<<
>>

2.1. Сущностные свойства (качества) уголовного наказания



Уголовное наказание - специфическое средство правового регулирования общественных отношений. В таком качестве оно должно обладать общими свойствами средств нормативной регламентации. В теории государства и права в их числе упоминают государственный характер, формальную определенность, обеспеченность реализации принудительной силой государства и пр.
Не останавливаясь на их общетеоретической характеристике, отметим, что уголовное наказание, очевидно, воплощает в себе такие свойства.
Вместе с тем уголовное наказание имеет ряд особенностей по сравнению с иными средствами нормативно-правового регулирования. Это обусловлено репрессивностью его воздействия, спецификой его адресата, социальной ролью в государстве. Следовательно, есть некоторые особые требования, которые отвечают предназначению наказания, а также его характеру как лишению, ограничению. Кроме того, как заметил еще проф.Белогриц-Котляревский, «меры наказания не могут быть определены a priori, ибо в различные периоды общественного развития они подвергаются существенным переменам по различным причинам, например, по экономическим, так, практика некоторых наказаний, главным образом, тюремного заключения, требует постепенного накопления больших финансовых средств, или же по этическим, культурным...Вот почему теория, отказываясь от указания рода наказания, который отвечал бы всем эпохам, ограничивается определением лишь его качеств»1. Руководствуясь такими соображениями, наука уголовного права выявила ряд свойств, которым должно отвечать уголовное наказание.
1 Белогриц-Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права. Киев. 1903. С. 253.
116

Наибольший вклад в комплексном освещении данного вопроса в отечественной   науке   принадлежит   таким   дореволюционным   ученым

пенитенциаристам, как Н.Д. Сергеевский, Н.С. Таганцев, В.Д. Спасович, СП. Мокринский, И.Я. Фойницкий, А.Н. Любавский, А.А. Жижиленко, СВ. Познышев и др. Чем был обусловлен их интерес к уголовному наказанию в этот период? Видимо, импульсом послужило некоторое отставание отечественного законодательства от европейского в части представлений о том, каким должно быть уголовное наказание. Именно к этому периоду, по мнению Л.В. Багрий-Шахматова, в России начинается «складываться уклад гуманных идей», как ответ на широко практикующиеся телесные наказания и смертную казнь (на тот момент отмененных в ряде европейских стран).
Указанные авторы по разному называли «качества» уголовного наказания. А.О. Филиппов писал о «характерных чертах наказания»1, А.Ф. Кистяковский — о «желательных свойствах наказания» , СП. Мокринский - об «условиях, которым должно отвечать наказание»3, Д. Дриль - о «необходимых свойствах правомерного наказания»4 и т.д. Согласно словарю синонимов русского языка слова «свойственный», «присущий», «характерный» составляют один синонимичный ряд. Слова «свойственный», «присущий» употребляются как по отношению к внешним, так и внутренним свойствам, качествам, неотъемлемым от чего-либо, кого-либо; «характерный» - составляющий отличительную черту, особенность чего-либо, кого-либо5. Таким образом, несмотря на такую «палитру» названий, их филологическое содержание одинаково.
Речь идет о тех свойствах, которым должно отвечать уголовное наказание.
Филиппов А.О. О наказании по законодательству Петра Великого // Ученые записки императорского Моск. Ун-та. Отдел юридический. Вып. седьмой. М., 1891. С. 198.
2              Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник уголовного права. Часть Общая. Киев. 1891. С. 698.
3              Мокринский СП. Наказание, его цели и предположения. М., 1902. С. 3.
4              Дриль Д. Уголовное право. Лекции. С-Пб., 1909. С. 177.
5              Словарь синонимов русского языка. В двух томах. Т.2. Л., 1971. С. 403.

Несколько сложнее ситуация в философии (и логике) с терминами «свойство» и «качество». Б.М. Кедров, анализируя соотношение этих терминов, приходит к следующему выводу. «Качество и свойство - это не одно и то же. Качество неотъемлемо от вещи: его изменение означает изменение самой вещи: свойство же, напротив, связано с отношением вещи к

другим вещам и процессам природы. Значит оно относительно. При изменившихся условиях вещь может потерять свое свойство, но так, что сама останется той же качественно определенной вещью»1. К аналогичным выводам в своей работе приходит и А.И. Уемов. «Различие между качеством и свойством, — пишет он, - усматривается в следующем: а) свойство относительно, качество абсолютно; б) без тех или иных свойств вещь существовать может, уничтожение качества уничтожает вещь. ... Качество -существенное свойство. С исчезновением качества вещи данная вещь превращается в другую» . Таким образом, в зависимости от смысловой нагрузки «свойство» может подразумевать под собой как характеристику вещи, не отражающее ее сути (непосредственно «свойство»), а так же существенную, неотъемлемую характеристику вещи («качество»).
Исходя из такого понимания, все свойства наказания можно условно разделить на две группы по критерию обязательности их воплощения в нем. В соответствии с этим мы рассматриваем сущностные свойства (качества) и внешние свойства уголовного наказания. Сущностными свойствами уголовного наказания следует считать те, которые присущи ему как выразителю метода уголовного права - кары и угрозы ее применения. При их отсутствии та или иная мера, в сущности, уже не будет являться уголовным наказанием, даже если в законе она будет именоваться таковым. Под внешними же свойствами мы будем понимать признаки уголовного наказания, желательные для него, но не отражающие его сути. Без них наказание не теряет своей природы, но будет неэффективным. Названные выше авторы упоминали разное количество и комбинации этих признаков. Существуют и те, которые нашли отражение почти во всех трудах. Раскроем их содержание и попытаемся адекватно интерпретировать их применительно к современному уголовному законодательству России.
1              Кедров Б.М. О количественных и качественных изменениях в природе. М., 1946. С. 14.
2              Уемов Л.И. Вещи, свойства, отношения. М, 1963. С. 35, 39.
118

Прежде всего остановимся на признаках уголовного наказания, которые использует законодатель при определении его в УК. Ст.43 УК РФ определяет наказание  как «меру  государственного  принуждения,  назначаемого  по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица». Несмотря на то, что при определении понятия законодатель должен использовать его существенные признаки, рассматривать в качестве таковых необходимо не все из них1. В первую очередь это касается такого признака наказания, как назначение по приговору суда. Во-первых, по существу это даже признак не самого наказания, а порядка его назначения. Действительно, если чисто гипотетически государство завтра делегирует это право иному государственному органу (например, прокуратуре) наказание от этого не потеряет своего сущностного значения. Во-вторых, не только суд вправе назначать уголовное наказание. Органами, обладающими полномочиями назначения наказания являются Президент РФ (при помиловании с заменой наказания более мягким), учреждения и органы, исполняющие наказания при исполнении постановления Государственной Думы об амнистии .
1              Содержание понятия - это совокупность существенных признаков объектов, в нем отраженных (см.: Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С.495; Войшвилло Е.К. Понятие. М., 1967. С. 162).
2              Мы не можем согласиться с мнением В.А. Никонова, который заострял внимание на этом вопросе, но распространял при этом возможность назначения наказания и на Государственную Думу Федерального Собрания РФ актом амнистии, (см.: Никонов В.А. Логическое содержание уголовно-правовой категории «наказание» // Правовая наука на рубеже XXI века. Омск, 2000. С. 103). Акт амнистии адресован неопределенному кругу лиц, в то время как ст. 60 УК РФ требует персонифицированное™ адресата при назначении наказания.
3              Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 360.
4              См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. С. 306.
119

Кроме того, в законодательном определении наказания используется термин «мера», имеющий несколько значений. Так, в философии - это категория, выражающая единство качественных и количественных характеристик объекта3, его определенность. В естественном языке под мерой понимают: 1) единицу измерения; 2) предел осуществления чего-либо; 3) единицу емкости сыпучих тел и соответствующий сосуд; 4) средство для осуществления чего-либо (то есть мероприятие)4. Исходя из такого понимания, применительно к уголовному наказанию мера может выступать, во-первых, как количественное наполнение определенного качества, выраженное в каких-либо единицах в законе, как определенность наказания, во-вторых, как средство осуществления содержания, мероприятие (акция). Первый аспект проявления меры следует рассматривать в качестве внешнего (необязательного) признака наказания. Действительно, даже если наказание не поддается исчислению в каких-либо составляющих его единицах (например, смертная казнь), не является мерой с точки зрения количественно-качественного соизмерения, оно не перестает быть наказанием за преступление. В то же время, уголовное наказание, не имеющее реального воплощения, никак не объективирующееся вовне просто не существует в действительности. Поэтому такое качество наказания объективация его вовне (выражение в мероприятии) следует считать существенным.
Уголовное наказание является одной из форм выражения государственного принуждения. По справедливому замечанию В.А. Никонова, «указанный признак выступает в качестве родового и может рассматриваться как понятие, причем обозначаемое словосочетанием, за каждым термином которого также стоит свое понятие»1.
1              См.: Никонов В.А. Указ.соч. С. 102.
2              Базылев В.Т. Социальное назначение государственного принуждения в советском обществе. // Правоведение. 1968. № 5. С. 30.

Наиболее значимые для общества отношения поставлены государством под охрану уголовного закона и, как следствие, обеспечиваются государственным принуждением. Принуждение характерно не только для наказания, но и для всего уголовно-правового механизма в целом. Смысл и значение термина «принуждение» состоят в отсутствии свободного волеизъявления наказываемого, в поступках, осуществляемых против воли, несвободно . Считать ли принудительным уголовное наказание в случае, когда виновный в совершении преступления сам явился с повинной, раскаялся в содеянном и воспринял назначенную меру наказания как заслуженную и справедливую. Такое положение не устраняет принудительности, так как последнее выражается не только в том, что направлено против воли субъекта, но и в том, что наказание осуществляется независимо от его воли, что оно непреодолимо для субъекта. Наказание, по замечанию А.Л. Ременсона, является принуждением в силу своих объективных качеств «внешнего насилия» . Поэтому можно считать, что применительно к уголовному наказанию принуждение выступает как метод его реализации, но не как имманентное свойство. Принуждение привносится в наказание извне, не являясь его внутренним качеством.
Другие признаки наказания, упоминаемые в ст.43 УК РФ, на наш взгляд, являются существенными и должны быть рассмотрены в настоящем параграфе.
Ременсон Л.Л. Избранные труды. Томск, 2003. С. 43.
2              Огурцов Н.А. Философские аспекты принуждения. // Правоведение. 1968. №5. С. 38.
3              Мокринский СП. Наказание, его цели и предположения. М., 1902. С. 4 - 5.
4              Огурцов Н.А. Указ.соч. С. 39.

Государственность указывает не только на того, кто руководствуется методом принуждения, но и на того, кто устанавливает само наказание, а потому это качество свойственно всему наказанию в целом. Государственный характер означает, что наказание есть следствие негативной оценки неприемлемого варианта поведения со стороны государства. Принуждение обретает черты государственного, когда применяется господствующим классом через соответствующие органы государственной власти2. «Слуга, страдающий похмельем от выпитого тайно барского вина, грабитель, ушедший с помятыми боками; убийца, в раскаянии самовольно нанесший себе тяжелую рану, юридически не могут считаться наказанными, и само зло, постигшее их, не подлежит зачету в наказание: ему недостает существенного признака - государственного принуждения к страданию»3. Почему же уголовному наказанию присущ государственный, а не общественный или частный характер? Если бы наказание не исходило от государства, носило бы характер общественного (применялось непосредственно самим обществом через отдельные его коллективы или общественные организации), то оно выступало бы не как уголовно-правовое, а как корпоративное или моральное. Общественное принуждение опирается, прежде всего, на авторитет, силу общественного мнения4. Однако для эффективного осуществления уголовного наказания таких средств явно недостаточно. С другой стороны, придание уголовному наказанию общественного или частного характера грозит обернуться произволом.
Законодательная дефиниция наказания в УК РФ 1996 г. оставляет открытым вопрос о направленности принуждения: мера государственного принуждения к чему? Мы солидарны с мнением авторов, полагающих, что принуждение из уголовного наказания направлено на вызывание страдания осужденного (принуждение к страданию)1. Причем, не следует отождествлять принуждение и страдание между собой2. Принуждение представляет собой организационно-правовой метод вызова страдания, «путь» (способ) его достижения государством. Содержимое этого «пути» составляют лишения и ограничения конкретных видов наказаний.
1              См., например, Ной И.С. Сущность и функции уголовного наказания в советском государстве. Саратов, 1973. С. 27.
2              Швыдкий В.Г. О понятии наказания по УК РФ 1996 г. // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Томск, 2000. С. 15.
3              Ной И.С. Указ. соч. С. 44.

Ст. 43 УК РФ указывает также на применимость уголовного наказания только к лицам, виновным в совершении преступления (возмездность). Данный признак уголовного наказания указывает на связь наказания с преступлением, подчеркивает применение наказание именно за преступление. Характеризуя уголовное наказание как применимое лишь к лицам, виновным в совершении преступлений, законодатель не совсем удачно указывает на случаи его возможного применения. «Это положение, - отмечает И.С. Ной, -является бесспорным в науке уголовного права и во всех определениях наказания, имеющихся в нашей уголовно-правовой литературе, на это обращается внимание».3 Не отрицая справедливости этого замечания, заметим, что данный признак, как и формулировка наказания в ст. 43 УК РФ содержат, по сути, дублирующие характеристики. Мы имеем в виду «.виновность» и «в совершении преступления». Преступлением, согласно ст. 14 УК РФ, признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания. Таким образом, само понятие «преступление» уже подразумевает виновность в его совершении. На наш взгляд, при формулировке в ст.43 УК РФ признаков наказания законодатель исходил из предшествующего опыта - из ст.З УК РСФСР 1960 г., предусматривающей, что уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления. Более правильной, или, выражаясь словами В.А. Никонова, достаточной была бы следующая формулировка: «Наказание применяется к лицу, совершившему преступление, и заключается ...», или, напротив, указание на применение лишений и ограничений к виновному1.
Свойство наказания быть лишением, ограничением упомянуто в УК, хотя и не находит прямого упоминания в трудах вышеуказанных ученых-пенитенциаристов. Несмотря на это, его следует относить к числу важнейших и неотъемлемых. Лишение благ, правовые ограничения определенных специальных возможностей составляют содержание наказания2. Функциональная нагрузка наказания, его предназначение в обществе состоит в выражении осуждения преступления, а также принуждении к страданию. Такую задачу наказание выполняет, неся в себе известное ограничение, ущемление простора для свободного проявления социальной активности личности.
Лишения и ограничения, составляющие содержание уголовного наказания, обладают некоторыми особенностями, отличающими их от иных, не карательных лишений и ограничений. Они должны отвечать ряду требований. Во-первых, эти правоограничения, лишения должны быть «материальными носителями» отрицательной морально-политической оценки осужденного и его деяния государством. Статус «преступник», возникающий после этой оценки у ее носителя, предопределяет наличие у данных лишений и правоограничений объединяющего качества - они должны позорить осужденного.
Виновность в совершении именно преступления, а не иного деяния вытекает из ч.2 ст.2 УК РФ, предусматривающей, что виды наказаний устанавливаются за совершение преступлений. 2 Уткин В.А. Указ. соч., С.85. В этом смысле, на наш взгляд, предостережение по УК РСФСР 1926 г., общественное порицание по УК РСФСР 1960 г. более бессодержательными наказаниями.

Во-вторых, правоограничения и лишения, содержащиеся в наказании должны вызывать у осужденного страдание. Достигается это созданием

условий для осужденного отличных от свободного общества. Поэтому, лишения, ограничения в любом случае не должны ставить осужденного в более выгодное, привилегированное положение по сравнению с иными лицами. Так, А.Л. Ременсон замечал в связи с этим, что ассортимент продуктов, разрешаемых для продажи осужденным, значительно уже, чем на свободе, и это воспринимается ими как один из элементов наказания. Однако доступность этого же ассортимента для осужденных в годы войны воспринималась бы не как кара, а льгота для них. Такое требование соблюдалось не всегда. Другой пример. НТК РСФСР 1924 года1 регламентировал порядок исполнения принудительных работ, права, обязанности, ответственность осужденных пр., В соответствии с ним отбываемые работы были платными. Платность давала ощутимые привилегии перед безработными, поскольку им предоставлялась работа, за которую зачастую очень неплохо платили2.
В-третьих, содержание наказания не может существовать вне и независимо от характера и количества строго определенных карательных ограничений, вне своей конкретной меры3. Возникает вопрос: как должны соотноситься между собой меры лишений и ограничений из уголовного и административного наказания. Н.А. Стручков полагал, что отличие наказания от иных правовых санкций должно состоять в каре, в том, что наказание должно быть не либеральной, а суровой мерой, несущей осужденному ... тяготы, страдания4. Но ведь страдание, как нравственное переживание вполне может быть следствием и лишений, ограничений из административного наказания.
1              Собрание кодексов РСФСР. Изд. 3. М., 1925.
2              Тагер С. Принудительные работы // Еженедельник советской юстиции. 1927. №34. С. 1051.
3              Ременсон А.Л. О содержании предмета исправительно-трудового законодательства. // Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью. Томск, 1980. С. 37 .
4              Наташев А.Е., Стручков Н.А. Основы теории исправительного права. М., 1967.
124

В теории уголовного права существует мнение, что административное и уголовное наказание должны соотноситься так, чтобы верхний предел административных санкций не превышал минимума, установленного для аналогичного уголовного наказания. Однако Кодекс об административных правонарушениях   не  всегда   не   последовательно   выдерживает  данное

соотношение, по-разному определяя пределы штрафов в МРОТ в зависимости от субъекта административного правонарушения. Так, максимальный размер «ординарного» административного штрафа, налагаемого на граждан (25 МРОТ или 2500 рублей), одновременно равен минимуму штрафа как уголовного наказания, исчисляемого в абсолютной денежной сумме (2500 рублей). Но в отношении штрафов, налагаемых на должностных лиц, это соответствие уже теряется. КоАП допускает штраф в размере 50 МРОТ (5000 рублей) - в отношении должностных лиц, а за ряд нарушений, перечисленных в ч.З ст.3.5. КоАП РФ, может повышаться до двухсот МРОТ. Данное требование не осуществляется также в соотношении таких наказаний как лишение специального права (ст.3.8.), дисквалификация (ст. 3.11 КоАП РФ) и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст.47 УК РФ). Такая ситуация представляется вполне допустимой. И Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях охраняют большое количество общественных отношений каждое из которых может быть поставлено в общественную опасность различную диапазону (по степени и характеру). В такой ситуации нетрудно представить себе случай, когда административное правонарушение носит несколько более опасный характер, нежели преступление. Например, нарушение требований стандартов, норм и правил пожарной безопасности, повлекшее возникновение пожара без причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо без наступления иных тяжких последствий (ст.20.4 КоАП РФ) очевидно более опасно, нежели кража меховой шапки (п. в ч.2 ст. 158 УК РФ). Именно на такие случаи подразумевает «перехлестывание» границ уголовного и административного наказания.
На наш взгляд, отличие уголовного наказания от административного следует искать в его свойстве быть носителем осуждения. Основанием уголовного наказания является обвинительный приговор суда, в котором лицо признается виновным в совершении преступления. Преступление - деяние, которое получает в глазах общества и государства наиболее негативную из

всех возможных оценок - позорящую. Несмотря на то, что с административным правонарушением также связана негативная оценка -степень ее несравненно более низкая.
Способность вызывать страдания и направленность на это - свойство уголовного наказания, активно упоминавшееся вышеуказанными исследователями в качестве непременного и основного. Л.Е. Владимиров указывал, что «наказание должно представлять школу страдания. Последнее должно показывать преступнику, что совершение зла в обществе влечет бедствие для совершителя его»1. Солидаризуясь с таким мнением, А.Ф. Кистяковский уточнял: «наказание должно быть очищено от физических мучений тела и ограничиться по возможности неизбежным стеснением и духовным страданием, которые условливаются природой наказания вообще» .
Способность вызывать страдание - сущностное свойство уголовного наказания, его сущность3. Такая позиция утвердившаяся и, практически, не вызывает противоречий в уголовно-правовой литературе. Действительно, как отмечал еще СП. Мокринский «стоит отнять у наказания эту характерную черту - преднамеренного причинения страдания, или предположить, что данное мероприятия не по исключению, но уже по общему правилу, не в силах вызвать требуемого эффекта, - и всякий почувствует, что мероприятие уже не соответствует понятию наказания. Оно может быть названо мерой принудительного воспитания, образования, врачебного пользования, призрения, изолирования, но отнюдь не наказания»4.
1              Владимиров Л.Е. Учебник русского уголовного права. Общая часть. Харьков. 1889. С. 142.
2              Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая. Киев. 1891. С. 701.
3              Ременсон А.Л. Некоторые вопросы теории советского исправительно-трудового права // Советское государство и право. 1964. №1 С. 93; Багрий-Шахматов Л.В. Уголовная ответственность и наказание. Минск, 1976. С. 141; Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов, 1978. С. 79; Уткин В.А. Наказание и исправительно-трудовое воздействие. Томск. 1984. С. 88 и др.;
4              Мокринский СП. Указ.соч. С. 3.
5              Философский энциклопедический словарь. М., 1999. С. 422.
126

Сущность - концентрированное, обобщенное выражение содержания. Содержание уголовного наказания - это «то, что наполняет форму и из чего она осуществляется»5, его составляют лишения и ограничения прав и свобод лица. Содержание может меняться, но сущность едина и должна оставаться прежней. Таким образом, независимо от вида правоограничений и их концентрации последствием их наложения должно быть страдание осужденного.
Подробнее об этом см.: Швыдкий В.Г. О понятии субъективной стороны уголовного наказания // Проблемы теории наказания и уголовно-исполнительного права. Томск, 2003, С. 51;
2              Кристи Н. Пределы наказания. М., 1985. С. 20.
3              Философский словарь. М., 1983. С. 655.

Страдание не имеет строго определенных нормативных критериев, не поддается четкой правовой формализации, а потому не является юридической категорией1. Известный норвежский криминолог Н. Кристи отмечал в связи с этим: «...я не знаю, что такое боль и как ее градуировать. ... Чтобы постичь существо боли, нужно понять существо добра и зла. Я воздерживаюсь от такого рода попыток» . Философия понимает под страданием состояние боли, болезни, горя, печали, страха, тоски, тревоги3. Очевидно, такое состояние может быть не одинаково у разных людей. Отношение к наказанию в виде лишения свободы лица без определенного места жительства, без постоянного источника дохода существенно отличается от лица обеспеченного такими благами, имеющего некий значимый социальный статус. Поэтому следует различать индивидуальный уровень восприятия лишений, ограничений и социально усредненный. Индивидуальный уровень восприятия лишений, ограничений как страдания заключается в том, что ограничиваемое, ущемляемое благо представляет собой ценность для осужденного. Расставание с этой ценностью ощутимо, его утрата вызывает переживания. Социально усредненный уровень восприятия выражается в том, что обществом, окружением осужденного лишения, ограничения, содержащиеся в применяемом наказании воспринимаются как причиняющие именно страдание, а не иное состояние. Законодатель при пенализации общественно опасных деяний по объективным причинам не в силах предусмотреть всего разнообразия «оттенков» индивидуального восприятия наказания, а потому может отталкиваться только от собственного представления о нормальной, средней чувствительности людей к лишению, ограничению.
Какого рода могут быть эти страдания? Прежде всего, исходя из смысла ч.2 ст.7 УК РФ наказание не должно выражаться в причинении физических страданий или унижении человеческого достоинства. Формулировка закона, соответственно, оставляет место только духовным (нравственным) страданиям, которые могут вытекать из воздействия наказанием на личностное достоинство. Поэтому мы не можем согласиться с точкой зрения некоторых авторов, предполагающих наличие и физического страдания от уголовного наказания. Так, нельзя согласиться с мнением А.Ф. Мицкевича, утверждающего, что «уголовное наказание по своему содержанию есть совокупность ограничений и лишений, которые причиняют, по меньшей мере, неудобства осужденному, а практически всегда вызывают его страдания как физического, так и социально-психологического характера»1. Наказания, предусмотренные УК РФ 1996 г., не направлены на причинение физических страданий, хотя и предусматривают лишения, ограничения физического характера.
1 Мицкевич Л.Ф. Страх перед уголовным наказанием - основное содержание специально предупредительного действия уголовного наказания // Проблемы теории наказания и уголовно исполнительного права. Томск, 2003. С. 42.

Кроме того, следует отличать между собой страдание осужденного от факта осуждения (порицания) и от его материального носителя (наказания). Сам факт негативной оценки лица, его порицания в глазах общества в обвинительном приговоре безусловно заставляет его переживать по этому поводу. Клеймо «преступник» унижает честь и достоинство личности человека с нормальной ценностной ориентацией, заботящегося о своей репутации. Более того, в некоторых случаях страдание от одного лишь факта осуждения может быть гораздо более значительно, нежели от лишения из наказания. Нетрудно представить себе некую ситуацию осуждения состоятельного человека с безупречным реноме к штрафу, например, в пятьдесят тысяч рублей. Уплата суммы штрафа, не представляющей для осужденного серьезной потери, не вызовет столько переживаний, сколько позорящий его обвинительный приговор. Однако возможна и обратная ситуация, когда одна лишь негативная оценка деятеля и деяния уже не способна вызывать страдания у лица (например, у неоднократно привлекавшегося к уголовной ответственности). Таким образом, уголовное наказание (содержащиеся в нем лишения и ограничения прав и свобод) либо стимулирует, развивает страдания, возникающие от осуждения, либо актуализируют их в случае, если факт осуждения не способен вызвать страдания. В такой ситуации отмена наказания в виде общественного порицания, предусматриваемого УК РСФСР 1960 г. была вполне обоснована. Общественное порицание было наказанием, не содержащим в себе иных лишений, ограничений кроме тех, что вытекали из самого факта осуждения. Оно фактически, дублировало осуждение. Поэтому, можно говорить о том, что само по себе оно не вызывало каких-либо дополнительных или других страданий, помимо страданий от осуждения1.
Сказанное следует распространить также на меру социальной защиты в виде предостережения по УК РСФСР 1926 г. (учитывая, что замена понятия наказания на меры социальной защиты в нем носила терминологический, а не содержательный характер), а также условное осуждение по УК РСФСР 1922 г., где оно предусматривалось в перечне наказаний.
2 Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право. С-Пб, 1913. С. 64-69; Белогриц-Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права. Киев, 1903. С. 44; Тальберг Д.Г. К вопросу о наказании // Журнал гражданского и уголовного права. 1884. №5. С. 21 и след.; Мокринский СП. Наказание, его цели и предположения. 4.1. М., 1903. С. 75-158; Жижиленко А.А. Наказание. Его понятие и отличие от других правоохранительных средств. СПб, 1914, С. 186-187; Тихонов К.Ф. Субъективная сторона преступления. Саратов, 1967. С. 39-44; Прохоров B.C. Преступление и ответственность. Л., 1981. С. 497-523; Осипов П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. Л., 1976, С. 50-53; Тарбагаев А.Н. Понятие и цели уголовной ответственности. Красноярск, 1986. С. 56 и след.; Усе А.В. Социально-интегративная роль уголовного права. Красноярск, 1993. С. 104 -111.

Свойство уголовного наказания служить выражением осуждения. И в дореволюционный, и в советский, и в современный периоды рассматриваемое свойство представлялось как неотъемлемое для уголовного наказания. Однако несмотря на солидарность в представлении о том, что наказание покоится на отрицательной оценке преступления, на его осуждении, отношение к этому свойству не было одинаковым и не находило однозначного понимания в правовой литературе. Основная дискуссия разворачивалась вокруг соотношения осуждения и наказания, места и роли осуждения в наказании. Свои позиции по этому поводу в разное время излагали такие исследователи как, Н.Д.Сергиевский, Л.С. Белогриц-Котляревский, Д.Г. Тальберг, СП. Мокринский, А.А. Жижиленко, К.Ф., А.Л. Ременсон, Тихонов, B.C. Прохоров, В.Д. Филимонов, П.П. Осипов, А.Н. Тарбагаев, А.В. Усе и др.2
Исследователи, высказывавшиеся относительно данного вопроса придавали осуждению либо значение исчерпывающей сущности наказания, либо одного из его элементов. Основателем взгляда на осуждение (порицание) как сущность наказания является немецкий правовед Бар, - автор теории нравственного осуждения или порицания. Порицание, считает он, имеющее самые разнообразные формы, присуще всякому наказанию, все остальное есть изменчивый придаток наказания. «Мы не только можем, - замечает он, -представить себе наказание без этого придатка, но и положительное право знает его: это - выговор в присутствии суда»1. Мы не можем разделить такую точку зрения. На наш взгляд, правильному пониманию рассматриваемого вопроса способствовало бы уяснение самого понятия осуждения (порицания) и его места в механизме уголовно-правового воздействия.
Цит. по Жижиленко А.А. Наказание. Его понятие и отличие от других правоохранительных средств. С-Пб, 1914. С. 180; В России последователями такого взгляда на осуждение были Л.С. Белогриц-Котляревский, Н.Д. Сергиевский, Д.Г. Тальбергом.
2              Тихонов К.Ф. Указ.соч. С. 39.
3              Беляев Н.А., Осипов П.П. Рецензия на кн.: Тихонов К.Ф. Субъективная сторона преступления. // Правоведение, 1968, № 4. С. 117.

Порицание представляет собой разновидность социальной оценки. Существование деяний, причиняющих или ставящих под угрозу причинения вреда общественным отношениям, вызывает их неодобрение со стороны социума и государства. Те деяния, которые посягают на наиболее значимые отношения, охрана которых составляет задачу уголовного законодательства, получают свою оценку в рамках уголовной ответственности. Такую позицию в свое время одним из первых озвучил в своей работе К.Ф. Тихонов, указав, что сущность уголовной ответственности, ее основной признак состоит в осуждении или порицании виновного в совершении преступления2. В рецензии на его работу Н.А. Беляев и П.П. Осипов справедливо уточнили, что порицанию одновременно и в неразрывном единстве подлежит как субъект общественно опасного деяний, так и само это поведение. Мотивируя свое уточнение, они утверждали, что порицанию субъект подлежит именно в связи со своим общественно опасным поведением . С учетом такой корректировки саму   уголовную   ответственность   они   определяют   как   публичное государственное осуждение (порицание, отрицательную оценку) определенного общественно опасного деяния и лица, его совершившего. Уголовная ответственность состоит, прежде всего, в публичном объявлении судом от имени государства соответствующего деяния преступлением (умышленным убийством, хулиганством и т.д.), а виновного в его совершении - преступником (убийцей, хулиганом и пр.), т.е. в их порицании1.
1              Осипов П.П. Там же. С. 53.
2              Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право. СПб, 1913. С. 110.
3              Мокринский СП. Наказание, его цели и предположения. 4.1. М., 1903. С. 75 - 158.
4              Жижиленко А.А. Указ. соч. С-Пб, 1914, С. 186 - 187.

Уголовное наказание, являясь одной из возможных форм реализации уголовной ответственности, воплощает в себе ее составляющие и, таким образом, несет в себе осуждение. Несколько иной позиции придерживались некоторые дореволюционные ученые-пенитенциаристы. Так, Н.Д. Сергиевский писал: «... в наказании, какова бы ни была его форма и каково бы ни было его содержание, всегда заключается осуждение и порицание преступного деяния, притом не простое осуждение, но осуждение, выраженное в такой форме, которая точно и ясно определяет размер и степень осуждения, соответственно сравнительно важности самого деяния. Это порицание есть единственный устойчивый элемент во всех столь разнообразных наказаниях» . Такой же точки зрения придерживался и СП. Мокринский, выработавший на базе идеи «наказание-порицание» целую систему мер, направленных на совершенствование уголовного законодательства . А.А. Жижиленко, напротив, не отождествлял указанные явления, отмечая, что наказание покоится на оценке учиненного, но само осуждение не является элементом наказания4. Представляется, что последний более близок к истине. Действительно, порицание - не конститутивно для наказания, а привносимо в него извне. Осуждение общественно опасного деяния как существо уголовной ответственности вполне может иметь место и без наказания. Один лишь факт признания лица виновным в совершении преступления, являясь умалением его репутации, уже сам по себе способен оказать на него определенное карательное   воздействие.   И.С   Ной   указывал,   что   осуждение   носит карательный характер, потому что оно способно причинять чувствительные страдания осужденному1. Развивая эту мысль, А.Н. Тарбагаев отмечал, что «отрицательная оценка сама по себе резко меняет правовой статус гражданина, наносит ущерб уважению к нему со стороны окружающих, а также чувству самоуважения, лишает человека спокойствия, уверенности в себе, причиняет существенный вред его правам и интересам . Таким образом, умаление личностного достоинства виновного, вызывающее психические страдания, переживания позволяет нам констатировать наличие кары уже в самом факте осуждения. Соответственно осуждение тоже представляет собой известное лишение.
В свою очередь наказание, не несущее в себе осуждения за деяние, не мыслимо. Прав был П.П. Осипов, когда утверждал, что смертная казнь, лишение свободы, конфискация имущества и т.д., применяемые без порицания, выступают не как уголовное наказание, а как средства политического террора, военные акции и т.д.3 В качестве мер, способных обладать всеми признаками наказания, но не являющимися таковым по причине отсутствия порицания при их осуществлении, можно также назвать меры пресечения на предварительном следствии, принудительное помещение в психиатрический стационар и т.д.
1              Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. С. 121; см. также Бушуев И.А. Исправительные работы. М., 1968. С. 48.
2              Указ.соч. С. 57.
3              Там же. С. 53.
4              Филимонов В.Д. Понятие освобождения от уголовной ответственности и наказания // Труды Томск, ун-та, т. 162, 1963. С. 135.

В контексте вышеизложенного стоит возразить В.Д. Филимонову, писавшему, что «осуждение лица без назначения ему в приговоре наказания не является уголовной ответственностью, поскольку степень порицания, выраженного в таком приговоре, весьма невелика; подобный приговор не создает для виновного никаких отрицательных последствий правового характера и выносится главным образом лишь для того, чтобы зафиксировать совершение лицом преступления»4. Уголовная ответственность напрямую связана лишь с осуждением в уголовно-правовом порядке. Отсутствие
«отрицательных последствий правового характера» (лишений материального и нематериального характера, судимости) свидетельствует не об отсутствии уголовной ответственности, а только об отсутствии ее «опредмеченного» выражения - наказания.
Соответственно, лицо, виновное в совершении преступления наказывается не для выражения порицания его деянию, - в наказании заключается количественная и качественная стороны уже провозглашенного порицания. При пенализации общественно опасных деяний, устанавливая рамки санкции за преступление, законодатель задает объем порицания. Сравнение вида и размера наказания, назначенного судом, с возможными, предусмотренными санкцией статьи мерами позволяет сделать вывод о степени осуждения преступника.
Уткин В.А. Наказание и исправительно-трудовое воздействие. Томск, 1984. С. 86.

Сам факт осуждения, придавая отрицательную морально-политическую оценку деянию, ставит осужденного в отличное от прочих граждан положение - позорит его. Уголовное наказание, по замечанию В.А. Уткина, выступает в роли материального носителя (курсив мой - М.В.) отрицательной морально-политической оценки деяния и личности виновного со стороны общества1. Но лишения и ограничения, составляющие его содержание, не отличаются внутренней однородностью. Вряд ли можно поставить в один ряд ограничения осужденных к лишению свободы в возможности выезда за пределы исправительного учреждения, с одной стороны, и возможности иметь опасные бритвы, с другой. Они отличаются своей функциональной нагрузкой: если первое непосредственно дискредитирующего (позорящего) характера, то второе его лишено и призвано способствовать безопасности осужденных. Не останавливаясь на классификации лишений и правоограничений по их функциональному назначению (это выходит за пределы настоящего исследования), заметим, что уголовное наказание с необходимостью должно содержать в себе такие, которые обладали позорящими качествами. При этом лишение,    ограничение   должно    восприниматься    как    позорящее    и

общественностью в лице законодателя (объективно), и самим осужденным (субъективно). Как этого достичь?
Как отмечалось, существенным признаком наказания является его непосредственная и преднамеренная направленность на причинение виновному определенных переживаний (страданий) за совершенное преступление1 посредством лишений, ограничений. В принципе любые лишения, правоограничения способны вызвать ощущения психологического дискомфорта, унижения личностного достоинства. Происходит это или нет, зависит от того, как они преподнесены адресату: кому, в каких условиях и т.д. Удержание части денежных средств из заработной платы в порядке уплаты алиментов человеком с нормальными ценностными ориентациями не воспринимается как осуждение. В то же время аналогичное удержание из заработной платы в порядке отбывания наказания в виде исправительных работ позорит. Можно констатировать, что лишения, ограничения и иные компоненты уголовно-правового воздействия могут восприниматься осужденным как акт порицания, исходя уже только из того, что преподносятся в рамках наказания как особого правового института, применяемого только к преступникам.
1              См.: Никифоров Б.С. Наказание и его цели // Советское государство и право. 1981, № 9, С. 64 -65.
2              Хотя в принципе может носить карающий характер. Например, каторжный труд.
134

В то же время законодатель не заинтересован в придании всем ограничениям, сопутствующим наказанию, характера порицания. Так, уголовное наказание в виде обязательных работ по УК РФ 1996 г. заключается в выполнении осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ. Одним из следствий наложения этого наказания является принуждение к труду. Однако последнее не призвано позорить осужденного, не несет в себе печати порицания, так как труд, являясь условием существования и развития всякого общества, сам по себе не может быть позорящим (даже в случае иного его восприятия некоторыми гражданами) . Психологический механизм восприятия наказания как позорящего должен приходить в действие в ответ только на те лишения, ограничения которые объективно обладают карающим потенциалом, т.е. направлены на вызывание страдания у человека. При этом должны оставаться «за бортом» - не нести позорящей нагрузки те правоограничения и лишения, которые являются результатом необходимости принудительного исполнения наказания либо результатом применения некоторых исправительных и специально-предупредительных мер. В противном случае, при снабжении негативной оценкой, акцентировании порицания и на иных составляющих уголовно-правового воздействия будет происходить смешение средств исправления, влекущее дезориентацию осужденного и, как следствие, менее эффективное достижение цели исправления. Примерами наказаний, несущих осуждение, порицание лицу, но не вызывающих (не должных вызывать) у него страдание, могут служить возложение обязанности загладить причиненный вред по УК РСФСР 1960 г., а так же принуждение к действию, не представляющего собой физического лишения (которое могло подразумевать, в частности, и прохождение известного курса обучения) по Руководящим началам по уголовному праву РСФСР1.
1 См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. С. 60. Авторы «Истории советского уголовного права» отмечают, что в 1918 - 1919 гг. в числе уголовных наказаний находилось и «прохождение курса политграмоты» (История советского уголовного права. М., 1948. С. 137 ).
Само понятие кары в наказании, его существование и развитие возможно только в рамках ретрибутивистской концепции наказания, определяющей возмездие главной целью наказания. Консеквенциализм же, концепция, выдвигающая на первый план эффективность, способность предотвращать негативные последствия преступления, напротив, отрицает необходимость обязательного наличия карательного потенциала в наказании. Наиболее ярким воплощением последнего направления в законодательстве может служить замена наказания мерами социальной защиты (подробнее об этом см.: Суслонов П.Е. Наказание как форма контроля над девиантным поведением //Девиантология в России: история и современность. Тюмень, 2003,С.15,16.). 3 См., например: Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. Л., 1973. С. 16.

В данном разделе работы необходимо коснуться также вопроса кары в наказании2. Вопрос о понятии и месте кары в наказании вызвал одну из ключевых дискуссий, развернувшуюся на страницах научной литературы с середины прошлого столетия. Поводом для нее послужил УК РСФСР 1960 г., ст.20 которого указывала, что оно является не только карой за содеянное. То есть закон официально признавал наказание карой. Отмечалось единодушие и среди ученых-криминалистов в том, что наказание всегда является карой3. Но относительно природы самой кары и ее роли их мнения расходились. Так, В.Г.
Смирнов, например, определял кару как «обязанность, возлагаемую, на правонарушителя, претерпеть определенные правовые ограничения, соразмерно тому моральному вреду, который был причинен совершенным им преступлением»1. Б.С. Утевский полагал, что кара это принуждение2. Принудительную сторону наказания отождествлял с его карательной стороной и B.C. Трахтеров3. И.С. Ной утверждал, что более точно определять кару не как принуждение к страданию, а как «принуждение с целью вызвать страдание»4. Эту позицию впоследствии восприняли и многие другие авторы5.
Спор о соотношении категорий «наказание» и «кара», о наличии либо отсутствии тождества этих понятий в настоящее время все более разрешается в пользу рассмотрения их как «явления» и «сущности»6. В философии под сущностью понимается «то, что составляет суть вещи, ее смысл»7. При определении кары, необходимо отметить, что функциональная нагрузка самого понятия «кары» в наказании состоит в указании на его возмездный характер по отношению к преступлению. «Возмездный характер, - отмечает А.Л. Ременсон, - позволяет четко отличить наказание от целого ряда воспитательных мер воздействия, применяемых к преступникам в связи с совершением преступления (но не за совершение преступления!) и не являющихся карой (например, привлечение заключенных к труду, учебе, участию в политико-воспитательных мероприятиях и т.д.)»8.
Цит. по: Пономарев С.А., Ушаков А.А. Системный подход к изучению уголовного наказания по советскому уголовному праву // Государство, право, законность развитого социализма. Пермь, 1977. С. 81.
2              В кн.: Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. Саратов, 1962. С. 23.
3              Трахтеров B.C. О задачах наказания по советскому уголовному праву. // Ученые записки. Харьковск. юрид. ин-т, Вып.6, Харьков. 1955. С. 3.
4              Ной И.С, Сущность и функции уголовного наказания в советском государстве. Саратов, 1973. С. 27.
5              см.например, Якубов А.Е. О цели кары в наказании // Вестник Моск.ун-та. Серия 11, Право, 1982. № 1. С.29; Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Курс российского уголовного права: в 2 т. Т.1. Общая часть. М, 2001. С. 349.
6              Чубраков СВ. Уголовное наказание в виде обязательных работ (перспективные вопросы теории и практики). Автореф. дисс. ... канд. юр.наук. Томск. 2004. С. 16.
7              Философский энциклопедический словарь. М., 1999. С. 444.
8              Ременсон А.Л. О возмездном характере уголовного наказания // Доклады по вопросам конкретной экономики и советского права. Томск. 1963. С. 86.

Таким образом, мы солидарны с авторами, считающими, что кара -возмездное принуждение к страданиям, а так же с позицией, согласно которой

наказание и кара - идентичные понятия . Представляется, что современный законодатель стоит на таких же позициях (поэтому на сегодняшний день понятие кары в законе не употребляется). Это следует хотя бы из того, что одним из принципов уголовно-исполнительного законодательства является соединение наказания с исправительным воздействием (ст.8 УИК РФ), соответственно, если среди основных средств исправления осужденных кара не упоминается, то есть все основания для отождествления наказания и кары между собой . Кроме того, Основные начала уголовного законодательства Союза СССР и союзных республик 1924 г., предусматривая, что уголовное законодательство Союза ССР и союзных республик не ставит перед собой задач возмездия и кары, полностью отказались от понятия наказания.
Подтверждением такой точки зрения является состояние проблемы
соотношения кары и наказания   в русском языке, где наказание и кара -
взаимоопределяемые понятия3.
^              Изложенное не позволяет нам согласиться с мнением В.К. Дуюнова,
полагающего, что кара - лишь «справедливое осуждение, порицание виновного которое вовсе не обязательно сопровождается страданием осужденного». Аргументируя последний тезис, указанный автор пишет: «...В случаях, когда осужденного покарали, т.е. осудили его и назначили меру уголовного наказания, а он в силу личностных особенностей не испытывает страданий в связи с этим, все равно кара имеет место»4. Как отмечалось, осуждение, порицание представляет собой разновидность социальной оценки,

Так, В.Д. Филимонов указывает: «Отказ нового Уголовного кодекса от определения наказания как кары за совершение преступления имеет свои основания. Основная причина этого отказа состоит в том, что слова «наказание» и «кара» синонимы. Поэтому определение наказания как кары ничего для выяснения содержания этого явления не дает. Определение наказания как меры государственного принуждения, напротив, указывает на наиболее существенные его признаки» (см.: Новое уголовное право России. Общая часть. М., 1996. С. 95). Аналогичного мнения в своих работах придерживался А.Л. Ременсон и др. (Ременсон А.Л. Некоторые вопросы теории советского исправительно-трудового права. // Советское государство и право. 1964. №1. С. 94) и др.
Щ              Отождествление кары и наказания в то же время вовсе не означает призыв к увеличению
страданий в наказании, как полагает В.К. Дуюнов (Дуюнов В.К. Наказание в уголовном праве России - принуждение или кара? // Государство и право. 1997. № 11. С. 64).
3              См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 2, СПб, 1996. С. 190; Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.2. М., 1956. С. 420.
4              см.: Дуюнов В.К. Наказание в уголовном праве России - принуждение или кара? // Государство и право. № 11. 1997. С. 67.

тогда как кара скорее содержание этой оценки. Отсутствие же страданий у осужденного в силу его личностных особенностей еще не означает отсутствия кары в наказании, так как, во-первых, законодатель, и суд (в меньшей степени) ориентируются на усредненное (нормальное) восприятие лишений и объективно не в силах учесть и предугадать всех индивидуальных особенностей осужденных, а, во-вторых, принуждение к страданию и само страдание - не одно и тоже.
Как отмечалось, при определении понятия целесообразно использовать только его существенные признаки. Исходя из вышесказанного, сущностными свойствами уголовного наказания являются такие, как объективация в мероприятии, государственный характер, возмездность, способность вызывать страдания и направленность на это, выражение осуждения, способность быть лишением, ограничением. Указанные свойства должны находить свое отражение при определении наказания, в том числе и законодательном. При этом малорациональным представляется использование в определении наказания указания на принуждение, как метод его применения. Более удобным, на наш взгляд, было бы употребление уголовной ответственности в качестве родового по отношению к наказанию понятия. Удобство упоминания уголовной ответственности делает определение наказания более простым, так как, фактически, поглощает (а, соответственно, снимает необходимость упоминания) такие свойства уголовного наказания, как государственный характер, возмездность, выражение осуждения, а также подразумевает принуждение как метод осуществления.
1 Кроме того, указание на применение наказание за преступление и без того присутствует в тексте уголовного закона (ст.2 УК РФ предусматривает, что для осуществления своих задач Кодекс устанавливает помимо прочего и виды наказаний за совершение преступлений).
138

Виновность наказываемого лица поглощается свойством возмездности (применение наказания за преступление). В свою очередь уголовная ответственность подразумевает возмездность мер, в нее входящих1. Несмотря на это, указание в законодательной конструкции определения наказания на применимость его только в отношении виновного не будет излишним, учитывая законодательные изменения от 21.11.2003 г. в   ч.2 ст.88 УК РФ, предусматривающей возможность взыскания штрафа с родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего1.
Направленность на вызывание страданий, хотя и является сущностным свойством наказания, тем не менее, не нуждается во включении в законодательную дефиницию. Страдание - нравственно-психологическое понятие. Его правовая формализация, необходимая для применения в тексте закона, в настоящее время вряд ли возможна.
Учитывая вышесказанное, законодательное определение уголовного наказания в ч.1 ст.43 УК РФ могло бы иметь следующий вид: «Наказание как мера уголовной ответственности заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод виновного».
Сделаем некоторые выводы из вышесказанного.
Уголовное наказание, являясь специфическим средством правового регулирования, обладает рядом свойств. Свойства наказания условно можно подразделить на две группы по критерию обязательности их воплощения в нем. В соответствии с этим следует разделять сущностные свойства (качества) и внешние свойства уголовного наказания. Сущностными свойствами уголовного наказания следует считать те, которые присущи ему как выразителю метода уголовного права - кары и угрозы ее применения. При их отсутствии та или иная мера, в сущности, уже не будет являться уголовным наказанием, даже если в законе она будет именоваться таковым. Под внешними свойствами следует понимать признаки уголовного наказания, желательные для него, но не отражающие его сути. Без них наказание не теряет своей природы, но будет неэффективным.
1 ФЗ от 21.11.2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации". СЗ РФ от 15.12.2003 г. N 50 ст. 4848.
139

Сущностными свойствами (качествами) уголовного наказания являются объективация в мероприятии, государственный характер, возмездность, способность и направленность на вызывание страдания, выражение осуждения, способность быть лишением, ограничением. Мы не рассматриваем как качества уголовного наказания такие указанные законодателем в УК РФ признаки, как принудительность, назначение по приговору суда, виновность в

преступлении наказываемого лица. Принуждение является методом осуществления, но не как имманентное свойство самого уголовного наказания. Признак виновности наказываемого вытекает из указания на применение наказания за преступление (возмездности), а потому нет необходимости в дублировании. Назначение наказания по приговору суда по существу признак порядка назначения, а не самого наказания. Кроме того, назначать уголовное наказание помимо суда вправе также Президент РФ (при помиловании с заменой наказания более мягким), учреждения и органы, исполняющие наказания (при исполнении постановления Государственной Думы об амнистии).
Объективация в мероприятии - свойство наказания, подразумевающее выражение его в действительности в какой-либо форме.
Государственность указывает на субъект, устанавливающий наказание, а потому это качество свойственно всему наказанию в целом. Государственный характер означает, что наказание является следствием негативной оценки неприемлемого варианта поведения со стороны государства.
Лишения и ограничения составляют содержание наказание, а потому их наличие в наказании - его неотъемлемое свойство. Лишения и ограничения, составляющие содержание уголовного наказания служат «материальными носителями» осуждения. Они должны вызывать у осужденного страдание, что достигается созданием условий отличных от свободного общества.
Способность и направленность на вызывание страдания - свойство, прямо не упоминаемое законодателем, хотя и подразумеваемое. Страдание -категория, не поддающаяся юридической формализации, а потому законодатель при пенализации не в силах предусмотреть всего разнообразия «оттенков» возможного восприятия наказания и руководствуется своим представлением о средней чувствительности людей к лишению, ограничению. Уголовное наказание либо стимулирует, развивает страдания, возникающие от осуждения, либо актуализируют их в случае, если факт осуждения не способен вызвать страдания.

Уголовное наказание, являясь одной из форм реализации уголовной ответственности, воплощает в себе ее составляющие и, таким образом, выражает осуждение, порицание. При пенализации законодатель устанавливает объем порицания. Сравнение вида и размера наказания, назначенного судом, с возможными, предусмотренными санкцией статьи мерами позволяет сделать вывод о степени осуждения преступника. Психологический механизм восприятия наказания как позорящего должен приходить в действие в ответ только на лишения и ограничения, обладающие карающим потенциалом, то есть направлены на вызывание страдания у человека. При этом не должны нести позорящей нагрузки правоограничения и лишения, которые являются результатом необходимости принудительного исполнения наказания либо результатом применения некоторых исправительных и специально-предупредительных мер. В противном случае будет происходить смешение средств исправления, влекущее дезориентацию осужденного и менее эффективное достижение цели исправления.

<< | >>
Источник: Валеев Марат Тагирович. СВОЙСТВА УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ В СВЕТЕ ТЕОРИИ ПЕНАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. ТОМСК - 2005. 2005

Еще по теме 2.1. Сущностные свойства (качества) уголовного наказания:

  1. 1.1 Правовое положение органов местного самоуправления по охране общественного порядка и безопасности граждан
  2. § 1. Понятие уголовной ответственности
  3. § 1. Понятие и признаки уголовного наказания
  4. § 2. Уголовное наказание в отношении несовершеннолетних
  5. 10.1.1 Общее понятие уголовного наказания
  6. Регламентация уголовного наказания в других отраслях права.
  7. 20. ВИДЫ УЧРЕЖДЕНИЙ И ОРГАНОВ, ИСПОЛНЯЮЩИХ ИНЫЕ ВИДЫ УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИЙ
  8. 72. НАКАЗАНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ К ОСУЖДЕННЫМ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ В СИСТЕМЕ УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИИ, И ИХ СПЕЦИФИКА
  9. Уголовное наказание
  10. Уголовное наказание: понятие, признаки, цели, виды
  11. ТЕОКРАТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И ПРОБЛЕМА УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ
  12. Валеев Марат Тагирович. СВОЙСТВА УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ В СВЕТЕ ТЕОРИИ ПЕНАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. ТОМСК - 2005, 2005
  13. 1.4.Теория пенализации общественно-опасных деяний как раздел уголовно-правовой науки
  14. 2. СВОЙСТВА УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ
  15. 2.1. Сущностные свойства (качества) уголовного наказания
  16. 2.2. Внешние свойства уголовного наказания
  17. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, СМЯГЧАЮЩИЕ УГОЛОВНОЕ НАКАЗАНИЕ
  18. 18. Ужесточение уголовных наказаний накануне войны. Разрешение трудовых и административных правоотношений методами уголовного права.
  19. Уголовно-правовая ответственность и уголовное наказание
  20. § 4. Особенности исполнения приговора в части гражданского иска при наличии назначенного судом уголовного наказания в виде имущественных взысканий
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -