<<
>>

§ 2. Методологические проблемы определения понятия «экологическое преступление»

Обеспечение экологической безопасности населения России и охрана окружающей природной среды являются важнейшими задачами современного уголовного права. Однако существующая уголовно-правовая практика применения действующих статей Уголовного кодекса недостаточно эффективна.

К числу причин, негативно влияющих на ситуацию в данной области, многие специалисты относят и неоднозначность интерпретаций самого понятия «экологическое преступление». Не характерно для законодательного понятия и то, что экологическое преступление как понятие появляется впервые в экологическом, а не в уголовном праве (ст. 85 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды»1). Кроме того, оно существенно отличается от других таких определений в проектах УК России и в других источниках2.

1              См.: Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 10. Ст. 457.

2              См.: Колбасов О.С. Терминологические блуждания в экологии // Государство и право. 1999. № 17.

С. 27.

ъ См.: Дмитриев О.В. Экологические преступления // Специфика правового регулирования социально-экономических отношений. Омск, 1997. №11. С. 102-107.

4 См.: Романова НЛ. Понятие и система экологических преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2000. С. 13.

Некоторые авторы обоснованно полагают, что понятие «экологические преступления» не может считаться в полной мере уголовно-правовым3. Трудно не согласиться и с тем, что четкое закрепление данного понятия в одной из статей Уголовного кодекса имело бы огромное значение для установления круга деяний, признаваемых уголовным законом экологическими преступлениями, позволило бы усовершенствовать их систему, а в конечном счете и практику их применения4. Но пока такой возможности у юристов нет.

К тому же абсолютно все предусмотреть нельзя ни в одном законе.

Считается, что в нашей стране первым понятие «экологическое преступление» употребил О.С. Колбасов в 1972 г., хотя оно и не было им достаточно четко определено1. В теории российского уголовного права понятие «экологическое преступление» начинает применяться лишь с начала 80-х гг. как аналог понятия «преступления в области охраны природы» . Более четкое определение приводится лишь в 1992 г. в опубликованном проекте УК РФ, где под экологическим преступлением понимается «предусмотренное настоящей главой общественно опасное деяние, посягающее на установленный специальным законом режим использования природных ресурсов, охраны окружающей среды, обеспечение экологической безопасности и причиняющее вред окружающей среде или здоровью человека либо создающее реальную угрозу такого причинения»3.

За последние годы было опубликовано достаточно много научных работ и защищено большое количество диссертаций, авторы которых в той или иной степени затрагивают рассматриваемую проблему4. Отчетливо проявляется стремление авторов к выявлению единых критериев и подходов к решению проблемы дефиниции. Однако в целом говорить о том, что эта проблема исчерпана, преждевременно.

1 См., например: Колбасов О.С. Право окружающей среды в СССР и Великобритании. М., 1988. С. 5; Дмитриев О.В. Экологические преступления // Специфика правового регулирования социально-экономических отношений. Омск, 1997. № 11. С.102-107 и др.

2См.: Плешаков А.М. Уголовно-правовая борьба с экологическими преступлениями (теоретические и криминологические аспекты): Дис. ... докт. юрид. наук. M., 1994. С. 22.

3              Новый уголовный кодекс // Известия. 1992. Спец. выпуск.

4              См., например: Бринчук М.М. О формировании экологического законодательства и юридическом экологическом образовании в России // Экологическое право России: Сб. матер, научн.-практ. конф. 1996-1998 гг. М., 1999; Плотникова Т.В. Проблемы развития российского законодательства на современном этапе.

M., 2000; Романова HJT. Указ. работа; Шемшученко Ю.С., Мунтян ВЛ., Розовский Б.Г. Юридическая ответственность в области охраны окружающей среды. Киев, 1978; Эффективность юридической ответственности в охране окружающей среды. M., 1985 и др.

5              См., например: Словарь международного права. М., 1982; Большой словарь официальных юридических терминов / Сост. Ю.И. Фединский. M., 2001; Новый англо-русский юридический словарь / Сост. Ю.Ф. Бе-резовенко, СИ. Березовенко, Д.М. Чернобай, И.С. Яценко. Киев, 1993; Новый русско-английский юридический словарь /Сост. И.И. Борисенко, B.B. Саенко. М., 2002; Новый большой англо-русский словарь. В 3 т. / Под общ. ред. Ю.Д. Апресяна, Э.М. Медниковой. M., 2000; A Concise dictionary of law. Oxford university press. 1984 и др.

До сих пор во многих отечественных юридических словарях и энциклопедиях отсутствует понятие «экологическое преступление»5. Лишь в некоторых компендиумах, изданных после 2000 г., приводятся дефиниции, которые к тому же часто противоречат либо исключают друг друга. Так, если в одном юридическом энциклопедическом словаре утверждается, что «экологическое преступление в уголовном праве РФ - преступление, посягающее на здоровую окружающую среду и ее отдельные элементы (объекты)»1, то в другом уже говорится, что «преступления экологические - группа преступлений, посягающих на окружающую среду и ее компоненты, экологическую безопасность населения и территорий, экологический правопорядок»2.

Анализируя складывающуюся ситуацию по вопросу о дефиниции, О.В. Дмитриев выделяет две крайности, существующие сегодня в подходах к формулировке понятия экологических преступлений: первая - отрицание экологических преступлений как самостоятельной группы общественно опасных деяний и вторая - объединение в одну главу всех преступлений, имеющих какое-то отношение к отрицательному воздействию на природу. Следует признать обоснованным его утверждение, что оба эти варианта неприемлемы, так как в одном случае не существует экологического преступления вообще ввиду отсутствия соответствующего объекта, а в другом - этот объект «поглощает» иные объекты уголовных правонарушений3.

1              Большой юридический энциклопедический словарь / Под ред. А.Б. Барихина. М., 2003. С. 699.

2              Юридический энциклопедический словарь / Под ред. О.Е. Кутафина. М., 2002. С. 410.

3              См.: Дмитриев О.В. Указ. работа. С. 103-104.

Аналогичные разночтения понятий, соответствующих закрепленному в уголовном праве России термину «экологическое преступление», проявляются и в зарубежной юридической литературе. Во многих странах Запада само понятие «экологическое преступление» (ecological crime) используется редко. В англоязычных странах его аналогами выступают такие понятия, как «environmental сгіте» («преступление против окружающей среды»), «сгіте against wild nature» (дословно «преступление против дикой природы») и др. Следует учитывать и то обстоятельство, что понятие «окружающая среда» в США и других странах Запада рассматривается значительно шире, чем просто «окружающая природная среда» в нашем понимании, и, как ни странно, может вообще не ассоциироваться с природной средой. Так, слово «environment» чаще переводится как «окружение», как «все условия, окружающие и влияющие на развитие организма» или как «вместе взятые физические, экономические, культурные, эстетические и социальные обстоятельства и факторы, которые окружают и воздействуют на состояние и ценность собственности и которые также влияют на качество человеческой жизни»1.

Обычно в современной юридической литературе выделяют только две принципиально различные позиции к проблеме дефиниции, основанные на разном понимании специфики объекта экологических преступлений. «Одни авторы определяют его (объект- М.В.) как общественные отношения, направленные на охрану природы, обычно при этом они выделяют природные (материальные, физические) объекты как предметы преступления (посягательства). Другие авторы называют объектом экологических преступлений саму природу и ее материальные блага, а общественные отношения в сфере их охраны («экологиче-ский правопорядок») считают предметом данной группы преступлений» .

Однако более углубленный анализ существующих в отечественной юридической литературе подходов к проблеме дефиниции позволяет утверждать о наличии, как минимум трех различных концептуальных позиций. Согласно первому подходу (условно назовем его натуралистическим) объектом экологических преступлений выступает окружающая природная среда, ее элементы (объекты). По-видимому, сторонники такого подхода руководствуются сугубо экономическими соображениями, которые, очевидно, обусловлены «исторически» (как было отмечено ранее, первоначально экологические преступления чаще всего отождествлялись с «преступлениями против окружающей среды»).

1              См. например.: Blacks law dictionary. With pronunciations. Sixth Edition. St Paul, Minn., 1990. P. 534.

2              См.: Столяров В.Б. Уголовно-правовой анализ экологических преступлений // Экологическое право. 2001. №1.С. 10.

Типичными для иллюстрации данной концепции можно считать следующие определения:

«Экологическое преступление в целом можно охарактеризовать как деяние, совершенное с намерением причинить вред окружающей природной среде»1.

«Экологическое преступление в уголовном праве РФ - преступление, посягающее на здоровую окружающую среду и ее отдельные элементы (объекты)»2.

Весьма показательно, что на смену поначалу доминирующего в юридической литературе «натуралистического» подхода приходят определения «второй волны», в которых акцент уголовно-правовой значимости экологических посягательств смещается с чисто природных объектов на более сложные («комбинированные») объекты. В такого рода определениях видовой объект экологических преступлений помимо природы (материальных объектов) может сочетать в себе в самых различных комбинациях и такие компоненты, как общественная безопасность, экологический правопорядок, охрана окружающей природной среды, вред здоровью человека и т.п. Типичным для «комбинированного» подхода можно считать определение, согласно которому «экологическим преступлением следует считать виновное противоправное общественно опасное деяние, посягающее на установленный в РФ общественный правопорядок, экологическую безопасность общества и причиняющее вред окружающей природной среде» .

Иллюстрацией разнообразия возможных вариантов могут служить следующие определения:

1              Ляпунов Ю.И. Уголовно-правовая охрана природы органами внутренних дел. М., 1974. С. 17.

2              Большой юридический энциклопедический словарь. M., 2003. С. 699.

3              Петров В.В. Экологическое преступление: понятие и составы // Государство и право. 1993. № 8. С. 88-89.

4              Новый уголовный кодекс // Известия. 1992. Спец. выпуск.

1. «Экологическим преступлением признается предусмотренное настоящей главой общественно опасное деяние, посягающее на установленный специальным законом режим использования природных ресурсов, охраны окружающей среды, обеспечение экологической безопасности и причиняющее вред окружающей среде или здоровью человека либо создающее реальную угрозу такого причинения»4.

зо

«Преступления экологические - группа преступлений, посягающих на окружающую среду и ее компоненты, экологическую безопасность населения и территорий, экологический правопорядок»1.

«Экологическое преступление - общественно опасное, виновное, противоправное, причиняющее вред окружающей природной среде или здоровью деяние, запрещенное и наказуемое в соответствии с уголовным законом, посягающее на общественные отношения по охране окружающей человека природной среды и рациональному использованию природных ресурсов, включая обеспечение экологической безопасности личности, населения, общества, нации и устойчивого развития государства»2.

«Экологическими преступлениями являются виновные, общественно опасные, предусмотренные уголовным законом деяния, посягающие на конституционное право каждого человека на благоприятную окружающую среду и причиняющие вред природной среде (содержащие реальную угрозу его причинения)»3.

«Экологическое преступление - это наказуемое по уголовному закону общественно опасное деяние, посягающее на экологическую безопасность и экологический правопорядок и причинившее существенный вред природной среде или создавшее угрозу его наступления»4.

1              Юридический энциклопедический словарь / Под. ред. О.Е. Кутафина. M., 2002. С. 410.

2              См.: Яковлев СИ. Вред, причиняемый экологическими правонарушениями, и его возмещение: Авто-

реф. дис. ...канд. юрид. наук. М., 1999. С.14              ,

3              Экологическое право России: Курс лекций / Под ред. А.П. Анисимова. M., 2003. С.123.

4              Виноградова Е.В. Преступления против экологической безопасности: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Н. Новгород, 2002. С. 17.

По всей видимости, приведенные выше варианты дефиниций иллюстрируют примеры тактики «вынужденного» компромисса, посредством которого авторы пытаются хоть в какой-то степени нивелировать недоработки и противоречия, содержащиеся в современном российском уголовном законодательстве. В такого рода определениях объект рассматривается авторами как некий (часто искусственно сконструированный) комплекс объектов, объединенных единой целью - общностью способов обеспечения их правовой защиты. Но сегодня более чем очевидно, что понятие «природа» не может подходить для определения объекта экологических преступлений даже в качестве компонента «комплексного» объекта. Подобный подход во многом противоречит устоявшимся традициям в российском уголовном праве, что и делает его объектом критики с разных сторон.

Третий подход (условно назовем его «социальным») в качестве объекта экологических преступлений выделяет определенные разновидности общественных отношений, которые выполняют относительно устойчивые функции по обеспечению необходимых экологических условий для существования и развития общества. Он представляется более предпочтительным и перспективным, хотя и не обеспечивает достаточного сближения позиций по обсуждаемому вопросу. Типичными примерами подобных дефиниций могут служить следующие варианты определений:

1.              «Экологическими преступлениями являются общественно опасные,

предусмотренные уголовным законом, виновные, наказуемые деяния, пося-

гающие на общественные отношения по сохранению качественно благоприят-

ной природной среды, рациональному использованию ее ресурсов и обеспече-

нию экологической безопасности населения»1.

2.              «Экологическое преступление — это:

а)              общественно опасное, виновное, смешанно-противоправное деяние

(действие или бездействие);

б)              посягающее на общественные отношения по поводу конституционно-

го права каждого человека на благоприятную окружающую природную среду;

в)              причиняющее ей существенный экологический ущерб;

1              Желваков Э.Н. Экологические преступления: понятие, виды, проблемы ответственности: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1991. С. 197.

2              Плешаков А.М. Уголовно-правовая борьба с экологическими преступлениями (теоретические и прикладные аспекты): Дис.... докт. юрид. наук. М., 1994. С. 92.

г)              выражающееся в загрязнении, завладении, уничтожении или повреж-

дении природных компонентов»2.

«Экологическое преступление - это виновно совершенное общественно опасное деяние (действие или бездействие), причиняющее существенный вред охраняемым уголовным законом комплексным общественным отношениям по обеспечению экологической безопасности населения, рациональному использованию природных ресурсов и защите особо охраняемых природных территорий и иных важных природных объектов»1.

«Экологическими преступлениями являются виновно совершенные общественно опасные, запрещенные уголовным законом деяния (действия или бездействия), посягающие на общественные отношения по сохранению экологически безопасной и благоприятной для жизнедеятельности природной среды

•у

и сбережению ее ресурсов» .

Курченко В.Д. Проблемы применения норм о преступлениях против экологической безопасности населения: Дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. С. 83.

2              Столяров В.Б. Общий уголовно-правовой анализ экологических преступлений // Экологическое право. 2001. № 1.С. 9.

3              Российское уголовное право. В 2 т. Т. 2. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2001. С. 510 —

511.

4              Романова НЛ. Понятие и система экологических преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2002. С. 184.

«Экологическими преступлениями называются общественно опасные виновные, предусмотренные уголовным законом, наказуемые деяния, посягающие на общественные отношения по сохранению качественно благоприятной окружающей природной среды, рациональному использованию ее ресурсов и обеспечению экологической безопасности населения» .

«Экологическими преступлениями называются предусмотренные настоящей главой общественно опасные деяния (действие или бездействие), посягающие на экологический правопорядок посредством причинения вреда общественным отношениям в сфере сохранения, восстановления и рационального использования природы и ее компонентов»4.

«Экологическое преступление - это предусмотренное уголовным законом общественно опасное виновное деяние, посягающее на общественные отношения, обеспечивающие сохранение для нормальной жизнедеятельности человека благоприятной природной среды, рациональное использование ее ресурсов и экологической безопасности населения»1.

Как видно из приведенных выше примеров, такого рода дефиниции совпадают в главном: в выделении общего объекта преступлений - общественных отношений, но существенно расходятся в вариантах фиксации его видообра-зующих признаков. К наиболее распространенным недостаткам многих из перечисленных вариантов «социальных» определений следует отнести чрезмерную «насыщенность» их содержания, возникающую из-за стремления авторов как можно более полно перечислить характеристики всех общественных отношений, подпадающих под защиту уголовно-правовых норм гл. 26 УК РФ, предусматривающих уголовную ответственность за экологические преступления.

Для сравнения отечественных и зарубежных подходов к решению данной проблемы приведем позицию М. Клиффорд, которая на основе анализа существующих в США различий в подходах к дефиниции выделяет две основных разновидности определений экологических преступлений.

Философское определение: «Экологическое преступление - это деяние, совершенное с намерением причинить вред либо которое может потенциально причинить вред экологическим и/или биологическим системам с целью извлечения предпринимательской либо личной выгоды».

Юридическое (практическое) определение: «Экологическое преступление - это любое деяние, нарушающее закон об охране природы»2.

1              Чураков Д.Б., Чучаев А.И. Экологические преступления в уголовном праве России. Ульяновск, 2002.

С.З.

2              Clifford М. Environmental Crime: Enforcement, Policy, and Social Responcibility. Gaithersburg, 1998. P.26.

При анализе первого («философского») варианта в дефиниции можно усмотреть определенную юридическую некорректность в смешении признаков субъективной и объективной стороны преступления («деяние, совершенное с намерением причинить вред» и «деяние, которое может... причинить вред»). Включение же в данное определение критерия цели представляется еще более спорным: как тогда следует оценивать, к примеру, намеренное причинение вреда природе с целью сокрытия иного преступления?

За краткость, четкость и изящество формулировки второе («юридическое») определение следовало бы назвать «формулой Клиффорд». Реальную силу действия «формулы Клиффорд» можно проиллюстрировать следующим примером. В 1973 г. Конгресс США принял «Акт о находящихся под угрозой исчезновения видах». В то время группа экологов боролась против сооружения дамб в долине реки Тенесси, в которой обитала маленькая рыбка «snail darter», более не живущая нигде. Несмотря на то, что на строительство плотины было уже затрачено сотни миллионов долларов, Верховный суд США пришел к выводу о необходимости прекращения строительства дамбы. Комментируя позицию Верховного Суда по судебному процессу «TVA против Хилли», его глава Уоррен Бергер от имени большинства судей заявил, что когда текст закона ясен, Верховный суд не имеет права отказываться применять его только потому, что это приведет к нелепым результатам1. Но по отношению к российской реальности «формулу Клиффорд», напротив, можно будет отнести к разряду «недействующих»: она будет признана еще менее прагматичной, чем ее же «философский» вариант определения.

1              См. более подробно: Моисеев СВ. Философия права. Новосибирск, 2003. С. 70-71.

2              Плешаков А.М. Уголовно-правовая борьба с экологическими преступлениями (теоретические и прикладные аспекты исследования): Дис.... докт. юрид. наук. М., 1994. С. 82.

В отечественной литературе в рамках социального подхода все более четко обозначаются контуры нового, более перспективного «социально-экологического» направления. В 1994 г. A.M. Плешаков одним из первых предложил рассматривать в качестве объекта экологических преступлений «общественные (экологические) отношения, обеспечивающие условия для оптимальной (курсив наш. - М.В.) жизнедеятельности человека и общества во взаимосвязи со средой обитания», понимая их в основном как отношения «по поводу права на благоприятную (курсив наш. - М.В.) среду»2. Но при таком подходе фиксируется необходимость уголовно-правовой защиты лишь отношений, обеспечивающих условия для «оптимальной жизнедеятельности», тогда как в современной России более трети населения проживает в экологически неблагоприятных условиях1. Можно ли тогда утверждать, что общественные отношения, не обеспечивающие условия для оптимальной жизнедеятельности человека и общества, не должны охраняться законом? Противоречие между декларируемой нормой и реальностью можно усмотреть и в некоторых других аспектах выделенных автором «отношений по поводу права на благоприятную среду».

Э. Геккель, вводя в 1866 г. термин «экология», вероятно, не мог и предположить, какие осложнения возникнут в научной терминологии по поводу применения многих производных от этого термина понятий. К числу наиболее спорных и неоднозначно интерпретируемых различными авторами понятий, несомненно, относится понятие «экологические отношения».

1              См., например: Лопашенко Н.А. Экологические преступления: Комментарий к главе 26 УК РФ. СПб., 2002. С. 7.

2              См.: Плешаков А.М. Указ. работа. С.51.

3              БринчукМ.М. Экологическое право. М., 1999. С. 70.

4              Голиченков А.К. Концепция Экологического кодекса Российской Федерации: основные положения // Современное экологическое право в России и за рубежом. М., 2001. С. 25.

Вероятно, с учетом исторически сложившейся акцессорное™ уголовного права2 многие юристы первоначально рассматривали «экологические отношения» сквозь призму экологического права, т.е. как относительно «обособленную группу общественных отношений, регулируемую совокупностью норм экологического права»3. Сегодня «экологические общественные отношения» чаще понимаются в более широком смысле, т.е. как «отношения между людьми по охране окружающей природной среды, использованию и охране природных ресурсов, обеспечению экологической безопасности человека и иных объектов от вредного воздействия неблагоприятных факторов окружающей природной среды»4. Однако и данный вариант нельзя признать безукоризненным: во-первых, «неблагоприятные» факторы в окружающей природной среде возникают чаще всего по вине самого человека; во-вторых, было бы странно ожидать от «неблагоприятных факторов» «невредных» воздействий. Поэтому более рациональной представляется позиция Э.Н. Жевлакова, утверждающего, что экологические отношения могут рассматриваться как с позиций связей, урегулированных правом, так и с позиций «обычных» социальных связей. Отношение человека к природе существует только в рамках этих общественных отношений; в них, как и в любом другом отношении, взаимодействие субъектов экологических отношений отражает внутреннее содержание этих отношений, их основные свойства, сущность1.

1              Жевлаков Э.Н. Экологические преступления: понятие, виды, проблемы ответственности: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1991. С. 72.

2              Там же. С. 84.

3              Более подробно аргументы сторонников и противников данной позиции будут рассмотрены во второй главе исследования.

Э.Н. Жевлаков справедливо утверждает, что содержание природоохранительного интереса в обществе шире, чем просто защита от «неблагоприятных» факторов, так как его стержнем является стремление общества к сохранению благоприятных естественных природных условий как источника всего живого. Он также призывает различать отношения общества к природе (отношения с природой) и отношения в обществе по поводу охраны природы и рациональному использованию ее ресурсов. Первые Э.Н. Жевлаков относит к категории материальных отношений, вторые - к явлению общественному, социальному, отмечая, что только они могут выступать в качестве объекта преступного посяга-тельства в сфере охраны природы . С этим утверждением можно было бы полностью согласиться, если бы автор не включал в объект экологических преступлений наряду с отношениями по охране природной среды и отношения по рациональному использованию природных ресурсов. Такой же позиции придерживаются и другие исследователи, не разделяющие мнение о том, что задача уголовно-правовой охраны природы уже включает правовое регулирование природопользования . Однако более обоснованными представляются мнения о том, что цель уголовно-правовой защиты природы уже предполагает задачу решения правового регулирования вопросов, связанных с проблемами природопользования. Поэтому нецелесообразно фиксировать в уголовном праве «дублирующие» друг друга по сути нормы. К тому же практика борьбы против экологической преступности свидетельствует, что эффективность применения уголовно-правового законодательства в сфере экологии наблюдается лишь тогда, когда проявляется политическая воля законодателя: ясно обозначаются цели, четко определяются приоритеты, ставятся конкретные задачи, нормы формулируются более корректно и непротиворечиво. Следует заметить по этому поводу, что корректность самого применения понятия «рациональность» по отношению к природопользованию вызывает все большее сомнение у специалистов. В целом же Э.Н. Жевлаков совершенно прав, отмечая, что «уголовное право призвано охранять экологические отношения, урегулированные другими отраслями права»1.

Человек не может существовать, не взаимодействуя с окружающей природной средой, и это взаимодействие всегда будет наносить ощутимый ущерб природе (только для обеспечения одного человека всем необходимым в год требуется вывести из естественного состояния и переработать более миллиона кубических метров воды, воздуха, огромное количество других природных веществ). Именно поэтому сегодня все более «актуализируется идея, что охранять нужно не саму природу в качестве самоценности, а особого рода отношения между человеком и природой, которые определяют и структуру взаимоотношений людей в обществе»2.

Рассмотренные причины эволюции подходов к проблемам дефиниции «юридическо-экологических» терминов свидетельствуют о поэтапном отказе юристов от признания сначала природы, а затем и отношений между человеком и природой в качестве объекта экологических преступлений. Все большее число специалистов пытаются избежать недостатков прежней «экоцентрической» парадигмы, основанной на представлениях о том, что природа и человек противостоят друг другу, и стараются преодолеть отмеченный дуализм, выстраивая новую модель взаимоотношения человека с природой3.

1              Там же. С. 75.

2              Курумисава Й. Защита окружающей среды и общество // Современное экологическое право в России и за рубежом. М., 2001. С. 47.

3              См.: Курумисава Й. Указ. работа. С. 47-48.

Такая эволюция взглядов во многом отражает особенности выделенных В.В. Петровым трех этапов в развитии правовой экологии: природно-ресурсового, природно-охранительного и социально-экологического1. Если в дефинициях «природно-ресурсового» этапа прослеживалась доминанта «потребительского» отношения к окружающей природной среде, а природно-охрани-тельный нацеливал на выявление сфер противостояния общества и природы, то последующие этапы характеризуют усиление тенденций к поиску более рациональных и конструктивных путей решения современных проблем экологии.

Неопределенность, сложившаяся в ситуации с дефиницией экологических преступлений, проявляет себя и в сфере образования. Авторы ряда учебных пособий для юридических вузов в разделах, посвященных изучению «уголовной ответственности за экологические преступления», вообще не приводят формулировок данного понятия2, видимо, полагая, что если юристы не могут прийти к единому мнению по данному поводу, то студенту остается самому разобраться в этом сложном вопросе. В качестве своеобразной «шпаргалки» (основания для подобных размышлений) М.М. Бринчук, к примеру, предлагает вариант дефиниции правонарушения: «экологическое правонарушение - это противоправное, как правило, виновное деяние (действие или бездействие), совершаемое право-, дееспособным субъектом, причиняющее или несущее реальную угрозу причинения экологического вреда либо нарушающее иные права и законные интересы субъектов экологического права»3, приплюсовывая к сказанному перечень составов экологических преступлений, выделенных в гл. 26 УК РФ4.

См.: Петров В.В. Правовая экология и экологическое право // Вопросы социоэкологии. Львов, 1987.

С. 134.

2              См., например: Бринчук М.М. Экологическое право. М., 1999. С. 237-241.

3              Там же. С. 230.

4              Там же. С. 238.

Негативные стороны неопределенности с дефиницией проявляются и при сопоставлении существующих «юридических» определений с «неюридическими». К примеру, один из ведущих специалистов в области экологии предлагает в словаре-справочнике по природопользованию следующую формулировку: «Преступление (преступность) экологическое (ая) - преднамеренное злостное нарушение окружающей человека природной среды, противоречащее национальным (государственным) законам или международным соглашениям»', из чего, в частности, следует, что непреднамеренное уничтожение природной среды не подлежит уголовному преследованию. Интересно также узнать, сколько именно раз следует продемонстрировать свое «злостное» отношение к природе, чтобы оно было признано преступным. Неясно также, как можно, злостно нарушая окружающую среду, умудряться иногда не противоречить национальным интересам (законам).

Обычно преступления, посягающие на один и тот же родовой объект, выделяются Уголовным кодексом РФ в единую группу однородных преступлений, и в их дефинициях фиксируются признаки однородности (или близости) общественных отношений, нарушаемых тем или иным видом преступных посягательств, причем в качестве таких критериев-признаков могут выступать различные элементы охраняемого законом общественного отношения: субъекты или предметы отношения, содержание или особенность социальной связи2. Как было показано выше, термин «природная среда» не отражает специфику объекта экологических преступлений и больше имеет отношение к предмету преступлений, чем к их объекту. Но и понятие «общественные отношения» слишком широко и абстрактно, чтобы адекватно характеризовать специфику объекта преступных экологических правонарушений. По-видимому, рассмотрение именно социально-экологического уровня отношений позволит более объективно решать проблему объекта экологических преступлений и, соответственно, проблему их дефиниции.

<< | >>
Источник: ВЕРЕВИЧЕВА МАРИНА ИГОРЕВНА. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ (методологические аспекты). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ульяновск - 2004. 2004

Еще по теме § 2. Методологические проблемы определения понятия «экологическое преступление»:

  1. 8.10. Психологическое воздействиев правоохранительной деятельности
  2. СИСТЕМА ПРЕДМЕТА СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  3. 1. Экономическое понимание собственности и имущественных отношений
  4. 3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. § 1. Методологические аспекты определения юридических понятий
  8. § 2. Методологические проблемы определения понятия «экологическое преступление»
  9. § 3. Признаки экологического преступления
  10. § 1. Методологические аспекты систематизации экологических преступлений
  11. § 2. Методологические проблемы моделирования объекта экологических преступлений
  12. § 3. Объект экологических преступлений как система социально-экологических отношений
  13. Объективную   Необходимость   И    Общественную
  14. §23.4. Влияние правосознания на правовую культуру
  15. Эпилог (для наивных студентов)
  16. Примечания
  17. Примечания
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. ГЛАВА I. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ПРАВОВЫХ СТИМУЛОВ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -