<<
>>

Принципы назначения наказания

Назначение наказания проводится на основе определенных принципов, выступающих как конкретное выражение общих принципов советского уголовного права и представляющих собой исходные, наиболее важные положения, которые определяют всю деятельность суда по применению наказания к лицам, виновным в совершении преступления.

Они находят свое конкретное выражение в законе, в частности в общих началах назначения наказания, закрепленных в ст. 39 УК УССР.

Вопрос о том, что относить к принципам назначения наказания, в литературе решается по-разному. Так, Я. М. Брайнин относил к ним социалистическую законность, социалистический гуманизм, социалистический демократизм, социалистическое правосознание, индивидуализацию наказания и наказуемость за общественно опасную (преступную) деятельность[986]. Представляется, что в такой трактовке принципы назначения наказания отождествляются с общими принципами советского уголовного права, которыми, как известно, считаются и социалистическая законность, и социалистический гуманизм, и социалистический демократизм.

Многие криминалисты считают принципами назначения наказания законность, гуманизм и индивидуализацию наказания[987]. По мнению же П. П. Осипова, основополагающим принципом назначения наказания является принцип социалистического гуманизма и такие его структурные элементы, как справедливость и гуманность[988]. Ни социалистическую законность, ни индивидуализацию наказания, как он полагает, нельзя считать такими принципами, так как социалистическая законность пронизывает институт назначения наказания в целом, характеризует всю систему принципов назначения наказания. Говоря о принципе индивидуализации наказания, П. П. Осипов указывал, что, по существу, его содержание в литературе сводится к воспроизведению общих начал назначения наказания, указанных в ст. 32 Основ, и что в такой интерпретации сам термин «индивидуализация» не может иметь самостоятельной смысловой нагрузки.

Однако, на наш взгляд, когда говорят о законности наказания как о принципе его назначения, имеют в виду не принцип социалистической законности в целом, а конкретное его проявление в определенной сфере судебной деятельности. И это отнюдь не приводит к какому-то умалению принципа социалистической законности, а напротив, показывает его своеобразное выражение в тех нормах, которые регулируют назначение наказания. Выделение принципа законности наказания имеет и большое практическое значение, ориентируя суд на строжайшее соблюдение закона при применении наказания.

Необоснованными представляются возражения, приведенные против индивидуализации наказания. Известно, что нормы права как типовые масштабы поведения людей применяются к конкретным жизненным ситуациям, и такое их применение есть не что иное, как их конкретизация, индивидуализация. Типовые санкции, установленные в Уголовном кодексе за совершение отдельных преступлений, подлежат конкретизации, индивидуализации с учетом тяжести совершенного преступления и прежде всего личности подсудимого, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств. Это находит свое выражение в избрании судом той или иной меры наказания, соответствующей индивидуальным, конкретным особенностям каждого случая. Это требование и определяет содержание и значение принципа индивидуализации наказания, который закреплен во многих нормах действующего уголовного права.

Более широкий круг принципов назначения наказания называет М. А. Шнейдер, относящий к ним законность наказания, обоснованность наказания, соответствие наказания опасности преступления, соответствие наказания опасности преступника (индивидуализация наказания) и справедливость наказания[989].

Однако, на наш взгляд, выделение такого принципа, как соответствие наказания опасности преступления, наряду со справедливостью, вряд ли оправданно, так как справедливость наказания включает в качестве одного из элементов требование соразмерности наказания опасности преступления. Не ясно и другое, почему в этом перечне не указан принцип гуманности наказания.

Поэтому более предпочтительной является точка зрения М. М. Бабаева, который в число принципов назначения наказания включает законность, обоснованность, гуманность, индивидуализацию и справедливость наказания[990]. К числу принципов должны быть отнесены также принципы определенности наказания в судебном приговоре, а принцип обоснованности следует дополнить указанием на обязательность мотивировки наказания в приговоре суда.

Таким образом, к принципам назначения наказания следует отнести: законность наказания; его определенность в судебном приговоре; обоснованность наказания и обязательность его мотивировки в приговоре; гуманность; индивидуализацию и справедливость.

Законность наказания означает, что наказание должно назначаться в точном и полном соответствии с уголовным законом. Этот принцип заключается в следующем: наказанию подлежит лишь лицо, виновное в совершении преступления; наказание может быть назначено только по приговору суда; система и виды наказаний, которые могут быть назначены судом, исчерпывающим образом определены в законе; каждое наказание может назначаться лишь в порядке и пределах, указанных в законе.

Определенность наказания в судебном приговоре прямо вытекает из принципа законности наказания и заключается в том, что назначенное лицу наказание должно быть определено с точным обозначением срока и вида этого наказания, ибо, как писал К. Маркс, «если понятие преступления предполагает наказание, то действительное преступление предполагает определенную меру наказания»[991].

Обоснованность наказания и обязательность его мотивировки в приговоре заключаются в том, что наказание применяется в советском праве лишь тогда, когда это необходимо и целесообразно. Поэтому там, где применение наказания не вызывается необходимостью, а целесообразна замена его мерами общественного или административного воздействия, суду надлежит воспользоваться предписаниями, содержащимися в статьях 10 и 51 УК УССР.

С обоснованностью наказания связана обязательность его мотивировки в приговоре.

Необходимость мотивировки наказания зиждется в советском уголовном праве на единстве преступления и наказания, которое в приговоре получает свое конкретное проявление. Наказание может быть назначено только в обвинительном приговоре, констатирующем совершение подсудимым определенного преступления. Поэтому мотивировка, обосновывающая факт совершения преступления и его квалификацию, предполагает в качестве своего последующего элемента и мотивировку применяемого к осужденному наказания. Обязательность мотивировки наказания вытекает также из структуры санкций в советских уголовных законах. Будучи относительно определенными или альтернативными, они предполагают, что избрание конкретной меры наказания обязательно должно быть мотивировано. Требование мотивировки наказания закреплено в действующем законодательстве (ст. 335 УПК УССР). Законом предписывается мотивировать в приговоре вид ИТК, назначение наказания ниже низшего предела санкций, учет смягчающих и отягчающих обстоятельств, признание лица особо опасным рецидивистом. Обязательность мотивировки наказания содержится также в указаниях Пленума Верховного Суда СССР и Пленума Верховного Суда УССР[992].

Гуманность наказания как принцип его назначения проявляется в том, что наказание никогда не может иметь своей целью причинение физических страданий осужденному или унижение его человеческого достоинства (ст. 22 УК УССР). Применяя наказание, суд должен видеть в подсудимом человека и руководствоваться тем, что каждый выбившийся из колеи гражданин может исправиться и стать честным тружеником нашего общества. Широкое применение наказаний, не связанных с лишением свободы, замена в ряде случаев наказания мерами общественного или административного воздействия - яркое проявление принципа гуманности. Следует отметить, что гуманность как принцип назначения наказания закреплена и в нормах Уголовного кодекса, которые говорят об ответственности несовершеннолетних. К ним, например, не могут быть применены смертная казнь, ссылка и высылка, лишение свободы им может быть назначено на срок не более 10 лет, само отбывание этого наказания определяется судом в воспитательно-трудовых колониях с более облегченным режимом и т.

д.

Принцип гуманности выражен и в ст. 44 УК УССР, предоставляющей суду право назначать наказание более мягкое, чем предусмотрено законом. Этот принцип закреплен в законе и при обрисовке перечня смягчающих и отягчающих обстоятельств. Так, перечень отягчающих обстоятельств, данный в ст. 41 УК УССР, является исчерпывающим, и суду не дано право его расширять.

Индивидуализация наказания как принцип его назначения закреплен во многих нормах закона. Он заключается в требовании учета при назначении наказания индивидуальных особенностей конкретного дела и главным образом личности осужденного. Так, ст. 39 УК УССР прямо указывает, что при назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность.

Следует различать индивидуализацию наказания - законодательную и судебную. Законодатель, устанавливая нормы, регулирующие применение наказаний, учитывает все многообразие жизненных ситуаций, могущих возникнуть на практике, и уже в самом законе пытается хотя бы в общей форме сформулировать отправные положения, которые бы индивидуализировали назначение наказания. Элементы законодательной индивидуализации содержатся в самой системе наказаний. Устанавливая в статьях Особенной части соответствующие санкции, давая суду возможность назначать наказание ниже низшего предела и т. п., законодатель стремится индивидуализировать нака зание.

Однако эти общие положения закона еще недостаточны, чтобы преодолеть возможный разрыв между абстрактными его дефинициями и конкретными обстоятельствами дела. Для устранения такого разрыва и существует индивидуализация судебная, т. е. применение наказания к конкретному лицу с учетом личности виновного и обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность.

Основное требование принципа индивидуализации состоит в том, чтобы к виновному, исходя из конкретных обстоятельств дела, было применено такое наказание, которое бы обеспечивало его исправление и перевоспитание.

Справедливость наказания заключается в том, что оно должно правильно отражать правосознание и мораль нашего общества. Назначенное судом наказание должно отвечать нравственным требованиям советских людей, убеждать их в правильности судебной практики. К опасным преступникам, а также рецидивистам справедливость требует назначения суровых мер наказания. В то же время к лицам, совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, в соответствии с принципом справедливости следует применять наказания более мягкие или вообще заменять их мерами общественного воздействия.

Статья 372 УПК указывает, что наказание признается явно несправедливым, если по своим размерам оно не соответствует тяжести преступления и личности осужденного. Следовательно, справедливость предполагает также соразмерность наказания тяжести преступления, его общественной опасности.

Рассмотренные принципы назначения наказания не существуют изолированно, а образуют определенную систему и тесно взаимосвязаны. Так, законность наказания теснейшим образом связана с обоснованностью наказания и обязательностью его мотивировки, с определением наказания в судебном приговоре. Гуманность наказания и его индивидуализация не только связаны между собой, но и со справедливостью наказания.

Уголовного кодекса, которые вовсе не определяют общих начал назначения наказания. Поэтому определение общих начал через правила не дает возможности провести границу между этими общими началами и остальными правилами их назначения, закрепленными в законе.

Общие начала, как они обрисованы в законе, состоят из следующих трех критериев, указанных в ст. 39 УК УССР. Суд определяет наказание: 1) в пределах, установленных статьей закона, предусматривающей ответственность за данное преступление; 2) в соответствии с положениями Общей части Уголовного кодекса; 3) руководствуясь социалистическим правосознанием, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие ответственность. Все эти критерии должны применяться судом одновременно в единстве, когда он решает вопрос об избрании конкретной меры наказания. Пленум Верховного Суда СССР обратил внимание судов на необходимость строжайшего соблюдения общих начал назначения наказания[993].

Сущность первого из названных критериев состоит в том, что суд назначает наказание лишь в пределах (рамках) санкции статьи Особенной части Уголовного кодекса, по которой квалифицированы действия виновного. Отсюда совершенно очевидно, что структура санкций в статьях Особенной части Уголовного кодекса имеет большое значение для правильного определения наказания по конкретному делу. Здесь законодатель, с одной стороны, должен точно определить конкретные санкции за совершение определенного преступления. С другой - чтобы соблюсти требования принципов гуманности, индивидуализации и справедливости наказания, предоставить суду право определенной свободы в выборе конкретного размера наказания. Эти предпосылки и обусловливают существование в советском уголовном праве по существу двух видов санкций - относительно определенных и альтернативных.

В соответствии со вторым критерием суд должен назначать наказание в точном соответствии с положениями Общей части Уголовного кодекса[994]. Это означает: а) совершенное лицом деяние является преступлением и в действиях лица имеются признаки определенного состава преступления (статьи 3 и 7 УК УССР); б) в деле нет обстоятельств, исключающих ответственность (невменяемость, необходимая оборона, крайняя необходимость, добровольный отказ от совершения преступления); в) необходимо выяснить целесообразность назначения наказания несовершеннолетнему (ст. 10 УК) или освобождения от наказания в порядке статей 10, 50, 51 УК; г) определяя наказание за приготовление или покушение, следует учесть степень осуществления преступного намерения и причины, в силу которых преступление не было доведено до конца (ст. 17 УК); д) при назначении наказания соучастникам учесть характер и степень участия лица в совершенном преступлении (ст. 19 УК); е) назначая наказание, обязательно исходить из тех целей, которые призвано обеспечить наказание в советском уголовном праве (ст. 22 УК); ж) строго руководствоваться той системой и видами наказания, которые определены в ст. 23 УК; з) при назначении наказания определенного вида исходить из его характера, условий применения, сроков, определенных в Общей части Уголовного кодекса; и) применяя дополнительные наказания, не предусмотренные в статьях Особенной части, назначать их при условиях, указанных в соответствующих нормах Общей части (например, на основании ст. 31 УК УССР); к) при назначении наказания по совокупности преступлений или совокупности приговоров окончательное наказание определять в точном соответствии со статьями 42 и 43 УК; л) учитывать требования всех других норм Общей части Уголовного кодекса о применении наказания (к примеру, о зачете предварительного заключения и др.).

Третий критерий Общих начал назначения наказания заключается в том, что при определении наказания суд руководствуется социалистическим правосознанием, учитывая: характер и степень общественной опасности преступления; личность виновного; обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность.

Социалистическое правосознание включает представления об основополагающих принципах социалистического права, в частности уголовного, знание действующего уголовного законодательства и правильную оценку его институтов, их конкретных задач и целей. Социалистическое правосознание включает также чувство справедливости, полное отвращение к произволу и беззаконию, чувство уважения к советским законам. Высокоразвитое правосознание судьи проявляется в правильном понимании уголовно-правовых процессов и понятий, в умении дать им верную оценку. Применительно к назначению наказания это означает, что, определяя наказание лицу, совершившему тяжкое преступление, или рецидивисту, суд исходит из необходимости применения строгой уголовной репрессии как одной из эффективных форм борьбы с такого рода правовыми явлениями. Напротив, определяя наказания несовершеннолетним, суд руководствуется теми гуманистическими идеями, которые пронизывают советское уголовное право и дают суду право назначить более мягкое наказание. При совершении преступлений, не представляющих большой общественной опасности, подход к назначению наказания, как велит социалистическое правосознание, должен быть несколько иным. Это наказание, как правило, не может быть связано с лишением свободы или лицо вообще может быть освобождено от наказания.

Характер общественной опасности совершенного преступления, который должен быть учтен судом при назначении наказания, - не индивидуальный признак конкретного преступления, а признак, характеризующий все преступления определенной группы или определенного вида1. Так, характер общественной опасности зависит от того, отнесено преступление к тяжким (ст. 71 УК) или же к преступлениям, не представляющим большой общественной опасности (ст. 51 УК), а также в какую группу преступлений оно включено в системе Особенной части Уголовного кодекса. Характер общественной опасности может относиться и к признакам отдельной группы преступлений одного и того же вида. Например, хотя хищения государственного или общественного имущества и преступнонебрежное отношение к охране этого имущества относятся к преступлениям одного и того же вида - преступлениям против социалистической собственности - и помещены в одной главе Особенной части Уголовного кодекса, они различаются по характеру общественной опасности. Преступления, представляющие по своему характеру большую общественную опасность, требуют применения более сурового наказания.

Степень общественной опасности, которую должен учитывать суд при назначении наказания, определяет тяжесть конкретного преступления и зависит от индивидуальных особенностей преступного деяния. Так, при всех других равных условиях хищение путем растраты, учиненное на сумму 1000 руб., всегда более опасно, чем такое же хищение, но на сумму 500 руб. То же можно сказать и о степени злостного хулиганства, которое должно учитываться при определении виновному наказания. Так, хотя хулиганство, соединенное с менее тяжким или легким, повлекшим за собой расстройство здоровья телесным повреждением, охватывается одной и той же квалификацией по ч. 2 ст. 206 УК УССР, степень их общественной опасности различна и должна быть учтена судом при определении конкретной меры наказания.

При определении степени общественной опасности совершенного преступления, как указал Пленум Верховного Суда СССР, следует исходить из совокупности всех обстоятельств, при которых было совершено преступное деяние (формы вины, мотивы, способ, обстановка и стадия совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, степень и характер участия каждого соучастника в преступлении и др.)[995].

Суд учитывает личность виновного, так как обстоятельства, ее характеризующие, имеют весьма важное значение при избрании конкретного наказания. Личность осужденного учитывается при назначении наказания как самостоятельный элемент общих начал, наряду с характером и степенью общественной опасности преступления. Социальный облик лица, степень его опасности для общества, выразившаяся в совершении преступления, образ жизни, семейное положение, состояние здоровья, наличие не образующих невменяемости психических аномалий, поведение лица до и после совершения преступления, наличие прошлых судимостей, отношение к труду, нравственный облик, совершение неблаговидных или, напротив, благородных поступков, отношение к людям, авторитет в коллективе, где виновный работал, и т. п. всегда учитываются в судебной практике при назначении наказания.

В литературе справедливо обращается внимание на то, что в законе речь идет об учете личности виновного, а не о ее общественной опасности[996]. Такое терминологическое различие не является случайным, а означает, что при назначении наказания учитывается весь круг обстоятельств, характеризующих личность виновного. Поэтому при назначении наказания суд должен учитывать демографические данные, общественнопроизводственную и социально-бытовую характеристику виновного, наличие в прошлом особых заслуг, сведения о совершенных ранее преступлениях, наличие определенных физических или психических аномалий и пр.

В связи с указанием ст. 39 УК УССР на необходимость учета личности виновного возникает вопрос о большей конкретизации этого положения в самом законе. Так, предлагается заменить в законе слова «личность виновного» словами «образ жизни виновного в прошлом и его поведение после совершения преступления»[997]. Однако такая формулировка закона сузила бы возможности суда по учету обстоятельств, характеризующих личность виновного, которые включают целый комплекс признаков. Отказ от понятия «личность виновного» не соответствует осуществлению таких принципов назначения наказания, как гуманность, индивидуализация и справедливость.

При назначении наказания суд обязан учитывать обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность. Ссылаясь на эти обстоятельства как на элемент общих начал назначения наказания и ориентируя тем самым суд на необходимость их учета, закон дает их перечень.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме Принципы назначения наказания:

  1. Статья 65. Общие начала назначения наказания
  2. 8.2. Особенности назначения наказания несовершеннолетним (ст. 89). Применение к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90-91). Освобождение несовершеннолетних от отбывания наказания (ст. 92-93). Сроки давности (ст.94). Погашение судимости (ст. 95)
  3. 12. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ
  4. 10.2.6 Особенности назначения наказания за неоконченное преступление и преступление, совершенное в соучастии
  5. ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ: ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА
  6. Глава первая ПРИНЦИПЫ И ОБЩИЕ НАЧАЛА НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ
  7. § 1. Принципы назначения наказания
  8. § 2. Общие начала назначения наказания
  9. § 2. Назначение наказания по совокупности преступлений
  10. § 1. Общие начала назначения наказания
  11. Принципы назначения наказания
  12. Тема: НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ
  13. § 1. Принципы назначения наказания
  14. § 6. Назначение наказания по совокупности преступлений
  15. Глава первая. Принципы и общие начала назначения наказания