Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

ОБНОВЛЯЮЩАЯСЯ РОССИЯ: ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА, ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ, МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

События, происходящие в России на современном этапе, вызывают все большую тревогу и озабоченность у людей доброй воли на планете. Совершенно очевидно тому, кто способен правильно понять и оценить динамику мировых процессов, что у нас в стране имеет место драма новой революции, инициированной и руководимой сверху людьми, более служащими Западу, чем национальным интересам российской державы.
«Чужебесие», как говорил Юрий Кри- жанич еще в XVII веке, буквально пронизывает новый российский истеблишмент, создающий государственные и общественные структуры по образцам, предоставленным им зарубежными советниками. Это характерно и для конституции, и для института президентства, и для локальных звеньев российской политической системы. По существу, тысячелетний положительный опыт государственного строительства России необдуманно игнорируется властями предержащими. Готовность российских лидеров новой волны быстро утвердить западное влияние в стране, для которой небезразлично духовное наследие многих оригинальных и самобытных культур, часто поражает даже весьма искушенных в интригах глобального порядка руководителей США, Западной Европы и Японии. И это правильно, потому как выгоднее иметь дело не с марионетками, а с людьми реальными, обладающими глубоким чувством собственного достоинства и органически связанными со своим народом1.
Некритическое заимствование западного опыта государственного строительства лидерами обновляющейся России уже нанесло нашему народу огромный ущерб. Он проявляется прежде всего в фактическом параличе центральной власти, слабо связанной с властными исполнительными и законодательными структурами на местах и не способной сформировать долгосрочную концепцию развития государства Российского с точки зрения целостности последнего и взаимодействия с ближним и дальним зарубежьем. Причиной данного явления выступает отсутствие должной опоры государства и его общественных институтов на народные массы. Многих современных высших государственных деятелей России отличает крайне негативное отношение к патриотизму и пренебрежение к «русской идее». Между тем именно во имя желаемой стабильности и процветания народа им в первую очередь следует обратиться к тому принципу политической жизни общества, который известен под именем «соборность», тем более, что даже в глубокопочитаемых нашими вождями США и странах Западной Европы все вопросы решаются посредством согласия достойных представителей народа, единомыслия и соборного волеизъявления лиц, избравших целью свободу и независимость Отечества2.
От соборности зависит и качество власти, и качество политической культуры общества, особенно в наиболее критические стадии развития последнего. Вот почему сейчас представляется крайне необходимым определение четкого отношения правительства к общегосударственным приоритетам Великой России, а также национальным интересам внутри страны и за рубежом.
Общество, в котором мы живем, остро нуждается в стимулировании процесса государственного строительства по вертикали и горизонтали с учетом не только лучшего западного опыта, но и исторических традиций нашего Отечества. При этом важно всегда иметь в виду специфику взаимодействия внутренней и внешней политики в переходный период .
Некоторая эйфория на Западе по поводу достигнутой цели демонтажа Советской империи, с одной стороны, и явно неадекватные характеристики результатов советской дипломатии в период горбачевской перестройки, с другой, — обнаружили необходимость разумных и взвешенных оценок сегодняшней ситуации на планете.
Возникающий новый мировой порядок вполне можно определить как мультиполярный, где гибкие сдвиги в союзах, связанных с классическим многосторонним балансом власти, станут источниками стабильности. Предпочитая констатировать наличие таких пяти центров власти в глобальной политике, как США, Объединенная Европа, Япония, Китай и бывший СССР, а ныне СНГ во главе с Россией, многие до сих пор продолжают оставлять «за кадром» новые реалии, связанные с выработкой внешней политики России, сравнительно недавно ставшей подлинно суверенным государством, способным играть первостепенную роль среди объявивших себя свободными от диктата центра составных частей ушедшего в прошлое СССР4.
Именно России прежде всего предстоит решать те внутренние и внешние проблемы, которые достались в наследство от Советского Союза. Это будет происходить в ходе весьма длительного и сложного переходного периода, являющегося своеобразной передачей эстафеты от распавшейся империи сильному государству, способному на равных войти в семью цивилизованных наций планеты и осуществить свою подлинную историческую миссию, объединяя многие народы, жаждущие процветания.
Состояние соперничества между бывшими Советскими республиками, переходящее в конфликты по территориальным вопросам и в борьбу за внимание Запада, грозит дезорганизацией и без того противоречивой внешней политики Содружества независимых государств и снижает конструктивный потенциал каждого из его членов. Критический характер ситуации в России предполагает активизацию российской дипломатии. Именно Россия выступила инициатором установления полнокровных и равноправных отношений с провозгласившими независимость Прибалтийскими республиками, Молдовой, Украиной, Казахстаном, в результате чего антирусские настроения несколько снизились. Стоило ослабить позиции, и они обострились вновь. Сейчас мировая общественность начинает понимать, что только Россия в состоянии эффективно выполнить цементирующую роль в организации нормальных условий для народов бывшего СССР5.
Новое правительство России неоднократно подчеркивало в своих заявлениях намерение проводить независимую политику и препятствовать различным антинациональнным договорам, сделкам и соглашениям. Но, к сожалению, это подчас оставалось нереализованным. Вот почему в настоящее время крайне не-
обходимо определиться, в чем же конкретно состоят российские общегосударственные русские национальные интересы?
Следует подчеркнуть, что при всех имперских амбициях, имевших место в государстве Российском, само толкование национальных интересов всегда было иным, чем, скажем, в США. Толковый словарь Владимира Даля, объясняя слово интерес как «польза, выгода, прибыль.», выделяет еще и такой смысловой оттенок, как «... сочувствие в ком или в чем-либо, участие, забота». Действительно, Россия, исторически преследуя вполне определенные внешнеполитические цели и действуя по «законам жанра» своего времени, никогда не забывала проявлять сочувствие, участие, заботу по отношению к народам преимущественно христианского вероисповедания, о чем свидетельствуют разнообразные, официальные и неофициальные, культурно-просветительские и миссионерские проекты XVIII-XIX вв6.
Есть и еще одно различие. Если в западной политической науке «национальный интерес» понимается как «интерес народа и государства в целом», то применительно к России между терминами «национальный» и «государственный интерес» нужно проводить различие, поскольку исторически они часто не совпадали. В понимании русских, «национальный интерес» означает прежде всего выражение нужд русского и других народов, населяющих Российскую Федерацию.
Первостепенным национальным (а также общественным) интересом России в настоящее время является обеспечение национальной безопасности. Он предполагает защиту национального суверенитета России, ее территориальной целостности и конституционной системы. Эта защита должна опираться на эффективные вооруженные силы, современную военную инфраструктуру, необходимую систему разведки при одновременном и непременном участии в мероприятиях по контролю за вооружениями и достижению взаимного доверия в рамках Хельсинского процесса. Уровень военного потенциала должен определяться принципом разумной достаточности и корректироваться в зависимости от хода переговоров с иностранными государствами в этой области. Поскольку Россия, безусловно, становится единственным обладателем ядерного оружия на территории бывшего СССР, на российское правительство ложится исключительная ответственность за надлежащий контроль в этой сфере.
Выдвижение проблем национальной безопасности на первое место может вызвать сомнение, учитывая новое качество мировой политики и прогресс сокращения вооружений в мире, однако распад СССР и всей системы военно- политических контактов в Восточной Европе возродил актуальность именно данных проблем, поскольку почти все критерии национальной безопасности могут быть поставлены под угрозу. Это касается заявлений о потенциальном пересмотре границ и аннексировании отдельных районов, а также, требований всевозможных национальных республик в составе Российской Федерации радикально изменить свой статус.
В качестве второго национального интереса России следует назвать экономическую безопасность. Дезинтеграция экономических связей между бывшими союзными республиками, глубочайший кризис российской экономики, огромная финансовая зависимость от внешних кредиторов — такова сегодняшняя реальность, изменение которой должно стать задачей и внешнеполитических ведомств. Русская дипломатическая служба должна препятствовать заключению неравноправных соглашений и дискриминации России в сфере международной торгово-финансовой деятельности. Должны предпри-
ниматься экстренные меры по приостановке «утечки мозгов», подрывающей генотип русской нации, причем это касается как государственных инстанций, так и частного бизнеса, который в состоянии более оперативно решать вопросы финансирования приоритетных отраслей науки. И хотя первый указ прези-дента Ельцина касается реформы системы образования, до сих пор под него не подведены достаточные материальные ресурсы, а без развития таких когнитивных структур, как высшая школа и наука, российской державе невозможно выжить на рубеже XX-XXI веков.
В числе важнейших компонентов внешней политики России находятся геополитические интересы. Поскольку Россия должна рассматриваться в качестве сверхдержавы (все признаки — обширность территории и численность населения, экономический и военный потенциал, обладание ядерным оружием — налицо), то ее геополитические интересы вполне объяснимы. Так как конкрет-ное содержание этого понятия определяется прежде всего географическим местоположением, то в качестве районов первостепенного внимания России можно назвать Восточную Европу (к ней в политическом смысле должны быть причислены Прибалтика, Украина, Молдова, помимо бывших партнеров по Варшавскому договору), также Кавказ, Средняя Азия и Дальний Восток. Второй «пояс» включает в себя Западную Европу, Центральную Европу, Ближний Восток и Юго-Восточную Азию. Отношения с США являются особым пунктом: Америка представляет собой еще одну сверхдержаву, и российско- американские отношения имеют скорее стратегический, чем геополитический характер. Впрочем, если региональные интересы двух сверхдержав войдут в противоречие друг с другом, то стратегические проблемы способны трансформироваться в откровенно геополитические.
В отечественной политологии, к сожалению, укоренилась марксистская традиция видеть геополитическую мотивацию в действиях лишь империалистических (капиталистических) держав, в то время как внешняя политика социалистических стран трактовалась только с позиций пролетарского интернациоца- лизма. Печально, что и концепция нового политического мышления унаследовала это пренебрежение геополитикой. Президент Ельцин и его «команда» пока не высказали принципиальных подходов к геополитическим обстоятельствам, однако давление последних чувствуется российским руководством вполне определенно. Имевшие место заявления представителей аппарата президента России Б.Н. Ельцина о возможном пересмотре межреспубликанских границ после отделения некоторых суверенных территорий, попытки подписать межправительственные соглашения с соседними государствами и урегулировать различные экономические и национальные споры вполне можно расценивать как проявления объективных геополитических факторов, сильно влияющих на политический курс страны в целом.
Стратегические интересы России определяются внешнеполитической доктриной государства в целом. В самом общем виде они предполагают присутствие союзников в интересующих регионах и включают ряд других интересов (военных, геополитических, разведывательных) в их глобальном измерении. В противоположность тактическим стратегические интересы воплощают не временные, а постоянные требования нации. Они непременно включают в себя поддержку баланса сил в международной системе отношений, урегулирование региональных конфликтов, продвижение вперед сокращения вооруже-
ний, поддержание авторитета России в жизненно важных регионах, защиту союзников, отпор агрессорам и пр.
Как правило, стратегические интересы являются прерогативой великих держав, имеющих необходимую мощь. Россия сейчас должна выполнять большое количество четко фиксированных стратегических обязательств, вытекающих из обладания ядерным оружием, различных военно-политических и экономических договоренностей, существования «государств — клиентов». Роль великой державы предполагает быть надежным международным партнером, способным к самоконтролю. Советский Союз, даже в годы перестройки, не всегда придерживался этих правил. Россия же, будучи составной частью СССР, за короткое время потеряла множество старых друзей, но не приобрела ни одного нового.
Важной задачей ближайшего времени является защита экологических интересов России. Состояние окружающей среды — одно из наиболее печальных на планете. Эта проблемы имеет две стороны. Первая — природные условия внутри страны. Для того, чтобы выступать за экологическую безопасность в мире, нужно усиленно заниматься собственными проблемами ядерной энергетики, контроля за промышленным загрязнением, использованием пестицидов в сельском хозяйстве и т.д.
Вторая сторона — внешняя — затрагивает позиции соседних стран по экологическим проблемам. Уже сейчас очевидно, что вышедшие из СССР республики имеют множество претензий к Москве из-за прежней гибельной экологической политики и будут настойчиво выставлять требования экологического характера к России. Речь пойдет о переносе экологически вредных производств с их территорий, а также о судьбе источников загрязнения природы и атмосферы, находящихся в приграничных областях России. Для поиска компромиссов и во избежание появления новых «бомб замедленного действия» российское правительство должно заранее обдумать свои варианты решения проблем экологической безопасности.
Большое значение для России будет иметь и защита ее религиозных интересов. В дореволюционный период Россия часто выступала защитницей православных наций и многочисленных православных общин за рубежом: в славянских странах, Греции, Палестине. Принимая во внимание возрождение русской церкви и ее сближение с государством, можно ожидать продолжения этих традиций в модифицированном виде. Религиозное покровительство над восточно-европейскими и балканскими народами практически невозможно, в то время как защита православных сообществ в отделившихся республиках может стать весьма актуальным и значительным делом. Что касается паломничества, то его возобновление не только потребует воссоздания особой туристической инфраструктуры, но и поднимет вопрос о собственности русской православной церкви. Все это должно стать предметом российско-израильских переговоров. Русская православная церковь имеет богатые традиции создания толерантной обстановки для переговорной деятельности, и есть надежда, что именно данное обстоятельство сыграет свою посредническую роль при урегулировании арабо- израильского конфликта в целом.
Г~\ с» U U с»
Значимость региональных направлений российской внешней политики в обозримом будущем можно определить следующей шкалой:
РЕГИОН
Европа
Дальний Восток
Северная Америка
Ближний Восток
Средняя (Центральная) Азия
Юго-Восточная Азия и Австралия
Латинская Америка Африка
УРОВЕНЬ ИНТЕРЕСА
Жизненно важный
Жизненно важный
Главный
Главный
Главный
Важный
Периферийный
Периферийный
В Европе после преодоления временного параллелизма действий с Содружеством независимых государств России придется решать проблему своей долгосрочной ориентации на лидера. Выбор, скорее всего, падет на Германию, но интеграционные процессы в Европе способны привести к другим вариантам.
1—1 U U ТЛ U
Европейский «крен» России в целом уже сейчас встречает ответное понимание, поскольку для Европейского сообщества было бы крайне невыгодно и даже опасно иметь на востоке источник перманентной неопределенности. Скорее всего, европейские «великие державы» не будут стремиться откровенно вытеснять Россию из стран бывшего «восточного блока». В то же время они сделают все для укоренения в посткоммунистических странах, ориентированных на Запад, своих экономических и политических моделей развития.
На Дальнем Востоке основным партнером России способен стать Китай, структура приоритетов которого вполне совместима с национальными интересами России. Выбор этот будет во многом зависеть от степени взаимодействия Объединенной Европы, США и России в осуществлении политики, сбалансированной по отношению к Японии.
На Ближнем Востоке и Средней Азии потенциал России включает не только многовековые традиции конструктивного взаимодействия с народами, чьи по-литические и религиозные ценности были чужды западной цивилизации, но и сохраняющееся влияние в арабском мире вследствие прошлых связей с Москвой. Позиция России по конфликтным ситуациям в этом нестабильном регионе будет иметь определяющее значение из-за сосредоточения многочисленного мусульманского населения на территориях, прилегающих к южным ее районам. Интересы России здесь могут вступить в противоречие с мусульманским миром, если ее дипломатическое внимание будет сосредоточено исключительно на Израиле.
Северная Америка должна играть значительную, но не экстраординарную роль в шкале приоритетов обновляющейся России, как бы этого ни желали многочисленные адепты американизации пути развития страны. Тесный союз с США,
впрочем, может иметь место, если усугубятся японо-американские противоречия. Он вполне уместен, но нуждается в реализации принципа равноправия сторон.
Соединенные Штаты не предусматривают в ближайшее время резкую активизацию внешнеполитической деятельности России. Америку вполне устраивает статус России как региональной державы, не способной бросить вызов США ни в одной из жизненно важных сфер . Более определенная американская позиция существенно укрепит консервативный элемент в политической элите России и даже может побудить консерваторов к непредсказуемым акциям. В случае же возобновления в России неототалитарных сил реакция США окажется достаточно силовой и внесет дисбаланс в двухсторонние отношения. Однако даже при применении против России каких-либо ограниченных санкций срок их действия, как и в случае с Китаем, не окажется долгим, поскольку правящие круги Соединенных Штатов займутся поисками сохранения необходимого влияния. Кроме того, они наверняка попытаются использовать Россию как стабилизирующий фактор во фрагментирующейся системе международных отношений и даже рычаг своего косвенного воздействия на многочисленных конкурентов.
Юго-Восточная Азия в обозримом будущем привлечет внимание российских дипломатических ведомств как альтернативный источник инвестиций в отечественную экономику. При этом не исключено форсирование действий России и СНГ в целом с целью получения финансовой поддержки в обмен на односторонние политические уступки, либо на посреднические услуги в урегулировании сохраняющихся конфликтов.
Латинская Америка и Африка не будут в ближайшее время иметь доми-нирующего значения для Российского государства, что ни в коей мере не означает отсутствие в данных регионах ее объективных интересов. Трансформация мировой системы власти здесь приобретает наиболее зримые формы. Именно поэтому развивающиеся страны и являются главным источником политической и военной нестабильности, что налагает на все великие державы особые обязательства по недопущению потенциальных конфронтации на уровне Север — Юг, Юг — Юг, Юг — Запад, Юг — Восток.
Следует подчеркнуть, что доктрина любого государства всегда направлена на защиту его национальных интересов. Конкретные формы и наименования доктрины могут меняться, но суть ее должна быть весьма устойчивой. В решающей степени внешняя доктрина зависит от внутренних процессов, происходящих в государстве. Поэтому основной целью внешнеполитической доктрины России является обеспечение условий для экономических и политических реформ внутри страны. В этом смысле только дружественные отношения с большинством членов мирового сообщества позволят России сосредоточиться на решении собственных проблем обустройства и надеяться на иностранную помощь. Тяжелый кризис во всех сферах внутренней жизни диктует целесообраз-ность снижения в целом внешнеполитической активности, отказа от поддержки прежних союзников и от соперничества с наиболее влиятельными державами.
Все вышесказанное объясняет необходимость для Государства Российского конструктивного изоляционизма, что отнюдь не означает самоустранение из мирового сообщества. Проблема состоит в поиске оптимального баланса между сосредоточением внимания правителей России на внутренних делах и активностью в международной сфере. При этом российская дипломатия должна обладать способностью избегать ситуаций, когда цена внешнеполитических успехов
стала бы выше, чем их внутренний эффект. Согласно принципу разумной достаточности Россия может определить области сохранения своего активного международного присутствия и те сферы, в которых инициативу целесообразно уступить. Хорошим примером для российского процветания может стать опыт США первой половины XX века, когда изоляционистская тактика позволила американцам сконцентрироваться на достижении экономического и военного прогресса, что и стало условием последующей активизации роли Вашингтона в мире. Кстати говоря, американский изоляционизм отнюдь не предполагал отказ от активного преследования собственных международных приоритетов. Ограничивая свое участие в делах Европы и Ближнего Востока, Соединенные Штаты того периода проявили последовательную настойчивость в Латинской Америке и на Дальнем Востоке.
Следует заметить, что конструктивный изоляционизм представляет собой естественное и закономерное отражение тактических требований России. Национальная (общегосударственная) внешнеполитическая доктрина в широком смысле есть выражение глобальных, стратегических приоритетов, которые и должны стать «осью» всей международной деятельности Российской Федерации
u /—v u u и
на долгосрочный период. О каких важнейших константах российской дипломатии может идти речь?
Во-первых, о поддержании международной стабильности, забота о чем должна стать базисным компонентом стратегии Государства Российского. Ему следует выбирать таких партнеров и такие коалиции, которые будут препятствием для спонтанных амбиций неуправляемых лидеров и которые обеспечат рост влияния страны на иные державы. Поддержание стабильности предполагает надежное обеспечение социального, экономического и интеллектуального прогресса в мире.
Вторая константа — это права человека. Их защита не должна превратиться в агрессивную кампанию по картеровскому образцу. Соблюдение прав человека следует понимать как комплекс экономических, дипломатических мер, защиту политических и культурных интересов личности, а также создание в международном масштабе обстановки, предотвращающей нарушение этих прав в отдельных странах. В критических ситуациях данные меры могут, конечно же, включать в себя и непосредственное использование силы или угрозы силой.
Третий компонент национальной стратегии России — это поиск современных подходов к решению глобальных проблем (экология, голод, производство оружия массового поражения и т.д.), без чего кризис современной цивилизации может принять необратимые формы.
Четвертый компонент — это гибкая эмиграционная политика правительства. Фактически русские стали разделенным народом и это накладывает серьезный отпечаток на российскую дипломатию, которая должна увидеть в русской и русскоязычной диаспоре невостребованный источник экономического и интеллектуального обогащения Родины.
Наконец, еще одна константа национальной стратегии России это продвижение диалога между различными типами культур и конфессий. Конструктивные дискуссии и заинтересованный поиск общих ценностей — важные шаги на пути к воссозданию подорванного доверия между различными народами. Нет никакого парадокса в том обстоятельстве, что даже нынешняя истерзанная Россия несет в себе огромный потенциал веротерпимости и посредничества в конфликтах на национальной почве. Именно в этой сфере Россия будет оставаться
лидером мирового масштаба, поскольку такое лидерство не таит в себе этнона- циональных и религиозных распрей.
Формирование нового внешнеполитического механизма в России проходит под влиянием как благоприятных, так и неблагоприятных факторов. К числу первых нужно отнести устранение идеологизированных учреждений, которые резко подрывали национальную основу российского международного курса. Ушли в прошлое такие учреждения, как Политбюро ЦК КПСС, которое формулировало конкретные внешнеполитические цели и задачи, или Международный отдел ЦК, который курировал на повседневной основе профессиональные внешнеполитические ведомства и часто настаивал на принятии некомпетентных решений. Во-вторых, сложилась более открытая обстановка для состязательности идей и персонала, позволяющая диверсифицировать интеллектуальную и кадровую базу внешней политики.
К негативным факторам относятся прежде всего функциональная неопределенность многих российских звеньев внешнеполитического аппарата. До сих пор высокопоставленные кураторы из окружения президента конфликтуют между собой, а российские спецслужбы за рубежом в силу ряда причин практически бездействуют. Самым пагубным образом в дальнейшем может сказаться явно неадекватная интеллектуально-экспертная база внешней политики России. И в этой, и в других сферах только предстоит упорядочение дел. Известный диктат российского президентского аппарата в международных отношениях способен привести государство в целом к пагубным, непродуманным, некомпетентным решениям. Совершенно необходимо поэтому образование эффективного и влиятельного общественного совета по внешней политике и безопасности страны с привлечением известных экспертов не только Москвы, но и других городов России.
Крайне необходимо четкое разделение функций между ведомствами, разрабатывающими и осуществляющими внешнюю политику России. Важно принять упреждающие меры, гасящие конкуренцию между МИД, МО, ФСК, ФАПСИ, СВР, федеральными внешнеэкономическими учреждениями. Что касается научноаналитической основы российской дипломатии, то она нуждается в расширении, прежде всего, за счет опоры на «провинциальные» научные учреждения, имеющие богатый неиспользуемый потенциал.
России, в случае преодоления нынешнего кризиса, быстрого обустройства государственных дел, мобилизации всего народа на созидательную деятельность во имя общегосударственной пользы, нормализации отношений со своими ближайшими соседями, вполне доступен поиск наиболее оптимальных вариантов решения практически всех проблем современной цивилизации. Русский народ, у которого, по словам Ф.М. Достоевского, издавна существовал «инстинкт общече- ловечности», служа себе, всегда в то же время служил всему человечеству. В далеком прошлом геополитическое положение России было таковым, что от развития событий на ее огромных пространствах многое решалось в судьбах европейских народов и человечества в целом. Россия была неоднократно последним барьером, преграждавшим путь ко вселенскому хаосу. Вплоть до сегодняшнего дня Россия представляет собой необходимый резерв стабильности для людей Земли.
Первоочередные государственные мероприятия, стоящие перед российским руководством, нам представляются таковыми:
Во-первых, внимательно отнестись к решению русского вопроса во всех его аспектах.
Во-вторых, гласно разработать во всех аспектах подлинную, а не суррогатную доктрину России и довести ее до мирового сообщества, которое напряженно ждет определенности.
В-третьих, четко сформулировать военную доктрину, особенно сделав акцент на проблеме ядерного оружия и обязательств не односторонних, а многосторонних. Ядерное оружие действительно должно быть ликвидировано на территории других бывших союзных республик, а его статус в пределах России может быть определен специальными международными соглашениями на справедливой, равноправной, взаимообязательной основе.
В-четвертых, недвусмысленно заявить о территориальной целостности нынешней России, что может положить конец многочисленным спекуляциям и претензиям по территориальным вопросам. Уступка в них, воспринимающаяся многими политиками как наиболее безболезненный вариант преодоления конфликтных ситуаций, способна лишь посеять зерна будущих коллизий, решать которые придется новым поколениям.
В-пятых, реализовать на равных, а не в эйфории упреждающих односторонних инициатив, совместные с США договоренности о стратегическом и тактическом оружии, одновременно настаивая на подключении к этому процессу других ядерных держав. Режим ядерного нераспространения может быть укреплен путем подписания отделившимися республиками соответствующего договора.
В-шестых, настаивать на превращении НАТО из военного в политический союз; в противном случае активно добиваться невключения в него бывших членов организации Варшавского Договора и отделившихся республик.
В-седьмых, обратить внимание на проблему исламского фундаментализма в ставших независимыми среднеазиатских республиках, не допуская их блокировки с реакционными режимами Ближнего и Среднего Востока, вступая с ними во взаимообязательные отношения, как это было в богатой истории Государства Российского.
В условиях отказа от прежних, не оправдавших себя, норм международной деятельности, вышеуказанные шаги федеральных властей России несомненно будут способствовать правильному пониманию их позиции в мире и установлению эффективных и морально оправданных форм партнерства, союзничества специальных отношений во благо Государства Российского, европейского и мирового сообществ.
Государственное строительство России, ее международная безопасность и роль в сложной системе глобальной стабильности настоятельно требуют, чтобы правительство строго следовало известному логическому принципу «целое — гораздо лучше объединения частей».
Будущее, вне сомнения, принадлежит единой и неделимой России как действительно великой державе, способной спасти мировую цивилизацию. Залогом этой наиболее вероятной перспективы является соборность всех граждан Государства Российского, ибо согласие русского и других народов нашей страны является высококачественным проявлением общей воли свободных и независимых людей, способных, наконец, выдвинуть на авансцену лидеров, уважительно относящихся к духовным ценностям, истории, политической культуре, традициям Отечества. Судьба России должна быть решена в конструктивном единении, с учетом универсального соборного сознания цивилизованного человечества.
Примечания:
Подробнее см.: Платонов О.А. Русская цивилизация // Роман-газета. — М., 1995. — С. 130-131.
Демократия в меняющемся мире: Монография коллектива авторов. Под рук. и общей ред. акад. О.А.Колобова. — Н. Новгород: Изд-во ВВКЦ, 1995. — Ч. 1 и 2.
Матвеева С.Я. Модернизация и глубинный конфликт ценностей в России // Социальный конфликт. — Калужский институт социологии, культуры, 1994. — С. 3-19.
Подробнее см.: Колобов О. А. Россия и Запад в меняющемся мире // Нижегородский журнал международных исследований. — Зима-весна 1995. — № 4. — С. 5-9.
Так, впрочем, не считают некоторые политологи из США, труды которых находят все большее распространение в России. См. например: Кохен А. Россия и ее соседи: формирование политики США в отношении России // Аналитический бюллетень. Фонд «Наследие» (Московское отд.). — М., 1994. — С. 18.
Колобов О.А. О правильности переустройства России // Сеятель. Религиозно- нравственный духовно-просветительский журнал. — Ноябрь-декабрь 1993. — Нижний Новгород: НЕУ, 1993. — С. 36-38.
Mandelbaum M. The United States in a Dynamic World // Strategic Forum. Institute For National Strategic Studies. — Washington D.C., February 1996. — № 64. — P. 1-4.
<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И БЕЗОПАСНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ1991-2002. ХРЕСТОМАТИЯ В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ ПЕРВЫЙ ИССЛЕДОВАНИЯ. 2002

Еще по теме ОБНОВЛЯЮЩАЯСЯ РОССИЯ: ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА, ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ, МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ:

  1. О.А. КОЛОБОВОБНОВЛЯЮЩАЯСЯ РОССИЯ: ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА, ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ, МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ
  2. ОБНОВЛЯЮЩАЯСЯ РОССИЯ: ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА, ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ, МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ
  3. УЧИЛИСЬ МЫ В СИБИРИ, НАД ТОМЬЮ, НАД РЕКОЙ...