<<
>>

§ 4. Особенности применения законодательства о множественности преступлений при досрочном освобождении от отбывания наказания

Установление множественности преступлений в деянии лица суще­ственным образом влияет на возможность освобождения такого лица от наказания. Прежде всего при осуждении за некоторые формы множественно­сти становятся неприменимыми отдельные основания освобождения, преду­смотренные гл.

12 УК РФ. Это относится к таким основаниям, как освобож­дение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК РФ) и от-

срочка отбывания наказания больным наркоманией (ст. 82.1 УК РФ), кото­рые применяются лишь к лицам, впервые совершившим преступление. Кро­ме того, определенной спецификой отличается применение досрочных осно­ваний освобождения, т.е. освобождение до истечения срока наказания. Это возможно при условно-досрочном освобождении на основании ст. 79 УК РФ, при амнистии или помиловании (ст.ст. 84, 85 УК РФ).

В системе существующих в российском законодательстве видов осво­бождения от наказания смягчение положения лиц, совершивших преступле­ния, амнистия и помилование занимают особое место. Более того, исполне­ние отдельных велений акта амнистии или помилования не имеет под собой материально-правового основания. Например, сокращение неотбытого срока наказания, его правовые последствия нельзя отнести ни к условно­досрочному освобождению от отбывания наказания, ни к замене наказания более мягким видом, ни к любой другой известной уголовно-правовой форме освобождения от отбывания наказания. Особенности применения некоторых оснований освобождения от наказания к лицам, осужденным за множествен­ность преступлений, заслуживают отдельного рассмотрения.

Условно-досрочное освобождение является наиболее широко применяе­мым видом досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания.

Диаграмма 5.

Количество лиц, освобожденных из исправительных учреждений в 2008- 2015 гг. (всего чел., на конец го,

да)

3θθθ∞ „«„27370827203T270802

ссвсбзвднэ всего

250000 --------- а3066ицЛ,Лзо253

200000

150000

из нк усгювно- дхрснн) ИИ в СВЯЗИ с зама-юй белее мягким водзм гнказания

100000

Ы 1 II I

2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015

Отметим, что начиная с 2010 г.

наблюдается снижение числа лиц, условно-досрочно освобожденных из исправительных учреждений. Так, если в 2010 г. досрочно было освобождено 41,6% от всего количества освобож­денных из ИУ для взрослых, то в 2011 г. - 38,2%, в 2012 г, - 35,3%, в 2013 г— 29,8%, в 2014 г. - 25,9%, в 2015 г. - 22,1%. Объяснить это можно общим со­кращением числа осужденных в местах лишения свободы и особым их кри­миногенным составом.

Диаграмма 6.

Количество осужденных в исправительных учреждениях, отбывающих наказание за убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в

2008-2015 гг. (всего чел., на конец года)

800000fT" 700000""Г бооооот 500000- 400000 300000 200000' 100000 о -

2008

• всего осужденных в ИУдля взрослых

Шиз них за убийство и умышленное причинение тяжкого вредя здоровью

1.1 II. I

2009 2010 201 1 2012 2013 2014 2015

По данным ФСИН России, в исправительных учреждениях для взрослых наказание в виде лишения свободы в 2010 г. отбывало 694 486 чел., из них осуждены за убийство (ст. 105 УК РФ) и причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ) 218 046 чел., что составляет 31,4% от всех отбывающих наказание в ИУ для взрослых. Такая же ситуация наблюдается и в последу­ющие годы: в 2011 г. - 646 364 чел. (31,1%), в 2012 г. - 585 088 чел. (32,1%), в 2013 г. - 559 888 чел. (32,7%), в 2014 г. - 551 118 чел. (32,3%), в 2015 г. - 528 166 чел. (32,7%). (см. диаграмму 7).

Обратим внимание на то, что удельный вес осужденных к лишению сво­боды, имеющих 3 и более судимости увеличился с 27% в 2010 г. до 37,9% в

2015 г. 3 44 Это свидетельствует о том, что в местах лишения свободы в насто­ящее время концентрируется все больше закоренелых, упорных, профессио­нальных преступников.

Диаграмма 7.

Характеристика осужденных к лишению свободы по количеству суди­мостей (в ИК для взрослых) 2009-2015 гг. (кол-во чел.)

О впервые осужденные I второй раз Птри и более раза
.5612: 8879. 890 1?!
.9014? 6965: 8137. 8 536J •07861 9 9 4 7
ООО .2902. .4217 313
$778 1: 3604 : .
10289
:Й371( I .4554, 'ОНО 9431(1

Средний срок лишения свободы с учетом сложения наказаний за убий­ство по ч. 1 ст. 105 УК РФ составляет от 5 до 10 лет включительно, по ч. 2 ст. 105 УК РФ - от 8 до 20 лет включительно; за кражу при отягчающих об­стоятельствах - до 3 лет, при особо отягчающих обстоятельствах — до 5 лет, за грабеж - от 2 до 3 лет, разбой - от 3 до 5 лет345 . Естественно, что и реци­див преступлений при у словно-досрочном освобождении такого контингента достаточно высок. При УД О из колонии общего режима рецидив в целом со­ставляет 46%, при УД О из колонии строгого режима - 51%. При этом 64,4% условно-досрочно освобожденных из колонии общего режима совершают преступления в течение полутора лет с момента освобождения; 62,5% услов-

См.: Характеристика лиц, содержащихся в исправительных колониях для взрослых [Электронный ресурс] // Федеральная служба исполнения наказаний Российской Федерации. Официальный сайт. URL - http ://fsin.su/stmcture6nspector/iao/statistika/Xai-ka%201ic%20sodergahixsya%20v%20IK/ (цата обращения 16.07.2015 г.).

’ См.: Судебная статистика [Электронный ресурс] // Судебный департамент при Верховном Суде РФ. Официальный сайт. URL- http√Avww. cdcn.πι∕i∩ dex.php?id=79&item=1776 (дата обращения 30.12.2013 г.)

но-досрочно освобожденных из колонии строгого режима совершают новое преступление в течение года после освобождения”6. Все это свидетельствует о недостаточной эффективности условно-досрочного освобождения, о соци­альной запущенности досрочно освобождаемых лиц, о проблемах ресоциали­зации неоднократно судимых лиц.

По своей сути условно-досрочное освобождение представляет собой ме­ру поощрения осужденного за проявление положительного поведения в пе­риод отбывания им наказания. Многие юристы относят условно-досрочное освобождение от наказания к элементам прогрессивной системы” .

Ю.М. Ткачевский считает это мнение ошибочным, поскольку при применении условно-досрочного освобождения прекращается реальное исполнение ос­новного наказания, а следовательно, отпадает и возможность использования

348

прогрессивной системы исполнения наказания . Полагаем, что это не со­всем верно. Прогрессивной системой исполнения уголовных наказаний явля­ется комплекс институтов уголовного и уголовно-исполнительного права,

при применении которых правовое положение осужденного меняется в зави­симости от степени его исправления либо в сторону расширения его прав, либо в сторону их ограничения'4’.

В современной доктрине уголовного права условно-досрочное освобож­дение преимущественно рассматривается как один из видов освобождения от дальнейшего отбывания назначенного судом наказания. Верно отмечает Э.А. Казарян, что условное освобождение носит прогностический характер, оно предполагает правопослушное поведение лица, а его полное освобождение от отбывания оставшейся части назначенного приговором суда наказания ста­вится в зависимость от определенного поведения освобожденного в установ-

34‘ См.: Чуприна Л.В. Режим испытания при условно-досрочном освобождении: автореф. дис. .. .канд. юрид. наук. Томск, 2012. С.7,14; Городнянская В.В. Постпенитенциарный рецидив. М., 2012. С. 67-71.

341 См., напр., Бажанов О.И. Прогрессивная система исполнения наказания. Минск. 1981: Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы Особенной части. М., 1985. С. 192.

3 4 3 См.: Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. М.: Зерцало, 1997.С. 131-132.

3 4 3 См.: Скаков А.Б. Прогрессивная система исполнения лишения свободы и ее отражение в новом за­конодательстве Республики Казахстан. Алматы, 2004. С. 7, 22.

ленное время, выполняющее функцию испытательного срока . Если исхо­дить из того, что целью прогрессивной системы является стимулирование исправления осужденного и возбуждение у него стремления к этому351, то режим испытания при условно-досрочном освобождении как раз и призван выполнять эту функцию.

Таким образом, при условно-досрочном освобождении меры принужде­ния в отношении осужденного не отменяются полностью, а носят менее ре­прессивный характер, их содержание и интенсивность применения всецело зависят от поведения осужденного. В связи с этим полагаем, что условно­досрочное освобождение можно считать элементом прогрессивной системы

исполнения наказания.

Как было указано ранее, уголовно-исполнительное законодательство РФ ставит своими целями исправление осужденных и предупреждение соверше­ния новых преступлений как осужденными, так и иными лицами (ч. 1 ст. 1 УИК РФ). Принцип значительной дифференциации исполнения наказания в связи с поведением осужденного особенно плодотворен для мест лишения свободы. В то же время при исполнении наказания только исправление ви­новного недостаточно, должна реализовываться и цель восстановления соци­альной справедливости, т.е. воздаяния за содеянное. В литературе верно от­мечено, что не может быть единственным основанием освобождения от нака­зания позитивное постпреступное поведение виновного. Необходимо обу­словить возможность освобождения от наказания дополнительными обстоя­тельствами: действия виновного по восстановлению нарушенного объекта охраны и минимально необходимая реализация уголовной ответственности, содержащая долю воздаяния за совершенное преступление352 .

См.: Казарян Э.А. Условные виды освобождения от наказания (понятие, виды, характеристика): монография. Владимир, 2007. С. 79-80.

351 См.: Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы Особенной части. С. 92.

3 5 2 См.: Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. С.

149-150; Селиверстов В. Уголовно-правовые и уголовно-исполнительные проблемы условно-досрочного освобождения//Уголовное право. 2015. №3. С. 126-130.

На современном этапе развития уголовного законодательства содержа­ние и возможности условно-досрочного освобождения от отбывания наказа­ния заметно изменились.

Во-первых, возможность условно-досрочного осво­бождения при наличии необходимых условий («лицо может быть освобож­дено условно-досрочно») заменена необходимостью («лицо подлежит услов­но-досрочному освобождению»), во-вторых, из ст. 79 УК РФ были исключе­ны указания на такие виды наказания, от отбывания которых возможно условно-досрочное освобождение, как исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), в-третьих, в число наказаний, от отбывания которых воз­можно условно-досрочное освобождение, дополнительно включены прину­дительные работы (Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ). Но­вая редакция закона более обоснованно решает проблему условно­досрочного освобождения, обязывая суд применить данный вид освобожде­ния при наличии соответствующих оснований и условий. В результате ч. 1 ст. 79 УК РФ устанавливает, что лицо, отбывающее содержание в дисципли­нарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, под­лежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причи­ненный преступлением, в размере, определенном решением суда.

Установленный законодателем срок, за который назначенное наказание уже может достигнуть цели исправления лица, по-видимому, можно считать «минимально необходимой долей воздаяния» за совершенное преступление. В законе он указан в зависимости от тяжести преступления следующим обра­зом: для осужденных, совершивших преступление в совершеннолетнем воз­расте - Уд !4, 7з срока, а для несовершеннолетних - Уз и7з срока. Кроме того, пунктом «г» ч. 3 ст. 79 УК введен новый срок условно-досрочного освобож­дения «не менее 1A срока наказания», назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, за тяжкие и особо тяж­

кие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, за преступления, предусмотрен­ные ст. 205, 2051, 2052, 210 УК, а пунктом «д» ч. 3 ст. 79 УК - «не менее 4/5 срока наказания» за преступления против половой неприкосновенности ма­лолетних.

Однако в законе не решен вопрос о том, какую часть срока наказания должны отбыть лица, осужденные по совокупности преступлений или сово­купности приговоров, как следует поступать в случае осуждения за преступ­ления, относящиеся к различным категориям тяжести. Логично предполо­жить, что коль скоро существуют специальные правила назначения наказа­ния по совокупности преступлений и приговоров, должны быть и особенно­сти досрочного освобождения от его отбывания.

Этот вопрос рассматривался рядом ученых. Одни считают, что в подоб­ных ситуациях необходимо исходить из требований, относящихся к более тяжкому преступлению, входящему в совокупность (В.К. Дуюнов, Ю.М. Ткачевский,), другие - из фактического отбытия той части совокупного нака­зания, которая определяется категорией наиболее опасного преступления из числа входящих в совокупность (Э.А. Казарян), третьи - из срока наказания, назначенного за более серьезное преступление, совершенное осужденным (Р.Р. Галиакбаров).

353

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ отражена следующая точка зрения: если лицо осуждено по совокупности преступлений различной категории тяжести либо по совокупности приговоров, то при решении вопро­са об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания надлежит исходить из окончательного срока наказания, назначенного по совокупности. При этом следует применять правила, предусмотренные для наиболее тяжко­го преступления, входящего в совокупность.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мяг­ким видом наказания» //Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. № 7.

Таким образом, высший судебный орган страны согласен с мнением о необходимости более длительного срока доказывания осужденным, совер­шившим несколько преступлений, что для своего исправления он не нужда­ется в полном отбывании назначенного судом наказания. Но это положение следовало бы закрепить непосредственно в тексте УК РФ 3 5 4 , поскольку именно этот нормативный акт регламентирует основания и условия предо­ставления условно-досрочного освобождения всем категориям осужденных.

В настоящее время правила условно-досрочного освобождения одинако­вы и для впервые осужденных и для лиц, чьи деяния образуют особо опас­ный рецидив, что не может быть признано обоснованным ни с точки зрения принципа справедливости, ни с точки зрения достижения целей наказания.

Лица, чьи деяния образуют множественность преступлений, обладают повышенной степенью общественной опасности. К таким лицам должны предъявляться более строгие требования, чем к иным категориям преступни­ков. Отношение к условно-досрочному освобождению лиц, осужденных по совокупности преступлений, совокупности приговоров, при особо опасном рецидиве, должно быть более строгим, более жестким, поскольку здесь мы сталкиваемся с особой категорией осужденных.

Из изученных нами постановлений судов об условно-досрочном осво­бождении лиц при различных формах множественности преступленийтак называемое «формальное» условие в целом определяется правильно. Вместе с тем наблюдается следующая картина: лицо, осужденное за одно тяжкое преступление, например к 8 годам лишения свободы, должно отбыть не ме­нее половины назначенного срока, а лицо, осужденное за несколько тяжких преступлений по приговору суда к 8 годам, также должно отбыть только по-

Предложения о закреплении соответствующего правила в законе высказаны, наир., Дементьев СИ., Дьяченко Р.А. Условно-досрочное освобождение и замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Краснодар, 1999. С. 94; Барсукова С.Г. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания по российскому законодательству: автореф. дис....канд. юрид. наук. Самара, 2000.С. 6; Улицкий С.Я. Условно-досрочное освобождение из исправительных учреждений (история и современность). Влади­восток, 2002.С. 76 и др.

С использованием метода случайной выборки нами изучено 730 таких постановлений, вынесен­ных за период с 2009 по 2013 гг.

ловину срока. Анализ судебной практики показал, что в 72% случаев осуж­денным по совокупности преступлений окончательное наказание было опре­делено в пределах санкции за наиболее тяжкое преступление. Так, осужден­ный Ж. за преступление, квалифицированное по ч. 1 ст. 105 УК РФ, отбывает наказание в виде лишения свободы на срок в 8 лет, а осужденный Е. за сово­купность преступлений, предусмотренных п. «д» ч. 2 ст. 112 и ч. 4 ст. 111 УК РФ, отбывает то же самое наказание в 7 лет б мес.356 Для условно-досрочного освобождения и тому и другому необходимо отбыть Уз срока наказания. Если сравнивать категории преступлений, то у осужденного Ж. одно преступление особой тяжести, а у осужденного Е. совокупность образуют преступления средней тяжести и особой тяжести. При этом видно, что осужденные как за одно, так и за несколько преступлений, находятся в равном положении, что не может быть признано обоснованным ни с точки зрения принципа справед­ливости, ни с точки зрения достижения целей наказания.

Здесь, думается, проблема не только в одинаковом (неперс они фицир о ■ ванном) подходе к определению формального условия для условно­досрочного освобождения как для лиц, осужденных за одно преступление, так и осужденных за два и более преступлений, но и в неоднозначности пра­вил назначения наказания по совокупности преступлений.

Следующей проблемой применения условно-досрочного освобождения при множественности преступлений является отсутствие внятных критериев дифференциации условий при освобождении от отбывания наказания. Само понятие «лицо, которое не нуждается в полном отбывании назначенного су­дом наказания», являясь категорией оценочной и слишком неопределенной, правоприменителями трактуется по-разному, что «осложняет работу судов

См.: Постановление об условно-досрочном освобождении 4/1-615/2012; постановление об услов­но-досрочном освобождении 4/1-813 2012 [Электронный ресурс] // Спасский районный суда Приморского края. URL - http://spassky.prm.sudrf.ru (дата обращения 19.12.2013 г.).

по применению условно-досрочного освобождения от наказания, вносит в их деятельность излишние элементы субъективизма»’57.

Проанализировав судебную практику вынесения постановлений об условно-досрочном освобождении, мы убедились, что такие элементы субъ­ективизма действительно присутствуют. Достаточно привести два постанов­ления, вынесенных одним и тем же судьей, примерно в одно и то же время в отношении осужденных, характеризующихся практически одинаково: они были осуждены за тяжкие преступлений к 7 годам лишения свободы в испра­вительной колонии строгого режима. Оба ходатайства об условно-досрочном освобождении рассматривались с участием адвокатов, но без личного уча­стия самих осужденных. Из характеристики осужденного Р. установлено, что «он активно участвует в мероприятиях воспитательного характера, делает для себя правильные выводы, к администрации колонии относится доброже­лательно, в общении вежлив, тактичен, по характеру спокоен. На требования и замечания администрации реагирует правильно, вину в совершенном пре­ступлении признал, в содеянном раскаивается, наказание считает справедли­вым. Связь с родственниками поддерживает путем переписки. В свободное время увлекается чтением художественной литературы и просмотром теле­передач. Имеет цель условно-досрочно освободиться, трудоустроиться и не 35 S

нарушать законы РФ. Таким образом Р. становится на путь исправления»

Из характеристики второго осужденного Д. видно, что «установленный по­рядок отбывания наказания не нарушает, правила внутреннего распорядка соблюдает. Воспитательные мероприятия посещает регулярно. Из проведен­ных бесед воспитательного характера делает для себя правильные выводы. В свободное время увлекается чтением художественной литературы, просмот­ром телепередач, принимает активное участие в спортивно-массовых меро­приятиях. Вину признал, в содеянном раскаивается. По характеру спокой-

См.: Ткачевскнй Ю.М. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания //Избранные труды. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс». 2010. С. 467.

351 См.: Постановление 4/1-569/2012 [Электронный ресурс]// http://spassky.prm.sudrf.ru (дата обраще­ния 19.12.2013 г.)

ный, уравновешенный. Поддерживает социальные связи путем переписки.

Имеет исполнительный лист на сумму б 413 руб. 10 коп., который по возмож- 359

ности выплачивает. Д. встал на путь исправления» . Однако при таких ха­рактеристиках и в первом, и во втором случае администрация исправитель­ного учреждения считала, что условно-досрочное освобождение преждевре­менно. Судья вынес решение в отношении Р. отказать, в отношении Д. удо­влетворить ходатайство об условно-досрочном освобождении. Нет сомнения, что субъективный элемент играет не последнюю роль в такого рода решени­ях.

Наше исследование показало, что в 29,5% вынесенных судьями поста­новлений об отказе в условно-досрочном освобождении содержались до­вольно полные положительные характеристики осужденных, где указывалось и на отсутствие взысканий, наличие поощрений, соблюдение режима, уча­стие в воспитательных мероприятиях и т.д., и тем не менее решение было от­рицательным. В то же время в 16% постановлений, на наш взгляд, достаточ­но формальные характеристики, в которых отсутствовало указание на отно­шение осужденного к труду, к содеянному, осознание вины и др., давали по­ложительный результат.

Правила условно-досрочного освобождения, согласно УК РФ, распро­страняются на всех осужденных, лишенных свободы, в том числе и на лиц, совершивших преступления по совокупности, при особо опасном рецидиве, неоднократно судимых, а также осужденных к пожизненному лишению сво­боды, поэтому законодатель должен указать в УК РФ наиболее существен­ные ориентиры, которые бы в совокупности свидетельствовали о доказанно­сти исправления данной категории лиц.

Четкий критерий оценки возможности досрочного освобождения указан в отношении лица, отбывающего пожизненное лишение свободы, - отсут­ствие у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбыва­ем.: Постановление 4/1-670/2012 [Электронный ресурс]// http://spassky.prm.sudrf.ru (дата обраще­

ния 19.12.2013 г.)

ния наказания в течение предшествующих трех лет. По мнению А.А. Сере­дина, аналогичным образом следует решать вопрос и с лицами, осужденными к лишению свободы на определенный срок, например, учитывать отсутствие злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение одной десятой назначенного срока, при условии, что реально отбытый срок наказания не должен составлять менее шести месяцев. А.П. Козлов считает,

что отсутствие нарушений внутреннего распорядка должно быть установлено 360

в течение предшествующей одной трети срока исполняемого наказания

В УИК РФ законодатель предпринял попытку сформулировать критерии

для определения степени исправления осужденных, претендующих на услов­но-досрочное освобождение. Согласно ч. 1 ст. 175 УИК РФ в ходатайстве должны содержаться сведения, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причинен­ный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также могут содержаться иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного; ч. 2 ст. 175 УИК РФ предписывает в характеристиках, предо­ставляемых администрацией исправительного учреждения, отражать данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду, отношении осуж­денного к совершенному деянию, а также заключение администрации о целе­сообразности условно-досрочного освобождения. Вместе с тем эти критерии неконкретны и при определенных условиях, например при отсутствии рабо­чих мест в исправительном учреждении, не могут характеризовать его с от­рицательной стороны. Так, Конституционный Суд РФ в определении от 20 февраля 2007 г. по жалобе гр. В.Н. Савенкова разъяснил, что «отсутствие в ходатайстве осужденного ссылок на указанные в ч. 1 ст. 175 УИК РФ обстоя­тельства, в том числе на раскаяние в совершенном деянии» не «препятствует

См.: Середин А.А. Реализация уголовно-правовой политики и ее соотношение с тенденциями раз­вития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года // Вестник Воронежского ин­ститута ФСИН России. 2011. № 2. С. 103-108; Козлов А.П. Уголовная ответственность: понятие и формы реализации. С. 584.

его рассмотрению или применению условно-досрочного освобождения от отбывания наказания»361.

Получается, что одни сведения должны содержаться в ходатайстве, а другие - могут, но ни те, ни другие не имеют решающего значения.

Для условно-досрочного освобождения лиц, совершивших несколько тяжких или особо тяжких преступлений, неоднократно судимых необходимо установить связь досрочного освобождения с исправлением как целью ис­полнения наказания. По мнению Верховного Суда РФ, об исправлении мо­жет свидетельствовать совокупность данных за весь период отбывания нака­зания о его поведении в исправительном учреждении: соблюдение режима, отношение к труду и обучению, участие в общественной жизни и т.и.362

Проблема состоит в том, что личность осужденного учитывается только с точки зрения его поведения при отбывании наказания, прошлая его пре­ступная жизнь при применении закона об условно-досрочном освобождении значения не имеет. Практически как тот, кто отбывает наказание впервые, так и неоднократно судимый могут вести себя положительно и добросовестно относится к труду, учиться в школе, активно участвовать в воспитательных мероприятиях. Несмотря на это, как нам представляется, психологически го­товыми соблюдать нормы, правила и традиции человеческого общежития и право послушно го поведения могут далеко не все условно-досрочно осво­божденные.

По данным некоторых исследователей, удельный вес рецидивной пре­ступности среди условно-досрочно освобожденных в 2008 г. составил 1,8% от общего числа осужденных, в 2009 - около 6% , в 2010 - около 6,5%, а в

3.1 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 110-О-П «По жалобе граж­данина Савенкова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав частью первой ста­тьи 79 Уголовного кодекса Российской Федерации» - [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс: http://base.consultant.ru (дата обращения 1 декабря 2013 г.)

3.2 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мяг­ким видом наказания» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. № 7; Обзор судебной практики условно­досрочного освобождения от отбывания наказания [Утв. Президиумом Верховного Суда Российской Феде­рации 29 апр. 2014 г.] // Верховный Суд Российской Федерации - http://www.vsrf.ru/second.php (дата обраще­ния 29 апр. 2015 г.).

2011 г. - около 7%, кроме того абсолютное большинство (76%) условно­досрочно освобожденных совершают преступления в течение шести месяцев после освобождения363 . Это говорит о том, что суды достаточно формально подходят к оценке характеристики личности осужденного.

Очевидно, что осужденный впервые и осужденный за рецидив преступ­лений - разные по своей криминальной сущности лица.

Рассматривая ходатайства, суды по-разному подходят к характеристике личности осужденного. Выборочное исследование практики применения условно-досрочного освобождения судами Дальневосточного федерального округа, позволило выявить следующие особенности. Одни судьи считают до­статочным для удовлетворения ходатайств наличие общей положительной характеристики осужденного, содержащейся в личном деле (24,6% постанов­лений об удовлетворении ходатайств об условно-досрочном освобождении), другие судьи в обязательном порядке указывают на необходимость поощре­ний (33,8%), третьи - полагают, что количество поощрений должно быть больше, чем взысканий (24,6%), а 15,4% ходатайств не были удовлетворены при наличии положительной характеристики. Мотивируя свой отказ, судьи указывали на то, что «отсутствие поощрений свидетельствует о пассивном поведении осужденного», «поощрения от администрации ИК получены непосредственно перед подачей ходатайства об условно-досрочном освобож­дении», а это свидетельствует о преждевременности условно-досрочного освобождения осужденного.

Характеристика личности осужденного должна охватывать всю отбы­тую часть наказания, а не только период, предшествующий подаче ходатай­ства, поэтому верно указывают суды, что факт формального отбытия осуж­денным установленной части назначенного наказания не является безуслов­ным основанием для условно-досрочного освобождения. По мнению В.В. Мальцева, указанный в законе фактически отбытый срок нельзя признавать

См.: Бурчихин А.Н. Предупреждение преступлений, совершаемых лицами, условно-досрочно освобожденными из мест лишения свободы: автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Рязань, 2012. С. 3, 9.

формальным основанием условно-досрочного освобождения. Установленный законодателем срок показывает лишь достаточность отбытого срока наказа­ния для возможного исправления лица и постановки вопроса о применении условно-досрочного освобождения от отбывания наказания364 .

Полагаем, что при оценке личности не может быть и механического подхода, нельзя с формальных позиций (количество поощрений, посещение или не посещение каких-либо программ, наличие семейных связей, призна­ние или отрицание вины и т.д.) оценить внутренний мир осужденного и предугадать, совершит ли он новое преступление после условно-досрочного освобождения или нет. В этой связи особое значение приобретает работа психологической службы исправительного учреждения, которая не должна ограничиваться только индивидуальными или групповыми беседами. Необ­ходимо разработать научно обо с но ванные психологические тесты, помогаю­щие оценить готовность конкретного осужденного, претендующего на условно-досрочное освобождение, к жизни в условиях свободы.

В УК РФ появилась новелла, согласно которой при у словно-до срочном освобождении лиц, совершивших преступление против половой неприкосно­венности малолетних, необходимо учитывать результаты судебно­психиатрической экспертизы (ч. 41 ст. 79 УК РФ). Полагаем, что такое поло­жение необходимо применять не только при У ДО по преступлениям против половой неприкосновенности малолетних, но и несовершеннолетних вообще, а также применительно к серийным убийцам, лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления с особой жестокостью, лицам, совершающим другие преступления, где грань между ограниченной вменяемостью и невме­няемостью чрезвычайно тонка. Ю.М. Антонян высказывает мысль о необхо­димости запрета досрочного освобождения некоторых категорий лиц, отбы­вающих пожизненное лишение свободы, в том числе путем амнистии и по­милования (например, осужденных в третий раз за особо тяжкие преступле-

См.: Мальцев В.В. Проблемы освобождения от уголовной ответственности и наказания в уголов­ном праве. Волгоград, 2003. С. 207, 210.

ния). Такой запрет, по его мнению, должен вводиться независимо от того, снята ли (погашена) судимость за предыдущее преступление'65. Учитывая социально-психологический портрет некоторой части осужденных и уровень рецидива среди таких лиц, введение данного запрета не лишено смысла.

Верно отмечает А.П. Козлов, что законодатель должен указать в УК наиболее существенные ориентиры, которые бы в совокупности свидетель­ствовали о доказанности исправления данного лица. Он предлагает учиты­вать в качестве таких оснований: примерное, без нарушений внутреннего распорядка в течение последней одной трети исполняемого срока наказания поведение в местах лишения свободы; наличие устойчивых семейных связей и стремление сохранить их; осознание опасности своего преступления и стремление восстановить причиненный вред; высокую дисциплинирован­ность, выполнение и перевыполнение производственных заданий, обеспече­ние высокого качества производимой продукции; стремление получить или поменять на более социально истребуемую профессию; стремление к поиску возможностей будущей работы на свободе; наличие деятельного раскаяния и т.д. 3 66 На первый взгляд, слишком завышенные требования, но в то же время для лиц, обладающих повышенной степенью общественной опасности, дума­ется, должны предъявляться именно такие критерии исправления, поскольку условно-досрочное освобождение не должно рассматриваться как некий уни­версальный стимул и применяться ко всем осужденным без исключения.

Есть и иная позиция по этому вопросу. Суть ее в том, что законодатель, конструируя уголовный закон об условно-досрочном освобождении, созна­тельно не указал критерии, которыми должен руководствоваться суд, решая

вопрос о том, что лицо «для своего исправления не нуждается в полном от­бывании назначенного судом наказания»36 . По мнению указанных специали­стов, на практике воспользоваться теоретическими разработками о критериях исправления осужденных очень и очень проблематично.

См.: Антонян Ю.М. Смертная казнь и ее альтернатива //Уголовноеправо. 2007. № 1. С. 100.

См.: Козлов А.П. Уголовная ответственность: понятие и формы реализации. С. 585.

См.: Дементьев СИ., Дьяченко Р.А. Указ.соч. С. 81.

Действительно, средства исправления осужденных не могут быть еди­ными для всех мест лишения свободы. Они значительно отличаются в тюрь­мах, исправительных колониях, колониях-поселениях и воспитательных ко­лониях. Но интенсивность исправительного воздействия и степень изоляции от общества в пределах исправительной колонии одного режима одинаковы, независимо от того, за одно или несколько преступлений отбывает наказание осужденный. В связи с этим актуальной представляется задача разработки типологии осужденных в зависимости от формы множественности, социаль­ной запущенности и т.д. внутри исправительных учреждений. Этот вопрос мы рассматривали в предыдущем параграфе.

Поскольку условно-досрочное освобождение является элементом про­грессивной системы исполнения наказания, то и применяться оно должно, только если осужденный прошел все иные ступени, свидетельствующие о его стремлении к исправлению как основной цели.

Условно-досрочное освобождение применяется с расчетом довести до конца процесс исправления освобождаемого вне границ исполнения наказа­ния. Было бы логичным предоставить суду право в отношении лиц, осужден­ных при наличии признаков множественности преступлений, в случае при­менения к ним условно-досрочного освобождения устанавливать испыта­тельный срок более длительный по продолжительности, нежели оставшаяся неотбытая часть срока наказания, с учетом обстоятельств, характеризующих личность осужденного в процессе исполнения наказания, и иных данных. Ведь испытательный срок выполняет функцию контроля за обоснованностью применения условно-досрочного освобождения и осуществления дальнейше­го воспитательного воздействия.

В то же время считаем необоснованным предложение некоторых авто­ров продлевать испытательный срок при условно-досрочном освобождении от наказания по правилам, установленным для условного осуждения368 . Суд применяет условно-досрочное освобождение на основании прогноза о том,

“ См.: Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: теориям практика. М.. 2003. С. 411.

что осужденный заслужил такое поощрение. Смысл освобождения состоит в предоставлении освобождаемому шанса оправдать оказанное ему доверие. Если же этого не происходит, нарушаются требования испытания, то услов­но-досрочное освобождение оказывается преждевременным и продлевать испытательный срок нет смысла.

На сегодняшний день практика применения положений УК РФ об условно-досрочном освобождении является настолько же обширной и разно­образной, насколько и неопределенной. Когда правовые нормы, предусмат­ривающие учет личности осужденного, в уголовно-исполнительном праве не содержат формализованных критериев, а принципы уголовно­исполнительного законодательства не восполняют указанного пробела, это приводит к тому, что суд и администрация исправительного учреждения ре­шают вопрос индивидуализации отбывания наказания, применения основных средств исправления осужденных на основе житейского опыта. Учитывая особый статус условно-досрочного освобождения лиц, отбывающих наказа­ние за множественность преступлений, и требования к исправлению таких лиц должны быть особыми. Исходя из этого, было бы целесообразным предусмотреть в Общей части Уголовно-исполнительного кодекса статью, содержащую критерии оценки личности осужденного, необходимые и доста­точные для применения к нему основных средств исправления и поощри­тельных институтов, в том числе и условно-досрочного освобождения. При этом, на наш взгляд, в основу таких критериев должна быть положена харак­теристика личности осужденного, показывающая динамику его ценностных ориентации и поведения в период отбывания наказания.

Действующее уголовное законодательство предусматривает возмож­ность освобождения лица от наказания или дальнейшего его отбывания в си­лу актов амнистии или помилования. Амнистию и помилование нельзя огра­ничить только рамками уголовного права. С точки зрения основания осво­бождения от уголовной ответственности и наказания акты амнистии и поми­лования относятся к области материального права; с точки зрения компетен- 267

ции высших органов государственной власти в части издания этих актов, по­рядка их издания и регламентации в законодательстве относятся к области государственного права; с точки зрения применения указанных актов на раз­личных стадиях уголовного процесса их можно отнести и к уголовно­процессуальному праву,'69 и к уголовно-исполнительному370 . Амнистия и помилование являются следствием правовой политики, выражающей госу­дарственную волю, заключающуюся в прощении правонарушителей. И ам­нистия, и помилование входят в многоотраслевой институт государственного прощения, известный различным отраслям законодательства’71.

Амнистия - это государственно-правовой акт, посредством которого государство реализует свое конституционное право на отказ от уголовного преследования индивидуально неопределенного круга лиц в общественно полезных целях. Многие ученые (А.Е. Гришко, В.Е. Квашне, И.Л. Марогуло- ва, А.С. Михлин, А.В. ЕІаумов) считают «амнистию актом милосердия». Это действительно так: амнистия в переводе с греческого означает забвение, прощение. В рамках уголовно-правовых отношений амнистия входит как в институт освобождения от уголовной ответственности, так и в институт освобождения от наказания и определяет содержание механизма реализации идеи прощения (компромисса) между государством и преступником. По вер­ному замечанию С.А. Сотникова, последствия применения амнистии - един­ственный аспект, который связывает ее с уголовным правом, но лишь в такой мере, в какой это необходимо для дифференциации порядков освобождения

от уголовной ответственности, наказания или его отбывания, а именно - су- 372

дебного и внесудебного

Таким образом, акт об амнистии рассматривается действующим уголов­ным законодательством в качестве основания: 1) освобождения от уголовной

См.: Квашис В.Е. Гуманизм советского уголовного права. М., 1969. С. 64-65.

3,0 См.: Курганов СИ. Назначение наказания и освобождение от наказания. С. 127.

3.1 См.: Марогулова ИЛ. Амнистия и помилование в российском законодательстве. М., 1998. С. 59; Селиверстов ИВ. Правовое положение лиц, освобождаемых от отбывания наказания в виде лишения свобо­ды по акту об амнистии: автореф. дис. ...канд. юрид. наук. М., 2011. С. 14.

3.2 См.: Сотников С. А. Амнистия в уголовном праве России. М., 2010. С. 21-22.

ответственности; 2) освобождения от основного или дополнительного вида наказания; 3) замены одного наказания другим - более мягким; 4) сокраще­ния срока наказания; 5) освобождения от уголовно-правовых последствий

наказания.

При применении амнистии существуют различные последствия, обу­словливающие специфику уголовно-правового института множественности преступлений. Конкретные условия применения актов об амнистии не преду­смотрены ни уголовным (ст. 84 УК РФ), ни уголовно-процессуальным (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ), ни уголовно-исполнительным (п. «д» ст. 172, ч. 4 ст. 175 УИК РФ) законодательствами. Данная конкретизация осуществляется непо­средственно в актах о порядке применения амнистии и зависит от причины

принятия каждого акта.

Акт амнистии по существу является изъятием из общих правил назначе­ния наказания, поскольку санкцией статьи Уголовного кодекса РФ преду­смотрено наказание за совершенное деяние, а актом об амнистии лицо осво­бождается от наказания или от уголовной ответственности. Соответственно общие правила назначения наказания при различных проявлениях множе­ственности преступлений должны рассматриваться в таких случаях через призму действия акта об амнистии. В частности, применение амнистии, в ре­зультате которого были полностью аннулированы уголовно-правовые по­следствия преступления или осуждения, является препятствием для образо­вания множественности преступлений в той или иной форме; применение амнистии с освобождением от наказания может препятствовать назначению наказания по совокупности преступлений; освобождение от отбывания нака­зания вследствие акта об амнистии является препятствием для назначения наказания по совокупности приговоров. Частичное аннулирование актом об амнистии последствий осуждения по первому приговору вносит коррективы в назначение наказания по совокупности приговоров, а именно в содержание неотбытой части наказания по предыдущему приговору или в содержание другого слагаемого - наказания, назначенного по новому приговору.

В этом плане показательным является следующий пример из судебной практики. Л., судимый 13.01.2000 г. за покушение на кражу в особо крупном размере к 2 годам б месяцам лишения свободы условно, вновь был осужден 18.07.2001 г. по совокупности преступлений к 12 годам лишения свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п.п. «Ж», «3» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ. На основании ст. 70 УК РФ с частичным при­соединением неотбытого наказания окончательно ему определено наказание в виде 12 лет б месяцев лишения свободы в колонии особого режима. Далее кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Вер­ховного Суда Республики Мордовия от 19.11.2008 г. из первоначального приговора исключается судимость по приговору от 13.01.2000 г. в связи с применением п. 6 постановления Государственной Думы Федерального Со­брания РФ от 26 мая 2000 г. «Об объявлении амнистии в связи с 55-летнем Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Постановлением президиума Верховного Суда Республики Мордовия от 18.08.2011 г. была удовлетворена надзорная жалоба осужденного Л., поскольку при применении амнистии перестали существовать основания для признания в его действиях особо опасного рецидива, возникла необходимость смягчения наказания и изменения вида исправительного учреждения373 .

Для освобождения от отбывания наказания по амнистии достаточно со­блюдения требований амнистии о принадлежности к надлежащей категории лиц, совершивших преступления или осужденных в надлежащих обстоятель­ствах. При применении постановлений Государственной Думы об амнистии возникает вопрос, как применять амнистию к лицам, осужденным за не­сколько преступлений. Вопрос о применении амнистии к лицам, осужденным по совокупности преступлений или приговоров, затрагивается в научной ли­тературе достаточно часто, в основном с целью обоснования необходимости раздельного учета наказания за каждое преступление. Также возникает ряд

3,3 См.: Постановление Президиума Верховного Суда Республики Мордовия по делу № 44-y-53 [Электронный ресурс] // РосПравосудие - https://rospravosudie.com/court-verxovnvi-sud-respHbliki-mordoviva- respublika-mordoviya-s∕act-105219174∕ (дата обращения 27 марта2014 г.).

специфических вопросов, когда часть преступлений совершена до принятия акта амнистии, а часть - после ее вступления в силу.

По мнению некоторых авторов, если виновное лицо осуждено по сово­купности преступлений и хотя бы одно из них относится к преступлениям, при наличии которых амнистия не применяется, то распространение амни­стии на данное лицо исключается. Применение амнистии к таким лицам не­целесообразно, поскольку законодатель исходит из высокой общественной опасности личности осужденных и в этом случае они не заслуживают такого акта гуманизма374 . Именно такой точки зрения придерживается правоприме­нительная практика и сегодня37 5 .

Такой подход, на наш взгляд, не является правильным. Дело в том, что амнистия не отражает сущности уголовно-правовых отношений, поэтому традиционные подходы к определению условий и оснований ее применения непригодны. В уголовном законе не установлены критерии применения (не­применения) амнистии ни по категориям преступлений, ни по кругу лиц. В каждом акте об амнистии предусматриваются свои критерии.

В научной литературе их называют специальными условиями, которые не имеют обязательного значения, но являются специальными постольку, по­скольку ориентированы на социальные основания объявления амнистии и основания применения амнистии в каждом конкретном случае амнистирова­ния376. Именно специальные условия в большей степени влияют на дальней­шую судьбу осужденного, подозреваемого, обвиняемого. А.С. Горелик верно отмечал, что если запрет применения амнистии связан с определенными свойствами лица, совершившего несколько преступлений, то амнистия не может быть применена к любому из совершенных им преступлений. Если же

См.: Малков В.П. Совокупность преступлений (вопросы квалификации и назначения наказания). С. 304. Такое же мнение разделяютП.С. Ромашкин, В.И. Пинчук, М.И. Царев, В.Е. Квашис, А.Я. Гришко.

3,5 См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2002 г. Определение № 3- Д02-21 пр по делу Беспалова [Электронный ресурс] // Верховный Суд Российской Федерации - http√∕vsrf. ru/vscourt_detale. php? id= 15 8

3,‘ См.: Сотников С.А. Амнистия в уголовном праве России. С. 74; Сверчков В.В. Освобождение от уголовной ответственности, прекращение уголовного дела (преследования), отказ в его возбуждении: про­блемы теории и практики. СПб., 2008. С. 261.

изъятие из действия амнистии касается только одного из преступлений, то повышенная опасность последнего вовсе не должна исключать возможность

применения амнистии к другому, менее опасному преступлению, входящему в ту же совокупность377 .

В большинстве своем в актах амнистии специально оговариваются усло­вия неприменения ее к случаям совокупности преступлений, если одно из преступлений входит в перечень деяний, которые препятствуют применению амнистии в отношении конкретного лица (например, и. 7 постановления Гос- ударственной Думы от 18 декабря 2013 г. N 3503-6 ГД «О порядке примене­ния Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Россий­ской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия

378

Конституции Российской Федерации» ). Если такого указания нет, то, на наш взгляд, ограничения должны касаться только конкретного состава пре­ступления, а не совокупности совершенных преступлений. К сожалению, та­кие условия практически не оговариваются в отношении преступлений, нака­зания за которые назначаются по совокупности приговоров. Логично пред­положить, что перечень ограничений должен относиться не только к сово­купности преступлений, но и к совокупности приговоров. Это целесообразно отражать непосредственно в постановлении о порядке применения акта об

амнистии.

В контексте нашего исследования наибольший интерес представляет формулировка специального условия «совершение преступления впервые», причем в различных актах об амнистии характеристика этого признака отли­чается своеобразием. На наш взгляд, акты об амнистии в несколько произ­вольной, нетрадиционной для уголовно-правовой доктрины форме фактиче­ски расширяют круг лиц, впервые совершивших преступление. Например, и. 11 постановления Государственной Думы РФ от 26 мая 2000 г. № 399-Ш ГД

«О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерально-

См.: Горелик А.С. Назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров: принципы, законодательство и судебная практика. Красноярск, 1991.С. 205.

См.: Российская газета. 2013. 18 дек.

го Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 55- летием победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов»379 , зафик­сировал следующее положение: помимо снятых или погашенных в установ­ленном законном порядке судимостей, не учитываются также судимости за преступления, совершенные по неосторожности, независимо от вида наказа­ния; судимости за умышленные преступления, за которые были назначены наказания, не связанные с лишением свободы; судимости за преступления, за которые наказание назначалось условно или с отсрочкой отбывания наказа­ния либо исполнения приговора, если в последующем осужденный не направлялся в места лишения свободы для отбывания назначенного наказа­ния.

Однако наряду с этим данное обстоятельство всегда взаимодействует с другим условием - осуждением на определенный срок лишения свободы (двух-трех либо пяти лет), а также ограничениями, связанными с количе­ством и характером судимостей. Например, практически во всех амнистиях установлены ограничения на ее применение в отношении осужденных, осво­бождавшихся из мест лишения свободы в порядке амнистии и вновь совер­шивших умышленные преступления; осужденных, совершивших умышлен­ные преступления в местах лишения свободы; осужденных, признанных осо­бо опасными рецидивистами в соответствии с Уголовным кодексом РСФСР опасном рецидиве Іаким об­разом, поскольку условия применения амнистии оцениваются в отношении каждого конкретного лица и учитываются в совокупности с другими требо­ваниями и ограничениями, установленными в самой амнистии, то расшири-

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. №22. Ст. 2287.

См.: постановление Государственной Думы РФ от 26 мая 2000 г. «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов»; постановление Государственной Думы РФ от 30 ноября 2001 г. «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин»; постановление Государственной Думы РФ от 19 апреля 2006 г. «Об объявлении амнистии в связи со 100- летием учреждения Государственной Думы в России»; постановление Государственной Думы РФ от 18 де­кабря 2013 г. «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федера­ции».

тельное толкование признака «совершение преступления впервые» в актах

амнистии, на наш взгляд, допустимо.

В научной литературе высказывается мнение о том, что перечень неучи­тываемых судимостей не позволяет дать положительную оценку предкрими- нальному поведению виновного и таким образом происходит искусственное

снижение рецидивной преступности и фактическое ее поощрение без анализа 381

посткриминального поведения виновного лица . В какой-то мере этот тезис соответствует действительности. По данным некоторых исследователей, по­сле амнистии в места лишения свободы возвращается около 40% бывших

382

осужденных . Вместе с тем социальная сущность амнистии состоит в про­щении, соответственно она может быть обращена к лицам, правовые послед­ствия преступлений (осуждения) которых еще не аннулированы в уголовно­правовом порядке. Верно отмечает А.П. Козлов, что при амнистии того или иного круга лиц высший государственный орган исходит не из возможностей исправления данных лиц, а совершенно из других целей - например, соци­альной целесообразности'83.

В этом и состоит особый статус амнистии, отличающий его от общепри­нятых правил применения уголовного закона и реализации принципов уго­ловной ответственности. Также отметим, что амнистии последних лет не но­сят столь массовый характер. Число осужденных, подпадающих под дей­ствие актов амнистии, заметно сократилось. Например, в результате амни­стий 2000 и 2001 гг., по оценке В.В. Лунеева, из мест заключения вышли на

384

свободу около 250 тыс. чел. Применительно к последним актам амнистий показатель освобожденных из мест лишения свободы значительно меньше. По акту амнистии, изданному в связи с 65-летием победы в Великой Отече­ственной войне 1941-1945 гг., было освобождено по всей России чуть более

См.: Сверчков В.В. Освобождение от уголовной ответственности, прекращение уголовного дела (преследования), отказ в его возбуждении: проблемы теории и практики. С. 267.

2 См.: ГришкоА.Я. Амнистия и помилование. Рязань, 2006. С. 6.

3 См.: Козлов А.П. Уголовная ответственность: понятие и формы реализации. С. 577.

4 См.: Лунев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005.

С. 833.

Ю осужденных, отбывавших лишение свободы в исправительных учрежде-

385

НИЯХ

В судебной практике нередко встречаются ситуации, когда в отношении одного и того же лица исполняются самостоятельно несколько приговоров (например, при применении ч. 5 ст. 69 УК РФ и ст. 74 УК РФ). Эти случаи не являются ни совокупностью преступлений, ни совокупностью приговоров и в актах амнистии, как правило, не предусмотрены, поскольку не вписываются ни в одну из форм множественности, предложенных действующим УК РФ. Суды в таких ситуациях поступают следующим образом: применяют акт об амнистии к осужденному лицу, если условия амнистии применимы к отдель­но взятому приговору. Например, так поступил президиум Ростовского об­ластного суда, освободив К. от наказания по следующим основаниям: «по смыслу закона, если в отношении условно осужденного лица установлено,

что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила ст. 69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в ст. 74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения. В таких случаях приговоры по первому и второму делам исполняются самостоятельно. Со­гласно и. б Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26.05.2000 г. «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» условно осужденные под­лежат освобождению от наказания. Помимо этого, в соответствии с и. 1 вы­шеуказанного Постановления об амнистии освобождаются от наказания впервые осужденные к лишению свободы на срок до 3 лет включительно. Как видно из материалов уголовного дела, К. впервые привлечен к уголовной ответственности, поскольку совершил преступление по настоящему делу до вынесения приговора от 21.04.2000 г., до вступления в силу акта об амни­стии, и за его совершение ему назначено наказание в виде лишения свободы

315 См.: Селиверстов И.В. Право осужденного на рассмотрение материалов о его освобождении из ис­правительного учреждения по акту амнистии в установленный срок // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2011. № 13. С. 21-24.

на срок, не превышающий 3 лет. С учетом этого президиум считает, что по настоящему делу подлежит применению акт об амнистии от 26.05.2000 г. и осужденный К. подлежит освобождению от назначенного наказания»356 . Та­ким образом, осужденный был освобожден от отбывания наказания и как впервые осужденный, и как условно осужденный.

При применении амнистии к осужденным, в деяниях которых присут­ствует множественность преступлений в виде рецидива, имеется ряд неопре­деленностей, связанных с учетом прошлой судимости, ее снятия или погаше­ния.

В силу ч. 2 ст. 86 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. При этом в законе нет ограничений по неучету судимости в за­висимости от того, освобождено лицо от всего срока назначенного судом наказания либо от его дальнейшего отбывания. Основания для освобождения лица от наказания могут быть самыми разными: условно-досрочное осво­бождение, амнистия, помилование, истечение срока давности обвинительно­го приговора, освобождение от наказания по болезни и т.д. Законодатель не проводит четкого различия между лицами, которые в силу освобождения от наказания не являлись судимыми, и лицами, которые перестали быть суди­мыми вследствие освобождения их от наказания.

В правоприменительной практике этот вопрос также решается неодно­значно. Зачастую при назначении наказания суды необоснованно ссылаются на судимость за преступление, от отбывания наказания за которое лицо было освобождено. Так, Е., ранее судимый 21.02.2005 г. по совокупности преступ­лений к 4 годам лишения свободы условно, был освобожден от наказания в силу Постановления ГД ФС РФ от 19 апреля 2006 г. «Об объявлении амни­стии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России». При осуждении за вновь совершенные преступления по ч. 2 ст. 162 УК РФ и ч. 4 ст. 166 УК РФ суд учел прошлую судимость и назначил наказание в виде

См.: Постановление суда надзорной инстанции г. Ростов-на-Дону по делу N°44-y-618 [Электрон­ный ресурс] / РосПравосудие. - https://rospravosudie.com/court-rostovskii-oblastnoi-sud (дата обращения 26 марта 2014 г.)

лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Президиум

Самарского областного суда вынес решение о необходимости изменения в

отношении осужденного Е. приговора суда, исключив указание на судимость 3 87

и смягчив наказание . В данном случае Е. считался несудимым в связи с освобождением его от наказания актом амнистии.

Вместе с тем, если лицо в силу акта амнистии было освобождено от дальнейшего отбывания наказания, то судимость у него сохраняется. Этот вывод, на наш взгляд, следует из буквального толкования ч. 4 ст. 86 УК РФ. Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобож­ден от отбывания наказания, то срок погашения судимости исчисляется ис­ходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний. Так, в одном из постановлений суда надзорной инстанции содержится следующее определе­ние: «Вопреки доводам жалобы осужденного, оснований для исключения из приговора от 11 декабря 2002 г. отягчающего наказание обстоятельства - ре­цидив преступлений - не имеется, так как акт амнистии от 26 мая 2000 г., ко­торым П. был освобожден от дальнейшего отбывания наказания по пригово­ру от 3 сентября 1998 г., не предусматривал снятие судимости. На момент совершения преступления, за которое он осужден приговором от 11 декабря

2002 г., судимость по предыдущему приговору была не погашена и правиль- 388

но принята во внимание при назначении наказания»

Анализ судебной практики по применению актов амнистии судами раз­ных уровней позволяет утверждать, что ориентиром по вопросу признания в действиях лица рецидива преступлений является установление того факта, отбывало это лицо наказание в виде реального лишения свободы или нет. Ес­ли лицо фактически отбывало наказание в местах лишения свободы и было

См.: Постановление президиума Самарского областного суда по делу N°44y∕155-2010 [Электрон­ный ресурс] // РосПравосудие. - https://rospravosudie.com/court-samarskii-oblastnoi-sud (дата обращения 26 марта 2014 г.).

3“ См.: Постановление президиума Верховного Суда Республики Карелия по делу № 44-y-66∕2011 [Электронный ресурс] // РосПравосудие. - https://rospravosudie.com/court-verxovnvi-sud-respubliki-kareliya (дата обращения 26 марта 2013 г.).

досрочно освобождено от его отбывания по амнистии, то при повторном осуждении данная судимость при необходимых условиях будет образовывать рецидив преступлений; если акт об амнистии применен в отношении условно осужденных, осужденных, отбывание наказания которым отсрочено, а также осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы, либо осуж­денных к реальному лишению свободы и освобожденных от наказания при постановке приговора, то при повторном совершении ими умышленного преступления рецидив в их действиях отсутствует.

В юридической литературе также существуют мнения, что освобожде­ние от наказания далеко не всегда следует рассматривать в качестве факта, в связи с которым судимость утрачивает свое правовое значение. Следует со­гласиться, что если осужденный был освобожден из места лишения свободы

по акту об амнистии, он считается имеющим судимость, которая погашается 389

по правилам ч. 3 ст. 86 или 95 УК РФ

Лицо, совершившее совокупность преступлений, осужденное при реци­диве преступлений, по совокупности приговоров, в отношении которого ис­полняется несколько приговоров одновременно, также как и лицо, виновное и осужденное только за одно преступление, может быть досрочно освобож­дено актом об амнистии от дальнейшего отбывания наказания, либо может быть полностью освобождено от уголовной ответственности, в полном объе­ме или частично освобождено от дополнительного наказания. Такие лица считаются не имеющими судимости, если иное специально не оговорено в акте об амнистии. Таким образом, широта правовых последствий применения актов об амнистии требует более тщательного их отраслевого регулирования и четкого закрепления порядка и условий применения данного института в отношении лиц, совершивших несколько преступлений, непосредственно в актах об амнистии.

См.: Малков В.П. Освобождение от наказания как основание аннулирования судимости // Избран­ные труды. В 3 т. Т.1. Казань, 2011. С. 167-177.

Помилование осуществляется Президентом РФ в отношении индивиду­ально определенного лица, совершившего преступление и осужденного в форме обвинительного приговора суда к конкретной мере уголовного нака­зания. При наличии соответствующих конституционных положений (ст. 20, 29, 50 Конституции РФ) детальная процедура помилования установлена Ука­зом Президента РФ от 28 декабря 2001 г. «О комиссиях по вопросам помило­вания на территориях субъектов Российской Федерации» и Положением о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации390 . Актом помилования лицо, осужденное за преступление, может быть осво­бождено от дальнейшего отбывания наказания либо назначенное ему наказа­ние может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания. С лица, отбывшего наказание, актом помилования может быть снята судимость (ч. 2 ст. 85 УК РФ). Как правило, основным видом помилования является

освобождение от дальнейшего отбывания наказания, которое применяется в 391

92,4% случаев. На втором месте находится смягчение наказания - 7,6%

По своей правовой природе помилование относится к актам применения права, а сущность помилования заключается в освобождении от неотбытой части наказания. В Уголовном и Уголовно-исполнительном кодексах отсут­ствуют какие-либо формальные ограничения для применения помилования, а процедура принятия решения о помиловании не регулируется уголовно­процессуальным законом. Не решенным в законодательстве остается вопрос о сроках, по истечении которых после начала отбытия наказания возможны обращения за помилованием. Указ от 28 декабря 2001 г. также не установил каких-либо сроков применения помилования. Однако в и. 12 Положения за­креплено, что при рассмотрении ходатайств о помиловании принимается во внимание в том числе и срок отбытого (исполненного) наказания.

На практике помилование не связывается с отбытием определенной ча­сти срока назначенного наказания. Освобождение актом помилования от

См.: Собрание законодательства РФ. 2001. №53 (ч. 2). Ст. 5149.

1 См.: ГришкоА.Я. Амнистия и помилование. С. 109.

дальнейшего отбывания наказания допускается и по отбытии незначительной части срока назначенного наказания и даже сразу же по вступлении пригово­ра суда в законную силу32.

В специальной литературе высказываются различные мнения по этому

поводу. Некоторые ученые считают, что помилование следует применять

только после отбытия осужденным определенной части срока наказания и

это положение необходимо закрепить законодательно. Например, И.Л. Маро-

гулова указывала, что субъектом помилования может быть лицо, отбывшее 393

значительную часть срока назначенного наказания . По мнению других, необходимая часть срока должна быть не менее половины, а при рецидиве преступлений - не менее двух третей назначенного срока наказания, при от­бывании пожизненного лишения свободы - не менее двадцати лет394 . Согла­симся с мнением авторов, считающих формализацию сроков, по отбытии ко­торых возможно применение помилования, противоречащей природе данно­го института39', поскольку такой подход создает конкуренцию с условно­досрочным освобождением.

В то же время считаем целесообразным применять помилование только к определенной категории преступников. По мнению А.П. Козлова, следует сузить круг последствий помилования, оставив в качестве таковых только решение вопроса о применении смертной казни или пожизненного лишения свободы396 . Данное предложение представляется интересным с точки зрения нашего исследования, так как из практики назначения наказания видно, что пожизненное лишение свободы или смертная казнь назначаются лицам, со­вершившим, как правило, несколько тяжких или особо тяжких преступлений. С учетом складывающейся криминологической ситуации в стране и во всем

3.2 См.: Российское уголовное право. Учебник / Под ред. М.П. Журавлева, СИ. Никулина. М., 2008.С. 259: Комментарий к Уголовному Кодексу РФ (постатейный) / Под ред. А.П. Чучаева. М., 2009. С. 104.

3.3 См.: Марогулова ИЛ. Амнистия и помилование в российском законодательстве. С. 85.

3.4 См.: Ханмагомедов С.З. Помилование: уголовно-правовые и криминологические аспекты (по ма­териалам Республики Дагестан): автореф. дис. .. .канд. юрид. наук. Махачкала, 2006.

3,3 См.: ТкачевскийЮ.М. Помилование//Законодательство. 2003. №4. С. 54-62; СаженковЮ.В., Се­ливерстов В.И. Правовые проблемы помилования в России. М., 2007. С. 91.

396 См.: Козлов А.П. Уголовная ответственность: понятие и формы реализации. С. 598.

мире имеет смысл рассмотреть вопрос и о дополнении перечня осужденных,

к которым помилование не должно применяться. Речь идет об осужденных за

терроризм, наркоторговлю, похищение людей и другие особо тяжкие пре- 397

ступления

Есть и еще одна проблема: в законодательстве отсутствует регулирова­ние вопросов, связанных с возможностью применения помилования к лицам,

ранее судимым, совершившим умышленное преступление в период испыта­тельного срока при условном осуждении, к которым ранее применялись по­милование, амнистия или условно-досрочное освобождение от наказания ли­бо которым ранее производилась замена наказания более мягким. На наш взгляд, нецелесообразно повторное применение помилования во всех пере­численных случаях, хотя ни в Конституции РФ, ни в других нормативных ак­тах число обращений за помилованием не ограничено. В том и состоит ис­ключительность института помилования, что обращаться осужденный может в самых сложных для него ситуациях, но помилованным должен быть только один раз. В противном случае при неоднократном помиловании это форми­рует как у самого осужденного, так и в общественном сознании чувство без­наказанности и вседозволенности за содеянное, порождает недовольство у

потерпевших и их родственников, подрывает их веру в справедливость ин­ститута помилования.

В отличие от амнистии, при помиловании личность осужденного оцени­вается значительно шире: в соответствии с Положением о порядке рассмот­рения ходатайств о помиловании при обсуждении вопроса принимаются во внимание характер и степень общественной опасности совершенного пре­ступления; поведение осужденного во время отбывания или исполнения наказания; срок отбытого (исполненного) наказания; совершение осужден­ным преступления в период назначенного судом испытательного срока

условного осуждения; применение ранее в отношении осужденного акта ам-

См.: Гаврилов Б.Я., Павлинов А.В. Некоторые вопросы законодательного обеспечения борьбы с проявлениями терроризма и насильственного экстремизма " Российский следователь. 2006. № 2. С. 21 -27.

нистии, помилования или условно-досрочного освобождения от наказания; возмещение материального ущерба; данные о личности осужденного, вклю­чающие состояние здоровья, семейное положение, возраст и другие обстоя­тельства, если комиссия сочтет их существенными для рассмотрения хода­тайства.

В совокупности эти данные принимаются во внимание и при примене­нии условно-досрочного освобождения от отбывании наказания, замене не­отбытой части наказания более мягким видом наказания, переводе из испра­вительного учреждения одного вида в другое. Если мы ведем речь о лицах, доказавших свое исправление и не нуждающихся в полном отбывании назна­ченного судом наказания, то вмешательство высшего органа власти в реше­ние вопроса об освобождении от наказания является неуместным, с этим вполне может справиться суд. Следовательно, помилование должно быть связано только с теми лицами, у которых возникли проблемы иного рода, не связанные с их исправимостью и судебными ошибками. Тем более, что ши­роко известны случаи применения помилования к виновным, вовсе не свя­занные с доказанностью их исправления и носящие характер социальной це­лесообразности (например, Указ Президента РФ от 20.12.2012 г. № 922 о по­миловании М.Б.Ходорковского или в связи с известными договоренностями в рамках Евросоюза).

Помилование должно стать исключительным явлением в отношении осужденных к смертной казни или пожизненному лишению свободы, ибо оно не создает никаких препятствий для дальнейшего освобождения или смягче­ния наказания. Так, П. осужден 7 мая 1993 г. Красноярским краевым судом по совокупности преступлений к наказанию в виде смертной казни с конфис­кацией имущества. На основании Указа Президента РФ от 9 января 1999 г. П. помилован и смертная казнь заменена пожизненным лишением свободы. Осужденный обратился в суд с ходатайством о приведении приговора в соот­ветствие с действующим законодательством и о снижении назначенного наказания. Постановлением Соликамского городского суда Пермского края

от 15 июля 2011 г. приговор в отношении П. изменен и в результате ему назначено 10 лет лишения свободы. Позиция суда обоснована тем, что акт о помиловании в силу его предназначения не может расцениваться как ухуд­шающий положение осужденного и препятствующий реализации им права на смягчение его участи, в том числе если после помилования в ходе исполне­ния наказания новым законом ответственность за совершенное правонару­шение устранена или смягчена’98.

Более того, в дальнейшем может иметь место и применение амнистии, если такое ограничение не предусмотрено в самом акте об амнистии. Напри­мер, акт амнистии в связи со 100-летием Государственной Думы от 19 апреля 2006 г. предусматривал, что амнистия не распространяется на осужденных, освобождавшихся после 1993 г. от наказания в порядке помилования (или амнистии) и вновь совершивших умышленное преступление’99. То, что это положение не нарушает конституционных прав и свобод указанной катего­рии осужденных и не противоречит Конституции РФ, подтвердил и Консти­туционный Суд РФ 4 0 0 .

Полагаем, что повышению эффективности института помилования как одного из проявлений принципа гуманизма к осужденному со стороны госу­дарства будет способствовать дальнейшее совершенствование его законода­тельной регламентации, в том числе и в отношении лиц, совершающих мно­жественные преступления.

Итак, представляется возможным определить следующие перспективы развития теоретических и нормативных положений некоторых видов досроч­ного освобождения при наличии множественности преступлений.

См.: Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда. Дело №22-5305 [Электронный ресурс] // Рос Правосудие. - https://rospravosudie.com (дата обращения 30.03.2014 г.)

Российская газета. 2006. 21 аир.

См.: Определение Конституционного Суда РФ «По запросу Ачинского городского суда Краснояр­ского края о проверке конституционности подпункта 5 пункта 9 Постановления Государственной Думы «Об объявлении амнистии в связи со 100-летием Государственной Думы в России»» от 7 декабря 2006 г. // СПС «КонсультантПлюс» - www.consultant.ru

1. Условно-досрочное освобождение в отношении осужденных при множественности преступлений не должно рассматриваться как некое уни­версальное средство освобождения и применения его ко всем осужденным без исключения. Условно-досрочное освобождение следует относить к эле­ментам прогрессивной системы отбывания наказания и, соответственно, применять его необходимо, только если осужденный прошел все иные сту­пени, свидетельствующие о его стремлении к исправлению как основной це­ли исполнения наказания.

2. Осужденные впервые за множественность преступлений и осужден­ные неоднократно или при рецидиве преступлений - разные по своей крими­нологической сущности лица, поэтому при условно-досрочном освобожде­нии необходимо учитывать их психологическую готовность соблюдать нор­мы поведения после освобождения.

3. При постановке вопроса о возможности применения условно­досрочного освобождения для лиц, отбывающие наказание при любой форме множественности преступлений, следует исходить из следующих сроков от­бытия наказания: не менее !4 срока за преступления небольшой и средней тяжести; 7з срока, если хотя бы одно из преступлений относится к категории тяжкого, и % срока - к категории особо тяжкого. При этом характеристика личности осужденного должна включать сведения о целесообразности условно-досрочного освобождения. Лица при особо опасном рецидиве пре­ступлений не подлежат условно-досрочному освобождению.

4. Поскольку институт амнистии не предусматривает исправление осуж­денного как необходимое условие для его освобождения, то и характеристика личности не имеет столь существенного значения, как при У ДО. В актах о применении амнистии необходимо более детально указывать условия ее рас­пространения на конкретную категорию осужденных при различных прояв­лениях множественности преступлений.

5. Помилование осужденных за множественность преступлений не должно конкурировать с институтом условно-досрочного освобождения. Со­ответственно помилование этой категории осужденных должно стать исклю­чительным явлением в отношении лиц, приговоренных к смертной казни или пожизненному лишению свободы. В отношении одного и того же лица поми­лование может осуществляться только один раз.

<< | >>
Источник: КОРОТКИХ Наталья Николаевна. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ УЧЕНИЯ О МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ И УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Владивосток, 2016. 2016

Еще по теме § 4. Особенности применения законодательства о множественности преступлений при досрочном освобождении от отбывания наказания:

  1. § 4. Право
  2. § 2. Неоднократность хищения
  3. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  4. § 3. Основные положения уголовного законодательства о наказании
  5. § 1. Понятие и виды совокупности преступлений
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. § 3. Теоретическое обоснование модели уголовно-правового института множественности преступлений в уголовном законодательстве России
  8. § 2. Проблемыквалификация преступлений при наличии рецидива
  9. § 3. Проблемы квалификации преступлений при иных проявлениях множественности
  10. § 1. Проблемы применения норм уголовного закона при назначении наказания за множественность преступлений
  11. § 2. Проблемы реализации целей наказания при его исполнении в отношении осужденных за множественность преступлений
  12. § 3. Проблема определения критериев классификации осужденных за множественность преступлений по видам исправительных учреждений и выбора условий отбывания наказания в виде лишения свободы
  13. § 4. Особенности применения законодательства о множественности преступлений при досрочном освобождении от отбывания наказания
  14. § 2. Особенности правового статуса осужденного за множественность преступлений
  15. § 3. Особенности воспитательного воздействия на осужденных, отбывающих наказание за множественность преступлений
  16. § 4. Проблемы совершенствования уголовного и уголовно­исполнительного законодательства в области противодействия множественности преступлений
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -