<<
>>

Социально-культурная дифференциация языка

В социальном плане литературному языку противостоят просторечие и жаргоны. Термин просторечие возник из сочетания «простая речь», которым в XVI-XV1I веках обозначали не книжный, народный язык. В XVIJ1 веке просторечие признается источником низкого стиля литературного языка. В XIX веке в связи с формированием устной разновидности литературного языка просторечием называется все то, что осталось вне сферы литературного языка. Просторечие свойственно полуобразованным слоям сельского или городского населения, не овладевшим нормами литературного языка; оно не имеет никакой территориальной привязки.

Однако следует отметить, что этот термин в современных исследованиях и словарях русского языка продолжает применяться в двух значениях. Под ним понимается один из стилей литературного языка с присущим ему особым кругом слов и форм, воспринимаемых на фоне других стилей (облапошить, дубасить, окочуриться, лоботряс и т.п.). Такие факты называют «литературным просторечием». Но иногда термином «просторечие» называют и те явления, которые не входят в литературный язык, принадлежат ненормированной, малограмотной речи (тролебус вместо троллейбус, инженера вместо инженеры и т.п.). Эта двузначность термина «просторечие» отмечается и в специальных словарях. Однако, лучше «просторечием» называть только стилистически сниженные (грубоватые, но нередко оправдываемые контекстом речи) факты литературного языка (башка, брюхо, пузо, жрать, дрыхнуть и т. п), отграничивая их от тех явлений, которые находятся за пределами литературного языка (ненормированная речь).

В просторечии представлены единицы всех языковых уровней. На фоне литературного языка оно ярче всего выявляется в области ударения (хозяева, свекла, осуждены), произношения (суффикс -изм произносится с мягким [з']), морфологии (матеря, хочут, в кипе, ихний, у ей, вчерасъ, оттудова, местов, заболем-ши), лексики и фразеологии (обратно в значении 'опять'), в области управления (ругаться на кого). Для русского литературного языка характерно интенсивное взаимодействие с просторечием (постоянное пополнение главным образом лексики и фразеологии, выразительных, синонимических средств): например, слова забияка, заправиться, нытик, подоплека, расческа, шумиха. В меньшей степени он взаимодействует с народными говорами и жаргонами (преимущественно через посредство просторечия).

Для обозначения социально ограниченных разновидностей языка используются такие термины, как арго - условный, или тайный, язык замкнутых групп общества, "язык для посвященных", служащий средством их обособления: язык бродячих тор говцев, охотников, шорников, портных, шерстобитов, воров и т.п.; существенное отличие таких языков от территориальных диалектов состоит в том, что их особенности касаются только лексики и фразеологии, тогда как территориальные диалекты неповторимы в самом строе языкам и жаргон - социально ограниченный, но не тайный язык каким-либо относительно открытым социальным и профессиональным группам людей, объединенных общностью интересов, привычек, занятий, социального положения (спортсмены, моряки, актеры, медики, юристы, охотники и т.д.); это совокупность языковых элементов, лексических и словообразовательных, свойственных определенной возрастной или профессиональной группе людей. Жаргон, в отличие от арго, не создается искусственно для целей конспирации; он возникает спонтанно и служит скорее знаком принадлежности к «своим» - к определенной группе или среде.

Жаргоны характеризуются отталкиванием от литературного языка: все особенности произношения и словаря являются дублетными по отношению к соответствующим элементам литературного языка. Словарь жаргонов, особенно молодежных, быстро меняется. Жаргоны и арго не обладают собственной фонетической и грамматической структурой и формируются на базе литературного языка путем переосмысления, метафоризации, звукового искажения: предки - родители, училка — учительница.

Диалекты и жаргоны имеют свои нормы употребления слов, форм, произношения. Однако эти нормы нигде не фиксируются и обязательны только для жителей района распространения данного говора, только для людей какой-либо профессии или составляющих какую-либо неформальную группу.

Круг явлений, охватываемый понятием ненормированная речь, весьма обширен и генетически неоднороден. В нес входят: а) остаточные элементы диалектного, или, точнее, полудиалектного характера; б) архаичные формы, которые были в прошлом образцами словоупотребления, но перестали соответствовать норме; например: в лесе вместо в лесу, сторониться от кого-, чего-либо вместо сторониться кого-, чего-либо и т.п.); в) особенности социально-профессиональных наречий (например: клапана вместо клапаны и т.п.); г) новообразования, не признаваемые нормативными вследствие отрицательной общественно-эстетической оценки (например: звонит вместо звонит и т.п.); д) жаргонизмы и другие слова, находящиеся за пределами литературной лексики.

Из того, что в основе всякого литературного языка лежит богатство всей еще читаемой литературы, вовсе не следует, что литературный язык не меняется. В процессе развития литературного языка количество и качество вариантов употребления одной и той же единицы языка не остается постоянным. Варьирование формы -неизбежное следствие языковой эволюции, но вовсе не постоянное свойство конкретных языковых единиц (творог или творог, жёлчь или желчь, туристский или туристический, исполненный отвагой или отваги, ждать поезда или поезд и т.п.). Колебание продолжается более или менее длительный период, после чего варианты либо расходятся в значениях, приобретая статус самостоятельных слов, либо продуктивный вариант полностью вытесняет своего конкурента (большинство мальчишек бегает на лыжах и ...бегают на лыжах: глагол во множественном числе предпочтительнее, если хотим подчеркнуть активность, самостоятельность действия субъекта, выраженного подлежащим). Из-за наличия вариантов и необходимости выбора возникает острая проблема нормы. Литературная норма - совокупность фиксированных социально одобряемых правил языка, обязательных для реализации в речи, отражающих закономерности языковой системы и подтверждаемых словоупотреблением авторитетных носителей русского языка. Нормы бывают орфоэпические (произносительные), орфографические (написание), словообразовательные, лексические, морфологические, синтаксические, интонационные и пунктуационные.

Нормы требуют четко соотносить стилистические особенности, смысловые и экспрессивные оттенки параллельных способов выражения с конкретным контекстом или речевой ситуацией. Но поскольку в языке неизбежно и постоянно что-то устаревает, что-то появляется новое, возникает вариативность нормы. Норма изменяется: 1) когда это функционально целесообразно и необходимо; 2) когда норма неизвестна говорящим на данном языке; 3) когда нарушение нормы не затрагивает функционирование языка (взаимопонимание). В пределах литературного языка отмечается наличие «старших» и «младших» вариантов употребления, отсутствие резких границ между правильным и неправильным, субъективность в оценке языковых фактов с точки зрения их допустимости, - все это позволяет, с одной стороны, сохранять целостность литературного языка и, с другой стороны, не допускать его омертвения. Однако литературный язык всегда стремится к тому, чтобы избежать фактов, явлений, абсолютно тождественных по своей семантике (значению) и функции, или свести такие слова и формы к допустимому минимуму, поэтому часто варианты одной и той же нормы распределяются по стилям речи (так, различаются по своему значению формы родительного падежа единственного числа на -а или -у некоторых существительных мужского рода; форма на -у обозначает часть целого или некоторое количество: килограмм сахару, но производство сахара).

Признание нормативности языкового факта опирается обычно на непременное наличие трех основных признаков:

1) регулярную употребляемость (воспроизводимость) данного способа выражения;

2) соответствие этого способа выражения возможностям системы литературного языка (с учетом ее исторической перестройки);

3) общественное одобрение регулярно воспроизводимого способа выражения (причем роль судьи в том случае обычно выпадает на долю писателей, ученых, образованной части общества).

Литературные нормы фиксируются в словарях, в грамматиках, справочниках по произношению, ударению, управлению, в сводах правил правописания и т.д. Это называется кодификацией норм (получение статуса закона). В силу этого литературный язык оказывается единственно возможным средством общения в самых разнообразных сферах жизнедеятельности человека, поэтому знание основных правил его использования необходимо каждому.

Просторечие, диалекты, жаргоны существуют только а устной форме. Русский литературный язык, в отличие от всех прочих разновидностей национального русского языка, имеет письменную и устную формы. Каждая из них имеет свою специфику и отличается системой средств выражения, характером адресата и восприятия. Разница между письменной и устной формами языка не только в том, что одна пишется и читается, а другая произносится и слушается. Пишущий и читающий не видят друг друга. Это затрудняет установление контакта, поэтому пишущий должен стремиться максимально усовершенствовать текст, чтобы быть понятым. Письменная речь существует бесконечно долго, и читающий человек всегда имеет возможность уточнить непонятное выражение в тексте. Языковые особенности письменной речи следующие: преобладание книжной лексики, строгое соблюдение литературных норм, отсутствие невербальных элементов, сложная система графики и орфографии, возможность предварительного обдумывания и отбора лексики и фразеологии, наличие обработанного синтаксиса со сложными предложениями, более строгим порядком слов и последовательностью изложения, замедленное чтение, возможность повторного перечитывания, раздумье после чтения и т.п. Поэтому письменная речь гораздо более сложная, чем устная.

С другой стороны, СРЛЯ состоит из двух глубоко своеобразных, целостных систем, не похожих одна на другую: кодифицированный русский литературный язык (КРЛЯ) и русский разговорный язык (РРЯ). В зависимости от того, в какой сфере общения язык используется, из какого материала строится речь, она приобретает кодифицированный или разговорный характер (Ср. Желание сильнее принуждения и Охота пуще неволи. Одна и та же мысль оформлена по-разному. Нетрудно предположить, что в научной статье, дипломатическом диалоге будет использована первая пословица, а в непринужденной беседе — вторая). Разговорная речь предполагает непринужденность общения, неофициальность отношений между собеседниками, неподготовленность, сильную опору на внеязыковую ситуацию, использование невербальных средств, принципиальную возможность смены позиций «говорящий» — «слушающий». Кодифицированная речь используется преимущественно в официальных ситуациях, политических, законодательных, научных сферах общения — на собраниях, съездах, заседаниях комиссий, конференциях, выступлениях по телевидению и т.д.

Чаще всего такая речь бывает заранее подготовлена (доклад, сообщение, отчет, информация), в ней нет значительной опоры на внеязыковую ситуацию, умеренно используются невербальные средства. КРЛЯ, в большей степени соответствующий письменной форме языка, учат в школах, используют в средствах массовой информации. Для РРЯ, соответствующего устной разновидности, нет словарей, учебников, справочников. Он употребляется только при непосредственном общении между культурными людьми. Т.е. носители РРЯ - те же липа, которые владеют КРЛЯ, а различны у них только сферы употребления: официальные и неофициальные отношения между говорящими. Так, даже одни и те же люди для передачи одной и той же информации могут говорить или писать совершенно по-разному в зависимости от роли, в которой они в данный момент выступают (начальник / подчиненный, незнакомые / знакомые / друзья):

Письмо 1

Уважаемый Николай Ильич!

Довожу до Вашего сведения, что не смогу прибыть к месту назначения в указанный Вами срок и приступить к исполнению своих служебных обязанностей, так как состояние моего здоровья ухудшилось. Прошу предоставить мне отпуск за свои счет.

Ассистент Петрова.

Письмо 2

Милый Коленька!

Спешу сообщить тебе, что не смогу приехать, когда ты хочешь, и выйти на работу. Чувствую себя отвратительно, хуже, чем раньше. Хоть бы дали отпуск, пусть и без оплаты, это не важно.

Целую, твоя Ниночка.

Кроме неофициальности отношений между говорящими для РРЯ необходимы: неподготовленность речи и непосредственное участие говорящих в коммуникации. Если же речь подготовлена заранее (продумана, написана, отредактирована, выучена), то РРЯ не обнаружит себя в ней. Так что РРЯ находит полное выражение только в устной диалогической речи. Внутри КРЛЯ есть стилистические средства, создающие разные языковые жанры и стили. РРЯ не члениться на стили. На понятии стиля мы остановимся в восьмой лекции данного курса.

Функции СРЛЯ - назначение языка в обществе. Выделяют несколько функций:

1) базовые: коммуникативная- быть важнейшим средством общения людей, обеспечивать взаимопонимания; познавательная (когнитивная) - быть непосредственным выражением деятельности сознания, формировать мысли, воплощать в речи образ реального и воображаемых миров; эмоционально-экспрессивная -быть одним из средств выражения чувств и эмоций; метаязыковая - быть средством исследования и описания языка в терминах,

средствами самого языка;

2) производные: контактоустанавливающая (фатическая);

конативная (усвоения); волюнтативная (воздействия); хранения и передачи культурных традиций, национального самосознания и т.п. и некоторые другие частные функции.

Таким образом, мы видим, что национальный русский язык вообше, а литературный русский язык в частности состоят из ряда слоев, обладают различными функциями. Так что про всякое слово, словосочетание, предложение можно сказать, что оно относится к такой-то части системы национального языка, к такой-то форме существования литературного языка, к такому-то стилю речи, выполняют в данном случае такую-то функцию.

<< | >>
Источник: І.М. Гольтер. Курс лекцій з дисципліни «Культура речи»  для студентів для студентів спеціальності 7.02030304 «Переклад»  денної та заочної форми навчання  / Укладач Гольтер  І.М. – Дніпродзержинськ: ДДТУ, 2011. 2011

Еще по теме Социально-культурная дифференциация языка:

  1. Глава IIIМЕНТАЛИТЕТ И ЯЗЫК
  2. 2.2. Роль моды в социально-групповой идентификации студентов
  3. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В ТРУДАХ Г. В. ЛЕЙБНИЦА, И. КАНТА, Ф. В. ШЕЛЛИНГА И Г. ФРЕГЕ 
  4. ИСТОЧНИКИ И МЕХАНИЗМЫ КУЛЬТУРНОЙ ДИНАМИКИ
  5. А. И. Будов СОЦИАЛЬНЫЕ УЧЕНИЯ АНТИЧНОСТИ
  6. Социально-культурная дифференциация языка
  7. Язык и общество
  8. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА В XVIII-ХХІ ВВ.*
  9. Внелптературная лексика в языке современной печати
  10. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  11. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ