<<
>>

Глава 3.4. КВАЛИФИКАЦИЯ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ



Круг вовлекаемых в отмывание денег лиц достаточно широк, что объясняется сложностью самого процесса отмывания. Это в первую очередь хозяева "грязных" денег, лица, организующие процесс отмывания, лица, непосредственно совершающие финансовые операции (вклады, покупка ценных бумаг и др.); работники кредитно-финансовых учреждений; сотрудники государственных органов.

Субъектом состава легализации (отмывания) доходов, приобретенных преступным путем, могут быть любые лица, участвующие в финансовой операции или сделке с имуществом, приобретенным заведомо преступным путем, как те, кто непосредственно приобрел преступным путем данное имущество, а затем сам же и легализовал его (ст. 174.1 УК РФ), так и те, кто непосредственно принимал участие в финансовой операции или сделке с имуществом, приобретенным заведомо преступным путем, в целях его легализации (ст. 174 УК РФ).
На практике проблем по разграничению субъектов преступлений, предусмотренных ст. 174 и 174.1 УК РФ, практически не возникает <1>. Субъектом легализации (отмывания) признается физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет, резидент и нерезидент.
--------------------------------
<1> Расследование преступлений в сфере экономики: Сборник методических рекомендаций. С. 64.

Вместе с тем иной точки зрения придерживаются Н. Иванов <2>, С.В. Максимов <3>, Г.А. Тосунян и А.Ю. Викулин <4>, В.Н. Кужиков <5>, которые признаки субъекта преступления связывают с пониманием гражданско-правовой сделки. В частности, при определении субъекта данного преступления указанные авторы предлагают учитывать дееспособность лица (т.е. способность лица осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности), совершающего финансовую операцию или сделку с предметами легализации (отмывания). Обосновывается это тем, что если действия по легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества состоят в осуществлении финансовых операций или других гражданско-правовых сделок, то совершить их может только лицо, обладающее для этого полной дееспособностью. На наш взгляд, данная точка зрения ошибочна, так как не учитывает следующего.
--------------------------------
<2> Иванов Н. Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем. С. 99.
<3> Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. С. 14.
<4> Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Указ. соч. С. 100.
<5> Кужиков В.Н. Указ. соч. С. 67.

Действия, составляющие объективную сторону легализации (финансовые операции и сделки), могут осуществляться лицом как лично, так и через посредника (подставное лицо). Например, несовершеннолетний, не имея по закону права лично совершить финансовую операцию или другую сделку, поручает ее совершение взрослому вменяемому субъекту.
Для того чтобы отдать посреднику распоряжение осуществить финансовую операцию или сделку с "грязными" деньгами или имуществом, дееспособность лицу не требуется. Потому связывать признаки субъекта легализации с его гражданской дееспособностью нет необходимости.
Пунктом "б" ч. 3 ст. 174, ст. 174.1 УК РФ предусмотрена ответственность лица, совершающего легализацию (отмывание) с использованием своего служебного положения.

Следует отметить, что термин "служебное положение" не раскрывается ни в одной отрасли права, хотя в уголовном законе он применяется довольно широко. Так, в ч. 3 ст. 37 УК РФ говорится о служебном положении лица, имеющего право на необходимую оборону; в п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ - о служебной деятельности потерпевшего; в ч. 1 ст. 136 УК РФ - о должностном положении человека и гражданина и т.п.
Определяющим в понятии "служебное положение" является слово "служба" ("работа, занятия служащего, а также место его работы"), поэтому можно сделать вывод, что служебное положение занимает лицо, состоящее на определенной службе (служащий). Служащий - это "должностное лицо в различных сферах умственного труда, управления, обслуживания, торговли". Когда говорится о службе, то всегда подразумевается наличие какой-то должности, а должность определяется как служебное место <6>. Отсюда следует, что термины "служебное положение" и "должностное положение" (равно как термины "служащий" и "должностное лицо") являются во многом пересекающимися понятиями и тем не менее, несмотря на значительную схожесть, не синонимичны: первое значительно шире второго.
--------------------------------
<6> Ожегов С.И. Указ. соч. С. 132.

Для определения понятия лица, использующего свое служебное положение при легализации необходимо воспользоваться системным толкованием норм УК РФ, в которых так или иначе упоминаются должностные лица, а также лица, занимающие иное служебное положение. Исходя из этого субъектом преступления, предусмотренного п. "б" ч. 3 ст. 174, ст. 174.1 УК РФ, следует признавать:
1) лиц, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющих функции представителя власти либо выполняющих организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (примечание 1 к ст. 285 УК РФ);
2) лиц, занимающих государственные должности Российской Федерации, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов (примечание 2 к ст. 285 УК РФ);
3) лиц, занимающих государственные должности субъектов Российской Федерации, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов (примечание 3 к ст. 285 УК РФ);
4) государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц (примечание 4 к ст. 285 УК РФ);
5) лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. лиц, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (примечание 1 к ст. 201 УК РФ).
Пленум ВС РФ в своем Постановлении о легализации доходов дал определение лица, использующего служебное положение (п. 23), и разъяснил, как квалифицировать действия нотариуса, который использует свои служебные полномочия для удостоверения сделки, заведомо для него направленной на легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества (п. 24). В частности, использование нотариусом своих служебных полномочий для удостоверения сделки, заведомо для него направленной на легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, квалифицируется как пособничество по ч. 5 ст. 33 УК РФ и соответственно по ст. 174 или ст. 174.1 УК РФ и - при наличии к тому оснований - по ст. 202 УК РФ.
Особо квалифицирующими признаками легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, являются деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 174, ст. 174.1 УК РФ, совершенные:
- в крупном размере организованной группой;
- лицом с использованием своего служебного положения в составе организованной группы.
Действия по легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, совершенные на сумму менее 1 млн. рублей, даже в составе организованной группы, должны квалифицироваться по ч. 1 указанных статей.
Определение организованной группы на первый взгляд не вызывает каких-либо сложностей. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК).
Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 Постановления от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" отметил, что об устойчивости банды могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений <7>.
--------------------------------
<7> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3. С. 2.

Предварительная объединенность членов организованной группы означает, что ее участники не просто договорились о совместном совершении преступления, что характерно для группы лиц по предварительному сговору, но достигли субъективной и объективной общности в целях совместного совершения одного, чаще нескольких преступлений, причем нередко разнородных.
Вместе с тем не исключена возможность создания организованной группы для совершения и одного преступления, которое требует достаточно серьезной и тщательной подготовки. В частности, совершение одной финансовой операции или другой сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным преступным путем (легализация).
Исходя из существующего мнения о том, что экономические преступления в наибольшей степени подвержены организованным преступным формам <8>, следует обратить внимание на признаки организованной группы, указанные в ст. 174, 174.1 УК РФ.
--------------------------------
<8> См.: Морозов А.Г. Преступления в сфере авторских и смежных прав: общественная опасность и правила квалификации. Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2003. С. 104.

Так, выработанные наукой уголовного права признаки организованной группы (устойчивость и организованность) все же не имеют четких критериев, позволяющих безошибочно констатировать в действиях группы не просто предварительный сговор, а такую согласованность действий и устойчивость существования, которая свидетельствует о сложной форме соучастия. И, в частности, это касается рассматриваемых нами деяний.
Следует отметить, что анализ уголовных дел, возбужденных по ч. 4 ст. 174 или ст. 174.1 УК РФ, показал, что квалификация деяний по признаку организованной группы сводится к тому, что правоохранительные органы под признаком организованности понимают организацию деятельности юридического лица, осуществляющего операции по легализации: штатный состав, полномочия и т.п. При этом под устойчивостью понимается длительность существования самой фирмы.
Такую практику необходимо признать неправильной, так как любая предпринимательская, экономическая деятельность должна и носит организованный характер (штат сотрудников; устойчивые, профессиональные связи; наличие начальника-организатора и работников-исполнителей; длительное время существования и т.п.). Организованной группой, по смыслу ч. 4 ст. 174 и 174.1 УК РФ, следует считать только такую группу, которая организовалась не просто в рамках хозяйствующего субъекта для достижения экономических целей, а образовался ее стабильный состав, с тесными взаимосвязями между членами и т.п. для достижения единой цели - отмывания доходов. Группа лиц в соответствии с данной нормой УК РФ будет считаться организованной не потому, что сама легализация (операции) совершалась в организованном хозяйственном коллективе, а потому, что в рамках существующего коллектива образовалась группа лиц с признаками организации исключительно для совершения преступлений, предусмотренных ст. 174, 174.1 УК РФ.
Так, некие гр-не были признаны виновными в незаконной порубке деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ) и легализации преступно добытого имущества (ст. 174 УК РФ). Организовавшись в группу, они перерабатывали незаконно добытую древесину на арендованной им пилораме в колхозе "Мир" Максатихинского района Тверской области и реализовывали пиломатериалы третьим лицам. В преступной группе имелось четкое распределение ролей: организаторы, обладавшие необходимыми навыками, исполнители, "подсобные рабочие", "экспедиторы" и даже кассиры, выплачивающие прибыль от реализации незаконно добытой древесины каждому члену. Группа действовала очень сплоченно достаточно продолжительное время. У них имелись радиостанции, необходимый автотранспорт и различные орудия преступлений. Совершению преступлений способствовало наличие разветвленной сети незаконно образованных пилорам, на которые для переработки доставлялась самовольно заготовленная древесина <9>.
--------------------------------
<9> http://www.afanasy.biz/news.php?NiD=11199amp;sub=5.

Поэтому такие признаки организованной группы, как устойчивость и организованность, должны рассматриваться вне зависимости от направленности на экономическую деятельность конкретного хозяйствующего субъекта. В частности, недопустимо относить сам факт длительного времени существования организации, осуществляющей отмывание доходов, или наличие в ней устойчивых иерархических связей к признакам преступной организованной группы, если, например, финансовая операция по легализации денежных средств или иного имущества была совершена руководством и сотрудниками такой организации в рамках и наряду с их текущей (обычной) правомерной деятельностью.
Рассмотрим признаки субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 174 и 174.1 УК РФ.
Во время действия первой редакции ст. 174 УК РФ (до 1 февраля 2002 г.) большинство авторов указывали, что легализация может быть совершена только с прямым умыслом. Исключение составил, например, П.С. Яни, допускавший наличие и косвенного умысла <10>. После того как с 1 февраля 2002 г. в ст. 174 УК РФ появилось указание на цель действий виновного, квалификация по ней стала возможна только в том случае, если виновный действовал с прямым умыслом.
--------------------------------
<10> См.: Яни П.С. Уголовная ответственность за легализацию имущества, приобретенного незаконным путем // Право и экономика. 1998. N 1. С. 78.

Прямой умысел при легализации означает, что лицо, совершая финансовые операции или сделки с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными преступным путем, осознает общественную опасность и противоправный характер своих действий, предвидит общественную опасность своих действий и желает их совершить.
Однако в юридической литературе в последнее время были высказаны точки зрения, авторы которых оспаривают распространенное в теории и практике мнение о возможности совершения преступления в сфере экономической деятельности только с прямым умыслом. Так, Л.Л. Кругликов указывает, что вопрос о форме вины относительно деяний, описанных в гл. 22 и 23 УК РФ, "небесспорен" <11>. Ю.П. Гармаев, анализируя субъективную сторону невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ), отмечает возможность наличия и косвенного умысла <12>.
--------------------------------
<11> См.: Кругликов Л.Л., Дулатбеков Н.О. Экономические преступления (вопросы дифференциации и индивидуализации ответственности и наказания). 2000. С. 77.
<12> См.: Гармаев Ю.П. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте. М.: ООО "Издательство "Юрлитинформ", 2001. С. 80.

Наличие косвенного умысла при аналогичных преступлениях предусмотрено, например, в УК Болгарии (ст. 253), УК Польши (ст. 292). УК Испании, кроме того, закрепляет ответственность при грубой неосторожности (ч. 3 ст. 301).
Однако, на наш взгляд, виновный, вкладывая "грязные" деньги, например, в недвижимость или покупая на них иностранную валюту, обязательно должен преследовать цель придания таким деньгам правомерного вида. Если же он желает защитить их, например, от инфляции или же просто считает подобный способ вложения капитала наиболее выгодным, то в его действиях признаков легализации не будет.
В ч. 1 ст. 174 УК РФ указано, что лицо, совершающее финансовую операцию или другую сделку с денежными средствами или иным имуществом, должно заведомо знать об их преступном происхождении.
"Заведомость" означает, что лицу было достоверно известно о преступном пути их приобретения другими лицами. О преступном пути приобретения виновный может узнать как от самих "приобретателей", так и догадаться, исходя из количественных и качественных характеристик предметов легализации, обстоятельств передачи ему денежных средств или иного имущества и т.п.
Этимологически слово "заведомый" означает "хорошо известный, несомненный (о чем-нибудь отрицательном)" <13> и произошло от слова "ведать" (устар.) - "знать" <14>.
--------------------------------
<13> Ожегов С.И. Указ. соч. С. 66.
<14> Там же. С. 123.

Решающее значение для понимания заведомости имеет общеотраслевая правовая презумпция знания закона, предполагающая, что "лицо знало о противоправности совершаемого им деяния, которое как общественно опасное запрещено под угрозой наказания опубликованным и действующим уголовным законом, и в силу этого оно подлежит уголовной ответственности" <15>. Презумпция означает, что факт признается существующим, пока не доказано обратное <16>.
--------------------------------
<15> Там же. С. 80.
<16> См.: Мурадьян О.М. Истина как проблема судебного права. М.: Былина, 2002. С. 43.

Л.Л. Кругликов отмечает, что действующее уголовное законодательство исходит из бесспорности знания гражданами уголовно-правовых запретов (неопровержимости презумпции) <17>. Приведенные высказывания имеют непосредственное отношение и для понимания "заведомости" при легализации.
--------------------------------
<17> См.: Кругликов Л.Л. О средствах законодательной техники в уголовном праве // Проблемы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве. Ярославль, 1996. С. 118.

Так, Федеральный закон от 7 августа 2001 г. "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" вступил в действие 1 февраля 2002 г. и был надлежащим образом опубликован. Презюмируется, что с этого момента он стал известен всем без исключения гражданам и возможные ссылки на его незнание будут несостоятельными. Указанным Законом регламентируется, какие конкретно финансовые операции или другие сделки считаются подозрительными и подлежат обязательному контролю. Поэтому презюмируется, что противоправность их совершения заведомо осознается всеми без исключения гражданами.
Пленум ВС РФ отмечает, что уголовная ответственность по ст. 174 УК РФ наступает в том случае, если лицу, совершившему финансовые операции и другие сделки, было достоверно известно, что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами преступным путем. То есть лицо должно знать, а не предполагать о преступном происхождении денежных средств или имущества, о конкретных фактах преступной деятельности по их получению.
Необходимо уяснить, насколько такое знание должно быть абсолютным, достоверным, вплоть до понимания "легализатором" способа, квалификации деяния и иных обстоятельств преступного приобретения имущества. При этом, на наш взгляд, нет необходимости, чтобы виновному были известны конкретные исполнители преступления.
Сошлемся на Конвенцию Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, согласно которой Россия должна принять такие меры, чтобы квалифицировать в качестве преступлений действия, указанные в ст. 1 Конвенции, когда преступник, в частности, "должен был предполагать, что имущество является доходом, полученным преступным путем" (п. 3a ст. 6 Конвенции).
Знание о преступном характере приобретения имущества не означает того, что лицу, легализующему преступно приобретенное имущество, должны быть достоверно известны все обстоятельства его преступного приобретения. Такой подход выработан еще в советские времена в ходе дискуссии о применении ст. 208 УК РСФСР 1960 г. (этот запрет теперь установлен ст. 175 УК РФ, предусматривающей ответственность за заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем). Так, Пленум Верховного Суда СССР, отменив Постановления Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Троянского, указал, что ст. 208 УК РСФСР не требует обязательной осведомленности виновного о том, каким именно преступным путем добыто приобретенное им имущество: важно, чтобы он осознавал, что приобретаемое имущество добыто преступным путем <18>.
--------------------------------
<18> См.: Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел: Сборник документов. М., 1987. С. 436.

В рамках рассмотрения проблем квалификации деяний, предусмотренных ст. 174, 174.1 УК РФ, по субъективным признакам важным вопросом, требующим единообразного толкования, является определение понятия "легализация (отмывание)" как цели придания законности доходам при совершении финансовых операций применительно к ст. 174 и 174.1 УК РФ.
Изучение зарубежной правовой литературы показывает, что определение отмывания денег разработано в законодательстве ряда государств. Так, основные элементы этой дефиниции содержатся в Законе США "О борьбе с "отмыванием" денег" 1986 г. В соответствии с этим нормативным актом финансовая операция рассматривается как "отмывание" денег, если лицо знает, что средства, используемые в такой операции, приносят незаконные доходы, и если это лицо осуществляет эту финансовую деятельность или:
- намеренно способствует такой незаконной деятельности;
- знает, что финансовая операция осуществляется для сокрытия или утаивания подлинного характера источника доходов, местонахождения, владения или распоряжения доходами;
- знает, что проведение операции необходимо для уклонения от выполнения требований закона, касающихся представления отчета об операции.
Перевозка, перевод, отправление платежных документов также считаются "отмыванием" денег. В Законе США указывается на то, что перевозка является преступлением, если лицо перевозит незаконно кредитно-денежный документ из одного государства в другое или:
- намеренно способствует такой незаконной деятельности;
- знает, что такой документ обеспечивает получение незаконных доходов;
- знает, что такая перевозка необходима для сокрытия или утаивания подлинного характера, местонахождения, источника доходов, владения или распоряжения ими;
- знает, что перевозка осуществляется для уклонения от выполнения требований Закона в части представления отчета об операции.
Рабочее определение отмывания денег было дано Ассамблеей Генерального Секретариата Интерпола в 1995 г. как любое действие или покушение на совершение действия, сопряженное с сокрытием или маскировкой отождествления незаконно полученных доходов с доходами из легитимных источников. В "Экономическом словаре" отмывание денег определяется как "многоступенчатый процесс превращения денежных средств, полученных преступным путем, в деньги, имеющие легитимные формы и источники их происхождения" <19>.
--------------------------------
<19> Экономический словарь / Е.Г. Багаутдинов, А.К. Большаков и др.; отв. ред. А.И. Архипов. М.: ТК "Велби"; Изд-во "Проспект", 2004. С. 93.

Содержание действий по "легализации" определено в ст. 3 Закона о легализации: это придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления. Видимо, именно это значение придавал законодатель легализации, устанавливая соответствующий уголовно-правовой запрет. Однако анализ диспозиций указанных статей УК РФ показывает, что прямое указание на необходимость придания правомерного вида отмытым доходам содержится только в ст. 174 УК РФ. Хотя в ст. 174.1 УК РФ речь и идет о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем. В этой связи следует признать, что специальная цель отмывания - легализация доходов присутствует и обязательна при квалификации деяний по ст. 174.1 УК РФ, так как без наличия указанной цели состав преступления будет отсутствовать.
В этой связи показательны результаты опроса, где половина опрошенных (51%) отметила неясность наличия специальной цели - придание правомерного вида владению в ст. 174.1 УК РФ (совершение легализации преступных доходов, приобретенных лицом в результате совершения им преступления).
Поэтому на практике нередко возникают серьезные затруднения, когда лицо совершало сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными в результате совершения им преступления. В частности, из анализа уголовных дел видно, что основаниями для привлечения к уголовной ответственности по ст. 174.1 УК РФ у следователей были различные основные преступления. Можно сделать вывод, что существующая на сегодняшнее время судебно-следственная практика позволяет привлекать к уголовной ответственности по ст. 174.1 УК РФ всех лиц, совершивших основное преступление, связанное с приобретением денежных средств или иного имущества, и любым способом им распорядившихся.
Зачастую при доказывании виновности обвиняемого следователи уделяют внимание лишь фиксации самого факта совершения действий, составляющих объективную сторону ст. 174 и 174.1 УК РФ, без конкретизации обстоятельств, свидетельствующих о намерении придать легальный статус денежным средствам или иному имуществу <20>.
--------------------------------
<20> См.: Расследование преступлений в сфере экономики: Сборник методических рекомендаций. С. 67.

Именно таким путем идут следователи, признавая легализацией покупку на денежные средства, приобретенные преступным путем, автомобилей, квартир и т.п. при фактическом отсутствии действий по отмыванию <21>.
--------------------------------
<21> Там же. С. 61.

Так, многие практические работники под субъектом легализации понимают лиц, совершивших операции с имуществом, приобретенным преступным путем, но использовавших его для удовлетворения личных или хозяйственных потребностей.
Подобная трактовка диспозиции ст. 174 УК и определение субъекта преступления привели на первых порах к ошибочной практике - более 90% уголовных дел за 1997 - 1998 гг. было квалифицировано неверно.
Например, в Тюменской области в 1998 г. было зарегистрировано 89 преступлений, предусмотренных ст. 174 УК, из них 86 было прекращено по ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР (за отсутствием в деянии состава преступления) <22>.
--------------------------------
<22> См.: Истомин А.Ф. Уголовная ответственность за легализацию незаконных доходов // Журнал российского права. 2002. N 3. С. 23.

Представим пример. Гр-н П. "__" мая 2005 г., встретившись с М., заключил с ним в устной форме договор займа денежных средств в размере 1500 руб., после чего он (П.) в тот же день получил от М. денежные средства согласно заключенному в устной форме договору займа.
Имея умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств, П. приобрел у неустановленного лица наркотическое средство, потом он (П.) пошел в подъезд, разделил дозу, часть оставив себе. "__" мая 2005 г. П. незаконно сбыл Б. наркотическое средство, при этом П. от незаконного сбыта данного наркотического средства получил от Б. денежные средства в размере 1500 руб.
После того как П. получил данные денежные средства в результате совершения им преступления - незаконного сбыта наркотических средств, П. в тот же день непосредственно сразу после совершения им незаконного сбыта наркотического средства передал гр-ну М. 1500 руб. в счет погашения долга по договору займа, заключенному с ним "__" мая 2005 г. в устной форме.
Или другие примеры. В Тамбовской области некто Г. сдал на приемный пункт за наличный расчет ворованную свеклу, за что и был задержан. Вырученные деньги были потрачены на текущие нужды, а факт реализации свеклы был квалифицирован как легализация.
В Волгограде двое лиц, злоупотребляющих алкоголем, похищали продукты из сараев местных жителей, а часть украденного сбывали. Им была инкриминирована ст. 174.1 УК РФ.
Что примечательно, во всех указанных случаях суд сбыт наркотиков назвал сбытом, кражу кражей, а в части легализации "грязных" денег подсудимых оправдал.
Так, Ворошиловским районным судом г. Ростова-на-Дону был оправдан за отсутствием состава преступления по ч. 1 ст. 174 УК РФ гр-н Г., продавший похищенный в результате совершенного им разбойного нападения магнитофон продавцу торгового павильона, заявив при этом, что магнитофон принадлежит ему лично.
Судьи совершенно справедливо посчитали, что в указанных в обвинительном заключении действиях лиц отсутствовали признаки легализации денежных средств, так как они их не легализовали (отмывали), придавая именно этим денежным средствам статус правомерного владения, а распорядились денежными средствами по их прямому предназначению - потратили, возвратили долг.
Вместе с тем и в Постановлении Пленума ВС РФ нет четких рекомендаций судам по этому поводу. В нем говорится, что доказывание цели придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению преступно полученными денежными средствами или иным имуществом относится только к ст. 174 УК РФ.
Из данных опроса наркополицейских стало известно, что в подобных первому случаях действия лиц они квалифицируют как преступления, предусмотренные ст. 174.1 УК РФ, например, когда наркодилер, получив деньги от сбытого наркотика, приобретал на них пачку сигарет.
Приведем еще один пример. Верховным судом Бурятии осуждены лица, входившие в таджикскую группировку, занимавшуюся продажей наркотиков, деньги от сбыта которых они легализовывали. В частности, на полученные от продажи наркотиков деньги гр-н Я. и его сожительница купили автомобиль ВАЗ-21061, двухкомнатную квартиру, ювелирные изделия, телерадиотехнику, мебель, часть обменяли на иностранную валюту <23>.
--------------------------------
<23> http://www.infpol.ru/16012002/nark.html.

Следует признать порочной практику некоторых органов предварительного следствия, которые исходят из того, что лицо, в каждом без исключения случае добывшее деньги или иное имущество посредством совершения хищения в различных формах (ст. 158 - 162 УК РФ), а затем сбывшее похищенное, наряду с хищением несет ответственность по ст. 174 УК РФ.
Так, судья Кыштымского городского суда Челябинской области оправдал У. в части предъявленного ему обвинения по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления. Неправильно были квалифицированы следователем действия У., который незаконно четыре раза проникал в помещения бань на садовых участках и совершал кражи баков, а затем их продавал. Суд признал данные действия как распоряжение по своему умыслу.
Ведь преступник приобретает чужое имущество всегда с одним и тем же побуждением - корыстью. Корысть в практике судебных органов означает желание получить не столько личную выгоду, сколько возможность распорядиться имуществом как своим собственным.
Поэтому простое распоряжение преступно приобретенными денежными средствами или иным имуществом - это и есть цель корыстного преступления. Вор похищает деньги для того, чтобы их потратить; чтобы обогатиться, обманывает жертв мошенник и т.п. То есть подобные действия полностью охватываются соответствующими статьями гл. 21 УК РФ о преступлениях против собственности и не требуют дополнительной квалификации в качестве экономического преступления.
Поэтому сам факт совершения финансовой операции или иной сделки либо использование приобретенных от преступления доходов в предпринимательской или иной экономической деятельности не должны считаться легализацией, если при этом отсутствует признак "придания правомерного вида" полученным доходам. Суть легализации для преступника заключается в том, чтобы предпринять все усилия, направленные на затруднение выявления преступного происхождения денежных средств или иного имущества (доходов) и создание для себя или иных лиц таких условий владения, пользования или распоряжения ими, которые позволяют считать эти доходы полученными правомерным путем.
В отличие от ст. 174.1 УК РФ в диспозиции ст. 174 УК РФ указывается, что ответственность за легализацию преступно приобретенного имущества, денежных средств другими лицами наступает, когда осуществление финансовых операций и сделок совершается "в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом".
Такое положение следует признать недостатком конструкции данного состава преступления, и в первую очередь потому, что такие деяния без приведенной выше цели назвать отмыванием в смысле Закона о легализации доходов нельзя.
Таким образом, подводя итог анализу правил квалификации субъективных признаков состава легализации доходов, приобретенных преступным путем, полагаем возможным сформулировать следующие выводы:
1. Организованной группой по смыслу ч. 4 ст. 174 и 174.1 УК РФ предлагается считать только такую группу, которая сорганизовалась не просто в рамках хозяйствующего субъекта для достижения экономических целей, а образовался ее стабильный состав, с тесными взаимосвязями между членами и т.п. для достижения единой цели - отмывания доходов. Группа лиц в соответствии с данной нормой УК РФ будет считаться организованной не потому, что сама легализация (операции) совершалась в организованном хозяйственном коллективе, а потому, что в рамках существующего коллектива образовалась группа лиц с признаками организации исключительно для совершения преступлений, предусмотренных ст. 174, 174.1 УК РФ.
2. Признак субъективной стороны легализации (отмывания) доходов - "заведомость" означает, что лицу, совершившему финансовые операции, было достоверно известно (оно должно знать, а не предполагать), что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами преступным путем. Лицу, легализующему преступно приобретенные доходы, не должны быть достоверно известны все обстоятельства его преступного приобретения. Так, нет необходимости, чтобы виновный знал конкретных исполнителей преступления, не требуется обязательной осведомленности виновного о том, каким именно преступным путем добыто приобретенное имущество: важно, чтобы он осознавал, что приобретаемое имущество добыто преступным путем.
3. Сам факт совершения финансовой операции или иной сделки либо использование приобретенных от преступления доходов в предпринимательской или иной экономической деятельности не должно считаться легализацией, если при этом отсутствует признак "придания правомерного вида" приобретенным доходам. Суть легализации для преступника заключается в том, чтобы предпринять все усилия, направленные на затруднение выявления преступного происхождения денежных средств или иного имущества (доходов) и создание для себя или иных лиц таких условий сокрытия подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, прав на имущество или его принадлежность, которые позволяют считать эти доходы полученными правомерным путем. Доказывание такой специальной цели относится не только к ст. 174, но и к ст. 174.1 УК РФ.

<< | >>
Источник: Букарев В.Б., Трунцевский Ю.В., Шулепов Н.А.. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) доходов, приобретенных преступным путем. – М.: Издательская группа «Юрист»,2007. – 144 с.. 2007

Еще по теме Глава 3.4. КВАЛИФИКАЦИЯ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ:

  1. 4. Предотвращение легализации (отмывания) доходов, полученных незаконным путем
  2. О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем"
  3. ГЛАВА II. Предупреждение легализации ("отмывания") доходов, полученных незаконным путем
  4. ГЛАВА III. Компетенция государственных органов по противодействию легализации ("отмыванию") доходов, полученных незаконным путем
  5. Статья 15. Ответственность за нарушение правил, установленных в целях противодействия легализации ("отмыванию") доходов, полученных незаконным путем
  6. Букарев В.Б., Трунцевский Ю.В., Шулепов Н.А.. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) доходов, приобретенных преступным путем. – М.: Издательская группа «Юрист»,2007. – 144 с., 2007
  7. Раздел 1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  8. Глава 1.1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ МЕР ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  9. Глава 1.2. ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ КАК ОСНОВАНИЕ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  10. Раздел 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ, МЕЖДУНАРОДНЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  11. Глава 2.1. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  12. Глава 2.2. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  13. Глава 2.3. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  14. Глава 3.1. ОБЪЕКТ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  15. Глава 3.2. ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  16. Глава 3.3. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРИЗНАКОВ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ СОСТАВА ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  17. Глава 3.4. КВАЛИФИКАЦИЯ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  18. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -