<<
>>

§ 7. Отягчающие ответственность обстоятельства

Законом от 11 июля 1969 г. ст. 34 Основ, определяющая отягчающие ответственность обстоятельства, дополнена пунктом десятым, установившим, что к таким обстоятельствам относится «совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения».

В законе в то же время указано, что суд вправе в зависимости от характера преступления не признать это обстоятельство отягчающим ответственность[1385].

Отягчающие ответственность обстоятельства (как и обстоятельства, смягчающие ее) учитываются судом при избрании лицу конкретной меры наказания.

Опьянение[1386], как известно, не только не освобождает лицо от ответственности при совершении преступления (ст. 12 Основ), но в большинстве случаев свидетельствует о повышенной общественной опасности как совершенного преступления, так и лица, его совершившего. Статистические данные подтверждают, что большинство наиболее опасных преступлений совершаются лицами, находящимися в нетрезвом состоянии. Например, в 1961 году в состоянии опьянения было совершено 60 % всех умышленных убийств и изнасилований, 77 % - всех хулиганств, 32 % - краж, грабежей и разбоев в целях завладения государственным или общественным имуществом и 45 %- в целях завладения личным имуществом граждан[1387]. В состоянии опьянения в 1964 году было совершено 50 % всех правонарушений, 65 % опасных преступлений, в том числе умышленных убийств, 71 % тяжких телесных повреждений, 63 % насилий, около 90 % хулиганств, 25 % всех автомобильных аварий[1388].

В ряде случаев преступления, совершенные в состоянии опьянения, отличаются особой жестокостью, грубостью, стремлением противопоставить свое «я» общественным интересам, свидетельствуют о моральном падении виновного, о наличии у него грубой антисоциальной ориентации на совершение правонарушений.

Все это и обусловило необходимость дополнения Основ еще одним отягчающим обстоятельством, которое должно учитываться судом при назначении наказания.

Законодатель счел необходимым внести такое дополнение и потому, что перечень отягчающих обстоятельств, указанный в действующих УК союзных республик, является исчерпывающим. Как ст. 34 Основ, так и УК союзных республик не предоставляют суду права учитывать в качестве отягчающих обстоятельств те из них, которые не установлены прямо в законе. Этот перечень в виду своего исчерпывающего характера распространительному толкованию подлежать не может[1389].

В отличие от этого ст. 33 Основ и УК союзных республик, обрисовывая круг смягчающих обстоятельств, установили, что, назначая наказание, «суд может учитывать и другие смягчающие обстоятельства». Иначе говоря, перечень смягчающих обстоятельств, данный в законе, не является исчерпывающим, и суду предоставляется право устанавливать и принимать во внимание любые обстоятельства, которые он признает смягчающими.

Такая трактовка соотношения в нашем уголовном праве обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность, разделяется подавляющим большинством криминалистов.

Однако против этой точки зрения высказался Ю. Манаев[1390], который считал, что перечень отягчающих обстоятельств не является исчерпывающим и что суд вправе учитывать и другие отягчающие обстоятельства и мотивировать ими усиление в приговоре наказания. Автор пытался опереться в своих доводах на местную судебную практику, забывая, что из текста закона прямо вытекает запрещение для суда учитывать такие отягчающие обстоятельства, о которых закон не упоминает. В этом, как справедливо отмечалось в нашей литературе, находит свое выражение принцип социалистического гуманизма в советском уголовном праве. Что же касается местной судебной практики, то она может признаваться правильной лишь при соответствии ее закону[1391].

Верховный Суд РСФСР исходит именно из исчерпывающего перечня отягчающих обстоятельств. По делу Г., осужденного по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы, Свердловский областной суд сослался в качестве отягчающего обстоятельства на отрицание подсудимым своей вины в изнасиловании потерпевшей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, снизив Г. наказание, указала, что «отрицание вины не перечислено в ст. 39 УК РСФСР в числе обстоятельств, отягчающих ответственность. Следовательно, суд не вправе был учитывать его при назначении осужденному наказания»[1392].

Наконец, следует указать на постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре», где в п. 10 специально оговорено, что «содержащийся в законе перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим, и суд не вправе при мотивировке избранной им меры наказания ссылаться на обстоятельства, которые не указаны в законе»[1393].

Исходя из принципа индивидуализации наказания, закон устанавливает, что суд вправе в зависимости от характера преступления не признать опьянение обстоятельством, отягчающим ответственность. Практика свидетельствует, что такие случаи встречаются. Суды, учитывая характер преступления, личность виновного и другие обстоятельства дела, не признают опьянение отягчающим вину обстоятельством. Приведем пример.

М. был признан виновным в том, что совместно с неустановленным следствием лицом, будучи в нетрезвом состоянии, совершил разбойное нападение. Не ставя под сомнение виновность М. в совершении такого тяжкого преступления, как разбой, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда УССР в определении от 13 июля 1967 г. указала, что при «избрании меры наказания народный суд в нарушение требований ст. 324 УПК УССР не указал, какие именно отягчающие или смягчающие обстоятельства были учтены при назначении М. наказания в виде лишения свободы на срок восемь лет. По делу же установлен ряд смягчающих обстоятельств, характеризующих как личность М., так и его роль в совершении преступления. Так, М. является несовершеннолетним, преступление совершил впервые, будучи вовлеченным в него посторонним лицом. До совершения преступления характеризовался в поведении, на работе и учебе с положительной стороны. Свою вину признал и раскаялся в содеянном.

Указав, далее, что М. при совершении разбойного нападения после того, как потерпевшая начала кричать, стал просить соучастника прекратить нападение, коллегия снизила М. меру наказания до пяти лет лишения свободы[1394].

Как видно из дела, хотя подсудимый совершил преступление в состоянии опьянения, оно в качестве отягчающего обстоятельства признано не было. В таких делах состояние опьянения как бы нейтрализуется наличием других, более весомых смягчающих обстоятельств, которые и приобретают решающее значение при определении конкретного наказания виновному.

В юридической литературе дискуссионным является вопрос о том, может ли состояние опьянения при совершении преступления учитываться как смягчающее обстоятельство.

И. И. Карпец выступает за признание во всех случаях состояния опьянения обстоятельством, отягчающим ответственность[1395]. Напротив, А. А. Габиани и некоторые другие авторы считают возможным признать в исключительных случаях состояние опьянения в качестве смягчающего обстоятельства[1396].

В обоснование своего мнения А. А. Габиани ссылается, в частности, на ст. 33 Основ уголовного законодательства и соответствующие статьи УК союзных республик, которые, приводя перечень смягчающих обстоятельств, предоставляют суду право при назначении наказания учитывать и такие из них, которые не перечислены в законе. Это указание, как считает автор, применимо и к преступлениям, совершенным в состоянии опьянения, если это состояние свидетельствует о меньшей общественной опасности деяния и лица, его совершившего.

Сюда относятся, по мнению автора, случаи, когда лицо специально споили с целью вовлечения в преступную деятельность, когда злоупотребление алкоголем было для данного лица единичным, случайным фактом. Однако если до издания Закона от 11 июля 1969 г. эта точка зрения еще и могла отстаиваться, то сейчас вряд ли можно признать ее обоснованной. Прежде всего ссылка на ст. 33 Основ была бы, возможно, справедливой, если бы в ст. 34 тех же Основ сейчас не было специального указания на то, что состояние опьянения является отягчающим обстоятельством.

Далее, хотя суду и дается право не признать состояние опьянения отягчающим обстоятельством, нигде в законе не сказано, что тем самым опьянение может расцениваться (даже в исключительных случаях) как обстоятельство, смягчающее ответственность.

Анализ практики показывает, что суды не придают опьянению значение отягчающего обстоятельства при наличии в деле целого ряда иных смягчающих обстоятельств (например, вовлечение в преступление несовершеннолетних со стороны взрослых, деятельное раскаяние, предотвращение последствий или возмещение ущерба и т. д.). В таких случаях, даже если преступление совершено в состоянии опьянения, это обстоятельство нейтрализуется наличием в деле иных смягчающих обстоятельств, которые и играют решающую роль при назначении наказания.

Таким образом, мы считаем, что состояние опьянения служит отягчающим вину обстоятельством. В тех же случаях, когда суд не придает ему указанного значения, опьянение все равно не «переходит» в разряд смягчающих обстоятельств. Оно становится нейтральным при наличии иных смягчающих обстоятельств, приобретающих решающее значение при избрании конкретного наказания.

Нам бы хотелось в дополнение заметить, что вообще попытка рассматривать какое- либо отягчающее или смягчающее обстоятельство изолированно находится в противоречии с требованиями закона. Статья 32 Основ предписывает суду при назначении наказания руководствоваться социалистическим правосознанием, учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления и личность виновного и «обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность». Таким образом, только учет всех обстоятельств совокупности определяет место и значение каждого из них в уголовном деле и их влияние на избрание меры наказания.

К. Маркс в свое время указывал, что «об отягчающих вину обстоятельствах не может быть речи, раз невозможны обстоятельства, смягчающие вину»1. Эта мысль Маркса прямо связывает отягчающие и смягчающие обстоятельства в единую их совокупность, которая и является основанием выбора судом конкретной меры наказания.

В такой совокупности одни обстоятельства подкрепляют друг друга, другие нейтрализуются, третьи выступают как более значительные, четвертые как менее весомые и т. д. И именно в таком своем качестве отягчающие или смягчающие обстоятельства фигурируют в конкретном деле. Среди них определенное место занимает и совершение преступления в состоянии опьянения.

В связи с рассмотренными выше вопросами большое значение имеет мотивировка наказания в судебном приговоре с учетом отягчающих и смягчающих обстоятельств. Статья 314 УПК РСФСР требует от суда привести в «необходимых случаях мотивы относительно избранной меры наказания». УПК УССР формулирует это положение иначе, указывая, что суд обязан привести мотивы избранной им меры наказания (ст. 334). Аналогичные положения содержатся и в ст. 317 УПК Грузинской ССР, и в ст. 313 УПК Латвийской ССР.

Таким образом, если УПК РСФСР требует приведения в приговоре мотивов применения наказания лишь в необходимых случаях, то упомянутые УПК других республик предъявляют такое требование суду во всех случаях.

Кроме того, УПК УССР в отличие от кодексов других союзных республик указывает, что суд обязан привести основания избрания меры наказания, которая может быть назначена лишь при отягчающих или смягчающих обстоятельствах, указанных в законе, по которому квалифицировано преступление. Речь идет о таких статьях УК, где наказание, предусмотренное в санкции, может назначаться только при наличии отягчающих или смягчающих обстоятельств, например санкции ст. 1901 (посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника) или ч. 2 ст. 168 (получение взятки). Назначая в такого рода случаях наказание, суд обязан привести соответствующие мотивы.

Вообще, по нашему мнению, при отсутствии в советском уголовном законодательстве абсолютно-определенных санкций требование УПК УССР о необходимости всякий раз мотивировать избранное судом наказание является наиболее правильным.

Мотивировка наказания должна быть конкретной, а не носить общий, формальный характер, как подчас бывает в судебной практике. Нельзя признать удовлетворительными такие мотивировки наказания в приговоре: «При избрании меры наказания суд учитывает тяжесть совершенного преступления и данные о личности подсудимого», «тяжесть и характер совершенного преступления, а также данные о личности», «большую степень социальной опасности преступления, степень виновности и данные, характеризующие личность» и т. п. Такие формулировки носят слишком общий характер и не отвечают принципу индивидуализации наказания.

На это обратил внимание Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре». Пленум потребовал от судов строгого соблюдения принципа индивидуализации наказания, обязав при вынесении приговора указывать, «какие конкретные обстоятельства, свидетельствующие о характере и степени общественной опасности преступления, а также личности виновного, учтены судом при избрании меры наказания. Ссылка в приговоре лишь на то, что наказание назначено «с учетом личности виновного», является недостаточной»[1397].

Тем самым Пленум потребовал от всех судов СССР обязательной мотивировки наказания в приговоре.

При мотивировке наказания отягчающие обстоятельства должны приводиться в формулировках, указанных в соответствующих пунктах ст. 34 Основ, конечно, с необходимой конкретизацией применительно к рассматриваемому делу. Те смягчающие обстоятельства, которые указаны в законе, также необходимо приводить в приговоре в формулировках текста УК. Другие же смягчающие обстоятельства, указываемые в мотивировке наказания, должны быть изложены четко и конкретно, чтобы было ясно, почему суд пришел к выводу о назначении виновному менее сурового наказания.

Надо также обратить внимание еще на одну сторону вопроса. В приговоре суд вправе ссылаться в качестве мотива избрания им определенной меры наказания только на такие обстоятельства, которые исследованы и подтверждены в судебном заседании[1398]. Таким образом, каждое отягчающее и смягчающее обстоятельство должно быть предметом доказывания в судебном заседании лишь при условии, что эти обстоятельства будут с достоверностью установлены, подтверждены в судебном заседании, они могут быть положены в основу наказания и включены в мотивировку наказания в приговоре.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме § 7. Отягчающие ответственность обстоятельства:

  1. Статья 29. Уголовная ответственность соучастников
  2. Статья 67. Обстоятельства, отягчающие наказание
  3. § 4. Общие правила и сроки привлечения к административной ответственности
  4. § 3. Обстоятельства, отягчающие наказание
  5. § 4. Ответственность соучастников
  6. § 3. Обстоятельства, смягчающие наказания
  7. 2. Проблемы ответственности за уничтожение и повреждение чужого имущества
  8. 4. Ответственность соучастников при экцессе исполнителя
  9. СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ СОУЧАСТНИКОВ
  10. Глава вторая СМЯГЧАЮЩИЕ И ОТЯГЧАЮЩИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ
  11. § 1. Понятие и значение обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность