<<
>>

Смягчающие и отягчающие обстоятельства при назначении наказания

Под смягчающими и отягчающими обстоятельствами принято понимать различного рода факторы, относящиеся к личности виновного и совершенному им преступлению, которые соответственно уменьшают либо повышают общественную опасность преступления и преступника, а следовательно, и степень ответственности осужденного.

Таким образом, значение этих обстоятельств очень существенное. Однако в литературе оно иногда определяется весьма узко. Так, утверждается, что влияние смягчающих обстоятельств «проявляется только в одном: суд при прочих равных условиях должен назначить более мягкую меру наказания. Наличие смягчающих обстоятельств дает право суду избрать в рамках санкции статьи наиболее мягкий вид наказания (при альтернативной санкции) или минимальный размер любого вида наказания»[998].

В одном из учебников указывается, что при большей весомости отягчающих обстоятельств наказание должно приближаться к максимальному пределу санкций1. Представляется, что анализ соответствующих норм закона дает основания для более широкой трактовки значения как смягчающих, так и отягчающих обстоятельств.

Учет смягчающих обстоятельств дает суду право: 1) назначить наказание ближе к низшему пределу (минимуму санкции статьи Уголовного кодекса); 2) при альтернативной санкции избрать менее тяжкий вид наказания из тех, которые в этой санкции предусмотрены; 3) в силу ст. 44 УК УССР назначить наказание ниже низшего предела (минимума) санкции статьи; 4) перейти, руководствуясь ст. 44 УК, к другому, более мягкому наказанию по сравнению с тем, которое прямо указано в санкции статьи;

применить условное осуждение или отсрочку исполнения приговора; 6) при определении вида ИТК в силу ст. 25 УК УССР определить отбывание наказания в колонии менее строгого режима.

Напротив, наличие отягчающих обстоятельств дает суду право: 1) назначить наказание в виде максимума или приближенное к максимуму санкции статьи Уголовного кодекса; 2) при альтернативной санкции назначить наиболее тяжкий вид наказания из тех, которые в этой санкции указаны; 3) исключить применение наказания ниже низшего предела санкции; 4) исключить переход к другому, более мягкому наказанию, в санкции не указанному; 5) исключить применение условного осуждения или отсрочки исполнения приговора; 6) при указанных в ст.

25 УК условиях применить более строгий вид ИТК при осуждении лица к лишению свободы.

В ст. 33 Основ предусмотрены смягчающие ответственность обстоятельства. К ним относятся: 1) предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления, или добровольное возмещение нанесенного ущерба, или устранение причиненного вреда; 2) совершение преступления вследствие стечения тяжелых семейных и личных обстоятельств; 3) совершение преступления под влиянием угрозы или принуждения, в силу материальной или иной зависимости; 4) совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего; 5) совершение преступления при защите от общественно опасного посягательства, хотя и с превышением пределов необходимой обороны; 6) совершение преступления несовершеннолетним; 7) совершение преступления женщиной в состоянии беременности; 8) чистосердечное раскаяние или явка с повинной.

Статья 33 Основ предоставила право союзным республикам устанавливать в своих уголовных кодексах и другие смягчающие ответственность обстоятельства. УК УССР (ст. 40) почти не воспользовался этой возможностью. Воспроизведя положения ст. 33 Основ, он дополнил этот перечень лишь указанием на такое обстоятельство, как способствование раскрытию преступления. Уголовные кодексы других союзных республик также незначительно расширили перечень смягчающих обстоятельств, предусмотренный ст. 33 Основ. Такое решение вопроса объясняется тем, что этот перечень не является исчерпывающим. И ст. 33 Основ, и все уголовные кодексы союзных республик предоставляют суду возможность учитывать в качестве смягчающих обстоятельств также такие, которые в законе прямо не обозначены. Практика судов широко учитывает при назначении наказания, например, такие смягчающие обстоятельства, как безупречную трудовую деятельность, примерное поведение, плохое здоровье, наличие на иждивении у подсудимого нетрудоспособных членов семьи, вину потерпевшего и т. п. Такая практика является совершенно правильной и основывается на непосредственных указаниях закона.

В связи с тем что суды, кроме указанных в законе, учитывают и иные смягчающие обстоятельства, в литературе было сделано предложение о дополнении ст. 33 Основ рядом таких обстоятельств. Например, указывалось на целесообразность закрепить в законе апробированные практикой такие смягчающие обстоятельства, как вина потерпевшего, болезненное состояние виновного, наличие на иждивении других лиц, положительная характеристика осужденного[999].

Представляется, однако, что, поскольку закон не устанавливает исчерпывающего перечня и дает возможность суду учитывать и другие обстоятельства, такие предложения вряд ли обоснованны.

Обстоятельства, отягчающие ответственность, перечислены в ст. 34 Основ. Ими являются: 1) совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление. Суд вправе, в зависимости от характера первого преступления, не признать за ним значения отягчающего обстоятельства; 2) совершение преступления организованной группой; 3) совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений; 4) причинение преступлением тяжелых последствий; 5) совершение преступления в отношении малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспомощном состоянии; 6) подстрекательство несовершеннолетних к совершению преступления или привлечение несовершеннолетних к участию в преступлении; 7) совершение преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим; 8) совершение преступления с использованием условий общественного бедствия; 9) совершение преступления общеопасным способом; 10) совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения. Суд вправе в зависимости от характера преступления не признать последнее обстоятельство отягчающим ответственность.

Эта статья Основ уголовного законодательства предоставляет союзным республикам право устанавливать и другие, кроме указанных в ней, отягчающие ответственность обстоя тельства.

Союзные республики, воспроизведя текст ст. 34 Основ, вместе с тем дополнили ее рядом обстоятельств.

Так, в УК УССР в качестве отягчающих обстоятельств дополнительно названы: совершение преступления с использованием подчиненного или другого зависимого положения лица, в отношении которого совершено преступление; совершение нового преступления лицом, которое было взято на поруки, в течение срока порук или в течение одного года после окончания этого срока (пп. 3 и 12 ст. 41). В УК РСФСР в качестве отягчающего обстоятельства, кроме того, назван оговор заведомо невиновного лица (п. 11 ст. 39). В УК Эстонской ССР к отягчающим обстоятельствам отнесено совершение преступления в отношении слабоумного или душевнобольного; в УК Молдавской ССР - совершение преступления в отношении лица, охраняющего общественный порядок; в УК Грузинской ССР - совершение преступления в отношении беременной женщины, если виновный знал о ее беременности; в УК Узбекской ССР - совершение преступления особо опасным рецидивистом.

Статья 34 Основ и в соответствии с ней ст. 41 УК УССР не предоставляют суду права учитывать в качестве отягчающих другие, прямо не указанные в законе обстоятельства. Поэтому перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим и расширению подлежать не может. Однако, несмотря на это, на практике нередко пытаются расширить перечень отягчающих обстоятельств и ссылаются при назначении наказания на такие обстоятельства, которые в законе в качестве отягчающих не названы (например, непризнание обвиняемым своей вины, отказ давать правдивые показания, отсутствие чистосердечного раскаяния в совершенном преступлении и т. п.). Верховный Суд УССР в одном из определений специально указал, что ссылка в приговоре при определении наказания на отрицание вины или применение к подсудимому ранее административного взыскания как на отягчающее обстоятельство противоречит ст. 41 УК УССР, так как в ней эти обстоятельства не указаны[1000]. Пленум Верховного Суда

УССР в постановлении от 11 мая 1979 г. «О практике назначения судами Украинской ССР мер уголовного наказания» обратил внимание на то, что суд не вправе при мотивировке наказания ссылаться на обстоятельства, не указанные в законе (например, непризнание подсудимым своей вины, отсутствие у подсудимого раскаяния, непринятие мер, способствовавших раскрытию преступления, невозмещение причиненного ущерба, отсутствие обстоятельств, смягчающих ответственность, и т.

п.)[1001].

Такое решение вопроса в действующем законодательстве и судебной практике вышестоящих судебных инстанций поставлено под сомнение рядом авторов. Например, в полном противоречии с законом некоторые авторы указывают, что перечень отягчающих обстоятельств не является исчерпывающим[1002]. Другие же, правильно исходя из того, что перечень отягчающих обстоятельств суд расширять не вправе, иногда считают это положение закона несовершенным. Так, П. С. Дагель, указывая, что в судебной практике суды учитывают такие обстоятельства, как ведение обвиняемым паразитического образа жизни, злоупотребление спиртными напитками или наркотиками, наличие в прошлом дисциплинарных правонарушений и антиобщественных поступков и пр., приходит к выводу, что дать исчерпывающий перечень обстоятельств, относящихся к личности виновного, невозможно. В связи с этим автор считает целесообразным ввести в ст. 34 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик указание на примерный характер содержащегося в ней перечня[1003]. За примерный перечень отягчающих обстоятельств высказывается И. И. Карпец, считающий, что противоположное решение этого вопроса в действующем законе сужает возможности индивидуализации наказания[1004].

Прежде всего следует отметить, что исчерпывающий перечень отягчающих обстоятельств, ныне предусмотренный законом, нельзя представлять себе как нечто законченное, не нуждающееся в дальнейшем совершенствовании. Однако за более чем 25-летний срок действия Основ (1958 г.) этот перечень выдержал испытание временем, так как отражает наиболее типичные обстоятельства, свидетельствующие о повышенной степени общественной опасности преступления и лица, его совершившего. В этот перечень лишь однажды, а именно в 1969 г., было внесено дополнение о таком отягчающем обстоятельстве, как совершение преступления в состоянии опьянения (п. 10 ст. 34 Основ). Остальные отягчающие обстоятельства, о которых говорится в литературе, относятся к личности виновного. Некоторые из них прямо указаны в ст.

34 Основ (например, совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление, совершение преступления с особой жестокостью), в ст. 41 УК УССР (совершение преступления лицом, взятым на поруки). Другие обстоятельства, отрицательно характеризующие личность, т. е. отягчающие ее ответственность, в ст. 34 Основ уголовного законодательства и соответствующих статьях уголовных кодексов союзных республик не указаны.

В этих статьях не говорится о таких обстоятельствах, характеризующих личность, как паразитический образ жизни виновного, нарушение им до совершения преступления трудовой дисциплины, учинение административных и других антиобщественных проступков, злоупотребление спиртными напитками или наркотиками, аморальное поведение, отрицательная бытовая или производственная характеристика и т. п. В плане ст. 34 Основ (ст. 41 УК) эти обстоятельства как отягчающие учитываться не могут. Но это вовсе не означает, что суд не может их учесть при назначении наказания. Закон, как известно, наряду со смягчающими и отягчающими обстоятельствами, обязательно требует от суда при назначении наказания учитывать личность виновного. Личность виновного, а также смягчающие и отягчающие обстоятельства закреплены в законе (ст. 32 Основ, ст. 39 УК УССР) как самостоятельные, хотя и тесно связанные между собой элементы общих начал назначения наказания. Поэтому любые обстоятельства, характеризующие личность и отягчающие ее ответственность, могут учитываться судом независимо от того перечня, который исчерпывающим образом обозначен в ст. 34 Основ[1005]. Однако этот перечень необходим, так как исключает учет в качестве отягчающих обстоятельств таких из них, которые не относятся к характеристике личности виновного. Нельзя учитывать, как уже указывалось, в качестве отягчающего обстоятельства непризнание подсудимым своей вины, отказ от дачи показаний, сокрытие от органов правосудия, а по УК УССР - и оговор другого лица и т. п. Следовательно, исчерпывающий перечень отягчающих обстоятельств имеет большое практическое значение, ограничивает в этой области усмотрение суда, свидетельствует о гуманизме этой нормы советского уголовного права. Все это, однако, не означает, что перечень отягчающих обстоятельств не может быть дополнен путем включения в него иных обстоятельств, отягчающих ответственность осужденного.

Из числа отягчающих обстоятельств заслуживают внимания совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление, и совершение преступления в состоянии опьянения. Это объясняется как их распространенностью, так и рядом спорных моментов в их трактовке в теории и на практике.

Совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление (п. 1 ст. 41 УК УССР), охватывает как случаи фактической повторности, так и случаи рецидива преступлений. Особенно важно учитывать при назначении наказания наличие судимости за ранее совершенное преступление. На это ориентируют практику вышестоящие судебные инстанции[1006]. Однако изучение практики показывает, что это отягчающее обстоятельство учитывается далеко не всегда. При изучении автором определенного массива дел суды признали наличие этого обстоятельства как отягчающего лишь в отношении 3/5 осужденных, ранее имевших судимость. По делам о хулиганстве это обстоятельство учитывалось примерно в половине случаев, по делам о преступлениях против личности - в 36 % случаев[1007].

В связи с этим возникает вопрос, вправе ли суд на основании п. 1 ст. 41 УК учитывать в качестве отягчающего обстоятельства судимость, которая снята или погашена. В литературе отмечалось, что снятая или погашенная судимость не может рассматриваться как отягчающее обстоятельство, поскольку в таком случае институт снятия и погашения судимостей теряет свое значение. В связи с этим признается положительным прямой запрет учитывать погашенную или снятую судимость в качестве отягчающего обстоятельства в порядке ст. 41 УК[1008]. И с этим положением следует согласиться. Вместе с тем учет погашенных и снятых судимостей возможен в плане характеристики личности виновного. Иначе говоря, такие судимости, отрицательно характеризующие личность виновного, могут учитываться судом на основании ст. 39 (а не п. 1 ст. 41 УК) при назначении наказания и отягчать его ответственность.

Пункт 1 ст. 41 УК, формулируя данное отягчающее обстоятельство, указывает, что суд вправе в зависимости от характера первого преступления не признать за ним значения отягчающего обстоятельства. Представляется, что характер преступления определяется направленностью деяния против того или иного объекта, размером ущерба, причиняемого преступлением, а также формой вины, при наличии которой совершено преступление[1009]. Именно эти признаки деяния должны приниматься во внимание при сопоставлении первого и второго из учиненных виновным преступлений. Там, где ранее совершенное преступление не находится во внутреннем единстве со вновь совершенным деянием, их последовательность носит случайный характер, отсутствуют основания для признания ранее совершенного преступления в качестве отягчающего обстоятельства. В литературе предложен заслуживающий внимания примерный перечень таких случаев: когда первое преступление было совершено умышленно, а следующее - неосторожно или наоборот; преступления резко отличаются по мотиву и объекту посягательства; когда преступления, хотя и совпадающие по форме вины, мотиву и объекту, резко отличаются по тяжести (например, лицо ранее причинило легкое телесное повреждение, а затем - умышленное убийство)[1010].

Совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения, как отягчающее ответственность обстоятельство введено в Основы в 1969 г. и предусмотрено п. 10 ст. 34 (п. 11 ст. 41 УК УССР). Опьянение, которое охватывает случаи простого (физиологического) опьянения, вызываемого принятием спиртных напитков либо наркотических или других одурманивающих веществ, как известно, не только не освобождает от уголовной ответственности, но свидетельствует о повышенной степени общественной опасности как совершенного преступления, так и лица, его совершившего. Статистические данные свидетельствуют, что в состоянии опьянения совершается большинство тяжких преступлений, умышленных убийств, изнасилований, хулиганств, краж, грабежей и разбоев[1011].

В то же время в законе содержится указание, что суд вправе в зависимости от характера преступления не признать состояние опьянения отягчающим обстоятельством. Практика свидетельствует, что такие случаи встречаются. Суды, учитывая характер преступления, личность виновного и другие обстоятельства дела, не признают состояние опьянения отягчающим обстоятельством[1012]. Так, М. был признан виновным в том, что совместно с неустановленным следствием лицом, будучи в нетрезвом состоянии, совершил разбойное нападение. Не ставя под сомнение виновность М. в совершении такого тяжкого преступления, как разбой, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда УССР отметила, что при «избрании меры наказания народный суд в нарушение ст. 334 УК УССР не указал, какие именно отягчающие обстоятельства были учтены при назначении М. наказания в виде лишения свободы на срок восемь лет. По делу же установлен ряд смягчающих обстоятельств, характеризующих как личность М., так и его роль в совершении преступления. Так, М. является несовершеннолетним, преступление совершил впервые, будучи вовлеченным в него посторонним лицом. До совершения преступления характеризовался в поведении, на работе и в учебе с положительной стороны. Свою вину признал и раскаялся в содеянном. Отметив, что М. при совершении преступления, после того как потерпевшая начала кричать, стал просить соучастника прекратить нападение, коллегия снизила М. наказание до пяти лет лишения свободы»[1013].

Как видно из дела, хотя подсудимый совершил преступление в состоянии опьянения, последнее в качестве отягчающего обстоятельства признано не было. В таких делах состояние опьянения как бы нейтрализуется наличием других, более весомых смягчающих обстоятельств, которые и приобретают решающее значение при определении конкретного наказания виновному.

Выборочные обобщения судебной практики показывают, что в значительной части приговоров суды не ссылаются на состояние опьянения как на отягчающее обстоятельство. Такие ссылки составляли 4,6 % всех изученных дел. По делам о хулиганстве этот процент составлял 8,6, о хищениях - 8, о преступлениях против личности - 2,7, о преступлениях против личной собственности - 2,4 %[1014]. По изученным делам о преступлениях несовершеннолетних этот факт отмечен в приговорах по делам о кражах в 4 %, грабежах и разбойных нападениях - 15, хулиганстве - 18, умышленных телесных повреждениях - 0, изнасиловании - 20 % случаев, хотя фактически эти преступления были совершены в состоянии опьянения, соответственно по делам о кражах - в 53 %, о грабежах и разбойных нападениях - 72, хулиганстве - 88, умышленных телесных повреждениях - 74, изнасиловании - в 78 % случаев. Причем ни в одном приговоре не было указано, почему суд не признал опьянение отягчающим обстоятельством[1015].

Трудно, однако, представить, что во всех этих случаях суд «не заметил» в деле данного отягчающего обстоятельства, очевидно, оно было предметом судебного исследования. По всей вероятности, суды в приговорах не ссылались на него, так как оно было нейтрализовано имеющимися смягчающими обстоятельствами, как и по делу М. В таких ситуациях необходима соответствующая мотивировка, и ее отсутствие в приговоре представляется недопустимым.

В юридической литературе вопрос о том, может ли состояние опьянения при совершении преступления учитываться как смягчающее обстоятельство или, напротив, оно может выступать лишь обстоятельством, такую ответственность отягчающим, остается дискуссионным. Так, И. И. Карпец высказал категорическое суждение, что «суд не может признать такое обстоятельство смягчающим ответственность»[1016]. Напротив, А. А. Габиани считает возможным в исключительных случаях признать состояние опьянения в качестве смягчающего обстоятельства[1017]. В обоснование своего мнения А. А. Габиани ссылается, в частности, на ст. 33 Основ уголовного законодательства и соответствующие статьи уголовных кодексов союзных республик, которые, приводя перечень смягчающих обстоятельств, предоставляют суду право при назначении наказания учитывать и такие из них, которые не перечислены в законе. Следовательно, суд может рассматривать как смягчающее обстоятельство совершение лицом преступления в состоянии опьянения, если оно свидетельствует о меньшей общественной опасности деяния и лица, его совершившего. Однако, если до дополнения ст. 34 Основ указанием на совершение преступления в состоянии опьянения как на отягчающее обстоятельство эта точка зрения еще и могла отстаиваться, то в настоящее время вряд ли можно признать ее обоснованной. Прежде всего ссылка на ст. 33 Основ была бы, возможно, справедливой, если бы в ст. 34 тех же Основ не было специального указания на то, что состояние опьянения является отягчающим ответственность обстоятельством. Далее, хотя суду дается право не признать состояние опьянения отягчающим обстоятельством, но нигде в законе не сказано, что тем самым опьянение может расцениваться (даже в исключительных случаях) как обстоятельство, смягчающее ответственность.

И. Н. Твердая и Б. С. Басейнов также пришли к выводу, что состояние опьянения в отдельных случаях можно рассматривать как смягчающее обстоятельство[1018]. Однако какими-либо весомыми аргументами эта позиция не подкрепляется. Обобщенная И. Н. Твердой практика показывает, что ни в одном деле состояние опьянения смягчающим обстоятельством признано не было. Автор считает это ошибкой судов. Представляется, что такая практика прямо отвечает закону, ибо если суд считает возможным не признать опьянение обстоятельством, отягчающим ответственность, то лишь в силу того, что оно нейтрализуется другими смягчающими обстоятельствами, имеющимися в деле (по материалам И. Н. Твердой, таких случаев было 50 %).

Смягчающие и отягчающие обстоятельства не должны рассматриваться изолированно друг от друга. Статья 39 УК УССР предписывает суду при назначении наказания учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного и «обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность». Таким образом, закон ориентирует суд на учет всех обстоятельств в их совокупности, что и определяет место и значение каждого из них в уголовном деле и влияние их на избрание меры наказания.

К. Маркс отмечал, что «об отягчающих вину обстоятельствах не может быть речи, раз невозможны обстоятельства, смягчающие вину»[1019]. Маркс прямо связывает отягчающие и смягчающие обстоятельства в единую совокупность, которая и является основанием выбора судом конкретной меры наказания. В такой совокупности одни обстоятельства подкрепляются взаимно, другие нейтрализуются, третьи выступают как более значительные, четвертые - менее весомые и т. п. И именно в таком своем качестве смягчающие и отягчающие обстоятельства фигурируют в конкретном деле.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме Смягчающие и отягчающие обстоятельства при назначении наказания:

  1. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств (ст. 62)
  2. 10.2.5 Особенности назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
  3. § 6. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении. Назначение наказания за неоконченное преступление, совершенное в соучастии и при рецидиве преступлений
  4. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ ПРИ ВЕРДИКТЕ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ О СНИСХОЖДЕНИИ
  5. § 2. Общие начала назначения наказания
  6. Глава вторая СМЯГЧАЮЩИЕ И ОТЯГЧАЮЩИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ
  7. § 1. Понятие и значение обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность
  8. § 2. Виды обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность
  9. § 2. Назначение наказания при повторности преступлений
  10. § 3. Назначение наказания при рецидиве преступлений
  11. VI. Учет смягчающих и отягчающих обстоятельств при назначении наказания
  12. СМЯГЧАЮЩИЕ И ОТЯГЧАЮЩИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ
  13. § 2. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность
  14. Смягчающие и отягчающие обстоятельства при назначении наказания
  15. Назначение наказания по совокупности преступлений
  16. Тема: НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ
  17. § 7. Отягчающие ответственность обстоятельства
  18. § 1. Принципы назначения наказания