<<
>>

§ 1. Уголовно-исполнительная политика России и особенности ее реализации применительно к институту множественности преступлений

Необходимость обращения к вопросу реализации уголовно­исполнительной политики обоснована тем, что цели наказания в отношении осужденного за множественность преступлений должны быть достигнуты именно в процессе его исполнения.

Нормами уголовно-исполнительного права предусмотрена определенная система средств, с помощью которых личность преступника можно рассматривать как объект не только уголовно­правового, но и уголовно-исполнительного воздействия. Кроме того, с уче­том роста числа лиц, ранее совершавших преступления, актуальным с точки

зрения индивидуализации исполнения наказания является учет социально­психологического статуса и субъективной активности неоднократно судимых для повышения эффективности работы учреждений и органов, исполняющих наказания. Уголовно-правовая и уголовно-исполнительная политика как со­ставляющие единой уголовной политики государства, имеют общую цель - снижение уровня преступности либо эффективный ее контроль. Однако, не­смотря на произошедшее в последнее десятилетие реформирование институ­та множественности преступлений (в том числе значительную гуманизацию назначения наказания за множественность преступлений) и уголовно­исполнительной системы России, снижения повторной преступной деятель­ности пока не зафиксировано.

Современная уголовная политика государства по противодействию пре­ступности вызывает у ученых-специалистов и практиков неоднозначные оценки. Одни из них приветствуют ориентацию на либерализацию и гумани­
зацию уголовной политики, которые были поставлены во главу угла при раз­работке и принятии нового УК РФ, а впоследствии и при внесении в него тех или иных изменений и дополнений. Другие - не только ставят такой подход под сомнение, но и усматривают в нем серьезные негативные последствия. Так, если СИ. Иванов утверждает, что уголовная политика современной Рос­сии является по своей сути политикой с рецидивами репрессивной модели и не соответствует идеологии и пропагандируемым демократическим ценно­стям401, то, по мнению Э.Ф. Побегайло, напротив, уголовная политика России

излишне и неоправданно либеральна, а в некоторых случаях и недостаточно 402

репрессивна

Уголовно-исполнительная политика, являясь частью уголовной полити­ки, определяет цели и задачи, принципы и основные направления, формы и методы деятельности государства по обеспечению исполнения наказания,

исправлению осужденных и предупреждению совершения ими новых пре- "403

ступлений

Уголовно-исполнительная политика закреплена в Уголовно­исполнительном кодексе, в иных законах и подзаконных актах, связанных с исполнением и отбыванием наказаний. Эта политика базируется на вырабо­танных международным сообществом положениях об обращении с осужден­ными, соответствующих международных актах, достижениях науки и прак­тики.

В основание уголовно-исполнительной политики должно быть положе­но право, которое определяет ее содержание, базируется на комплексе прин­ципов, правил, идей, имеющих непосредственное отношение к сфере проти­водействия преступности посредством исполнения (отбывания) наказания

См.: Иванов СИ Уголовная политика Российской Федерации: политолого-криминологаческий и уголовно-правовой аспекты: автореф.

дис. ...канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 7-8.

См.: Побегайло Э.Ф. Зигзаги и парадоксы современной российской уголовной политики // Пуб­личное и частное право. 2012. № 3. С. 129-137. Такого же мнения придерживаются и другие авторы, наир., см.: Босхолов С.С, Бадмаева Б.Б. О понятии и критериях криминологической обоснованности гуманизации уголовной политики // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2012. № 3 (21).С.28-35.

См.: Уголовно-исполнительное право / Под ред. В.И. Селиверстова. М.: Юриспруденция, 2001.С. 5.

или иных мер уголовно-правового характера. К числу таких идей (принци­пов) можно отнести: а) представления об исключительном праве государства на использование уголовно-правовых средств воздействия; б) представления о границах свободы личности, правовом статусе осужденного, обусловлива­ющие необходимость ограничения основных прав и свобод человека; в) представления о сохранении человеческого достоинства в процессе исполне­ния (отбывания) наказания; г) представления об обязанности государства и общества в оказании помощи осужденным и ресоциализации лиц, отбывших наказания и претерпевших иные меры уголовно-правового характера; и т.д. Эти положения могут образовывать фундамент уголовно-исполнительной

политики.

Полагаем, что можно говорить в рамках указанных идей о возможности (условного) выделения отдельной составной части уголовно-исполнительной политики в отношении лиц, осужденных за множественность преступлений. Такое предположение подкрепляется наличием следующих особенностей в: а) существовании специальных правил назначения наказания за отдельные виды множественности преступлений; б) организации специальных учре­ждений по исполнению наказаний в отношении лиц, осужденных при реци­диве преступлений; в) правовых нормах, регулирующих условия и порядок отбывания наказания лицами, осужденными при рецидиве преступлений; г) ресоциализации указанной категории осужденных.

В то же время оценить реализацию тех или иных направлений уголовно­исполнительной политики именно за множественность преступлений до­вольно сложно. Поскольку в криминологии нет такого самостоятельного объекта познания, как множественность преступлений, то и в различных ста­тистических источниках множественность лишена собственной специфики и становится неотличимой от преступности в целом. Лицо, осужденное за множественность преступлений, также «растворено» в данных о лицах, име­ющих неснятые или непогашенные судимости, ранее привлекавшихся к уго­ловной ответственности, совершивших преступления при опасном или особо

опасном рецидиве. Согласимся с мнением, что в современной российской правовой науке отсутствует целостное представление о социологических и криминологических параметрах множественности преступлений. Именно это обстоятельство выступает одним из наиболее существенных факторов, пре­пятствующих надлежащему качеству уголовно-правовых реформ исследуе-

404

мого института

Количественный параметр множественности преступлений, согласно расчетам ряда криминалистов, за период 1970, 1980 и 1990 гг. составлял 41- 42%, с 2000 по 2012 гг. - в среднем 45,7%405 . Этот удельный вес лиц, совер­шивших несколько преступлений, образуют ранее судимые (в том числе ре­цидивисты), лица, которые ранее были судимы, но на момент судебного раз­бирательства считаются юридически несудимыми, и лица, которые впервые совершили два или более преступления. В статистических данных МВД РФ этот показатель не намного отличается: в 2013 г. было выявлено 482 520 чел., ранее совершавших преступления, что составляет 47,7% от всего количества лиц, совершивших преступление, причем 66,7% из них были ранее судимы, в 2014 г. - 510 122 чел. (50,8%), из них ранее судимы - 60,4%, в 2015 г. - 556 914 чел. (52%), из них ранее судимы 54,5%406 . Конечно, этот показатель нельзя рассматривать как сведения собственно о множественности преступ­лений, поскольку в нем не находят своего точного отражения данные о коли­честве лиц, впервые совершивших совокупность преступлений, о количестве преступлений, входящих в совокупность, и др. Но даже те сведения, которые имеются, говорят о том, что практически каждый второй осужденный совер­шил более одного преступления.

Охарактеризовать основные направления уголовно-исполнительной по­литики применительно к институту множественности преступлений мож­но было бы посредством анализа практики назначения и исполнения наказа-

4 0 4 См.: Досаева Г.С. Множественность преступлений. С. 124-125.

4 0 5 См.: Уголовное право на современном этапе: проблемы преступления и наказания под ред. Н.А. Беляева. СПб., 1992. С. 229; Досаева Г.С. Множественность преступлений. С. 129.

404 См.: Состояние преступности за январь-декабрь 2013 г., 2014 г., 2015 г. Официальный сайт МВД РФ. - www.mvd.rn.

ний, т.е. выяснив вопрос, насколько сурово государство оценивает множе­ственную преступную деятельность и насколько жестко обращается с право­нарушителями в период отбывания ими наказания.

Исходя из данных статистического наблюдения МВД РФ и Судебного департамента при Верховном Суде РФ можно представить картину назнача­емости наказаний и получить информацию о числе лиц, ранее совершавших преступления. Для анализа взят период с 2010 г. - года утверждения Концеп­ции развития УИС РФ до 2020 г. 407 ,чтобы проследить тенденции реализации данной программы, в том числе и в отношении осужденных за множествен­ность преступлений.

Так, по данным официальной статистики, ежегодно начиная с 2010 г. число зарегистрированных преступлений неуклонно снижается, и эта тен­денция наблюдается уже не первый год. В абсолютном выражении преступ­ность с 2010 г. по 2014 г. сократилась на 438 221 преступление. При этом за­метно увеличилась доля лиц, ранее совершавших преступления: с 35,9% в 2010 г. до 52% в 2015 г., а также доля лиц, совершивших преступление при опасном или особо опасном рецидиве: с 3,8% в 2010 г. до 9,7% в 2014 г.

Показатели назначаемости наказаний в целом можно соотнести с коли­чеством лиц, находящихся на учете в УИИ, и контингентом лиц, находящих­ся в исправительных учреждениях. Например, доля лишения свободы в об­щем объеме назначаемых наказаний остается стабильной - на уровне от 32,1% до 34,9%;значительно увеличилась доля лиц, которым назначаются исправительные работы: с 4,9% в 2010 г. до 10,4% в 2014 г. (см. диаграмму

КЭ-

См.: Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. Утв. распоряжением Правительства РФ № 17772-р от 14 октября 2010 г. / СЗРФ. 2010. №43. Ст. 5544.

Диаграмма 8.

Виды наказаний, назначаемых осужденным с 2010 по 2015 гг. (в % от общего числа осужденных)

И

2010

2011 2012 2013 2014 2015

лишение свободы

исправительные работы

обязательные работы

штраф

ограничение свободы

При этом более 60% осужденных к лишению свободы являются лицами, имеющими на момент вынесения приговора неснятую и непогашенную су­димость: в 2010 г . - 64,5%, в 2011 г. - 64,2%, в 2012 г. - 65,3%, в 2013 г. - 64,6%, в 2014 г. - 63,2%, в 2015 г. - 62,6%; к исправительным работам приго­вариваются около 26-30% осужденных, имеющих неснятую и непогашенную судимость; к обязательным работам - от 16 до 19% осужденных с неснятыми и непогашенными судимостями (см. диаграмму 9).

Диаграмма 9.

Виды наказаний, назначаемых осужденным, имеющим неснятую и непо­гашенную судимость в 2010 - 2015 гг. (в % от общего числа лиц, пригово­

ренных к конкретному виду наказания)

7(Ь
60
50
40
30
20
10
0

• лишение свободы

• исправительные работы

• обязательные работы

• штраф

Ограничение

2011 2012 2013 2014 2015 свободы

На фоне снижения регистрируемой преступности в целом и уменьшения доли осужденных к лишению свободы за пять лет на 21% (с 265 840 чел. в

2010 г. до 209 448 чел. в 2014 г.), в условиях сохранения тенденции неуклон­ной гуманизации уголовной политики это может свидетельствовать о росте тяжести совершаемых преступлений и общем ухудшении криминальной об­становки. Повышение концентрации особо опасных преступников в местах лишения свободы приводит к обострению проблем реализации уголовно­исполнительной политики в отношении этой категории осужденных.

Говоря о тенденциях судебной практики при назначении уголовных наказаний, нельзя обойти вниманием тот факт, что доля условно осужденных к лишению свободы также остается достаточно высокой, на уровне 30% от всех осужденных.

Диаграмма 10.

Доля лиц, осужденных условно за период с 2010 по 2015 гг. (в % от об-

щего числа осужденных)
40,
35
30 •условно осужденные всего
25
20
15 Іусловно осужденные,
10 имеющие неснятую и
5 1

0 ™

.11 111 непогашенную судимость
2010 2011 2012 2013 2014 2015

Так, в 2014 г. 27,8% от всех осужденных приговорены к условной мере наказания, в 2010 г. данный показатель составлял 36,4%, при этом почти 15% условно осужденных в 2014 г. признаны совершившими преступление при наличии опасного или особо опасного рецидива, чего практически не было в предыдущие годы. От общего количества условно осужденных доля лиц с неснятыми и непогашенными судимостями составила в 2010 г. 19,2%, в 2011 г. - 24,7%, в 2012 г. - 31,8%, в 2013 г. - 32,6%, в 2014 г. - 31,7%, в 2015 г. - 30,7%. Среди лиц, имеющих неснятую и непогашенную судимость на момент

совершения преступления, также от 22% до 28% осужденным суд назначает отбывание наказания условно.

Кроме того, доля осужденных, повторно совершивших преступление в период испытательного срока, остается стабильно высокой: в 2010 г. - 49,9%, в 2011 г. - 50,2%, в 2012 г,- 48,6%, в 2013 г. -44,3%, в 2014 г. -44,2%, в 2015 г. - 42,9%. В Концепции развития УИС для эффективного контроля за такими осужденными предлагается ввести программы психологической кор­рекции личности и изменения поведения. Остается только при этом понять, кто будет проводить такую работу с осужденными, когда планируется увели­чение контингента лиц, состоящих на учете в УИИ примерно до 700-800 тыс. в год, если уже сейчас на одного инспектора УИИ приходится свыше 100 чел., а увеличение нагрузки должно быть еще в 1,5-2 раза. В Концепции ре­форматоры так и не определились, стоит ли им увеличивать штатную чис­ленность уголовно-исполнительных инспекций или нет: в одном пункте ска­зано о закреплении в 2,1% от среднегодовой численности осужденных, в дру­гом - о реализации политики сокращения работников уголовно­исполнительной системы за счет использования в работе инновационных технологий.

По-прежнему доля осужденных к лишению свободы условно за совер­шение не одного либо не первого преступления, как и за совершение тяжких и особо тяжких преступлений вообще, значительно превышает применяе­мость уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы. А.В. Наумов верно отмечает, что резервы действующих санкций практически не исполь­зуются, а при назначении наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления

г 408

верхние пределы «урезаны» судебной практикой едва ли не полностью Однако если к лицам, имеющим судимость, лишение свободы условно при­менялось в 2010 г. к 19,2% осужденных, то в 2014 г. уже к 31,7%. Когда, не­смотря на тяжесть преступлений, большая часть осужденных приговаривает-

См.: Наумов А.В. Об уголовной политике в области назначения и исполнения наказания //Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2008. №4. С. 3-8.

ся к условному осуждению, положение нельзя считать нормальным. Восста­новительная функция уголовного права при этих условиях явно не достигает

409

своей цели

Между тем карательный потенциал условного осуждения намного меньше, чем иных наказаний, не связанных с лишением свободы. Так, на условно осужденного не возлагается обязанность денежного взыскания, как при штрафе, не возлагается обязанность трудиться в свободное от работы или учебы время, как при обязательных работах, из заработной платы услов­но осужденного не удерживается денежная сумма в доход государства, как при исправительных работах.

Наличие большого процента приговоров с условным осуждением к ли­шению свободы лиц, в отношении которых так и не были достигнуты цели предыдущих наказаний, говорит о том, что судебная практика не в достаточ­ной мере оценивает общественную опасность личности преступника, неод­нократно совершавшего преступления.

Нельзя отрицать, что формирование уголовно-исполнительной политики и особенно эффективность ее реализации применительно к институту мно­жественности преступлений во многом зависят от стратегии уголовной поли­тики в целом в данной области. Стратегия уголовно-исполнительной полити­ки в настоящее время заключается в гуманизации исполнения и отбывания наказаний, демократизации деятельности исправительных учреждений, обес­печении защиты осужденных, определении новых видов уголовных наказа­ний, альтернативных лишению свободы, существенных преобразованиях в производственной деятельности исправительных учреждений, привлечении общества к исправлению осужденных.

Социальная дезорганизация общества, углубление социальных противо­речий отрицательно влияют на формирование уголовно-исполнительной по­литики в сторону ее ужесточения. Сейчас существуют два подхода к предна­значению уголовно-исполнительной системы в отношении наиболее опасной

4” См.: Филимонов В. Д. Охранительная функция уголовного права. СПб., 2003. С. 195.

категории осужденных (совершивших несколько тяжких и особо тяжких пре­ступлений, при опасном либо особо опасном рецидиве преступлений). Пер­вый - она должна только исполнять уголовные наказания, второй - необхо­димо ориентироваться на исправление. Хотя второй подход имеет официаль­ную поддержку и нормативно закреплен, однако по существу вся система (особенно пенитенциарные учреждения) внутренне склонна к первому под­ходу.

Уголовно-исполнительная политика государства должна заключаться в активном инвестировании в программы по профилактике преступлений и ре­абилитации бывших осужденных. Изменение стратегии политики государ­ства в указанной социальной сфере происходит в последние годы. Оно обу­словлено новыми политическими позициями в отношении прав человека, в том числе осужденных, новыми экономическими отношениями, существен­ными преобразованиями в производственной деятельности исправительных учреждений и иными установками на роль труда осужденных, изменением организационных основ уголовно-исполнительной системы.

На уголовно-исполнительную политику оказывает влияние и ориентация на международные стандарты и правила обращения с осужденными. С при­нятием нового УИК РФ некоторые его положения были изменены и допол­нены в свете новой редакции Европейских пенитенциарных правил, утвер­жденных комитетом министров Совета Европы 11 января 2006 г.410 Многие изменения и дополнения норм УИК РФ обусловлены реализацией принципа гуманизма в обращении с лицами, отбывающими наказание, в результате че­го существенно расширены права осужденных.

Интеграция с мировым сообществом стала существенным фактором об­новления российского уголовно-исполнительного законодательства. Так, со­гласно ст. 3 УИК РФ законодательство и практика его применения основы­ваются на строгом соблюдении гарантий защиты от пыток, насилия и другого

410 См.: Рекомендация NRec (2006) 2 Комитета Министров Совета Европы «Европейские пенитенци­арные правила» (принята 11.01.2006 на 952-ом заседании представителей министров) [Электронный ресурс] И Режим доступа URL - http ://base.consultant.ru/cons/ (дата обращения 6 февраля 2014 г.).

жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осуж­денными. Также закрепляется верховенство международных договоров Рос­сийской Федерации в осуществлении внутригосударственной практики ис­полнения наказаний, содержатся условия, при которых реализуются реко­мендации (декларации) международных организаций по вопросам исполне­ния наказаний и обращения с осужденными. Сегодня в России уже взят курс на гуманизацию режима отбывания наказания, сокращение численности осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, активизиро­валась работа по улучшению бытовых условий содержания осужденных. Многие положения отечественного уголовно-исполнительного законодатель­ства по материально-бытовому обеспечению осужденных, в том числе в об­ласти привлечения осужденных к труду, приведены в соответствие с между­народными стандартами и реализуются на практике.

Однако в реформе уголовно-исполнительного законодательства имеются и проблемы, связанные, в частности, с рассогласованностью направлений единой уголовной политики России. Поскольку уголовно-исполнительная политика тесно взаимосвязана с политикой уголовно-правовой, то все коле­бания последней неминуемо сказываются на направлениях политики испол­нения наказаний.

Криминализация и декриминализация, пенализация и депенализация, гуманизация и либерализация являются основными направлениями уголов­ной политики современного российского государства411. Стремление законо­дателя к изменению уголовно-правовой политики проявляется в лавинооб­разном принятии федеральных законов, изменяющих и дополняющих УК РФ. Уголовно-правовые дефиниции в случае их модификации значительно трансформируют правовую природу уголовно-правовых категорий и оказы­вают существенное воздействие на уголовно-исполнительную политику. Примерами неоправданных либо неудачных новелл УК применительно к ин-

,'1 См.: Епихнн А.Ю. Основные направления уголовной политики России на современном этапе / Вестник Удмуртского университета. 2012. Вып. 3. С. 140-145.

статуту множественности преступлений стали: а) упразднение неоднократ­ности как вида множественности преступлений и оставление ее как признака некоторых составов преступлений, б) исключение судимости как квалифици­рующего признака из всех составов преступлений и последующее возвраще­ние его в таком же качестве в отдельно взятую группу преступлений, в) по- ставление под сомнение принципа справедливости - в плане соразмерности наказания характеру и степени общественной опасности совершенного пре­ступления (вид рецидива перестал влиять на нижнюю минимальную границу наказания, к тому же суд и вовсе не обязан учитывать эту границу при нали­чии условий, перечисленных в ст. 68 УК РФ), г) запутывание правил квали­фикации и назначения наказания по совокупности преступлений, д) наруше­ние принципа законности введением в УК РФ правил административной преюдиции, в результате чего повторное совершение административного де­ликта «превращается» в преступление и др.

Фрагментарность изменений уголовного законодательства, порождаю­щая его противоречивость, отсутствие комплексного подхода к решению проблемы способствуют кризисным явлениям не только в отечественном уголовном праве как отрасли права, но и во всех отраслях права криминаль­ного цикла и практике его применения. Общеизвестно, что уголовный закон и наказание - не панацея в борьбе с преступностью, что не только эти сред­ства в состоянии удерживать социально-терпимую планку общественно опасного поведения. На противодействие преступности нацелены силы и средства не только уголовно-правовой, но и иных составляющих уголовной политики - уголовно-исполнительной, уголовно-процессуальной, кримино­логической. Расценивая сегодняшнее состояние российской уголовной поли­тики как кризисное, ученые и практики называют одной из причин этого от­сутствие четко сформулированных и принятых на соответствующем уровне
концептуальных основ политики государства в сфере борьбы с преступно­стью в целом412.

Печальным примером такой рассогласованности можно считать и Кон­цепцию развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. Еще на стадии разработки проекта Концепции многие ее положе­ния подверглись критике. Среди прочего высказывались упреки в том, что Концепция, разработанная силами ведомства, не обоснована экономически, в должной мере не опирается на научные данные, в том числе - на результаты Специальной переписи осужденных к лишению свободы 2009 г., на судеб­ную практику. Концепция неизбежно затрагивала вопросы закрепленной в Уголовном кодексе системы наказаний и уголовно-судебной политики, одна­ко представители законодательных органов, Генеральной прокуратуры, Вер­ховного Суда, Министерства внутренних дел к непосредственной разработке проекта Концепции привлечены не были. В результате многие ее существен­ные положения остаются нереализованными, а ее принятие, как свидетель­ствует статистика, не оказало почти никакого влияния на судебную практи-

413

ку .

В качестве одного из результатов реализации Концепции развития уго­ловно-исполнительной системы РФ до 2020 г. должно стать расширение сфе­ры применения уголовно-правовых мер, не связанных с лишением свободы. Как ранее нами было показано, в отношении осужденных за множествен­ность преступлений наказание в виде лишения свободы осталось на прежнем уровне и даже увеличилось число осужденных к лишению свободы условно. Достичь этой цели можно как прогрессивным способом, т.е. путем снижения количества преступных деяний, так и реакционным - необоснованной кор-

См.: Коробеев А.И. Уголовно-правовая политика // Правовая политика России (общетеоретические и отраслевые проблемы) /Под науч. ред. А.В. Малько. М.: Юрлитинформ, 2014. С. 152.

См.: Селиверстов В.И. Концепция развития уголовно-исполнительной системы должна быть изме­нена // Уголовно-исполнительная политика, законодательство и право: современное состояние и перспекти­вы развития. М.: Юриспруденция. 2014. С. 159-167; Он же. Тюрьмы не должны быть основным видом нака­зания // Независимая газета. 2012. 2 окт.; Уткин В.А. Альтернативные санкции в России: состояние, пробле­мы, перспективы. М., 2013. С. 15; Коробеев А. Лестница уголовных наказаний в России: понятие, классифи­кация и виды. Saarbrucken, LAPLAMBERTAcademicPublishing, 2014.С. 532-534.

рекцией статистических данных, тотальной гуманизацией уголовного зако­нодательства, не соответствующей криминальной обстановке в стране. Гума­низация как направление уголовной политики проявляется в выделении ос­нований и условий применения более мягкого уголовного наказания или освобождения от него при наличии определенных условий и обстоятельств совершения преступления. Однако, на наш взгляд, недооценивается, что ли­берализация может проявляться только в отношении тех лиц, которые осуж­дены за совершение преступлений небольшой и средней тяжести. Между тем, согласно официальной статистике, в местах лишения свободы отбывают наказание более 80% лиц, осужденных за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, неоднократно судимых, при опасном и особо опасном реци­диве. В отношении этой категории осужденных возможности либерализации крайне ограничены. Хотя общее гуманистическое направление реформиро­вания уголовно-правовой политики соответствует целям и задачам Концеп­ции развития УИС, в то же время бескомпромиссное смягчение уголовного законодательства неспособно привести к снижению преступности как конеч­ной цели уголовной политики в целом.

Важнейшей задачей уголовно-исполнительной политики является по­вышение эффективности деятельности УИС по исполнению наказания с тем, чтобы максимально обеспечить достижение целей наказания - исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений. Увеличе­ние доли лиц, осужденных при опасном или особо опасном рецидиве практи­чески в два раза (см.выше) свидетельствует о проблемах в данной сфере. Ре­ализация этой задачи невозможна без осуществления политики, специально направленной на предупреждение преступлений путем устранения причин и условий, их порождающих. Так, в Концепции развития уголовно­исполнительной системы не предусмотрено создание системы учета не толь­ко рецидива вообще, но и постпенитенциарного рецидива. Между тем из­вестно, что особое воздействие на рецидив оказывают факторы (позитивные
или негативные), влияющие на эффективность исполнения наказаний в от­ношении осужденных.

Необходимо на постоянной мониторинговой основе отслеживать уро­вень рецидива в стране с тем, чтобы разработать комплекс мер, позволяющих нивелировать причины, провоцирующие рост рецидивной преступности, особенно в постпенитенциарный период. Для успешной постпенитенциарной реабилитации необходим целый комплекс мероприятий. Например, целена­правленная работа с освобожденными лицами требует прогноза количества нуждающихся в помощи после освобождения, учета их социальных и иных характеристик. Это необходимо, чтобы планировать бюджетные ассигнова­ния, привлекать средства общественных организаций, формировать фонды и открывать центры социальной реабилитации, резервировать рабочие места, в особых случаях ориентировать медицинские учреждения, органы социальной защиты и правоохранительные органы. Отдельной нормой (ст. 182 УИК РФ) предусмотрено право освобождаемых на трудовое и бытовое устройство и другие виды помощи. К сожалению, это право не подкрепляется обязанно­стью государства в лице его учреждений и органов.

В качестве стратегической задачи в Концепции определялось совершен­ствование системы исправительных учреждений путем открытия тюрем об­щего, усиленного и особого режимов, а также колоний-поселений с обычным и усиленным наблюдением. Концепцией предусматривалось создать новые тюрьмы в 2013-2016 гг. Согласно предварительным расчетам, для содержа­ния осужденных к лишению свободы потребовалось бы открыть 246 тюрем общего режима, в том числе 58 тюрем для женщин, 161 тюрьму усиленного режима и 21 тюрьму особого режима, всего 428 тюрем414. Для преобразова­ния исправительных колоний в учреждения тюремного типа по европейскому образцу необходимы серьезные финансовые средства (примерно 1,8 трлн

См.: Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года //Собрание законодательства РФ. 2010. №43. Ст. 5544.

рублей), но в бюджете государства таких сумм на реформу УИС не преду­смотрено.

Решение о приостановке всей тюремной реформы было принято после заседания межведомственной рабочей группы при Минюсте РФ, которая за­нималась пересмотром и корректировкой основных положений Концепции развития уголовно-исполнительной системы (УИС) до 2020 г. В документ было внесено больше десятка различных поправок, а также полностью ис­ключено положение № 2 «Реформирование системы учреждений, исполня­ющих наказание в виде лишения свободы, и совершенствование их организа­ционно-структурного построения»415. Эти поправки в значительной степени осложняют реализацию всех остальных положений Концепции, особенно в части, касающейся предупреждения рецидива преступлений и ресоциализа­ции осужденных.

При этом предписывается совершенствовать уголовно-исполнительное законодательство в плане дифференциации содержания осужденных в зави­симости от характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, поведения во время отбывания наказания, криминального опыта (раздельное содержание впервые осужденных к лишению свободы и ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы, расширение основа­ний направления в колонию-по селение, с одной стороны, и перевода на тю­ремный режим, с другой стороны). В той или иной степени эти критерии уже предусмотрены при распределении осужденных по видам исправительных учреждений. Общая дифференциация определяет правовое положение осуж­денных, устанавливая различный характера режима отбывания наказания. Дополнительная дифференциация заключается в корректировке условий от­бывания наказания с некоторыми изменениями правового положения осуж-

41 s См.: Минюст и ФСИН пересмотрели тюремную реформу [Электронный ресурс] //Газета Известия. 2014. 22 сент. - http ://izvestia.ru/news/576960: Распоряжение Правительства РФ от 23.09.2015 N 1877-р «О внесении изменений в Концепцию развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года»// Собрание законодательства РФ. 05.10.2015. N40. ст. 5581.

денного. Например, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений или при повторном совершении умышленного преступления во время отбы­вания лишения свободы лишаются права передвижения без конвоя, выезда за пределы исправительного учреждения во время ежегодного отпуска и т.д. Необходима более детальная типология преступников: в зависимости от сте­пени их общественной опасности (наличия антисоциальных или асоциальных установок), мотива совершенного преступления, формы множественности преступлений, вида рецидива и т.д.

Реформы уголовного и уголовно-исполнительного законодательства не в полной мере отражают необходимость учета особой категории лиц, совер­шающих преступления при множественности преступлений. Лицо, соверша­ющее несколько преступлений, обладает повышенной степенью обществен­ной опасности. Это обстоятельство должно учитываться как при назначении уголовного наказания, так и при исполнении наказания. Особенности лично­сти, проявляющиеся в зависимости от формы множественности преступле­ний, необходимо учитывать при квалификации общественно опасных дея­ний, при выборе вида и размера наказания или применения иной меры уго­ловно-правового характера, при освобождении от уголовной ответственности или наказания, при организации воспитательного процесса во время испол­нения (отбывания) наказания для достижения целей исправления осужденно­го и предупреждения совершения новых преступлений. Реализация принципа индивидуализации исполнения наказания достигается с помощью оказывае­мого воздействия на осужденного в процессе отбывания наказания с учетом особенностей его личности, характера и обстоятельств совершения преступ­ления, наличия у осужденного позитивных и негативных связей и т.п. Однако законодательное регулирование указанного принципа на порядок ниже, чем регулирование принципа дифференциации. Отчасти это объясняется особой сложностью правового и психолого-педагогического механизма реализации индивидуализации исполнения наказания в отношении наиболее запущенной
категории осужденных, совершивших несколько преступлений, неоднократ­но судимых, при опасном и особо опасном рецидиве преступлений.

Учеными не раз высказывалась мысль о необходимости четкого форму­лирования концепций в рамках уголовной политики416. Кризис уголовной по­литики действительно достиг такой глубины, что она в конце-концов пере­стала существовать как устойчивый, стратегически осмысленный комплекс руководящих идей и потому постепенно утрачивает способность по- настоящему выполнять свое общественное предназначение, свою фундамен­тальную роль в рамках актуальной социальной политики государства417. Предназначение Концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 г. заключается в том, что она должна служить основой для организа­ции работы федеральных и региональных органов государственной власти и управления, местного самоуправления, учреждений и органов ФСИН России при решении вопросов, касающихся исполнения и отбывания различных ви­дов наказаний и иных мер уголовно-правового воздействия. Но может ли быть по-настоящему успешным реформирование части без реформирования целого? Ответ, думается, очевиден. Необходимо сформулировать концепцию уголовно-правовой политики, концепцию криминологической политики, концепцию уголовно-процессуальной политики. Все эти концепции должны быть взаимосвязанными и согласованными между собой, криминологически обоснованными, проработанными с точки зрения социально-экономической и прогностической оценок. Только тогда государство получит мощное сред­ство по противодействию преступности.

Итак, сделаем основные выводы:

1. Анализ законодательства в области назначения и исполнения наказа­ний, определения целей наказания, целей его исполнения, задач пенитенци­арной системы, статистические данные о количестве лиц, осужденных за множественность преступлений, свидетельствуют о том, что у государства

4“ См.: Голик Ю.В., Коробеев А.И. Реформа уголовного законодательства России: быть или не быть? ∕∕LexRussica. 2014. № 12.С. 1399-1408.

4” См.: Бабаев М.М., ПудовочкинЮ.Е. Проблемы российской уголовной политики. С. 105.

нет ясного представления о направлениях борьбы с данным феноменом. Со­ответственно направления уголовно-исполнительной политики государства в этой сфере также прослеживаются только фрагментарно, применительно к отдельным проявлениям множественности преступлений.

2. Центральной характеристикой не только рецидивной, но и в целом множественной преступной деятельности является личность преступника. Поэтому достижение целей наказания при его исполнении будет невозмож­ным при игнорировании специфических особенностей личности преступни­ка, совершившего несколько преступлений.

3. Предложенная Правительством РФ Концепция развития УИС РФ до 2020 г. не в полной мере отражает потребности учета и правового воздей­ствия на особую категорию лиц, совершающих множественные преступные деяния. Сокращение числа осужденных к лишению свободы не должно пре­вратиться в самоцель, необходима более эффективная социальная и психоло­гическая работа с осужденными в целях сокращения рецидива преступлений среди лиц, освобожденных из исправительных колоний, решение проблемы ресоциализации осужденных, отбывших наказание, более детальная типоло­гия преступников по видам исправительных учреждений и внутри них в за­висимости от степени общественной опасности личности, формы множе­ственности преступлений.

<< | >>
Источник: КОРОТКИХ Наталья Николаевна. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ УЧЕНИЯ О МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ И УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Владивосток, 2016. 2016

Еще по теме § 1. Уголовно-исполнительная политика России и особенности ее реализации применительно к институту множественности преступлений:

  1. §2. Реорганизация высших и центральных органов исполнительной власти в годы НЭПа
  2. Раздел  II. ПРАВО (Общая теория права. Право: общетеоретические понятияи определения)
  3. Все издания, предлагаемые в списке литературы, имеются в библиотеке БГУЭП.
  4. оглавление
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. § 2. Проблемы реализации целей наказания при его исполнении в отношении осужденных за множественность преступлений
  7. § 4. Особенности применения законодательства о множественности преступлений при досрочном освобождении от отбывания наказания
  8. § 1. Уголовно-исполнительная политика России и особенности ее реализации применительно к институту множественности преступлений
  9. § 2. Особенности правового статуса осужденного за множественность преступлений
  10. § 3. Особенности воспитательного воздействия на осужденных, отбывающих наказание за множественность преступлений
  11. § 4. Проблемы совершенствования уголовного и уголовно­исполнительного законодательства в области противодействия множественности преступлений
  12. Список литературы
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -