<<
>>

ЭВОЛЮЦИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ЕСТЕСТВЕННО-ПРАВОВОЙ И ЮРИДИКО-ПОЗИТИВИСТСКИЙ подходы


Общепризнанно, что права человека — высшая ценность, которая является критерием «человеческого измерения» в оценке противоречивых процессов, происходящих сегодня как в России, так и в мире. Конституция РФ (ст.
2) провозгласила: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».
В отечественной науке проведено достаточно много исследований, посвященных как правам человека в целом, так и социальным правам, amp; частности[176]. Между тем, трудовые права, как относитель- но обособленный феномен в системе прав человека, специально не рассматривались. В советский период к числу основных трудовых прав традиционно относили права на труд, на гарантированную государством заработную плату, на отдых, на здоровые и безопасные условия труда, на бесплатную профессиональную подготовку, на материальное обеспечение в старости и в случае потери трудоспособности. Они рассматривались только в разрезе действующего трудового законодательства, а проблема, по сути, "переводилась в плоскость основных прав рабочих и служащих по советскому трудовому законодательству[177]. В настоящее время назрела необходимость провести комплексный анализ содержания трудовых прав и интересов человека, как составной части его социальных прав.
Социальные права человека: естественно-правовой и юриди- ко-позитивистский подходы. К содержанию трудовых прав необходимо подходить конкретно-исторически. Современные трудовые права, зафиксированные в международно-правовых документах, конституциях и законодательстве экономически развитых государств, — результат длительного исторического становления и развития прав человека. Решающим этапом в развитии прав человека, и трудовых прав в частности, явились буржуазно-демократические революции XVII-XVIII вв., которые выдвинули не только широкий набор прав человека, но и принципы свободы и формального равенства, ставшие основой универсальности прав человека. В становлении прав и свобод человека, в том числе социальных и трудовых прав, огромную роль сыграло их идеологическое и доктринальное обоснование — учение о естественных и прирожденных правах человека и юридико-позитивистское учение о правах человека.
Естественно-правовая, концепция акцентировала внимание на свободе и автономии личности, ее индивидуальности, независимости от усмотрения и произвола государственной власти. Она строилась на трех исходных предпосылках: свобода поведения человека в отношении государства и других лиц; ограничение вмешательства государства и других лиц в частную сферу человека; определение границ дозволенного человеку и дозволенного в отношении него. И.Кант в этом контексте определил право как «совокупность условий, при которых произвол одного (лица) совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы»[178]. Н.М.Коркунов подчеркивал, что если нравственность дает оценку интересов, то право — их разграничивает[179]. Идея естественных прирожденных прав человека призвана была поставить заслон всевластию государства и заложила основы правового государства. Первым актом, определяющим права человека признается Декларация прав Вирджинии 1776 г.
(США). К.Маркс, оценивая данный исторический документ, писал, что Америка— это страна, где «возникли впервые... идея великой демократической республики, где была провозглашена первая декларация прав человека и был дан первый толчок европейской революции XVIII века»[180]. Идеи Декларации прав Вирджинии были развиты в Декларации независимости Соединенных Штатов Америки 1776 г., провозгласившей, что «все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотчуждаемыми правами... Для обеспечения этих прав людьми учреждаются государства, черпающие свои законные полномочия в согласии управляемых». Эти Декларации в части прав человека получили развитие в Конституции США 1787 г. и 10 поправках к ней, известных как Билль о правах.
Идеи естественных неотчуждаемых прав человека стали мощным фактором Великой французской революции, породившей исторически значимый правовой акт—- Декларацию прав человека и гражданина 1789 г. Таким образом, естественно-правовая доктрина явилась революционным поворотом в общественном сознании: индивид, ранее всецело подчиненный государству и зависимый от него, приобретает автономию, право на невмешательство государства в сферу свободы личности, очерченную законом, получает гарантии государственной защиты в случае нарушения его прав и свобод. Од- ним из проявлений экономической свободы человека и стала свобода труда. Ее постулировали еще в XVIII в. классики экономической мысли британцы А.Смит, Р.Кантильон, Д.Рикардо, французы А.Тюрго, Ф.Кенэ. В конце того же века французские социалисты Г.Бабеф и Ш.Фурье впервые поставили вопрос о праве человека на труд, а англичанин У.Годвин отнес к числу естественных прав человека право на существование. Наконец, осознание того, что рабочие имеют право на жизнь и минимально здоровые условия труда, стимулировало начало научного осмысления рабочего вопроса. В 1795 г. в Манчестере был организован комитет по исследованию рабочего вопроса, а в начале следующего года на одном из его заседаний доктор А.Персиваль сделал доклад о влиянии трудовой деятельности на здоровье детей. Характерно, что большинство инициаторов и сторонников принятия первых фабричных законов в Англии 1802 и 1819 гг., в том числе Р.Пиль, Р.Оуэн, Р.Остлер и др., опирались в своей деятельности именно на идею о наличии у рабочих определенных неотъемлемых прав, связанных, прежде всего, со здоровьем и жизнью. Британский историк и философ Т.Карлейль (1795-1881) так писал об этом: «Денежное вознаграждение «в размере, достаточном, чтобы работник мог жить и дальше работать», так же необходимо для благороднейшего из тружеников, как и для ничтожнейшего, если вы считаете, что он должен остаться в живых»[181]. Но, в отличие от последователей Д.Рикардо, он считал, что зарплата должна быть не минимальной, на уровне физического выживания, а справедливой. К тому же Т.Карлейль провозгласил труд высшей социальной ценностью, в связи с чем право на труд признавалось важнейшим неотъемлемым правом человека. В этом ключе он рассматривал требования рабочих в своем труде «Чартизм» (1846), так они понимались исследователями и в дальнейшем[182].
Именно естественно-правовая теория послужила основанием выделения трех взаимосвязанных прав работника: на свободу труда, на произведенный им продукт, на свободный обмен продуктами труда. На этом настаивали экономисты В.Томсон и К.Маркс. Авст- рийский юрист А.Менгер перевел проблему в правовую плоскость и выделил три экономических права рабочих: на полный результат труда, на существование и на труд. Он писал: «В социалистическом понимании право на труд предполагает особую обязанность имущественного характера, вовсе не основанную на благотворительности со стороны государства... В силу права на труд каждый способный к труду гражданин государства, не находящий работы у частного предпринимателя, может требовать от государства или государственных союзов (округа, общины), чтобы ему была предоставлена обычная поденная работа за плату, составляющую обычное вознаграждение за рабочий день»[183]. Немецкий юрист Г.Еллинек последовательно проводил идею о самоограничении полномочий государства изданными им же законами. Одновременно он выступал и за активную роль государства в социальной сфере, предложив разделить субъективные права на частные субъективные и публичные субъективные права. Последние включали в себя право на положительные услуги со стороны государства, что подводило основу под активную роль государства в обеспечении и защите прав человека, в том числе социальных[184]. С этим связана и проблема государственных гарантий и защиты индивидуальных трудовых прав человека. Отметим,
что российские ученые отнеслись к этой теории неоднозначно. Не218
которые из них заняли позицию позитивных критиков , но некоторые однозначно поддержали эту теорию[185]. Из этого следует разграничение между правами человека, которым корреспондирует пассивная обязанность государства не нарушать их (политические и гражданские права) и правами, которым корреспондирует активная обязанность государства не только защищать, но и осуществлять их. К последним относятся и социальные права человека.
Однако названная доктрина была не единственной, определяющей взаимоотношения человека и государства. Ей противостоял по- зитивистский подход к природе прав человека и взаимоотношениям государства и личности. Согласно этому подходу права человека, их объем и содержание определяются государством, которое «дарует» их человеку, осуществляя по отношению к нему патерналистские функции. Противостояние этих позиций насчитывает столетия; они были характерны и для науки XIX и XX вв.
Неотчуждаемые права и свободы человека, положения Декларации 1789 г., идеи правового государства получили поддержку и защиту в трудах многих известных дореволюционных русских ученых, таких как: В.М.Гессен, Б.А.Кистяковский, Н.М.Коркунов, П.И.Новгородцев, Л.И.Петражицкий, А.И.Покровский, В.С.Соловьев, Б.Н.Чичерин и др.[186] Надо отметить, что часть русских философов и мыслителей, в числе которых К.С.Аксаков, Н.А.Бердяев, Л.Н.Толстой, противопоставляли внутренней свободе, естественным правам внешнюю свободу, «законничество», понимая под последним позитивное право. Оно оценивалось ими сугубо отрицательно и зачастую трактовалось как антипод естественным правам. Но большинство видных российских юристов начала XX в. можно назвать сторонниками естественно-правовой теории, не отрицавшими необходимость закрепления естественных прав в действующем законодательстве. Именно такое закрепление виделось им как перевод социального идеала в конкретно-правовую плоскость. Более того, П.И.Новгородцев и И.А.Покровский подчеркивали юридическое значение естественного права человека на существование и прямо связали его с «достойным вознаграждением» за труд на уровне не ниже прожиточного минимума. Они резонно отмечали, что пользование самыми широкими политическими и гражданскими свободами может быть парализовано недостатком средств, что приведет к иной форме несвободы[187]. Основываясь на доктрине естественных прав человека, Л.С.Таль писал о том, что «рабочей силе, как предмету обязательства, присущи все особенности личных благ. Они не могут быть отчуждаемы». Продолжая эту мысль, Л.С.Таль подчеркивал: «Современное правосознание явно склоняется к признанию рабочей силы частью личной правовой сферы человека и требует охраны от посягательств наравне с другими личными благами»[188]. Его современник П.И.Астров прямо связывал законодательную охрану лиц наемного труда с их правом на жизнь и здоровье, которые не могут быть предметом договора. Он исходил из неразрывности личности и наемного труда работника, а правовую охрану трудовых прав личности в процессе труда признавал первейшей задачей рабо-
чего права
Таким образом, зарождение и становление трудовых прав стало одним из факторов, в значительной степени объединяющих, сближающих названные учения о правах человека: естественного права и правового позитивизма.
Дихотомия частных и публичных начал в правовом регулировании трудовых отношений. Предложенная римским юристом Ульпианом формула разграничения частного и публичного права была основана на характеристике интереса (частного или публичного). Он утверждал, что публичное право относится к благосостоянию Римского государства в целом, а частное имеет в виду интересы отдельных лиц, поскольку одни вещи относятся к публичной, а другие к частной выгоде. В публичном праве одной из заинтересованных сторон выступает публичная власть в той или иной форме. Частное право касается отношений между частными лицами. Соответственно названным отношениям присущи различные типы, методы правового регулирования. Классики российской цивилистики формализовали критерии разграничения частного и публичного права, связав их с различиями в приемах, методах правового регулирова- ния. Иными словами, содержание и характер интереса определяют выбор юридической формы. Частное право — это сфера координации субъектов и децентрализованного регулирования; публичное право— сфера субординации и централизованного регулирования[189]. В то же время И.А.Покровский писал: «Нет такой области отношений, для которой являлся бы единственно возможным только тот или другой прием; нет такой сферы общественной жизни, которой мы не могли бы представить регулированной как по одному, так и по другому типу»[190]. Из природы трудовых отношений и интересов их сторон, а также интересов государства вытекает единство частных и публичных начал в правовом регулировании.
Во многих современных исследованиях практически общим местом стало утверждение о том, что трудовое право выделилось из права гражданского в конце XIX в., соответственно трудовые права по своей природе тяготеют к гражданским правам. Между тем, все обстояло значительно сложнее и охватывало существенно больший исторический отрезок времени. В становлении правового регулирования трудовых отношений наблюдается циклическое преобладание частноправовых или публично — правовых начал. Господство какого-либо из этих начал было относительным, хотя по отдельным историческим периодам оно просматривается достаточно четко. Со времен Древнего Рима до XIV-XV вв. в регулировании отношений между работниками и работодателями господствовали частноправовые начала, и вмешательство государства в эту сферу было минимальным. В XVI-XVIII вв. резко усилилось государственное вмешательство в общественные отношения, связанные с наймом труда свободных граждан. В применении к периоду XVII-XVIII вв. можно уже говорить о господстве в данной сфере публично-правовых начал. Со второй половины XVIII в. государственное регулирование существенно ослабело, а в конце XVIII — первой половине XIX в. в большинстве стран прямое вмешательство в социально-трудовые отношения теоретически не допускалось. Формально это означало полное торжество в данной сфере частноправовых начал. При этом государственное воздействие реально сохранилось и было направлено на поддержание власти хозяина-работодателя, поскольку ее проявление не противоречило закону и договорным обязательствам. Свобода договора признавалась безусловной. Естественно-правовая доктрина прав человека составляла основу толкования права индивида на свободу труда, его права на невмешательство государства в сферу свободы личности.
Первые специальные законодательные акты в сфере регулирования трудовых отношений были приняты в начале XIX в., но развернутое публично-правовое регулирование получило значительное развитие в последней трети XIX — начале XX в. В этот же период складывается органическое сочетание частноправовых и публично- правовых начал в регулировании труда при некотором доминировании первых.
XIX— начало XXв.: становление и развитие трудовых прав. Трудовое законодательство, т. е. легализация трудовых прав, в большинстве стран принималось в следующей последовательности: регулирование охраны труда детей и женщин, формирование некоторых минимальных требований по условиям индивидуального трудового договора (максимальная продолжительность рабочего дня сначала для некоторых, а затем для всех категорий работников, в отдельных случаях минимальный размер заработной платы и периодичность ее выплаты, санитарно-гигиенические требования к условиям труда). Законодательное регулирование трудовых прав сводилось к защите наемного работника от чрезмерной эксплуатации, тем самым легализации подлежали те трудовые права работника, которые обеспечивали, прежде всего, физическое выживание работника в эпоху первоначального накопления капитала. С начала 30-х гг. XIX в. создаются государственные органы по надзору за соблюдением трудового законодательства. Чаще всего это были фабричные (трудовйе) инспекции, деятельность которых постепенно расширялась от контроля за условиями труда малолетних до общего контроля. Первыми фабричную инспекцию в 1834 г. создали англичане, а ее первого руководителя доктора А.Редгрейва, как и группу других фабричных инспекторов (Р.Кук-Тейлор[191], Л.Хорнер и др.) можно отнести к числу видных исследователей правового регулирования трудовых отношений. При участии государства формируются органы по разрешению трудовых споров (примирительные камеры, третейские суды и др.), причем в некоторых странах их решение имело обязательную силу.
Дальнейшее развитие трудовых прав с середины XIX в. на Западе и на рубеже XIX-XX вв. в России связано с законодательным признанием трудовых прав работника, которые реализуются в коллективной форме: право на объединение, право на ведение коллективных переговоров, право на забастовку. При этом правовая регламентация статуса профсоюзов, права на забастовку шли довольно трудно — от прямого их запрета и уголовного преследования до официального признания. Таким образом, доктринальным обоснованием государственного вмешательства в регулирование трудовых отношений, легализацию трудовых прав служил юридико- позитивистский подход к определению природы прав человека.
К началу XX в. условно выделяются частное трудовое право и публичное трудовое право. Частное трудовое право имело два уровня. Во-первых, это индивидуально-договорный, реализация которого происходила посредством трудового договора. Во-вторых, коллективно-договорное регулирование, реализуемое через коллективное соглашение. Л.С.Таль относил к частноправовым основам трудового права, наравне с двумя вышеназванными уровнями, также и хозяйскую власть. Этот же автор именовал частное трудовое право собственно-трудовым в узком смысле слова или социальным правом[192]. Публичное трудовое право, именуемое в русской юридической литературе также собственно рабочим, фабричным или промышленным, включает в себя государственные ограничения, запреты, предписания, влияющие, прежде всего, на договорную свободу сторон и, главным образом, работодателя. Сюда же относятся государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства и разрешение трудовых споров в установленном порядке. Промышленное право, по словам Л.С.Таля, «составляет нераздель- ную смесь норм публичного и частного права»[193]. В этой связи трудовые права, их объем, содержание, в соответствии с юридико- позитивистским подходом к природе прав, определяется государством, которое осуществляет по отношению к работнику патерналистские функции.
Таким образом, XIX в. — это век формирования, становления и начала обособления самостоятельной отрасли — трудового права, легализации трудовых прав, которые были основаны на единстве частных и публичных начал в правовом регулировании трудовых отношений. Частные и публичные элементы правовой регламентации трудовых отношений сосуществовали и сосуществуют в единстве и взаимодействии. Это происходит не только тогда, когда публичная власть напрямую принимает участие в правоотношениях, но и когда она заявляет о своем интересе и вмешивается в правовые отношения между частными лицами (работодателем и работником). Частно-публичная дихотомия в праве тесно связана также с основными вопросами философии государства и права, особенно с идеями естественного права и правового позитивизма. Доктринальное обоснование трудовых прав не предполагало дистанцирования, противопоставления названных учений о правах человека.
XXв.: трудовые права в системе прав человека. XX в., особенно его первая половина, — век противостояния труда и капитала. Это предопределило постановку вопроса о взаимоотношениях государства и человека не только в плоскости формирования правового государства, но и социального государства. В конце XIX — начале XX в. возникает понятие социальной государственности. Вопрос о взаимоотношениях государства и человека в условиях свободной рыночной экономики стал центром противостояния двух подходов к проблеме: приоритете равенства или приоритета свободы. Сторонники второго направления превыше всего ценили экономическую свободу, ратовали за невмешательство государства в индивидуальную экономическую сферу. Однако уже в конце XIX в. стали все более ярко проявляться классовые противоречия, резкая поляризация между богатством и бедностью, которые могли привести к со- циальному взрыву. Это предопределило поиск новых способов снятия социальной напряженности. Родилось новое, «позитивное» понимание свободы, означающее обязанность государства обеспечить социально ориентированную политику, политику «выравнивания социального неравенства» (приоритет равенства в отношении индивидуальной свободы). Новое, «положительное» понимание свободы, как писал П.И.Новгородцев, представляло целый переворот понятий, который знаменует новую стадию в развитии правового государства, трансформацию идеи свободы под влиянием идеи равенства[194]. Французский социолог и юрист Л.Дюги отмечал «умаление индивидуалистической доктрины» и появление обязанности правителей действовать. Одним из проявлений этой обязанности является ее перевод «в юридическую обязанность обеспечить обучение и га230
рантировать труд»
В XX в. развитие трудовых прав шло в русле двух основных направлений, векторов развитие. Во-первых, до середины XX в. в странах Запада возрастала роль государства в обеспечении прав каждого работника на справедливые условия труда, установлении запретов на принудительный труд, защиту монопольных прав профсоюзов, как единственных представителей работников, а также обогащалось содержание индивидуальных трудовых прав, повышался уровень их юридических гарантий. Дальнейшее развитие промышленного производства повлекло расширение трудовых прав, но в ключе главенствующей роли материальных ценностей (приоритет экономического человека). Со второй половины XX в. роль государства в регулировании трудовых прав получила новое наполнение, новую «окраску», т. е. государство выступило в роли социального партнера. Ориентация государственной политики на методы социального партнерства в регулировании трудовых отношений доказали свою эффективность. Этот механизм социального партнерства не исключает государства из процесса регулирования трудовых отношений, а лишь усложняет его роль: из прямого вмешательства она трансформировалась в партнерские отношения с представителями работников и работодателей.
Во-вторых, в XX в. был создан, усилиями МОТ, ООН, региональными организациями государств, например Советом Европы, СНГ, по сути, модельный Кодекс международных стандартов трудовых прав. Этому способствовало то, что трудовое право имеет сходство в законодательных тенденциях, прежде всего, европейских государств, совпадает не только в крупных вопросах, но и в юридических частностях[195]. Формирование международного трудового права связано со старейшей специализированной организацией — МОТ, которая была учреждена в соответствии с Версальским мирным договором в 1919 г. За период своей деятельности (по 15 сентября 2003 г.) ею было принято 185 конвенций и 194 рекомендации. Конвенции и рекомендации МОТ регламентируют основные вопросы социально-трудовых отношений и содержат нормы, регулирующие основные права человека в сфере труда (запрет принудительного труда, свобода объединения, равенство возможностей, содействие занятости и профессиональная подготовка, защита заработной платы, продолжительность рабочего времени и ежегодные отпуска, условия труда, техника безопасности и гигиена труда, охрана труда женщин и подростков, инспекция труда, минимальный возраст приема на работу и др.).
И.Я.Киселев на концептуальном уровне определяет международные стандарты труда как нормативную субстанцию международного трудового права, одно из достижений современной цивилизации, отразившее результаты деятельности государств по внесению в рыночную экономику социальных ценностей, разработки усилиями мирового сообщества инструментов социальной политики, приемлемой для составляющих его государств. По его мнению, «содержание этих стандартов представляет собой концентрированное выражение опыта многих стран, плод тщательного отбора наиболее Ценных и универсально значимых норм и положений национальных систем трудового права, создание оригинальных синтетических правил с участием юристов, представляющих существующие системы правового регулирования труда, итог столкновения различных мнений и подходов, разнородных политических сил и интересов, идеологических концепций, нахождение компромиссных юридических формул, трансформируемых в международные нормы»[196].
Не претендуя на исчерпывающую характеристику современных международно-правовых стандартов трудовых прав, назовем принципиальные положения, которые, на наш взгляд определяют их основу:
  • трудовые права работника как личные блага являются неотъемлемыми и неотчуждаемыми;
  • трудовые права основаны на принципе равенства и запрета дискриминации в трудовых отношениях;
  • соблюдение и защита трудовых прав человека — это обязанность государства;
  • коллективные трудовые права неотделимы от прав индивида, они не должны противоречить индивидуальным правам, ограничивать правовой статус личности;
  • осуществление трудовых прав и свобод должно быть основано на социальном партнерстве, сотрудничестве работников, работодателей при участии государства.

Таким образом, на Западе шаг за шагом происходило становление буржуазно-либеральной доктрины трудовых прав человека. Следует отметить, что если либеральная доктрина на ранних стадиях своего развития основывалась на идеях и принципах естественно- правового учения, то в последствие она была представлена и в юри- дико-позитивистских версиях. Либеральная доктрина оказалось достаточно гибкой и динамичной, представители школ нового либерализма старались приспособить его принципы к иным условиям развития общественных отношений.
Различные подходы к взаимодействию права и государства, человека и государства сохранились и в современном мире. Они не замыкаются в сфере научных дискуссий и находят свое отражение в конституциях современных государств. Так, в Конституциях США, франции, Италии, Испании воплощена естественно-правовая доктрина прав человека, в Конституциях Австрии, ФРГ — позитивистская. Между тем, практика государств, признающих естественно- правовую доктрину происхождения прав человека, отнюдь не отвергает их позитивного оформления. Естественно-правовая доктрина и позитивистский подход в современном мире не выступают как антиподы. Конституционная практика развитых государств в известной мере сняла противостояние естественно-правового и позитивистского подходов к правам человека путем закрепления основных прав и свобод, которое исключает подавление и насилие государства по отношению к личности, отстаивает ее автономию и приоритет прав человека по отношению к государству. Отсюда выведенная американским юристом Р.Паундом (1870-1964) конструкция «позитивные естественные права человека». Этот американский ученый разделял все общественные интересы, учитываемые правопорядком, на индивидуальные, публичные и социальные. На этом он обосновывал свою идею социального управления посредством права. Одним из методов такого управления был метод оценки притязаний с позиций цивилизованных правовых постулатов, применяемых с учетом обстоятельств места и времени. Так он постулировал притязание наемного работника на сохранение рабочего места посредством права, а также то, что бремя ответственности за использование наемного труда несет тот, в чьих интересах эта деятельность осуществляется. Следовательно, за «износ» людских ресурсов несет ответственность работодатель. Таким образом из постулируемых требований естественного права Р.Паунд выводил требования трудового законодательства о компенсациях за причиненный работнику вред[197]. Аналогичной позиции придерживался другой американский юрист, председатель Верховного Суда США О.Холмс (1841-1935). Он при Рассмотрении конкретных трудовых дел, связанных с правом на забастовку в связи с тяжелыми условиями труда, провозгласил приоритет естественных прав над позитивными правами. Но это касалось только судебного прецедента, который сам выступал в качестве источника права. По его мнению, «когда следует учитывать благо- получие будущих поколений, то о законодательстве можно вообще позабыть»[198].
Таким образом, конституционная и судебная практика зарубежных стран смягчает противостояние естественно-правовых и позитивистских подходов. При этом практика идет по пути позитивного закрепления естественных прав и принципов. Это благоприятная тенденция, снимающая крайность указанных доктрин — незащищенность естественных прав человека вне государственного закрепления и дистанцирование позитивистского учения от нравственных, личностных, социальных ценностей. Государство закрепляет права личности не произвольно, оно юридически оформляет естественные права человека, а также набор прав, который обусловлен уровнем экономического развития общества. Законодатель может закреплять только такие права, для осуществления которых сформировались социально-экономические и политические предпосылки, вытекающие из реальных общественных отношений. Права личности— не дар законодателя, а социальные возможности, обеспечивающие человеку определенный стандарт жизни.
В аналогичном ключе формируется и взаимодействие социального права и индивидуального права. Вопрос о необходимости социальной ориентированности государства, постепенном гарантировании прав второго поколения признается международным сообществом. Трудности, стоящие перед социально ориентированным государством, связаны с тем, что оно должно соблюдать баланс между свободной рыночной экономикой и определенными способами воздействия на распределительные процессы в духе справедливости, «выравнивания социальных неравенств». Отказываясь от роли «ночного сторожа» и стремясь обеспечить всем гражданам достойный уровень жизни, государство не должно переступать черту, за которой начинается грубое вмешательство в экономику, подавление инициативы и свободы предпринимательства. Поэтому «правовое и социальное государство — это не антитезы, а диалектика развития государства, признающего приоритет прав человека и определяющего в соответствии с этим формы и методы своей деятельности»[199].
По указанному пути шло доктринальное обоснование и развитие трудовых прав на Западе. Генезис отечественного трудового законодательства, развитие трудовых прав на первых своих шагах шло в рамках общецивилизационной тенденции. При этом отставание от Запада составляло до полувека. Первыми трудоправовыми законами можно признать акты, принятые в 80-х гг. XIX в. Первым российским инкорпорированным актом данной отрасли законодательства стал УПТ 1913 г.
При разрешении противоречия между трудом и капиталом советская Россия избирает свой путь, основанный на доктрине марксизма-ленинизма. В XIX в. сформировалась марксистское учение, которое стало в значительной части антиподом либеральной доктрины. В основе этого учения лежала теория классовой борьбы, которая должна завершиться установлением диктатуры пролетариата, упразднением частной собственности как источника эксплуатации трудящихся. Марксизм был основан на идеях установления всеобщего равенства и справедливости путем революционного насилия, установления диктатуры пролетариата.
Режим, установленный после Октябрьской революции, отрицал права и свободы человека. Принципы прав и свобод человека не могли вписаться в главную концепцию революции— диктатуру пролетариата, которая, по выражению В.И.Ленина, должна была опираться на насилие, не связана никакими законами, «дает ряд изъятий из свободы» по отношению к лицам, принадлежащим к «чуждым классам»[200]. Последующий период сталинизма ознаменовался массовыми репрессиями, лишением граждан таких неотъемлемых прав, как право на жизнь, личную неприкосновенность и др. Октябрьская революция изначально отреклась от идеи равенства, свободы, универсальности прав человека, установив в этой сфере жесткий классовый подход. Таким образом, отрицалась теория естественных и прирожденных прав человека. Этой теории не было места в марксистско-ленинском учении. Соответственно и развитие учения о трудовых правах в советский период было основано на отрицании идей индивидуализма, свободы в трудовых отношениях как приоритетных ценностях. Доктринальным обоснованием трудовых прав в условиях централизованного государственного регулирования стала юридико-позитивистская теория прав человека. Социалистическое государство гарантирует работникам трудовые права, установленные трудовым законодательством. Развитие трудовых прав работника в советский период предопределяли патерналистское отношение государства к работнику, концентрация внимания только на формально-юридической стороне объективных и субъективных трудовых прав, право на труд превращалось во всеобщую обязанность трудиться. Условия договоров о труде устанавливались законодателем. До конца 80-х гг. прошлого века, если названные условия противоречили действующему трудовому законодательству, в том числе и в случаях улучшения положения работника по сравнению с законодательством, то они признавались недействительными. Роль коллективных договоров сводилась к формальному закреплению положений законодательства с незначительными вкраплениями локальных норм. При этом индивидуальные трудовые права могли ограничиваться в угоду коллективным трудовым правам. И это не случайно, так как условием полной «человеческой эмансипации» марксисты считали преодоление индивидуализма и утверждение принципа коллективизма, общности. Главным лозунгом стало полное подчинение личных интересов общественным. Правовая регламентация трудовых прав осуществлялась в централизованном нормативном порядке.
С середины 60-х гг. XX в. хозяйственные реформы, направленные на расширение прав предприятий, нашли отражение и в трудовом законодательстве в ключе некоторого расширения сферы локального нормотворчества. Но при этом развитие трудовых прав все равно оставалось в русле централизованного государственного регулирования. Основу легализации трудовых прав составлял производственный подход (производственная функция трудового права). При этом надо иметь в виду, что положительные черты советской правовой системы были связаны, по мнению большинства ученых, преимущественно с трудовым правом. С.С.Алексеев по этому поводу писал: «В советской юридической системе существовали по формальному замыслу и объявленным принципам некоторые явно благородные, впечатляющие социалистические элементы, в том числе касающиеся оплаты и охраны труда, отдыха, компенсаций и др. Во многих правовых институтах прослеживалась направленность на "защиту интересов людей труда"... »[201]
В 70-80-е гг. XX в. появились работы по общей теории государства и права, посвященные правовому статусу личности[202]. Рассматривались вопросы социальной ценности прав и свобод личности, реализации прав и свобод личности. Не стала исключением и наука трудового права. Обращение к личности работника означало отступление от догматического позитивистского подхода в определении судьбы трудовых прав. Следующим шагом стало возвращение к теории естественных и прирожденных прав. Принципиально важное значение имело теоретическое обоснование и выделение в качестве ведущей социальной функции трудового права относительно производственной. Именно в этот период наметился поворот в научном обосновании трудовых прав к личности работника, к правовой защите его чести и достоинства, когда трудовая деятельность является реализацией не только права на труд, но и свободы труда, творчес-              239
кого потенциала конкретной личности, ее инициативы
Безраздельное господство марксистской идеологии в годы советской власти в значительной мере способствовало утверждению в обществе и в науке унифицированного сознания и стандартизации мышления в русле единственно верного учения марксизма- ленинизма. Марксистско-ленинское учение имело благие цели — создание общества, «где свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»[203]. Однако средства достижения этих целей были порочными, что и доказала наша история.
Принятие ТК РФ в 2001 г. ознаменовало изменение вектора правового регулирования трудовых отношений в русле общецивилиза- ционных ценностей. В этой связи вполне закономерным результатом является легализация ТК РФ в перечне принципов трудового права свободы труда, включая право на труд, запрещение принудительного труда и дискриминации в трудовых отношениях, равенства прав и возможностей работников. Но подчеркнем, что речь идет об общей направленности, векторе развития. Таким образом, Россия с 1917 г. прошла длинный путь по вытеснению частного права и замене его правом публичным, которое стало практически всеобъемлющим. Ограничение сферы частного права означало ограничение прав и свобод граждан. Этот эксперимент над свободой по вытеснению частного права и замещению его публичным потерпел неудачу. В последнее десятилетие на рубеже веков Россия динамично двинулась в обратном направлении к восстановлению частного права[204].
На рубеже XX и XXI вв. развитие трудовых прав на Западе, a сегодня и в России выходит на новый качественный уровень. Трудо- | вые права работника XX в. — это права, сформировавшиеся в инду- стриальном обществе, и отчасти постиндустриальном. XXI в. начинается как век информационного общества, которое будет основано не на производственной (индустриальной) общественной организации труда, а на новой нарождающейся общественной организации труда, черты которой только еще намечаются. Трудовые права XX в. уже не укладываются в рамки новой общественной организации труда, продиктованной условиями информационного общества. В отечественной науке трудового права впервые в таком ключе о перспективах развития трудовых прав и трудового законодательства написал И.Я Киселев. Он отметил, что переход к постиндустриальному, информационном? обществу породил кризис традиционного трудового права в странах Запада, «некоторые юристы, социологи, политики констатируют, что в складывающейся социальной среде постиндустриального общества трудовому праву просто не выжить и оно в конечном итоге обречено, или, по крайней мере, его существование как самостоятельной отрасли находится под серьезной уг- розой». Но, как справедливо отмечает автор, в «XXI в. трудовое право преодолеет трудности, заново определит свою нишу, усовершенствует инструментарий и возродится на новой основе»[205].
<< | >>
Источник: Лушникова М. В., Лушииков А. М.. Очерки теории трудового права. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс»,2006. — 940 с.. 2006

Еще по теме ЭВОЛЮЦИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ЕСТЕСТВЕННО-ПРАВОВОЙ И ЮРИДИКО-ПОЗИТИВИСТСКИЙ подходы:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ЭВОЛЮЦИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ЕСТЕСТВЕННО-ПРАВОВОЙ И ЮРИДИКО-ПОЗИТИВИСТСКИЙ подходы
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -