<<
>>

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Человек в камере медленно поднял голову и прислушался, но не услышал ни звука. Уже более пяти лет только шаги тюремщиков нарушали привычную мертвую тишину. Давно привычным стал и запах фекалий, мочи и затхлости.

Узник отбывал срок на родине своего деда, в пустой тюрьме, одной из темниц ликвидированного ГУЛАГа, в одиночной камере. Но одиночество не страшило, он научился жить в мире, созданном им самим. Перед узником на столе находилась шахматная доска, единственная поблажка, которую ему дали тюремщики. Человек положил локти на стол, потер руки, так и не привыкшие к постоянному холоду, а затем, нападая на черного короля, двинул вперед белую пешку, выполненную в виде скандинавского викинга в кольчуге и со щитом.

— Шах и мат, — тихо произнес узник и откинулся на жесткую спинку стула с неспешностью человека, чьи замедленные движения стали правилом жизни, манерой, позволявшей заполнять часы одиночества. Потом он с той же медлительностью поднес к лицу левую руку и провел указательным пальцем по шраму, тянувшемуся от глаза почта до самого подбородка; шрам отозвался привычной болью. Затем узник потянулся к стене и стал водить пальцем по въевшимся в нее надписям с благоговением правоверного, склонившегося над Священным Писанием. Эти надписи узник знал наизусть и все же возвращался к ним каждый день.

— Пауль Крюгер, — прошептал узник, — гауптштурм-фюрер полка «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Курт Хауссер, штурмбанфюрер, Панцергренадерская дивизия рейха. Отто Леманн, бригаденфюрер, Панцергренадерская дивизия СС «Викинг».

Узник вздрогнул. Это были имена настоящих героев Великой воины, одних из тех крестоносцев, которые более полувека назад отправились в поход на Восток, но попали в плен к русским. Эти трое сидели в этой же камере, оттуда и прошли свой последний путь по тюремному коридору до камеры смерти. Их имена родственны имени его деда, только дед был удачливее.

Узник закрыл глаза и стал снова водить пальцем по тексту, на ощупь определяя его значение, несмотря на царапины: несколько десятилетий назад буквы пытались стереть, но надписи были вырезаны в стене так глубоко, что уничтожить их тюремщики не смогли, как ни старались.

Одно слово было узнику наиболее дорого. Это было название ордена, в котором состоял дед, — Schutzstaffel, СС. Благоговейно проведя по нему указательным пальцем, узник прижался ухом к холодной стене и, как обычно, ощутил духовную связь с рыцарями прошлых времен, с собратьями по оружию, которые, перед тем как уйти из жизни, оставили надписи на стене, чтобы придать ему силы и незримо наставлять при поиске самого священного сокровища в мире. Он найдет это сокровище, и тогда души тех, кто искал, но погиб, не выполнив своей миссии до конца, смогут утихомириться и наконец обрести покой.

Размышления узника прервал звук открывающегося замка. Дверь отворилась, и узник увидел трех человек: офицера и двух солдат.

— Антон Пелнер, — произнес офицер.

— Что вы хотите? — спросил по-английски узник, защищая рукой глаза от яркого света.

— Антон Пелнер, осужденный по приговору Международного трибунала по бывшей Югославии, — монотонно произнес офицер по-литовски. — Дело № 1Т-99-37 в. Обвинитель против Антона Пелнера, бывшего платного наемника боснийской армии. Осужден по статье 7 за участие в геноциде и преступлениях против человечества. — Офицер сделал паузу, поднес к глазам лист бумаги, который держал в руке, и продолжил: — Согласно решению, вынесенному в Гааге в прошлом году, ваше дело передано на пересмотр в кассационный суд. — Офицер опустил листок и с неприязнью добавил: — Вы свободны.

Он дал знак солдатам, и те, подняв узника на ноги, накинули на его плечи пальто, затем в последний раз надели ему на ноги кандалы и повели к выходу по длинному коридору. Он был последним узником этой тюрьмы, и, когда услышал отразившееся от стен пустых камер многоголосое эхо цепей, ему показалось, что это духи погибших здесь заключенных, считая его свой последней надеждой, напутствуют на свершение, которое им самим при жизни не удалось.

Перед последней дверью солдаты сняли с него кандалы и вытолкнули во двор, бросив вслед сумку. Моросил дождь, было не по-летнему холодно, но человек, освобожденный из заключения, подставил лицо дождю и расплылся в улыбке.

Затем вдел руки в рукава пальто, поднял сумку направился к открытым настежь воротам, вышел на улицу и, засунув руки в карманы, стал ждать: он знал, что за ним приедут. И в самом деле, вскоре подкатил «мерседес». Задняя дверь отворилась, и человек сел в машину.

— С возвращением, — сказали с переднего места. — Ваши инструкции.

Пассажир взял пакет, и машина тронулась с места. В пакете были бумаги, но прежде чем их достать, он, порывшись, взял из пакета потускневшее от времени золотое кольцо со знакомой печаткой. Надев кольцо на указательный палец правой руки, он вынул бумаги. Сверху лежала вырезка из газеты с бросающейся в глаза фотографией: в луже крови старик со свастикой на нарукавной повязке. Пассажир издал стон. Эта картина, когда он сидел в тюрьме, не раз представала перед его мысленным взором. Рассмотрев фотографию, он перевел взгляд на низкие темные облака, нависшие над машиной, и тихо пробормотал:

— Пришло время взимать долги.

— Наконец-то! — возбужденно воскликнул Джек. — Я впервые вижу этот корабль в открытом море. Все равно что встретиться с воскресшим другом.

Это был «Морской странник II», научно-исследовательское судно, построенное в Финляндии по заказу Международного морского университета и спущенное на воду лишь недавно. Это судно стало заменой «Морскому страннику», погибшему в Черном море полгода назад, и теперь ему предстояло впервые показать себя в деле у западного побережья Гренландии. «Морской бродяга», продолжавший работать в бухте Золотой Рог, и «Морской странник», пошедший ко дну в Черном море, были судами одного типа, аналогами русских судов серии «Академия», построенных в годы холодной войны и первоначально предназначавшихся для слежения за иностранными подводными лодками. В отличие от них, «Морской странник II» был спроектирован и построен исключительно для нужд и целей Международного морского университета. Его навигационное оборудование включало систему динамического позиционирования, использующую поворотные движители и устройство, контролирующее балласт, что обеспечивало остойчивость в любых условиях плавания, удержание на позиции и безопасность горизонтальной платформы, предназначенной для исследовательских работ.

С борта судна могли при необходимости запускаться телеуправляемые средства передвижения и автономные подводные аппараты. На «Морском страннике II», как и на всяком судне Международного морского университета, на случай маловероятного, но все же возможного нападения имелось орудие, в данном случае расположенное под баком. И, разумеется, само судно было особо прочной конструкции, с толстой стальной обшивкой, что позволяло ему прокладывать дорогу среди льдин, забивавших воды у побережья Гренландии даже в начале лета.

Вертолет долетел до судна и сел на специально оборудованную площадку. Джек снял шлем и отстегнул привязной ремень. Над головой Джека красовалась надстройка судна, освещенная лучами арктического светила, успевшими развеять туман. Оказавшись в своей стихии, Джек обернулся и, улыбнувшись Марии и Джереми, приподнято произнес:

— Добро пожаловать на «Морской странник II». Вас ждут необыкновенные приключения.

Как только пассажиры вышли из вертолета, Маклауд повел их по трапу вниз, в лекционный зал. С ними пошел и Костас, прилетевший на судно за четверть часа до них и успевший за это время распаковать доставленный транспортным самолетом груз, которому нашлось место на юте. Костас выглядел таким утомленным, что, казалось, ему следует отсыпаться по меньшей мере неделю, но, судя по закатанным рукавам и свежим масляным пятнам на любимом комбинезоне, он, несмотря на усталость, горел желанием испытать в настоящем деле свою новую чудо-машину.

Войдя в зал, Маклауд привел Джека и его спутников к киноэкрану, расположенному у дальнего конца хорошо освещенного помещения за несколькими рядами пластмассовых стульев, занятых публикой. Собравшихся в зале было около тридцати человек. Одни разговаривали друг с другом, другие сидели, уткнувшись в экраны лэптопов. Увидев Маклауда, собравшиеся притихли, подняли голову, и Джек, стоя у киноэкрана лицом к залу, сумел их рассмотреть: с десяток светловолосых бородатых мужчин с датским флажком на парках, мужчины и женщины в темно-синих фуфайках ВВС США, несколько эскимосов.

В первом ряду сидел человек, с которым Джеку уже приходилось работать вместе. Джек, улыбнувшись, кивнул ему, но человек приветствия не заметил: пребывая в задумчивости, он поглаживал свои баки. Это был Лановски, талантливый инженер, которого администрация ММУ переманила к себе на службу из Массачусетского технологического института. Он приносил немалую пользу, но в общении порой бывал горяч, особенно когда ему возражали.

К собравшимся в зале обратился Маклауд.

— Друзья, — сказал он, — некоторые из вас уже работали с Джеком Ховардом, моим коллегой по ММУ, а те, кто лично с ним не знаком, вероятно, видели его выступления по телевидению. А это доктор Мария де Монтихо и ее аспирант из Оксфорда американец Джереми Хаверсток. Костаса я уже представлял, да и многие его знают.

Собравшиеся в зале взглянули на Джека с нескрываемым интересом. Одни его знали лично, а другие и вправду о нем слышали или видели по телевидению. Тем временем Костас переглянулся с несколькими друзьями, с которыми ему уже приходилось работать.

— Как видите, — продолжил Маклауд, — у нас интернациональная команда. В проекте, которым мы занимаемся, участвуют НАСА, Геологическая служба Дании и Гренландии и Международный ледовый патруль. Мы занимаемся гляциологией, биологией, палеоклиматологией, но при этом пользуемся базовыми ресурсами. ММУ предоставил в наше распоряжение научно-исследовательское судно, НАСА передает спутниковые фотографии, а Геологическая служба Дании и Гренландии — данные аэрофотосъемки. Сейчас следует провести мониторинг и убедиться, что ледовые условия безопасны для получения нужных образцов. Началось таяние льда, и мы должны работать, не считаясь со временем. Какие вопросы?

— Не хочу никого задерживать, — сказал Джек, — но все же задам вопрос. Ледяная шапка Гренландии, как известно, часть материкового льда. А каков ее возраст?

— Возраст большей части гренландского льда — двести пятьдесят тысяч лет, — ответил Лановски, заправляя за уши свои длинные волосы, — а вот возраст здешнего льда значительно меньше, около ста тысяч лет.

Он сохранился со времен последнего значительного обледенения в четвертичном периоде кайнозойской эры.

— А когда начался четвертичный период? — спросила Мария.

— Считается, что четвертичный период кайнозойской эры начался один миллион восемьсот тысяч лет назад, и в течение этого времени ледники, распространившиеся в Северном полушарии, то наступали, то отступали. Последнее наступление ледников прекратилось десять тысяч лет тому назад. Попросту говоря, мы с вами живем в теплое время.

— Но говорят, что гренландские ледники имеют специфическую особенность.

— Ледяная шапка Гренландии — последний сохранившийся континентальный ледник, — ответил Маклауд. — Изучение этого ледника наверняка приоткроет окно в геологическое прошлое нашей планеты. Его изучение, по мне, не менее интересно, чем археологические исследования.

— Которые и привели нас сюда, — вставил Джек.

— Мы только приступили к работе, но результаты многообещающи, — подал голос один из датских ученых. — Мы главным образом выявляем пузырьки воздуха, захваченные льдом при его образовании. Они свидетельствуют о состоянии атмосферы в ледниковый период. В настоящее время фронт сползания ледников оголяет лед, сформировавшийся сравнительно недавно при резком похолодании, предшествовавшем последнему потеплению, наступившему десять тысяч лет назад. Впервые появилась возможность исследовать ледяную шапку Гренландии.

— Чему способствует и нынешнее глобальное потепление, — мрачно отметил Костас.

— Как бы там ни было, мы можем продвинуть науку вперед, — ответил датчанин.

— А как вы добываете образцы льда? — спросила Мария.

— Мы бурим скважины, как седиментологи и нефтяники, и достаем керны, — ответил Маклауд. — Каждый керн относится к определенному периоду похолодания, имевшему место сотни, а то и тысячи лет назад. При определении возраста извлеченного льда мы пользуемся методикой, несколько схожей с дендрохронологической технологией, когда возраст деревьев определяют по кольцам на срезе ствола. — Маклауд повернулся к Джеку и с уверенностью добавил: — Наши исследования помогут и вам.

— А как производится глубокое бурение? — спросила Мария.

— Вы все сами увидите, — ответил Маклауд. — На этом разрешите закончить, — сказал он, обратившись к аудитории. — Джек, пойдем со мной.

«Морской странник II» был размерами немного меньше своего предшественника, затонувшего в Черном море, зато принимал на борт больше топлива, что обеспечивало ему большую автономность и соответственно большую дальность плавания. И все же при водоизмещении более 7000 тонн «Морской странник II» являлся одним из самых больших в мире научно-исследовательских судов, и чтобы подняться вслед за Маклаудом на жилую палубу корабля, Джеку и его спутникам понадобилось не меньше пяти минут. Здесь Маклауд показал располагавшиеся одна за другой каюты с именем каждого из них на застекленной табличке. Пройдя по длинному коридору, они вошли в просторное помещение под штурманской и ходовой рубками, занимавшее весь передний край жилой палубы. Идея соорудить подобное помещение принадлежала Джеку, вносившему в проект строительства судна свои пожелания. Оглядевшись по сторонам, он остался доволен. Здесь можно будет работать, не деля помещения с командным составом судна — явное неудобство, с которым приходилось мириться на борту «Морского бродяги». Обращенная к носу судна стена и боковые стороны этого помещения представляли собой огромное смотровое окно; посредине возвышался помост с установленным на нем креслом для руководителя научно-исследовательских работ, а перед креслом размещался дубликат радара, установленного на ходовом мостике. Вокруг помоста на равном расстоянии друг от друга располагались еще четыре рабочих места — столы с компьютерами, а у смотрового окна там и сям стояли стулья с высокими спинками. Теперь, когда туман рассеялся полностью, из смотрового окна открывался прекрасный вид на темно-синие воды Дэвисова пролива с белыми мазками на них (айсбергами и льдинами) и на чуть возвышавшийся над этими водами остров Диско.

Вместе с Маклаудом, Джеком и его спутниками наверх поднялись Лановски и эскимоска, одна из местных ученых. Войдя в помещение, она показала Маклауду глазами на кофеварку. Тот что-то буркнул себе под нос, однако затем кивнул, и вскоре эскимоска разлила кофе по кружкам, предложив одну капитану, спустившемуся из ходовой рубки, чтобы поздороваться с прибывшими на борт судна людьми. Это был канадец, служивший ранее офицером на корабле, патрулировавшем воды Атлантики между арктическими морями и Мексиканским заливом. Поприветствовав капитана, Джек решил, что, как только освободится, обойдет всю команду, среди которой у него было немало старых друзей, с которыми он плавал на «Морском страннике».

Тем временем эскимоска пристроилась за столом, за который перед компьютером успел усесться Лановски. Помимо компьютера на столе громоздился ворох бумаг Лановски, и эскимоска пристроила лэптоп лишь на самом краю стола, а своим бумагам и книгам и вовсе нашла место лишь на полу.

— Какой чудак догадался разместить на рабочем месте громоздкий компьютер? — недовольно сказал Лановски. — Я бы и сам обошелся лэптопом.

— Я, как и Лановски, занимаюсь морской биологией, — произнесла эскимоска. — Джеймс решил, что нам лучше работать в паре. — Она перевела взгляд на Маклауда.

— Прошу прощения, — поспешил отозваться тот, — что не представил вам доктора Айнуву Наннансуит из Геологической службы. Она местная, из Илулиссата, росла вместе с глетчером, который вы, Джек, видели с вертолета. Сейчас вы увидите большой айсберг, отколовшийся от этого глетчера. Он за кормой и пока не виден, но судно начало разворачиваться. Кстати, оно делает поворот с помощью системы динамического позиционирования, не задействуй гребной винт, чтобы не привести в лишнее движение воды, а с ними и айсберг.

Но вот судно закончило поворот, и Мария воскликнула:

— Айсберг около острова, прямо перед нами! На его вершине какая-то грязь. Это что, осадочная порода?

— На нем действительно грязь, но суть не в этом, — ответил Маклауд. — Этот айсберг гладкий и округленный, словно скульптура, без зазубрин и трещин, которые наблюдались на айсбергах, что вы видели с вертолета.

— По-моему, он вращается, — сказал Костас.

— Вы не ошиблись. Это явление началось вчера вечером. Мы с интересом наблюдали удивительную картину: четверть миллиона тонн льда кувыркается, как ребенок, в воде. Находиться вблизи таких айсбергов крайне опасно.

— А грязь на айсберге, видно, с морского дна? — спросила Мария.

— Так и есть. Когда мы приехали сюда две недели назад и увидели этот айсберг, то тотчас определили, что он уткнулся в порог в северном конце фьорда, а, используя данные гидролокатора бокового обзора, мы узнали, что подводная часть айсберга подточилась и потеряла значительную часть массы. Стало ясно, что через несколько дней айсберг начнет кувыркаться, поэтому мы неустанно следили за ним. Некоторые айсберги ведут себя именно так, а другие, с меньшей осадкой, спокойно переваливают через порог, не утруждая себя причудливыми движениями. Одни айсберги можно сравнить со скульптурами Генри Мура, а другие — с ледяными замками Диснейленда. А теперь взгляните на другой айсберг, по правому берегу.

Этот айсберг представлял собой огромную стену льда, длиной, как определил на глаз Джек, чуть ли не в четверть мили. Внушительна была и высота, она превышала надстройку судна. Айсберг имел искривленную зазубренную поверхность, как и передний, сползающий во фьорд край ледника. На поверхности айсберга виднелись расселины, большая — посередине, другие поменьше; с краев малых расселин стекали ручейки голубой талой воды, которая, проделав небольшой путь, вновь замерзала, а с краев срединной расселины вода стекала потоками, исчезавшими в недрах громадины. Впечатляла и ширина айсберга, он почти перекрывал выход из фьорда.

— Три четверти этого айсберга находятся под водой, — пояснил Маклауд, нарушив молчание. — Вы видите полтора кубических километра замерзшей воды весом по меньшей мере в полтора миллиона тонн.

— Льда этого айсберга хватит всем барам мира, — усмехнувшись, заметил Костас.

— Илулиссатский ледник ежедневно сбрасывает во фьорд двадцать миллионов тонн льда, — добавил Маклауд. — Этого достаточно для того, чтобы снабжать Нью-Йорк питьевой водой в течение года.

— Это — столообразный айсберг, — подала голос Айнува. — Большая редкость для Арктики. Такого большого я в жизни не видела.

— А почему он не раскололся? — спросил Костас.

— У этого айсберга необычайно компактная кристаллизованная структура. Чтобы его расколоть, айсберг надо взорвать. Но его прочность нам на руку. На этом айсберге можно проводить буровые исследовательские работы, чем мы, кстати, и занимаемся. Сейчас там работают наши люди. Присмотритесь и увидите около айсберга два «зодиака».

— А почему для бурения выбран именно этот айсберг? — поинтересовался Джереми, который до того лишь внимательно слушал, обогащаясь новыми знаниями, но теперь, чтобы понять до конца вопрос, проявил присущие ему въедливость и дотошность.

— Этот айсберг уперся в подводный порог и пока неподвижен, ибо оторвался от языка глетчера. Работать на нем практически безопасно. А вот на глетчере работать нельзя: он движется с большой скоростью. Не годятся и айсберги, которые кувыркаются.

— А давно он оторвался от ледника? — спросил Джек.

— Около трех месяцев назад. Лановски произвел изометрическое моделирование процесса сползания айсберга и его дальнейшего движения до порога во фьорде. Можно продемонстрировать?

— Пожалуйста, — ответил Лановски и нажал на несколько клавиш на клавиатуре компьютера.

На экране появилось трехмерное изображение фьорда, ограниченное с одной стороны языком глетчера, а с другой — подводным порогом, в который уперся айсберг, успев своим фронтом надвинуться на него. Ниже был показан канал, прорытый айсбергом во время движения, после того как он отделился от ледника.

— Желоб в дне моря ведет к порогу, — пояснила Айнува. — Айсберги с чрезмерно большой осадкой, прокладывая себе путь, трутся о дно и перетирают донные отложения. Это явление приводит к стерильному биотопу, лишенному жизни. Однако проходит время, и жизнь в таких местах восстанавливается, как лес на месте пожарища, приводя даже к большему разнообразию живых организмов. Это подтверждают взятые нами пробы. От айсбергов есть и другая польза. Джеймс сказал, что вы, Джек, наблюдали, когда летели сюда, как айсберг сползает во фьорд. Так вот, когда айсберг откалывается от глетчера, апвеллинг приносит много полезных питательных веществ. Это приводит к размножению рыбы.

— А айсберг стабилен? — спросил Джек.

— В настоящее время — да, — ответил Лановски. — Конечно, под воздействием приливно-отливного течения он то поднимается приблизительно на три метра, то опускается. Происходит и постепенное разрушение основания айсберга, что может привести к нарушению равновесия. Если этот процесс пойдет интенсивно, верх айсберга перевесит нижнюю часть и он потеряет остойчивость. Если при этом случится землетрясение, разразится шторм или произойдет большое сползание льда во фьорд, который станет подпирать айсберг, то при высоком приливе он может даже перевернуться.

— А это возможно?

— Большого сползания льда во фьорд в течение ближайших нескольких дней, по моим расчетам, не ожидается. О землетрясении, естественно, нет и речи, а вот шторм вполне вероятен.

— Здесь случаются локальные штормы, — пояснила Айнува. — Они вызываются тем, что холодный воздух Гренландии встречается с теплыми массами с океана.

— Однако сильные штормы в этих местах крайне редки, — продолжил Лановски. — Последний наблюдался около семи десятилетий назад, в 1938 году.

— И все-таки когда разрушится этот айсберг? — спросил Джек.

— К сожалению, этого я определить не могу, — смущенно сказал Лановски и уставился в пол, словно бессилие науки в этом вопросе являлось его собственным упущением. Затем он тяжко вздохнул и продолжил: — Сейчас лето, полярный день. Айсберг вскоре может разрушиться, да и сползание глетчера вполне может ускориться. Поэтому я советую в течение ближайших двух дней закончить все работы на айсберге, а капитану отвести судно от берега еще на две мили.

— Нам надо поспешить и с тем делом, что привело вас сюда, — сказал, обратившись к Джеку, Маклауд.

Он взял со стола лежавшую на нем рацию и протянул эскимоске; та направилась к выходу, а Маклауд продолжил:

— Пока Айнува осведомляется, как идут работы на айсберге, поговорим с Джоном Чини, гляциологом НАСА. Пойдемте к нему.

Джон Чини, человек солидной комплекции, одетый в джинсы и клетчатую рубашку, сидел за столом у дальней стены. Встав и поздоровавшись с Джеком и его спутниками, он выдвинул на метр из лежащего на столе круглого продолговатого футляра прозрачный пластиковый цилиндр диаметром около десяти сантиметров. Усевшись снова за стол и тыкая в цилиндр карандашом, Чини стал давать пояснения, на техасский лад растягивая слова.

— Это — блок льда. Эту пробу мы взяли вчера из айсберга, о котором вы только что говорили. Большая часть пробы — кристаллизованный лед с сердцевиной, мутной от пузырьков воздуха. Другую часть пробы составляют вот эти голубые прослойки, получившиеся из замерзшей талой воды. Глетчер время от времени сверху подтаивает, а потом замерзает снова. Отсюда и прослойки в структуре льда. Но когда глетчер подтаивает, он вбирает в себя осадки, иногда содержащие атмосферные загрязнения, результат неразумной человеческой деятельности. Вот видите, эта прослойка сильно загрязнена. В структуре айсберга она — слабое место.

— Мы провели подготовительные работы, — сказал Маклауд, — и хотели произвести взрыв вдоль прослойки, но потом отказались от этой мысли, решив, что от взрыва может пострадать то, что мы нашли в пробе льда.

— А что вы нашли? — спросил Костас.

Чини выдвинул пластиковый цилиндр еще на метр.

— Вчера мы уже собирались свернуть работы на айсберге, когда один из наших коллег обратил внимание вот на это образование в пробе.

Чини провел карандашом по нужному месту. Часть пробы длиной в полметра была похожа на темную волокнистую массу.

— Это образование не имеет ничего общего с донными отложениями, — улыбнувшись, сказал Маклауд.

— Да это же кусок дерева! — удивленно воскликнул Костас.

— Так и есть. Это — дерево, вмерзшее в лед около тысячи лет назад. Оно выглядит немного обугленным. Возможно, причиной этому возгорание, а может, оно просто почернело от времени. По нашему мнению, возраст этого дерева — тридцать лет. Мы добыли еще один подобный кусок и отправили его на анализ в лабораторию ММУ с вертолетом, на котором вы, Джек, сюда прилетели. Результаты анализа получим сегодня вечером.

— Это дерево, конечно, не местное, — сказал Костас. — В Гренландии нет высокорослых деревьев.

— А теперь, Джон, покажите результаты сканирования, — попросил Маклауд.

Чини включил компьютер и, жестикулируя, произнес:

— Это изображение в высоком разрешении, полученное сонаром. Вы видите верхнюю часть айсберга. Серые полосы отделяют кристаллизованный лед, сформировавшийся в четвертичном периоде, ото льда, образованного замерзшей талой водой.

Чини нажал на еще одну клавишу, и на экране появилось изображение с темным образованием в середине. Джек вгляделся и вскрикнул от удивления, затем улыбнулся и произнес:

— Вы, вероятно, меня разыгрываете.

— Никакого розыгрыша, — ответил Маклауд. — Когда я вчера вам звонил и говорил о найденном дереве, вмерзшем в лед, у нас на руках была только проба, та, что в этом пластиковом цилиндре. Однако сегодня в результате сканирования мы получили новые данные, и каждая развёртка по вертикали дает одно и то же изображение.

— Похоже, это корабль, — предположил Костас.

— Мы уверены. Это двадцатиметровый корабль с симметричными носом и кормой. Горизонтальная развертка дает немного другое изображение. Корабль выглядит сплющенным, что, впрочем, неудивительно: он погребен подо льдом.

— Корабль находится словно в коконе, — сказал Чини. — Его окружает лед, образовавшийся из замерзшей талой воды.

— Возможно, он загорелся, когда оказался в ледовом плену, — предположил Джереми.

— Вероятно, вы правы, — ответил Чини, — но как бы там ни было, ничего подобного я в жизни не видел.

— А вы уверены, что дерево в пробе от этого корабля? — спросил Джек, не отводя глаз от экрана.

— Абсолютно, — уверил Маклауд.

— И этот корабль построили тысячу лет назад?

— Льду, что его окружает, тысяча лет.

— Тогда это первый корабль викингов, обнаруженный в Западном полушарии, — восторженно сказал Джек, чувствуя, как сердце его учащенно забилось. — Когда вы, Джеймс, рассказали о найденном во льду корабельном дереве, у меня затеплилась надежда, что отыщется и корабль, который может оказаться кораблем викингов.

— Я знаю, вы допускаете, что викинги первыми ходили к берегам Нового Света. Но только их ли этот корабль? — Маклауд показал рукой на экран.

— Аборигены Гренландии не строили деревянные корабли, — убежденно ответил Джек, — а европейские корабли, строившиеся в десятом — одиннадцатом веках, выглядели иначе. Я полагаю, что это корабль викингов, которые, как известно, в те времена основали на западном побережье Гренландии свое поселение. Удивительно лишь одно: ведь айсберг, в котором обнаружен этот корабль, откололся от глетчера, который образовался на берегу. Как корабль там оказался?

— Чтобы решить эту загадку, надо добраться до корабля, — рассудил Маклауд.

— Дайте посмотреть. — Костас погладил свою пушистую бороду и склонился над Чини, уставившись на экран. — Корабль находится приблизительно в трехстах метрах от края айсберга и в пятидесяти метрах ниже уровня моря. Мы проделаем к нему подводный туннель во избежание возникновения воздушных карманов. Структура айсберга прочна, и, надеюсь, туннель не обрушится.

— Ты уверен, что не обрушится? — спросил Джек.

— Если заниматься этой работой, то только сейчас, — отозвался Маклауд. — Когда айсберг перевалит через порог и окажется в море, с надеждой добраться до корабля придется проститься. К работам все подготовлено, остается только начать.

— Но это очень опасно, — сказала Мария.

— Не более опасно, чем опуститься в жерло вулкана, — уныло произнес Костас.

— Да нет же, это безумие.

Мария обвела взглядом мужчин, надеясь определить по их лицам, что они всего-навсего шутят.

Джек ответил ей ободряющим взглядом, а затем обменялся улыбкой с Костасом.

— Все в порядке, — сказала Маклауду вернувшаяся Айнува, протягивая ему рацию.

— Наши люди на айсберге устанавливают вашу машину, — кивнув Айнуве, сообщил Маклауд. — Значит, и нам пора.

<< | >>
Источник: Дэвид Гиббинс . Золото крестоносцев. Джек Ховард – 2. 2006

Еще по теме ГЛАВА ШЕСТАЯ:

  1. ГЛАВА ШЕСТАЯ ПРЕСТУПНАЯ САМОНАДЕЯННОСТЬ
  2. ГЛАВА ШЕСТАЯ.Аграрно-политические проблемы в началеXX века.
  3.   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  4.   ГЛАВА ШЕСТАЯ УКРЕПЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В 1921 г.
  5.   Глава шестая О ТОМ, ЧТО СЛЕДУЕТ РАЗЛИЧАТЬ ПРИМЕНЕНИЕ ЭТИХ СЛОВ: «СУЩНОСТЬ» (ESSENTIA) И «СУБСТАНЦИЯ» (SUBSTANTIA), ЧТОБЫ НЕ СООБЩАТЬ РЕЧИ ДВУСМЫСЛЕННОСТЬ
  6.   ГЛАВА ШЕСТАЯ.
  7. Глава шестая.
  8. ГЛАВА ШЕСТАЯ
  9. Глава шестая Право интеллектуальной собственности
  10. ГЛАВА ШЕСТАЯ ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  11. ГЛАВА ШЕСТАЯ СМЕШАННЫЕ СЛУЧАИ
  12. Глава шестая ПРИЗНАНИЕ ЛИЦА ОСОБО ОПАСНЫМ РЕЦИДИВИСТОМ
  13. Глава шестая ПРИЗНАНИЕ ЛИЦА ОСОБО ОПАСНЫМ РЕЦИДИВИСТОМ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -