забывает о своем «Эго», о своих эгоистических наклонностях. Точно также забывает о своем «Эго» любящий человек, сливающийся с любимым человеком в совершенном союзе любви. Вместо такой духовной чистоты человеческих отношений постмодернист М. Бланшо[58] предложил своим многочисленным сторонникам иной путь – нейтральные, абсолютно атеистические отношения без отношений. Каждый сам за себя. Окружающие – средства для удовлетворения желаний. Общение сводится к конкуренции и извлечению удовольствий. Однако никто из говорящих «Я» не является законченным целым: все мы незавершенны. В семейном союзе человек способен восполнить недостаток своей цельности, иначе в одиночестве он со временем становится угрозой для общества, но полную свою завершенность человек обретает в единстве с Богом. В этом случае все чувства и мысли человека не работают против него самого.

«Отношения без отношений» означают, что другой человек находится вне меня, а я нахожусь вне его и нет возможности измерить дистанцию между нами. Нет высшего образа, к которому мы могли бы апеллировать  для оценки нашей ответственности. Государственный и третейский суды кроме буквы закона тоже не имеют сейчас этого высшего образа справедливости и поставлены в рамки принципа беспристрастности, который граничит с бессовестностью и глухотой к чужому страданию.

Нейтральность человеческих отношений в понимании Л. Левинаса[59] – это отсутствие всякой связи с религией, а, следовательно, с духовностью и нравственностью.

На наших глазах из правовой сферы, в которой всегда пребывали чувства совести и справедливости, изгоняются элементарные моральные требования. Абсолютная децентрализация человеческого «Я», культивируемая ныне в рамках новой области юриспруденции «антропологии права», разрушительно влияет на правовую систему общества. Человеческие желания высвобождаются практически полностью и человек из субъекта права превращается в субъекта произвола и беспредела.

Конструкторы нового общества не против того, чтобы от существования в виде «Я-центризма» современники переходили к состоянию «некто». Можно наблюдать, как настойчиво ведется историческая мутация вплоть до размывания человеческого субъекта. Продукт молодежной контр-культуры сегодня – это бесполое существо среднего рода, что очевидно не только по внешнему виду, но и по внутреннему содержанию. Эмансипированные юные женщины, одетые в мужскую одежду, отдают предпочтение мужским занятиям и воспринимают материнство в здоровой семье как что-то архаичное, а слово «беременность» все чаще употребляют с приставкой «нежелательная». Юноши утрачивают признаки своего пола и способность принимать ответственные решения. На этом фоне нивелируется институт семьи и обостряется демографическая проблема в стране.

Из состояния «некто» человека далее направляют в положение «ничто». Создавая поколения нигилистов, эпоха постмодерна воспитывает армию преступников, для которых возможность преступить предел права и не-права не является проблемой нравственного выбора. Сам термин «нигилизм» образован от латинского слова nihil (ничто). Известно, например, что особенно нетерпеливые проводники глобализации высказываются за поголовное микрочипирование населения земли под предлогом борьбы с международным терроризмом. После вживления под кожу человека электронного чипа перед миром предстанет человеческое существо (киборг), которое окажется полностью зависимым от устройства неорганической природы.

Вместо обживания  и оживотворения пространства своего творчества человек заполняет его технически бездушными и безразличными предметами, постепенно становясь частью безличного пространства.

Сущее, таким образом, искажается, поскольку сводится к человечеству, погрязшему в страшных грехах и отчужденному от элементарных нравственных требований. Изначальная целостность человека разрушается отчуждением человека от природы, результатов собственной деятельности, своей сущности, морали, права и Бога. Поэтому человек в эпоху постмодерна живет не в объективном, а в иллюзорном мире псевдо-ценностей, анти-правил и юридической патологии. Согласно выводам А.А. Зиновьева, «многовековой процесс западной цивилизации породил в конце концов физически могучего и интеллектуально примитивного мирового насильника»[60].

В методологии постмодернизма, перенесенной ныне в юридические исследования, можно заметить особое внимание к поверхностному, а не глубинному, к повседневному, а не вечному, к отрывочности, а не связности, а также неприкрытую и полную субъективность. Апокалиптическое заигрывание с самыми порочными страстями человека формирует почву для возрождения готики, гностицизма и язычества. Бизнес-структуры, масс-медиа, индустрия моды и пр. эксплуатируют азарт, жадность и сексуальность человека. Одухотворенный порядок, здравый смысл, нравственное совершенство перестают быть общими для всех высшими ценностями. Неоязычество заменяет высший план человека его падшей природой. Объективные законы развития общества замещаются субъективным произволом революционеров и радикальных реформаторов. При этом своим субъективизмом постмодернисты уничтожают субъекта. Мало кто знает сегодня, что употребляемое юриспруденцией понятие «субъект» происходит от латинского слова «subiectum», что значит «низлежащее». За фасадом человекоцентризма постмодернистская юриспруденция низводит человека до положения низлежащей вещи, которой не труднее манипулировать, чем любой другой.

Субъект права, уверенный в своем «Эго» до мазохистского нарциссизма, любуется мозаикой из осколков тотального распада, осуществляемого через отрицание духовной ценности права. Это приводит к утверждению разума, как и во времена модерна, но в новых границах разума, в границах непрерывной интерпретации права и диалога в праве.

<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Юридическая глобалистика: Учебник. – Барнаул,2009. –  700 с.. 2009

Еще по теме з) Субъективизм:

  1. Конструктивная аксиология.
  2. Субъективизм
  3. КРАТИЛ
  4. 2. Практический субъективизм софистов
  5. «Конкретный идеализм» С. Н. Трубецкого
  6. ФИЛОСОФИЧЕСКИЕ ПИСЬМА
  7. и. п. и л ь и нР. УЭЛЛЕК и ЕГО НЕОПОЗИТИВИСТСКИЕ КОНЦЕПЦИИ КРИТИКИ
  8. ПРОБЛЕМА СУБЪЕКТИВНОГО И ОБЪЕКТИВНОГО В ЦЕННОСТИ
  9. Субъективизм в логике, теории вероятностей и физике
  10. з) Субъективизм
  11. Эпилог (для наивных студентов)
  12. СУБЪЕКТИВИЗМ
  13. 8.1. Этический объективизм и этический субъективизм
  14. 8.1.1. Два доказательства субъективизма
  15. 8.1.2. Оценка доказательств в пользу субъективизма
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -