<<
>>

3. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО

В условиях подобной разнонаправленности векторов социально- экономического развития не весьма ясны перспективы нынешней модели глобализации, которая в теории могла бы стать основой единого мира.
В 90-х годах само понятие «глобализация» стало необычайно популярным. О ней пишут ученые и журналисты, экономисты и политики, ее обсуждают международные организации. Под ней обычно понимается превращение мировой экономики из суммы национальных экономик, связанных потоками товаров и капиталов, в единую производственную зону и единый рынок, в котором свободно перемещаются капиталы, товары и услуги.

К этому нередко добавляются еще два показателя — институционализация (унификация законодательных положений, регулирующих международные экономические отношения) и духовно-интеллектуальный (складывание относительно единого культурного пространства под влиянием стандартизации образования, взаимодействия огромных масс населения в международных контактах и пр.).

При таком подходе не учитывается влияние глобализации на национальную экономику. В недавнем прошлом в каждой стране в международном разделении труда участвовала небольшая группа экспортных отраслей, тогда как остальная экономика прикрывалась таможенными пошлинами, нетарифными барьерами, правительственными субсидиями и распоряжениями, стандартами. Поэтому национальная экономика участвовала в международном разделении труда лишь в той мере, в какой она была связана цепочкой прямых и обратных связей с экспортными отраслями. Ныне же, в процессе либерализации, вся национальная экономика и общество превращаются в субъект внешнеэкономических связей, в часть мировой экономики. Поскольку в любой национальной экономике отдельные отрасли обладают различным соотношением производительности по отношению к мировой, то результаты глобализации во многом непредсказуемы.

Глобализация — явление далеко не новое: она активно развивалась еще в конце XIX — начале XX вв.

Действительно, вывоз капитала за границу составлял около 12% ВВП индустриальных государств, тогда как ныне он равен примерно 10% их ВВП. Экспорт 17 промышленных государств, по которым имеются сопоставимые данные, в 1913 г. составлял 13% ВВП, в 1994 г. — 14,5% ВВП, т.е. принципиально не изменился. К тому же в начале XX в. наблюдались огромные миграции населения, которые сокращали аграрное перенаселение, выравнивали условия труда и квалификации работников. Ныне же международные миграции носят ограниченный характер; более того, развитые страны постоянно ужесточают правила и масштабы иммиграции.

В чем же отличие нынешнего этапа глобализации от ее первой фазы? Как нам кажется, отличие состоит не столько в размерах экономических потоков, сколько в их характере.

Во-первых, столетие назад потоки товаров и капиталов перемещались преимущественно в рамках колониальных империй и их зон влияния, экономические же взаимоотношения между империями и их зонами влияния носили подчиненный, менее значимый характер. Ныне же субъектами этих потоков выступают десятки независимых государств. Во-вторых, изменилась структура товарных потоков: в них сократилась доля сырья за счет возрастания удельного веса обработанных изделий и быстрого роста торговли услугами. В нем появился и поток технологии, значение которого непрерывно растет. В-третьих, хотя чистые потоки капитала остаются ниже уровня конца XIX в., однако валовые потоки капитала выросли; увеличилось число стран-инвесторов, появился поток международного финансирования. Изменилась и сфера приложения капитала, в которой все большую роль играют обрабатывающая промышленность и услуги. В-четвертых, изменились и формы ведения торговли: в ней быстро возрастала доля операций внутри ТНК. Эта торговля в известной степени носит автономный характер, так как она развивается в соответствии с общей долгосрочной стратегией материнской компании и мало подвержена конъюнктурным изменениям, а также ведется по назначаемым ценам.

На более абстрактном уровне различия первой и второй фаз глобализации можно сформулировать таким образом.

На первой фазе объективные процессы в мировом экономическом пространстве, связанные с интернационализацией национальных производственных операций, превращали стабильность мирохозяй-

U С» U U 1

ственных связей в важный и постоянно действующий фактор обеспечения экономического роста государств, находившихся на различных ступенях социально- экономического развития. На второй фазе глобализация экономики превращает мирохозяйственные связи в основной фактор расширенного воспроизводства как национального экономического комплекса в целом, так и собственно производственного сектора. Дальнейшие изменения в нем, в том числе технологического и наукоемкого характера, расширение кооперации во все большей степени определяются потребностями и задачами гарантированного сбыта продукции за пределами национальных границ.

Нынешний этап глобализации был подготовлен целым рядом новых процессов в мировой экономике. Прежде всего, произошло значительное техническое совершенствование транспорта и связи, а также их удешевление. Величина фрахта в морском судоходстве за 1920-1990 гг. снизилась почти на 70%, тогда как в международном авиасообщении стоимость перевозок (в расчете на 1 милю) за 19601990 гг. снизилась на 60%. Еще большим было снижение тарифов и связи: за

1940-1970 гг. стоимость международного телефонного разговора снизилась на 80%, а в 1971-1990 гг. — на 90%. Значительным было и снижение стоимости пользования средствами электронной связи. Иначе говоря, контакты между народами мира не только ускорились и упростились, но и заметно удешевились.

Далее, расширение международных экономических контактов привело к определенной унификации законодательства, прежде всего налогового. Ныне в подавляющем большинстве стран ликвидированы такие архаичные статьи, как октрои, провозные пошлины и пр., четко определены объекты обложения раз-личными налогами, установлены единые принципы расчета амортизации и пр. Можно сказать, что при сравнительно большом разбросе ставок законодательство стало типологически однородным.

Важной предпосылкой глобализации стало устранение или ослабление политических и экономических барьеров на пути международной торговли.

Во- первых, окончание холодной войны привело к устранению административных запретов и ограничений на торговлю товарами высоких технологий, двойного назначения и т.п. В этом смысле торговля ныне приобрела поистине международный характер. Во-вторых, улучшение ситуации в мировой экономике со второй половины 80-х годов вызвало уменьшение числа стран с неконвертируемой валютой (отчасти, при поддержке международных организаций). Именно неконвертируемость валют обусловливала жесткое регулирование внешнеторговых операций, способствуя сохранению таких видов торговли, как бартер, клиринг и пр. Наконец, наблюдалось снижение таможенных тарифов: в 1947 г. средний тариф на импорт обработанных изделий составлял 47%; к 1980 г. он снизился до 6%, а с полным осуществлением Уругвайского раунда он должен уменьшиться до 3%. Одновременно происходила отмена квот, ограничительных соглашений по отдельным товарам и пр. Все эти меры по ликвидации барьеров, как естественных, так и искусственных, и либерализация привели к росту стоимости экспорта в 1981-1995 гг. в 2,5 раза, а всего за послевоенный период мировая торговля выросла в 18 раз. Вместе с тем меры по либерализации торговли в меньшей степени коснулись сельскохозяйственной продукции и текстильных товаров; сохранились и нетарифные барьеры, хотя и в меньшем объеме. Обращает на себя внимание и различное положение на рынках квалифицированной и неквалифицированной рабочей силы. Если судить по иммиграционным правилам США и Австралии, то оказывается, что квалифицированный персонал имеет огромные преимущества при иммиграции.

Процесс либерализации движения капитала оказался более медленным и неравномерным. В развитых странах регулирование и административные огра-ничения на приток и отток долгосрочных прямых инвестиций начали отменяться еще с 70-х годов, тогда как в развивающихся странах и в странах с переходной экономикой эти меры начались лишь в конце 80-х годов. Эти меры включали ликвидацию ограничений на приток иностранных долгосрочных прямых инве-стиций, создание благоприятных условий для деятельности иностранных пред-приятий в национальной экономике, а также разработку системы льгот для при-влечения иностранного инвестора.

Следует отметить три обстоятельства.

Во-первых, в развивающихся странах и странах с переходной экономикой процесс либерализации прямых иностранных инвестиций еще не завершился: только в 1992-1995 гг. в законодательство было внесено 373 поправки, в основном, в сторону облегчения притока

капитала. Во-вторых, во многих странах либерализация коснулась только притока капитала; вывоз же национального капитала пока ограничивается либо жестко регулируется. В-третьих, при общей либерализации притока иностранного капитала сохраняются ограничения на сферы его приложения. Хотя в подавляющем большинстве стран обрабатывающая промышленность ныне полностью открыта для притока иностранного капитала, однако даже в большинстве развитых стран, не говоря уже о развивающихся, ограничиваются внешние инвестиции в разработку природных ресурсов и услуги. В ряде развивающихся и переходных стран пока ограничиваются инвестиции в финансовый сектор. Следует отметить, что основная часть мер по либерализации движения иностранных прямых инвестиций принята в одностороннем порядке, что в известной мере объясняет разновременность и разноплановость этих мер.

Наконец, произошла либерализация операций в сфере портфельных инвестиций, которая вышла за рамки ст. VIII инструкций МВФ. В частности, было либерализировано движение ресурсов по таким текущим статьям платежного баланса, как перевод процентов по займам и чистых доходов на другие виды ин-вестиций, операции нерезидентов на местных фондовых рынках, продажа акций местных компаний на международном рынке и др. Вместе с тем около четверти всех развивающихся и переходных стран сохраняют ограничения на вывоз капитала, полученного от продажи местных акций.

Полагается, что результатом либерализации движения капитала стало увеличение объема сделок на мировых финансовых рынках с 1 млрд. долларов в конце 70-х годов до 1,2 трлн. долларов в 1995 г. ежедневно и 6-кратное возрастание вывоза прямых инвестиций.

В целом, существует заметная разница между степенью глобализации международной торговли, прямых инвестиций и международных финансов.

За последнее десятилетие объем международных финансовых операций и уровень включенности финансовых рынков, как развитых, так и развивающихся стран, в мировую финансовую систему нарастали быстрее, чем расширение и интеграция других рынков. Более того, характерной чертой возрастающих международных финансовых потоков стал опережающий рост заграничных финансовых сделок (т.е. портфельных сделок между резидентами и нерезидентами) по сравнению с чистым движением капитала между странами, в том числе между развитыми и развивающимися. Значительная часть этих международных портфельных сделок носит краткосрочный характер; они обусловливают быстрый оборот капитала и очень быструю смену активов. Международная торговля и производство растут медленнее, чем эти международные финансовые операции, но производство ТНК растет быстрее, чем торговля. Более важно отметить, что торговля и международно интегрировавшееся производство ТНК, как по отдельности, так и во взаимодействии, вели, к возрастанию взаимозависимости национальных экономик в сфере производства.

Таким образом, глобализация, порожденная либерализацией (пока еще далеко не полной), в 80-90-х годах довольно успешно развивалась. Предполагается, что беспрепятственное движение товаров, услуг и капитала приведет к повышению эффективности мирового производства, росту его технической и технологической оснащенности, снижению недоиспользования материальных и человеческих ресурсов, а также повышению и модернизации потребления. Было даже подсчитано, что за счет глобализации мировой доход за 1995-2001 гг. мо-

жет вырасти на 212-510 млрд. долл. вследствие повышения эффективности производства и увеличения отдачи на капиталовложения.

Однако анализ положения в сфере международной торговли и движения прямых иностранных инвестиций показывает картину, далеко не полностью совпадающую с этими представлениями. В сфере прямых иностранных инвестиций положение было таково. В конце 40 — начале 50-х годов на развивающиеся страны приходилось около 36% всех накопленных инвестиций. В дальнейшем из-за политической нестабильности, национализации и относительного удешевления сырьевых товаров капитал начал избегать эти страны: минимума иностранные инвестиции достигли в середине 70-х годов. В результате либерализации, как уже отмечалось, вывоз прямых инвестиций начал расти, при этом в развивающиеся страны — опережающими темпами; их доля в общем потоке иностранных инвестиций выросла с 21,5% в 1983 г. до 37,4% в 1995 г., а их удельный вес в накопленных инвестициях с 22,5% до 25,1%. Но при этом вывоз капитала из самих развивающихся стран за этот период вырос в 6,1 раза, т.е. с 5,7% до 14,8% всего вывоза. Поскольку большая часть вывоза капитала из развивающихся стран направлялась в те же самые развивающиеся страны, то вывоз из развитых стран в развивающиеся по сравнению с 80-ми годами практически не изменился. Это означает, что и в 90-х годах более 3/4 иностранных инвестиций сосредотачивалось в развитых странах, представляя собой перекрестные капиталовложения.

Как известно, до топливно-энергетического кризиса доля развивающихся стран в мировой торговле неуклонно сокращалась под влиянием процесса им- портзамещения, снижения цен на сырьевые товары и пр. В связи с резким увеличением цен на нефть в 70-х годах доля развивающихся стран в мировой торговле заметно возросла, а 80-е годы вновь характеризовались ее падением. Лишь в 90-х годах начался ее новый рост, на этот раз на другой основе — вывозе обработанных изделий. Однако рост этот происходил очень своеобразно: за 1980-1996 гг. доля взаимной торговли развитых стран выросла с 68,8% до 69,5%, развивающихся стран — с 26,7% до 40,5%. Наметилось даже некоторое увеличение взаимной торговли стран с переходной экономикой (данные за очень короткий пе-риод, поэтому не очень доказательны).

Характерно, что при общем росте взаимной торговли развивающихся стран, в 90-е годы опережающими темпами увеличивалась внутрирегиональная торговля (внутри Латинской Америки, Африки, Юго-Восточной и Южной Азии). В Западной Азии торговые отношения росли преимущественно с Южной и Юго-Восточной Азией, Африкой и социалистическими странами Азии (Китай, Северная Корея, Вьетнам). Наконец, группа социалистических стран, торговля которой в 90-е годы увеличилась в 3,5 раза, оказалась единственной, увеличивающей ее с развитыми странами за счет сокращения ее со всеми другими группами государств. К концу XX века 60% мировой торговли осуществлялось внутри региональных группировок, причем заметно прослеживалась тенденция к постоянному увеличению данной цифры1.

Приведенные данные показывают очень любопытную картину. Во- первых, относительная стабильность распределения иностранных прямых инвестиций между развитыми и развивающимися странами может быть объяснена только таким образом. Хотя абсолютный объем прямых инвестиций постоянно растет, однако расширение операций ТНК в развивающихся странах происходит, по-видимому, не только и не столько за счет их абсолютного роста, сколько за

счет кредитов, полученных от материнских компаний, на локальном и международном рынках, реинвестиций прибылей и амортизационных отчислений, а также мобилизации накоплений местных предпринимательских кругов: известно, что подавляющее большинство дочерних компаний ТНК представляют собой смешанные компании с широким участием местного капитала. Стратегия дочерних компаний ТНК ориентируется на производство товаров и услуг на внутренний рынок страны пребывания. В тех случаях, когда эти компании выходят на внешний рынок, они сбывают ее преимущественно на рынках сопредельных государств. Эта стратегия, по-видимому, является одной из составных частей отмеченного выше опережающего развития внутрирегиональных торговых связей.

Во-вторых, следует учитывать уже отмечавшееся выше возникновение достаточно стабильно и успешно развивающихся региональных экономических объединений. Интеграционная группировка, осуществляя коллективную защиту членов от иностранной конкуренции и налаживая экономическое взаимодействие в своих границах, укрепляет позиции. Опережающий рост внутрирегиональных связей является статистическим отражением процесса регионализации. В какой-то мере ре-гионализация подкрепляется и вывозом капитала из развивающихся стран.

Возникнув и доказав эффективность своей деятельности, региональное интеграционное объединение закрепляется как особая, автономная часть мирового рынка. Сама эффективность этой организации нередко увеличивает число ее членов, расширяя автономный сегмент рынка. Иными словами, на нынешнем этапе глобализация идет через регионализацию. Станет ли регионализация лишь промежуточным, быстро преходящим, этапом — покажет только будущее.

І—1 U U U ГЛ

Глобализация — крайне противоречивый и многоплановый процесс. Здесь нам хотелось бы остановиться лишь на двух важнейших аспектах этой проблемы. Прежде всего, за понятием глобализация скрываются различные тенденции в движении финансового и производительного капитала. Само перемещение производительного капитала за рубеж свидетельствует о наличии в мировом хозяйстве национально обособленных производств, отличающихся друг от друга по тем или иным параметрам. Но, попадая в эту национально обособленную среду, перемещенный капитал производственного типа может воспроизводиться в расширенном виде только в том случае, если он приспосабливается к ней, вписывается в данную среду. Тем самым этот капитал начинает воспроизводить, поддерживать и данные национальные особенности производства, отчасти потому, что по-другому он не может оперировать в данной стране, а отчасти — для сохранения своих преимуществ по сравнению с другими инонациональными капиталами. Межстрановая мобильность производительного капитала, базирующегося на прямых иностранных инвестициях, относительно не велика: с одной стороны, он овеществлен в материальных активах, а смена формы требует времени, а с другой — в ряде государств, как уже отмечалось, репатриация иностранного капитала ограничивается. Поэтому производительному капиталу свойственна не глобализация, а транснационализация операций.

Что же касается краткосрочного финансового капитала, то, как отмечалось, какое-либо государство не способно контролировать его перемещения, а сам подобный капитал ориентирован на сиюминутную прибыль, что может наносить прямой ущерб даже крупным государствам. Именно бегство такого капитала усугубило финансовый кризис в Юго-Восточной Азии. Рассогласованность потоков этих двух видов капитала, их различные целевые установки

обусловливают их взаимопротиворечивость, а в конечном счете сдерживается сам процесс глобализации.

Глобализация ослабляет экономическую роль национального государства. Это происходит потому, что государство не может контролировать процессы, происходящие как вне его границ, так и вследствие воплощения в практику теоретических подходов либералов, которые рассматривают рыночные силы как основного организатора экономической деятельности и инструмент распределения ресурсов между видами деятельности. Государству же они отводят функции по поощрению предпринимательства, развитию людских ресурсов и поддержанию инфраструктуры. В результате предполагается ослабление влияния государства на структурную политику, источники пополнения бюджета, вывоз капитала, занятость и т.п.

Хотя лидерами глобализации являются крупные западные корпорации, пользующиеся ее результатами, но даже на Западе глобализация не пользуется единодушной поддержкой: против нее активно выступают профсоюзы, сторонники протекционизма и прочие силы. Профсоюзы обвиняют глобализацию в увеличении безработицы, достигшей 9-10% экономически активного населения. Сторонники протекционизма возражают против сокращения поддержки сельского хозяйства, отмены ограничений на использование природных ресурсов иностранцами, переноса многих отраслей промышленности за рубеж. Поэтому здесь наблюдается как передача части национального суверенитета региональным интеграционным объединениям, так и нарастание сил, выступающих против нынешней модели глобализации.

Еще более сложно отношение развивающегося мира к глобализации. Ныне процессы глобализации наиболее интенсивно и органично вовлекают в свою орбиту лишь единичные развивающиеся страны (Мексику, Чили, Южную Корею, Сингапур, Тайвань), которые действительно способны получить выгоды от участия в ней. Что же касается остальных развивающихся стран, то они лишь подвергаются импульсам глобализации, идущим извне, но сами мало или вообще не участвуют непосредственно в ее процессах.

Вместе с тем импульсы глобализации ставят под угрозу дальнейшую модернизацию и социальные изменения в большинстве развивающихся стран, особенно в афро-азиатском регионе. Дело в том, что государство выполняет здесь несколько функций: регулирует демографический рост и ведет борьбу с безработицей и нищетой, обеспечивает взаимодействие различных социально- экономических укладов и его стабильность, ускоряет заимствование достижений научно-технического прогресса. Особенно важна его функция по сдерживанию экспансии извне, так как глобализация может навсегда превратить эти страны в субъекты неравноправных отношений. Поэтому ослабление государства в ходе глобализации прямо противоречит интересам их элит.

Наиболее сильное влияние на ход глобализации, по-видимому, окажет позиция крупных развивающихся стран — Китая, Индии, Бразилии и др. С одной стороны, эти страны являются слабо- или среднеразвитыми, а с другой — они претендуют, с определенными основаниями, на статус великих держав. При общем понимании необходимости торговли и других видов сотрудничества с развитыми странами, крупные государства в то же время пытаются сохранять определенную дистанцию от Запада. Для этого они регулируют внешнеэкономические связи таким образом, чтобы содействовать не просто экономическому росту, а укреплению сво-

его экономического суверенитета и военно-политической мощи в мире. В данных условиях они поддерживают далеко не все направления глобализации.

Таким образом, проведенный анализ показывает, что противоречия между Севером и Югом вряд ли смогут трансформироваться в базовое противоречие современной эпохи. Особое значение имеют те обстоятельства, что развивающиеся страны все сильнее втягиваются в международное разделение труда и исчезает организованный характер противостояния Юга Северу. В конце тысячелетия наблюдается процесс складывания индустриального (на Юге) и постиндустриального (на Севере) способов производства, что, по имеющимся представлениям, и является основой общечеловеческой цивилизации.

Вместе с тем происходит усиление многовариантности социально- экономического развития и возникли разнонаправленные вектора в развитых и развивающихся странах. Более того, можно утверждать, что на Западе происходит становление нового социально-экономического строя, тогда как усиливающаяся дифференциация стран Юга ведет к образованию различных типов национального капитализма. Эти процессы ставят под сомнение перспективы формирования новой общечеловеческой цивилизации с точки зрения социально- экономических измерений.

Примечания:

<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина . Том II. Исследования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО «ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)»,2002. 446 с.. 2002

Еще по теме 3. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО:

  1. 3. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО
  2. § 2.1. Понятие глобализации
  3. § 2.2. Причины глобализации мира и глобальные проблемы человечества
  4. § 2.3. Этапы мировой глобализации
  5. § 2.4. Движущие силы глобализации мира
  6. Глобализация в экономикезаключается в монополизме экономической власти
  7. Глобализация как фактор правотворчества в целом отличается деструктивным характером
  8. § 4.1. Демонтаж национальной государственности
  9. Глобализм как идеология предполагает процессы, в условиях которых национальные государства и их суверенитет вплетаются в паутину транснациональных субъектов и подчиняются их властным возможностям
  10. § 4.3. Глобалистские технологии разрушения национальной государственности