<<
>>

в) Вторая фигура: О Е В


1. Истина первого качественного умозаключения состоит в том что нечто связано с качественной определенностью как со всеобщей не само по себе, а через случайность или в единичности. В таком качестве субъект умозаключения не вернулся к своему понятию а постигнут лишь в своей внешности (Ausserlichkeit);
непосредственность составляет основание соотношения и, стало быть, опосредствование; поэтому единичное есть поистине середина.
Но далее, соотношение умозаключения есть снятие непосредственности; заключение это не непосредственное соотношение, а соотношение через нечто третье; оно поэтому содержит отрицательное единство; поэтому опосредствование определено теперь как содержащее отрицательный момент.
В этом втором умозаключении посылками служат О Е и Е В лишь первая из этих посылок есть еще непосредственная;
вторая же (Е В) уже опосредствована, а именно первым умозаключением; второе умозаключение предполагает поэтому первое, равно как и наоборот, первое предполагает второе. Оба крайних члена определены здесь друг относительно друга как особенное и всеобщее; всеобщее ввиду этого сохраняет еще свое место: оно предикат; но особенное переменило свое место: оно субъект, иначе говоря, положено в определении единичности как крайнего члена, подобно тому как единичное положено с определением середины, т. е. особенности. Поэтому оба уже не абстрактные непосредственности, какими они были в первом умозаключении. Однако они еще не положены как конкретные; так как каждое из них находится на месте другого, то оно положено в своем собственном определении и в то же время однако лишь внешним образом в другом определении.
Определенный и объективный смысл этого умозаключения в том что всеобщее есть определенное особенное не в себе и для себя (ибо оно скорее тотальность своих особенных); нет, такой то из его видов существует через единичность; другие же из его видов исключены из него непосредственной внешностью (die anderen seiner Arten sind durch die unmittelbare Aufierlichkeit von ihm ausgeschlossen). С другой стороны, особенное есть всеобщее точно так же не непосредственно и само по себе, а [так, что] отрицательное единство сбрасывает с него определенность и этим возводит его во всеобщность. Единичность относится к особенному отрицательно постольку, поскольку она должна быть его предикатом; это не предикат особенного.
2. Но термины пока еще непосредственные определенности;
они не достигли в своем развитии какого либо объективного значения; измененное положение, приобретенное двумя из них, это форма, которая еще только внешняя у них; поэтому они, как и в первом умозаключении, еще вообще безразличное друг к другу содержание два качества, связанные друг с другом не сами собой, а случайной единичностью.
Умозаключение первой фигуры было непосредственным или таким умозаключением, которое в своем понятии дано как абстрактная форма, еще не реализовавшая себя в своих определениях. Так как эта чистая форма перешла в другую фигуру, то это есть, с одной стороны, начавшаяся реализация понятия, поскольку в ближайшей непосредственной, качественной определенности терминов положены отрицательный момент опосредствования и тем самым дальнейшая определенность формы. В то же время, однако, это иностановление чистой формы умозаключения. Умозаключение уже не соответствует ей полностью, и положенная в его терминах определенность отличается от того первоначального определения формы. Если умозаключение рассматривается лишь как субъективное умозаключение, осуществляющееся во внешней рефлексии, оно признается некоторым видом умозаключения, который должен соответствовать роду, а именно всеобщей схеме Е О В.
Но оно с самого начала не соответствует этой схеме; обе его посылки О Е (или Е О) и Е В; поэтому средний термин оба раза подведен [под крайние], иначе говоря, есть оба раза субъект, которому, следовательно, присущи оба других термина; стало быть, он не такой средний член, который один раз служит предикатом, т. е. под который подведен [другой термин ], а другой раз сам подведен [под другой термин], т. е. служит субъектом, иначе говоря, которому один [крайний] термин должен быть присущ, но который сам должен быть присущ другому [крайнему ] термину. Истинный смысл того, что это умозаключение не соответствует всеобщей форме умозаключения, состоит в том, что эта форма перешла в него, так как ее истина в том, чтобы быть субъективным, случайным связыванием. Если заключение во второй фигуре (не прибегая к имеющему быть упомянутому ограничению, которое делает его чем то неопределенным) правильно, то оно таково потому, что оно правильно само по себе, а не потому, что оно заключение этого умозаключения. Но точно так же обстоит дело и с заключением первой фигуры; именно эта его истина и положена второй фигурой. Те, кто считает вторую фигуру лишь некоторой модификацией [первой], не замечают необходимого перехода первой фигуры в эту вторую форму и не идут дальше первой фигуры как истинной формы. Поэтому, поскольку во второй
фигуре (которую, по старой привычке, без всякого на то основания называют третьей фигурой) также должно иметь место правильное в этом субъективном смысле умозаключение, оно должно было бы соответствовать первому умозаключению и, стало быть так как одна посылка Е В выражает отношение подведения среднего термина под один из крайних, то другая посылка О Е должна была бы выразить отношение, противоположное тому, которое она имеет, и О должно было бы быть подведено под Е. Но такого рода отношение было бы снятием определенного суждения "Е есть О" и могло бы иметь место лишь в неопределенном суждении в партикулярном суждении. Поэтому заключение в этой фигуре может быть лишь партикулярным. Но партикулярное суждение, как было отмечено выше, столь же положительно, сколь и отрицательно, оно заключение, которому именно поэтому нельзя приписывать большое значение. Так как и особенное и всеобщее [в этом умозаключении суть крайние термины и непосредственные, безразличные друг к другу определенности, то их отношение само безразлично: можно как угодно принимать ту или другую из них за больший или за меньший термин, а потому также и ту и другую посылку за большую или за меньшую.
3 Поскольку заключение столь же положительно, сколь и отрицательно, оно безразличное к этим определенностям, стало быть всеобщее, соотношение. При ближайшем рассмотрении опосредствование первого умозаключения оказалось случайным в себе;
во втором же умозаключении эта случайность положена. Стало быть опосредствование снимает само себя; оно имеет определение единичности и непосредственности; а то, что связывается этим умозаключением, должно скорее быть тождественным в себе и непосредственно, ибо указанный средний член непосредственная единичность есть бесконечно многообразная и внешняя определенность (Bestimmtsein). В нем, следовательно, положено скорее внешнее себе опосредствование. Но внешность единичности есть всеобщность; упомянутое опосредствование через непосредственное единичное указывает на другое для себя опосредствование за пределами самого себя, которое, стало быть, происходит через всеобщее. Иначе говоря, то, что, казалось бы, соединяется через второе умозаключение, должно быть связано непосредственно через непосредственность, которая лежит в его основании, определенное связывание не происходит. Та непосредственность, на которую умозаключение указывает, это другая непосредственность по сравнению с его непосредственностью, это снятая первая непосредственность бытия, следовательно, рефлектировавная в себя, иначе говоря, в себе сущая непосредственность, абстрактно всеобщее.
Переход этого умозаключения подобно переходу в сфере бытия был с рассматриваемой стороны иностановлением, так как в его основании лежит то, что обладает качеством, а именно непосредственная единичность. Но, согласно понятию, единичность связывает особенное и всеобщее постольку, поскольку она снимает определенность особенного, что представляется как случайность этого умозаключения. Крайние термины связываются между собой не через их определенное соотношение со средним термином; поэтому средний термин не есть их определенное единство, и то положительное единство, которое ему еще присуще, есть лишь абстрактная всеобщность. Но когда средний термин положен в этом определении, которое есть его истина, это уже другая форма умозаключения.
<< | >>
Источник: Фридрих Гегель. Наука логики. 1997

Еще по теме в) Вторая фигура: О Е В:

  1. Проза второй половины 1820 х – 1830 х гг.
  2.   (Против «Второго размышления»46] [Сомнение I]  
  3.   КНИГА ВТОРАЯ  
  4. КНИГА ВТОРАЯ
  5. Первая фигура и её особые правила
  6. Вторая фигура и её особые правила
  7. Третья фигура п её особые правила
  8. Четвёртая фигура а её особые правила
  9. РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА*
  10. К фигурам относятся:
  11. Второй структурный блок модели капитала: «процесс обращения капитала»
  12. ГЛАВА ВТОРАЯ
  13. а) Первая фигура умозаключения (Die erste Figur des Schlusses)
  14. в) Вторая фигура: О Е В
  15. с) Третья фигура: Е В О
  16. ГЛАВА ВТОРАЯ ГУМАНИЗМ ПРОТИВ СХОЛАСТИКИ
  17. Лекция вторая К ИСТОКАМ КУЛЬТУРЫ