<<
>>

КАКИЕ УЖ ТУТ ДРУЗЬЯ!

В октябре 1951 года был арестован Лев Романович Шейнин, широко известный своими детективными рассказами. Юристы больше знали его как начальника следственной части прокуратуры Союза ССР.

Арестовали Шейнина как «еврейского националиста», но следователи выбивали из него показания и на министра иностранных дел Вышинского. Шейнин написал заявление на имя министра госбезопасности Семена Денисовича Игнатьева: «Следователь пошел по линии тенденциозного подбора всяческих, зачастую просто нелепых, данных, большая часть которых была состряпана в период ежовщины, когда на меня враги народа завели разработку, стремясь посадить, как наиболее близкого человека А.Я. Вышинского, за которым они охотились».

Высокое положение Андрея Януарьевича следователей Министерства госбезопасности нисколько не смущало. А ведь на последнем при Сталине партийном съезде Вышинского избрали кандидатом в члены президиума ЦК. Это была вершина его карьеры. На дачу к себе вождь, правда, Вышинского не приглашал — совсем уж за своего не считал. Но очевидные таланты ценил. На фоне малограмотных, косноязычных партийных работников Вышинский казался светочем мысли.

Выступая в Академии наук, Вышинский, оратор милостью Божьей, мог без запинки выговорить панегирик Сталину, предложив «восславить великого вождя, учителя, творца, вдохновителя, создателя бессмертной Конституции, кормчего революции и великого хранителя ленинских заветов». Не всякий мог такое выговорить. Но настроение Сталина могло перемениться в любой день, и следователи из Министерства госбезопасности хотели заранее запастись материалом и на Вышинского, чтобы не оказаться в нужную минуту с пустыми руками.

Почему Вышинский выжил? Никто не в состоянии проникнуть в логику Сталина, но надо понимать, что при очередном повороте истории и Вышинский тоже мог попасть под колесо. И он-то об этом знал, помнил, не забывал ни на секунду, что любой день на свободе может быть для него последним. Ему завидовали, а его во сне преследовали кошмары. Сталину как раз и нужны были люди, которых гонит страх и которые поэтому превращаются в лакеев.

В отличие от склонного к аскетизму Молотова Вышинский был барином и сибаритом — любил жизнь во всех ее проявлениях. Он мало пил, вечерами гулял на даче, но питал слабость к женщинам. В МИД у него была одна дама пышных форм, которая в конце концов стала решать все кадровые вопросы. Дипломаты перед ней унижались. При этом он оставался одиноким человеком, из близких людей — только жена и дочь. Никаких друзей. Все было относительно — сегодня друг, завтра враг. Какие уж тут друзья!

<< | >>
Источник: Леонид Михайлович Млечин. Министры иностранных дел. Внешняя политика России. От Ленина и Троцкого – до Путина и Медведева»: Центрполиграф; М.; 2011. 2011

Еще по теме КАКИЕ УЖ ТУТ ДРУЗЬЯ!:

  1. Глава 10. Тематика страницы
  2. АПЕЛЛЯЦИЯ К РУССКОЙ ИДЕЕ В ТЕЛЕРЕКЛАМЕ
  3. Натуральная школа и проза начала 1850 х гг.
  4. Интриги и закулисная борьба, или осторожность на поворотах
  5. В ТАИЛАНДЕ ПОМНЯТ О ФАБЕРЖЕ
  6. "ОШИБКИ" КОНТРРАЗВЕДЧИКА И КОРРЕСПОНДЕНТА
  7.   5. ЗЕНОН ЭЛЕЙСКИЙ
  8. § 27. Мир естественной установки: я и мой окружающий мир
  9. § 1 29. «Содержание» и «предмет»; содержание как «смысл»
  10. Глава 22. СОЦИАЛЬНЫЙСТАТУСИСОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИЛИЧНОСТИ  
  11.   (Н) А зависть и тщеславье тут Облагораживали труд.
  12. КАКИЕ УЖ ТУТ ДРУЗЬЯ!
  13. § 28. Репрезентация как представительство. Покк и Беркли