<<
>>

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ усиливающейся взаимозависимости государств и возрастающей роли знаний и новых технологий ни одна страна, ни одна национальная экономика, в том числе и российская, не может успешно развиваться не просто без сотрудничества с заграницей, но без глубокой интеграции в мировые рынки.
20-летний, весьма ценный, опыт Китая в проведении политики экономической открытости, позволившей привлечь свыше 400 млрд. долларов инвестиций и создать мощные стимулы социально-экономического развития страны, наглядно и убедительно свидетельствует о правильности и актуальности этого вывода.

Надуманные страхи о том, что Россию хотят "развалить", "растащить", вовлекая ее в мировые хозяйственные взаимодействия, по сути своей малообоснованны. Если Россия не поднимется экономически, она сама рискует стать при-чиной собственного разрушения и отката на обочину мирового развития.

Конечно, интеграционное вовлечение в мировую и региональную экономику открывает не только шанс для подъема нашей страны, но и несет с собой немалые вызовы и угрозы России. Однако рационально и эффективно ответить

на вызовы и нейтрализовать угрозы можно, лишь взаимодействуя, но не обособляясь от глобальных и общерегиональных процессов современности. Это первое, что необходимо учитывать нашей стране при разработке своей стратегии в отношении АТР и мира в целом.

Второе. Россия - евразийское государство, геоэкономически и геополитически расположенное в Европе и Азии, или, если сказать иначе, - между Ев-росоюзом (ЕС) и нарождающимися интеграционными группировками в Азиатско-тихоокеанском регионе. И, чтобы проводить эффективную экономическую стратегию и внешнюю политику, Россия не может игнорировать эту объективно сложившуюся внутригосударственную двухуровневость, эту европейско- азиатскую "бинаправленность" векторов своего развития. Причем, если европейские культурные, исторические, экономические, цивилизационные корни России хорошо осознаны и приняты российским обществом, то процесс самоосознания России как евразийского целого еще только начинается.

Цивилизационная, экономическая и политическая сущность нашей страны как евразийской державы оставалась, и во многом остается пока, вне рамок кон-

U U U U ТЛ

кретной внутренней социально-экономической и внешней политики России.

Вместе с тем, жизнь все настоятельнее требует учета этой евразийской сущности, евразийской судьбы нашей страны.

Но для того, чтобы евразийская политика России была эффективной, она должна быть сбалансированной, продуманной и глубоко проработанной. К сожалению, в России еще плохо знают, что реально происходит в Азиатско-тихоокеанском регионе. Российское политическое мышление и социально-психологические воз-зрения российской элиты и россиян в большей мере позволяют им воспринимать нашу страну исключительно в ее европейском измерении. Конечно, исторически, экономически, в культурном отношении Россия теснейшим образом связана с Европой. И меньше всего хотелось бы создать впечатление, будто евразийство противопоставляет Европу Азии, противопоставляет друг другу европейское и азиатское измерения России. Напротив, видение России в евразийском контексте, учет евразийской сущности нашей страны как раз и дают необходимую методологическую основу для понимания нашего места в сегодняшнем мире и, что еще более важно с точки зрения стратегии, в мире наступающем - мире высоких технологий, экономической глобализации и регионализации.

Вступив в АТЭС, Россия уже сделала верный ход, ответив в первом приближении на вызов азиатской регионализации. Теперь важно определить последующую структуру, и очередность задач и действий по их решению. Причем России есть что предложить азиатско-тихоокеанскому сообществу. Это и наши природные ресурсы, и наша транспортно-транзитная территория, и наши интеллектуальные возможности, и цивилизационный опыт. Безусловно при этом, что решение цивилизационных задач является своего рода исторической производной от успеха решения задач экономических, чему, в свою очередь, может и должна способствовать внешняя политика нашей страны.

Чтобы не ошибиться, определяя место России в Азии и АТР, нужно, как нам представляется, последовать примеру Дэн Сяопина, который в конце 70-х годов призвал своих соотечественников отказаться от мертвых догматических схем, проявить здравый смысл, извлекая истину из реальных фактов.

Такой реальностью для России является ее двухуровневость и евразийство. Это означает необходимость, во-первых, определить место России как единого целого в качестве участника об-

щемировых экономических и политических процессов, а во-вторых - взглянуть на Россию в ее трех основных геоэкономических составляющих - Европейская часть России, Сибирь и Дальний Восток. При этом европейская часть российской экономики объективно больше тяготеет к Европе, к сотрудничеству с ЕС. Сибирь, с ее топливно-энергетическим, сырьевым и металлургическим комплексами, также больше обращена на Запад - на Европейскую часть нашей страны и на ЕС, хотя и жизненно заинтересована в выходе на азиатский и тихоокеанский рынки, тогда как Дальний Восток, геоэкономически и с точки зрения вектора хозяйственных связей ближе к Северо-Восточной Азии (СВА) и АТР.

Такой двухуровневый подход к месту России в современном мире позволяет, на наш взгляд, единственно верным образом увидеть и место России в АТР - увидеть в двух измерениях: как глобальной экономики и как экономики региональной. Европейская часть российской экономики и, в значительной степени, Сибирь представлены в АТР как составные части глобальной российской экономики. К сожалению, пока глобальный характер нашей экономики ограни-чен рынками нефти, газа, редкоземельных металлов и небольшим набором высоких технологий (оборудование для АЭС, самолеты, космос, высокоточные военные технологии и технологии двойного назначения).

Восточносибирская и дальневосточная экономика России, в отличие от Европейской части и Западной Сибири, напротив, предстает в АТР как экономика региональная.

Из данного подхода следует весьма важный вывод: социально- экономическая концепция развития России, как федеративного целого, должна учитывать, в числе прочего и азиатско-тихоокеанский фактор роста нашей экономики. А стратегия соразвития России и АТР в наступившем веке, в свою очередь, должна строиться исходя из двойственного положения России в этом регионе - как глобальной экономики и как экономики региональной, представленной в этом своем качестве экономикой российского Дальнего Востока и, в определенной степени, Сибири.

России нужна такая политика в АТР, которая бы обеспечивала региональную интерпретацию глобальных российских интересов и глобальное прочтение региональных интересов субъектов Российской Федерации.

Третий концептуальный подход состоит в том, что стратегия присутствия России в АТР должна включать в себя не только внешние - экономические, политические, военно-политические - аспекты отношений нашей страны с Азиатско-тихоокеанским регионом, но и методы, и механизмы адаптации внутриэко- номической стратегии России к глобальным и региональным тенденциям. При этом, опять же во внутриэкономической стратегии, России важно учитывать уже упоминавшуюся выше российскую двухуровневость: с одной стороны, европейский и азиатский компонент российского народнохозяйственного комплекса, а с другой - место России в АТР как глобальной и, одновременно, региональной (в лице российского Дальнего Востока) экономики.

И здесь мы подходим к наиболее важному вопросу выработки азиатско- тихоокеанской стратегии России - к вопросу об используемой при этом методологии анализа и рекомендаций. Ни с научной, теоретической, ни с сугубо практической, или житейской, точек зрения нельзя построить связанную внутренней логикой концепцию, не отталкиваясь от той или иной методологической основы, от понимания того, что хорошо и что плохо для развития нашей страны.

В годы холодной войны такой основой, закладывавшейся во внутреннюю и внешнюю политику бывшего СССР, являлся антиимпериализм. Исходя из логики противостояния двух мировых систем, Сибири и советскому Дальнему Востоку отводилась роль своего рода "кузницы резервов" и военного плацдарма, отгороженного от внешнего, азиатско-тихоокеанского мира. Экономика Сибири и дальневосточного военно-политического бастиона являлась замкнутой исключительно на связи с Европейской частью СССР. После окончания холодной войны, распада Советского Союза и разрыва внутрихозяйственных экономических связей возник, в числе прочих негативных последствий, и идеологический вакуум, в условиях которого экономика Сибири, прежде всего Восточной Сибири, и Дальнего Востока России стала стихийно поворачиваться к связям со своими соседями из СВА - Китаем, Японией, Республикой Корея.

Однако, стихийность развития не позволяет воспользоваться многими возможностями интеграционного вовлечения всей России в АТР, требующего активной, долгосрочной и отвечающей современным мировым тенденциям государственной политики.

Причем выбор, в качестве методологической основы такой политики, идеологии национализма и протекционизма вряд ли даст положительный результат. И дело не только в советском негативном опыте и протекционистской, с точки зрения величины импортных тарифов и условий для иностранных инвестиций, экономической политике России последнего десятилетия. Дело еще и в том, что идеология национализма несет в себе настороженное, если не враждебное, отношение к мировым и региональным интеграционным процессам. А протекционизм, как это показала практика России последнего десятилетия и практика многих развивающихся стран, больше консервирует экономическую, технологическую, правовую, управленческую отсталость, чем способствует росту качества производимых товаров и услуг. В Сибири и на Дальнем Востоке России, где существует огромный дисбаланс между богатыми природными ресурсами, с одной стороны, и малой численностью населения и собственными возможностями для инвестиций - с другой, национализм и протекционизм особенно опасны для нашего общего будущего, для укрепления процесса внутренней интеграции России, ее европейской и азиатской частей.

Чтобы избранная методология разработки стратегии соразвития России и АТР в XXI веке была работающей и полезной, она непременно должна учитывать упоминавшиеся выше основные тенденции современности, должна, если угодно, носить черты "методологии глобализации". То есть такой методологии, которая позволяет рассматривать мир в его интеграционной взаимозависимости, и видеть перспективы регионального и мирового развития не в разделении или сталкивании стран друг с другом, а в объединении их возможностей и усилий для решения как национальных задач, приобретающих глобальное значение, так и глобальных проблем, например, создания единой всемирной информационно-коммуникационной инфраструктуры развития или преодоления мировой бедности, защиты окружающей среды, повышения уровня образования граждан нашей планеты и т.д.

При этом, такой подход, с учетом глобализации, вовсе не оставляет за скобками анализа реальные конфликты, проблемы и противоречия современного мира. Он позволяет находить варианты решения этих конфликтов и снятия противоречий, не усиливая глобальные, региональные, межстрановые антагонизмы, а напротив, нащупывая компромиссы, и имея в виду объединение сил и средств для их разрешения.

Стратегия параллельного соразвития России с Европой и Тихоокеанской Азией, с ЕС и АТЭС как раз и является тем курсом, который может помочь Рос-сии выполнить свою историческую и цивилизационную евразийскую миссию связующего, причем не только геополитического и инфраструктурного, но и духовного, моста между двумя субконтинентами и между двумя типами цивилизаций - европейской и восточной.

<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина.. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина. Том III. Ис-следования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)",2002. 491 с.. 2002

Еще по теме КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ:

  1. 7.1. Современное состояние психологическойслужбы и концептуальные основы ее функционирования
  2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ
  3. 1.1. Концептуальные основы формирования моделей экономического поведения предпринимательских структур
  4. §1.1. Концептуальные подходы
  5. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ
  6. 16.1. Концептуальные подходы к управлению денежно-кредитной сферой
  7. МИФ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО КАРКАСА
  8. Концептуальные подходы в методологии сравнительно-правовых исследований
  9. §11.1. Концептуальные подходы к определению категорий «источник» и «форма» права
  10. §23.1. Концептуальные подходы к определению
  11. 2. Функциональный и субстанциальныйподходык анализу морали
  12. 10.6 Релятивистский подход к теории истины