<<
>>

Наказания, которые могут выступать и как основные, и как дополнительные

Среди наказаний, которые могут выступать и как основные, и как дополнительные, следует прежде всего назвать ссылку и высылку. Ссылка состоит в удалении осужденного из места его жительства с обязательным поселением в определенной местности на установленный в приговоре суда срок (ст.

27 УК УССР). Высылка заключается в удалении осужденного из места его жительства с запрещением проживания в определенных местностях на срок, установленный приговором суда (ст. 28 УК УССР). Ссылка и высылка применяются и как основные, и как дополнительные наказания на срок от двух до пяти лет. Как дополнительные наказания ссылка и высылка могут применяться только тогда, когда в качестве основного наказания назначено лишение свободы, и лишь при условии, что они предусмотрены как дополнительные наказания в санкции той статьи Уголовного кодекса, по которой осужден виновный. В силу закона ссылка и высылка не могут применяться к лицам, не достигшим до совершения преступления 18 лет, а ссылки, кроме того, - к беременным женщинам и женщинам, имеющим на иждивении детей в возрасте до восьми лет. Порядок и условия исполнения ссылки и высылки подробно урегулированы ИТК УССР (статьи 83-93).

Отношение к ссылке в литературе самое противоположное. Так, Л. В. Багрий- Шахматов, указывая, что карательное и общепредупредительное значение ссылки падает вместе с освоением и промышленным развитием районов Севера, Сибири и Дальнего Востока, полагает, что настало время отказаться от ссылки как основного вида наказания и сохранить ее лишь как дополнительное наказание для преступников- рецидивистов[972]. А. Л. Цветинович добавляет, что доводом в пользу отказа от ссылки служит существование институтов условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением к труду и условного освобождения из мест лишения свободы, которые в значительной мере свободны от недостатков, присущих ссылке[973].

Однако в литературе немало и сторонников ссылки, которые приводят серьезные аргументы в ее защиту. Так, М. Д. Шаргородский пишет, что для целого ряда преступников применение таких наказаний, как ссылка и высылка, отрывающих их от прежней среды, является в ряде случаев целесообразным и необходимым[974]. Обстоятельно рассмотрев доводы противников ссылки, Л. Г. Крахмальник указывает, что это наказание при надлежащей его организации достаточно эффективное и что принудительное водворение в определенную местность и запрещение передвижения за ее пределами - суровая кара сама по себе, которая должна применяться к отдельной категории пре- ступников[975]. В защиту ссылки выступает В. Я. Богданов, усматривая ее сущность в изъятии осужденных из привычной им среды, а не в том, чтобы они были направлены в какие-то отдаленные места, и предлагает существенно расширить число преступлений, за которые может быть назначена ссылка[976].

Представляется, что доводы в защиту сохранения ссылки как наказания заслуживают внимания и отказываться от этого наказания преждевременно. Безусловно, и социальная, и юридическая природа ссылки в настоящее время изменились. Но при совершении ряда особо тяжких преступлений применение этого наказания как дополнительного, а исходя из характера преступлений, и как основного вполне обоснованно. В УК УССР ссылка предусмотрена как факультативное дополнительное наказание в 24 статьях, причем 21 статья воспроизводит соответствующие общесоюзные уголовные законы. Что же касается ссылки как основного наказания, то она предусмотрена в восьми статьях УК УССР. В них ссылка установлена в альтернативе с лишением свободы.

Высказываются сомнения о целесообразности оставления в системе наказаний высылки, хотя каких-либо серьезных аргументов, кроме того, что не налажена работа с лицами, отбывающими данное наказание, фактически не приводится. УК УССР больше, чем уголовные кодексы других союзных республик, предусмотрел высылку и как основное, и как дополнительное факультативное наказание.

Исходя из сущности высылки как наказания, которое должно устранить осужденного из привычной ему среды, часто являющейся питательной почвой для совершения преступления, УК УССР устанавливает высылку в качестве основного наказания на срок до трех лет в альтернативе с лишением свободы за угрозу убийством, развращение несовершеннолетних, нарушение правил въезда и проживания в пограничной полосе или запретных зонах.

Как факультативное дополнительное наказание высылка предусмотрена в основном за тяжкие корыстные преступления. Представляется, что установление высылки за такие преступления дает суду возможность как индивидуализировать наказание, так и усилить эффект основного наказания, когда высылка назначается в качестве дополнительного наказания к основному.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться и как основное, и как дополнительное наказание, и закон (ст. 31 УК УССР), определяя сущность этого наказания, устанавливает основания, порядок его применения и те пределы, в которых оно может быть назначено. Это наказание назначается на срок до пяти лет и в случаях, когда по характеру совершенных виновным преступлений по должности или при занятии определенной деятельностью суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Кара при лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (далее: лишение права занимать определенные должности), как и в любом другом наказании, находит свое выражение в самом факте осуждения лица. Особенности выражения кары в данном наказании заключаются в лишении осужденного конкретного субъективного права как определенной социальной возможности, т. е. права на занятие определенной должности или на занятие определенной деятельностью, и тем самым временно ограничивает его правоспособность - свободный выбор должности, профессиональной деятельности, определенных занятий, в период, указанный приговором.

Карательный элемент этого наказания заключается в устранении осужденного на значительное время из сферы его прежней работы или деятельности, что причиняет ему моральные страдания, а равно затрагивает его имущественные интересы. Лишение такого права препятствует лицу в течение срока, указанного в приговоре, работать в соответствии с полученным им специальным образованием или имеющейся у него квалификацией. Данное наказание приводит к тому, что осужденный, как правило, вынужден покинуть прежний коллектив, искать новое место работы или переходить на другую работу, часто ниже оплачиваемую и порой менее квалифицированную[977].

Карательное воздействие этого наказания состоит и в том, что оно приводит к ограничению или утрате ряда трудовых льгот и преимуществ (связанный с этим наказанием переход на другую работу может повлечь утрату права на очередной отпуск, перерыв специального трудового стажа и т. п.). Наконец, лишение права занимать определенные должности, как и всякое наказание, влечет за собой судимость.

Таким образом, указанное наказание может являться достаточно эффективным средством в борьбе с преступностью, и на его более интенсивное применение неоднократно обращали внимание вышестоящие судебные инстанции[978].

В ст. 31 УК УССР довольно четко обозначены основания применения лишения права занимать определенные должности. Первым основанием применения данного наказания является связь совершенного виновным деяния с занимаемой им должностью или с занятием им определенной деятельностью. Поэтому его нельзя назначить за совершение любого преступления. Там, где отсутствует непосредственная связь между характером совершенного преступления и занимаемой должностью или деятельностью, данное наказание неприменимо.

Практика показывает, что суды назначают лишение права занимать определенные должности обычно за такие преступления, учинение которых по своему характеру непосредственно связано с выполнением лицом своих служебных полномочий, профессиональной или иной полезной деятельности.

Тем самым закон обрисовывает и общий для всех таких преступлений признак - противоправное использование виновным прав и полномочий по должности, профессиональной или иной деятельности. Именно такое противоправное поведение приводит к утрате доверия, которым лицо пользовалось со стороны государства, и влечет за собой лишение права занимать в течение соответствующего срока определенную должность или заниматься определенной деятельностью.

Из приведенных положений следует второе основание применения рассматриваемого наказания. Оно может быть назначено не любому лицу, а лишь тому, кто занимал определенную должность или занимался определенной деятельностью, т. е. лишь специальному субъекту.

В качестве третьего основания применения лишения права занимать определенные должности в ст. 31 УК указано убеждение суда, что оставление виновного в прежней должности или занятие им определенной деятельностью в дальнейшем невозможно. Это основание, как видно из его описания в законе, устанавливается судом в каждом конкретном деле на основе оценки обстоятельств и личности виновного. Как показывает изучение практики, суды при этом принимают во внимание характер занимаемой должности или деятельности, которую использовало лицо при совершении преступления; форму и степень вины; привлечение подсудимого ранее к дисциплинарной или административной ответственности за нарушения по службе или в связи с определенной деятельностью; повторность совершения преступления; злостность самого злоупотребления правами или полномочиями; характер мотивов, например корысть, карьеризм и т. п. Тяжесть наступивших последствий особенно часто принимается во внимание по делам об автотранспортных преступлениях.

Кроме основания, закон устанавливает и порядок назначения данного наказания как в тех случаях, когда оно применяется как основное, так и дополнительное.

Лишение права занимать определенные должности может быть назначено в качестве основного наказания лишь тогда, когда оно указано в санкции соответствующей статьи Уголовного кодекса (оно предусмотрено всегда в альтернативе с другими основными наказаниями).

Его назначение возможно также в порядке ст. 44 УК УССР путем перехода к другому, более мягкому наказанию, хотя судебная практика таких случаев почти не знает.

Назначение указанного наказания в качестве основного - все еще редкое явление в судебной практике. Большинство исследователей объясняет это недостатком самого исполнения данного наказания. Однако причина состоит не только в несовершенстве исполнения этого наказания, но и весьма ограниченном его включении в качестве основного в санкции соответствующих статей Особенной части Уголовного кодекса. В УК УССР таких статей семь, а в уголовных кодексах других союзных республик - и того меньше, за исключением УК Эстонской ССР, где таких статей 15.

Такое решение вопроса резко сужает возможности судебной практики по применению данного наказания, поэтому предлагается значительно расширить его включение в санкции за ряд преступлений. К ним могут быть отнесены преступно-небрежное отношение к охране государственного или общественного имущества (ст. 91); незаконное производство аборта врачом (ч. 1 ст. 109); нарушение правил охраны труда (ст. 135); халатность (ст. 167) и др.

В уголовных кодексах союзных республик весьма различно определение круга преступлений, за которые в качестве основного наказания в санкции предусмотрено лишение права занимать определенные должности. Так, в УК УССР данное наказание предусмотрено лишь в статье о должностном подлоге, в УК РСФСР - ни в одной статье о должностных преступлениях, в УК Эстонской ССР, - напротив, во всех статьях о должностных преступлениях. Видимо, следует более детально изучить опыт применения этого наказания в союзных республиках, чтобы попытаться найти пути возможной унификации таких разноречий.

Лишение права занимать определенные должности как дополнительное наказание может быть применено: 1) когда в таком качестве прямо предусмотрено в санкции соответствующей статьи Уголовного кодекса и 2) когда оно вообще в санкции не предусмотрено. В этом последнем случае основания его применения сформулированы в ст. 31 УК УССР в общем виде, и если они имеются в конкретном деле, данное наказание должно быть применено1. Иное толкование закона, которое все еще встречается в литературе, суживает применение закона и не разделяется судебной практикой.

В ряде статей Уголовного кодекса лишение права занимать определенные должности прямо указано в санкции как дополнительное наказание. В одних случаях назначение этого дополнительного наказания обязательно для суда (ч. 1 ст. 2151 УК), в других - факультативно (суд может назначить его) (ч. 2 ст. 215 УК). Однако в обоих случаях суд обязан обсуждать вопрос о применении этого наказания.

Как дополнительное наказание лишение права занимать определенные должности может быть присоединено к любому основному наказанию: лишению свободы, условному осуждению к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду, дисциплинарному батальону, исправительным работам, штрафу. Иногда это положение ставят под сомнение. Но такое решение находилось бы в противоречии с конструкцией санкций ряда статей Уголовного кодекса. Так, в ст. 1561, ч. 1 ст. 215, ст. 2151, ст. 2152 УК УССР предусматривается возможность присоединения рассматриваемого дополнительного наказания к основному наказанию в виде штрафа. Кроме того, такой подход суживает карательные и воспитательные возможности указанного сочетания основного и дополнительного наказаний. И если в таких случаях дополнительное наказание является более тяжким, чем основное, то тем самым законодатель стремится наряду с одноактным (штраф) основным наказанием воздействовать на осужденного в целях его исправления и перевоспитания срочным дополнительным наказанием.

С целью более частого применения лишения права занимать определенные должности как дополнительного наказания предлагается включить его в таком качестве в большее число санкций соответствующих статей Уголовного кодекса. Не исключая этого пути совершенствования санкций, целесообразно также внести в ст. 31 Уголовного кодекса УССР (ст. 26 Основ) положение, обязывающее суд при рассмотрении дел о преступлениях, совершение которых связано с занятием определенной должности или деятельностью, всякий раз обсуждать вопрос о назначении данного дополнительного наказания с приведением в приговоре необходимых мотивов.

Штраф, как определяет ст. 32 УК УССР, есть денежное взыскание, налагаемое судом в случаях и пределах, установленных законом. Штраф может быть назначен как основное, так и дополнительное наказание. В нашей литературе было высказано суждение, что штраф как меру наказания вообще следует исключить из советского права[979]. Против этой точки зрения были высказаны убедительные критические замечания, главным образом сводящиеся к тому, что такая мера наказания, обладающая определенным устрашающим эффектом, является пока еще важным средством противопоставить корыстным и иным низменным мотивам угрозу имущественного ущерба[980]. В последние годы законодатель пошел по пути расширения штрафа, предусмотрев его в ряде статей Уголовного кодекса в качестве основного наказания, причем часто в альтернативе с лишением свободы и исправительными работами.

Конкретный размер штрафа устанавливается судом в каждом отдельном случае, исходя из тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного, - в пределах от 50 до 300 руб., а за корыстные преступления - до 1000 руб. В исключительных случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР, за отдельные преступления могут быть установлены и более высокие размеры штрафа. Например, за нарушение законодательства о континентальном шельфе в ст. 1631 УК УССР установлен штраф в размере до 10 000 руб.

В случае злостного уклонения лица от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, суд может заменить неуплаченную сумму исправительными работами из расчета: один месяц исправительных работ за 20 руб. штрафа, но на срок не свыше двух лет. При невозможности уплаты штраф может быть заменен по решению суда общественным порицанием. Замена штрафа лишением свободы и лишения свободы штрафом не допускается. Предметы, не подлежащие конфискации, не могут быть изъяты при взыскании штрафа.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме Наказания, которые могут выступать и как основные, и как дополнительные:

  1. 3.2. Назначенные наказания
  2. Основные и дополнительные наказания.
  3. 7.3. Психологическая коррекцияи развитие личности как функции психологической службы
  4. Неустойка как мера ответственности и мера обеспечения
  5. § 2. Назначение наказания по совокупности преступлений
  6. § 1. Назначение наказания по совокупности преступлений
  7. Наказания, которые могут выступать и как основные, и как дополнительные
  8. Назначение наказания по совокупности преступлений
  9. Тема: НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ
  10. ЗАКОННОСТЬ И ОБОСНОВАННОСТЬ ОСНОВНЫХ СУДЕБНЫХ АКТОВ В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  11. § 1. Принципы назначения наказания
  12. § 10. Мистически-субъективированная концепция права преп. Нила Сорского как явление правовой образованности и интеллектуальности