<<
>>

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Вообще может возникнуть недоумение: зачем это нужно помимо чувственно воспринимаемого и промежуточного искать еще что то другое (например, Эйдосы, которые мы полагаем)? Если же это делается потому, что математические предметы отличаются от окружающих нас вещей в чем то другом, но не в том, что среди них имеются многие принадлежащие к одному и тому же виду, то и начала у них не будут ограничены по числу (точно так же, как начала всех чувственно воспринимаемых букв ограничены не по числу, а [только] по виду, разве что берут начало вот этого определенного слога или вот этого определенного звука речи – они то будут ограничены и по числу; подобным же образом обстоит дело и с промежуточными предметами, ибо и здесь число принадлежащих к одному и тому же виду беспредельно).

Таким образом, если помимо чувственно воспринимаемых вещей и математических предметов не существует каких либо иных, таких, как Эйдосы, о коих говорят некоторые, то не будет существовать единой по числу и по виду сущности, и начала вещей будут ограничены не по числу, а [только] по виду. Если же необходимо, [чтобы начала были ограниченными по числу и по виду], то на этом основании необходимо также признавать и существование Эйдосов. В самом деле, если те, кто принимает Эйдосы, и не говорят об этом отчетливо, то во всяком случае это то, чего они хотят, и им необходимо утверждать, что каждый Эйдос есть некоторая сущность и что ни один Эйдос не есть нечто привходящее.

Но с другой стороны, если мы признаем, что Эйдосы существуют и что начала едины по числу, а не [только] по виду, то мы уже указали на те несообразности, которые необходимо вытекают отсюда.

Непосредственно с этим связан вопрос, существуют ли элементы в возможности или как то иначе. Если по другому, то раньше начал должно существовать нечто другое, ибо возможность предшествует указанной причине, между тем нет необходимости, чтобы все сущее в возможности существовало указанным образом.

Если же элементы существуют в возможности, то вполне допустимо, чтобы ничего сущего не было. В самом деле, бытием в возможности обладает и то, чего еще нет: ведь возникает то, чего нет, но не возникает то, бытие чего невозможно.

Таковы затруднительные вопросы относительно начал, а также вопрос, есть ли они нечто общее, или они то, что мы называем единичным. Если они нечто общее, то они не могут быть сущностями, ибо свойственное всем [единичным одного рода] (komon) всегда означает не определенное нечто, а какое то качество, сущность же есть определенное нечто; если же то, что сказывается как свойственное всем [однородным единичным], признать определенным нечто и чем то единым, то Сократ будет многими живыми существами – и он сам, и «человек», и «живое существо», раз каждый из них означает определенное нечто и что то единое.

Таким образом, если начала суть нечто общее, то следуют именно эти выводы; если же они не общее, а имеют природу единичного, то они не будут предметом [необходимого] знания, ибо [необходимое] знание о чем бы то ни было есть знание общего. Поэтому такого рода началам должны будут предшествовать другие начала – сказываемые как общее, если только должна существовать наука о началах.

<< | >>
Источник: Аристотель. Метафизика. 2009

Еще по теме ГЛАВА ШЕСТАЯ:

  1. ГЛАВА ШЕСТАЯ ПРЕСТУПНАЯ САМОНАДЕЯННОСТЬ
  2. ГЛАВА ШЕСТАЯ.Аграрно-политические проблемы в началеXX века.
  3.   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  4.   ГЛАВА ШЕСТАЯ УКРЕПЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В 1921 г.
  5.   Глава шестая О ТОМ, ЧТО СЛЕДУЕТ РАЗЛИЧАТЬ ПРИМЕНЕНИЕ ЭТИХ СЛОВ: «СУЩНОСТЬ» (ESSENTIA) И «СУБСТАНЦИЯ» (SUBSTANTIA), ЧТОБЫ НЕ СООБЩАТЬ РЕЧИ ДВУСМЫСЛЕННОСТЬ
  6.   ГЛАВА ШЕСТАЯ.
  7. Глава шестая.
  8. ГЛАВА ШЕСТАЯ
  9. Глава шестая Право интеллектуальной собственности
  10. ГЛАВА ШЕСТАЯ ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ