<<
>>

Роль религии.

Вот в борьбе с этим комплексом эмоциональных убеждений, препятствующих проведению разумной этики, огромную роль сыграли религии. Так как очень часто религиозные люди безнравственны, а есть очень много нравственных атеистов, то можно сделать как будто заключение, что роль религии, построенной на морали, отсутствует или даже отрицательна.
Я с удовольствием констатировал, что, несмотря на свой атеизм, Эфроимсон не является антирелигиозным фанатиком. Кроме слов, приведенных в начале из заключения, могу привести такие его интересные высказывания.
“Однако важнейшие проблемы этики ставятся не парадоксами Достоевского, а тем, что широкие массы, освободившиеся от религиозных догм (замечательным образом во всем мире, несмотря на свою реакционную роль, примерно одинаково кодифицировавших основные правила общечеловеческой этики), стали подпадать под влияние расизма, культа вождизма, чему пример дали не только фашистская Италия, нацистская Германия, императорская Япония, маоцзедуновский Китай, но и другие страны”.
“Вместе с тем во всем мире возникает решительное сопротивление тоталитаризму: резко демократизировалась партийная линия Чехословакии, обозначились различные тенденции к демократизации (в Польше, Румынии), гуманитарными, антитоталитарными тенденциями проникнуто творчество крупнейших писателей и поэтов Советского Союза... А религии, несмотря на дискредитацию церкви, догматичность, реакционность священнослужителей, успехи науки, продолжают удерживать под своей властью более половины человечества, и теперь можно уверенно заявить: только потому, что являются источником твердых этических принципов, видимо, лучше соответствующих общечеловеческим эмоциям, чем идеи социального переустройства, если они реализировались грязными, кровавыми руками”.
Можно полностью приветствовать утверждения Эфроимсона: 1) религии сыграли огромную роль в формулировке общечеловеческих этических норм; 2) отказ от религии привел к возникновению ужасных учений, несдерживаемых никакими принципами общечеловеческой этики; 3) эти учения возникли вполне в духе Ницше: никаких этических норм ни в целях, ни в средствах. Лицемерно обвиняя своих противников в руководстве принципом “цель оправдывает средства”, новые антирелигиозные учения руководствуются принципом “цель освящает средства”. Старые деятели использовали средства, которые сами они считали недопустимыми, так и считалось, что используют плохие средства. Палач, жандарм, шпион считались презренными профессиями. Сейчас как будто у нас нет палачей, несмотря на наличие смертной казни. У нас не презренные шпионы, а благородные “разведчики”. Женская честь вовсе не является неприкосновенной. “Будь шлюхой во имя революции” — “Барабанщица”, “Смерть зовется Энгельхон”, “Он бежит из ночи” (бр. Тур). В романе, кажется, Кассиля “Мертвая зыбь” белогвардейский генерал попался в руки ЧК, и в конце концов его убеждают служить советской власти. Это вполне допустимо: во время гражданской войны многие честные белые офицеры пересмотрели свои взгляды и готовы были честно служить советскому правительству, например Брусилов. Но он сделал это открыто. Здесь же этот генерал сохраняет связь с подпольными своими товарищами и в конце концов предает своих друзей: вот это уже с точки зрения честного человека недопустимо.
Но такое предательство рассматривается как добродетель. Гораздо выше старый лозунг: “Жизнь Родине, честь — никому”.
Помимо общей работы по выработке общечеловеческой морали религиям принадлежит заслуга и во многих частных случаях. Это обширная тема, сейчас коснусь некоторых наиболее ярких примеров.
Возьмем такое явление, как алкоголизм, — бедствие не только нашей страны. Разум дает прочное основание для борьбы с этим пороком, но мы знаем, что немало врачей и других часто высокоинтеллигентных людей, которые, отлично зная зловредность алкоголизма, предаются этому пороку. И как будто естественный отбор должен бы искоренить этот порок, так как, если верить брошюрам, пьянство не только вредно индивиду, но и отражается на потомстве. Однако если мы сравним такие популяции, как, с одной стороны, казаков, где, кажется, все пьют (а у запорожцев питье горилки, можно сказать, входило в их символ веры), а с другой — магометан — татар, где по крайней мере до революции алкоголизм практически отсутствовал и где отбор продолжался столетие, то не найдем, чтобы татары в целом перегнали украинцев и донских казаков. Трезвенниками являются и большинство русских сектантов. Это свойство благоприятствовало экономическому процветанию сектантов, и мы знаем, что очень большое число богатых людей в старой России было из старообрядцев, которые, к тому же, и развивались интенсивнее, чем православные.
В отношении пьянства и курения мы видим, что разумных доводов недостаточно, чтобы искоренить эти вредные привычки даже среди культурных и умных людей, но с ними возможно успешно бороться при помощи религиозных заповедей.
Еще больше видна положительная роль религий в борьбе за размножение человечества. “Растите и множьтесь и наполняйте землю” — этот великий завет Иеговы был руководством к действию и у евреев, и у христиан (также и у магометан). Верные этому завету размножались вопреки самым страшным экономическим условиям и благодаря этому выжили. Здесь был налицо “естественный отбор”, только совершенно не связанный с генетикой и какими-либо хромосомными мутациями. Могут, конечно, возразить, что стихийное размножение вовсе не следствие влияния религий, а просто пережиток свойственного всем животным стихийного размножения и что сознательное ограничение размножения есть следствие учения Мальтуса. Нет, мальтузианство существовало задолго до Мальтуса в самых разнообразных формах: абсолютное право родителей на жизнь детей, сохранившееся еще в римском праве, детоубийство, аборты и разнообразные средства для предупреждения потомства, описанные, например, Миклухо-Маклаем у весьма примитивных народов. У одною из таких народов был даже «бог аборта» в виде острого кола, который использовали женщины для устранения нежелательных детей. Ни в древней Элладе, ни в Риме аборты не были запрещены, они были распространены и у арабов до Магомета, категорически воспретившего эту операцию.
В Советской России аборты претерпели своеобразную эволюцию: сначала сохранилось традиционное осуждение абортов как недопустимой операции (кроме случаев, где это медицински показано), но в качестве временной меры они допускались с разрешения комиссий, учитывавших экономическое положение женщины. Потом перед второй мировой войной они были внезапно, запрещены, а потом столь же внезапно было дано полное разрешение, сейчас они даже производятся бесплатно (дают бюллетени). Правда, сейчас как будто поднимается тревога: очень резкое падение рождаемости дает основания думать, что если оно будет продолжаться таким образом, то скоро СССР, как и Франция в течение срока примерно 1860 — 1940 гг., совершенно не будет показывать прироста населения. А как же оборона границ? Не будет хватать пушечного мяса!
Аборт есть убийство человеческого зародыша, и по естественному праву, одним из основных принципов которого является неприкосновенность человеческого существа, является безусловным преступлением. Сейчас по советскому праву это больше не преступление: но это уже не мальтузианство, а сверхмальтузианство, так как Мальтус рекомендовал воздержание от половой жизни, в крайнем случае можно расширить это до применения противозачаточных средств, но никак не аборты. Разрешая аборты, почему мы останавливаемся перед убийством новорожденных, что недавно широко практиковалось в Китае?
Мы видим, что религия нередко оказывается успешной там, где сил разума не хватает для борьбы с теми или иными пороками. Она, конечно, бессильна или почти бессильна там, где на сцену выступают мощные экономические факторы. “Голод не знает закона, нужда разрешает от клятвы”. Борьба с половой распущенностью почти всегда была достаточно неудачной. Средние века, период господства инквизиции и религиозных войн, которые многим представляются периодом сурового аскетизма, подавлявшего всякие проявление жизнерадостности (и с чем начали бороться “гуманисты” типа Бокаччио), на самом деле сопровождались колоссальной свободой половых отношений. Это все считалось грехом, конечно, но на то были священники, чтобы такие грехи отпускать, и, как правильно писал наш поэт Майков, для многих испанских дам каяться перед талантливым исповедником было дополнительным удовольствием после принятого греха. Объективно сейчас мы живем в период сурового аскетизма: солдаты лишаются отпусков во время войны, за армиями не следуют толпы проституток, военные министры великих держав слетают с постов при выяснении недоказанного поведения с манекенщицами (при полном отсутствии насилия со стороны министра), у нас партийные организации тратят много времени для принудительного восстановления распавшихся супружеских чет.
Как основа морального прогресса религия не потеряла значения и сейчас. Одного имени Ганди (с его предшественниками Рамакришной, Вивеканандой и др.) с его совершенно новым методом борьбы ненасильственными мерами достаточно, чтобы показать творческие течения религий. А Тейяр де Шарден, творчески осмысливающий дальнейшие пути прогресса с попыткой синтеза разнообразных направлений! По следам Ганди идут борцы за равноправие негров, и уже мы имеем ряд мучеников на этом пути (Ганди, два Кеннеди, М. Л. Кинг и др.), показывающих, что истинными мракобесами являются оченычасто лица, лишенные всяких религиозных мнений. Характерен для всех этих направлений — синтез. Индусы, католики, протестанты уже не ищут то, что разделяет эти религии, а то, что их соединяет, и папы Иоанн ХХIII и Павел VI уже ищут сближения и с иудаизмом, и с магометанством. Растет мощное новое движение вплоть до искания и защиты космической религии (Эйнштейн). Значение религий в будущем будет, вероятно, даже больше, чем в прошлом.
<< | >>
Источник: В.П.Эфроимсон. ГЕНЕТИКА ЭТИКИ И ЭСТЕТИКИ. 2004

Еще по теме Роль религии.:

  1. ХІУ. Религия и религиозные организации
  2. 51. Религии и их классификация
  3.   2. «Разумная» мистика как средство примирения религии и науки  
  4.   2. Фальсификация диалектико-материалистической философии путем «отождествления» ее с религией  
  5. ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БУРЖУАЗИЯ И РЕЛИГИЯ
  6. РОЛЬ РЕЛИГИИ В ВОЕННО-ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ОБРАБОТКЕ МАСС
  7. НАУКА И РЕЛИГИЯ
  8. ТЕМА 21 РОЛЬ И МЕСТО ООН В ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.
  9. Природа права имеет религиозно-нравственную основу. В отрыве от религии и нравственности право становится юриспруденцией, лояльной перед любой силой
  10. §11.5. Право и религия в современном мире
  11. Крах идеологий и их мировоззрений. Возвращение религии как политический фактор
  12. Религия
  13. Роль религии.
  14. Реакционность религий, судьба Испании.
  15. § 1. ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ РЕЛИГИИ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ
  16. Тема 1. Философия, круг ее проблем и роль в обществе.
  17. РЕЛИГИИ ВОСТОКА: РОЛЬ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ СТРАН СОВРЕМЕННОГО ВОСТОКА. ИСЛАМ
  18. О соотношении идеологии, религии и нравственности About relationship between ideology, religion and moral