<<
>>

скорость обращения денег.

Чем выше скорость обращения денег, тем больше инфляция. Если в 1990 г. значение этого показателя равнялось примерно 1,5, то затем произошло стремительное увеличение скорости денежного обращения — до 4,5 в 1994 г., 8,0 в 1995 г.
и 7,0 в 1997 г. После августа 1998 г. также наблюдалось ускорение денежного обращения.

Таким образом, ставя задачу ремонетизации экономики, в ее решении необходимо предусмотреть создание блока антиинфляционной защиты, который включал бы мероприятия, направленные, с одной стороны, на уменьшение доли М0 в М2, с другой — вел бы к сокращению скорости обращения денег.

Что касается снижения удельного веса наличных денег в общей денежной массе, то эту задачу можно решить, например, следующими мерами:

запрещением использования наличных денег в обороте между предприятиями и стимулированием безналичных расчетов в народном хозяйстве;

усилением целевого характера выплат заработной платы и социальных платежей, исключающим их предварительное попадание на финансовый или валютный рынок;

прохождением бюджетных средств до их получателей и налогов в бюд-жет через систему казначейства;

использованием специальных счетов (чеков) для высокооплачиваемых работников применительно к части их дохода, которая может быть направлена только для приобретения товаров длительного пользования отечественного производства, оплаты жилищно-коммунальных услуг, жилищного и дачного строительства и т.п. или вложения в банковскую систему в виде депозита (золотого сертификата).

На ближайший период нереально ставить задачу значительного сокращения доли М0 в М2. Речь, видимо, может идти о достижении М0, равном 34%-35%. Такой незначительный сдвиг в структуре денежной массы отражает особенности (и издержки) запуска экономики на основе расширения потребительского спроса домашних хозяйств. Следовательно, необходимо перенести центр тяжести в антиинфляционной защите на сокращение скорости обращения денег.

Для этого предварительно выясним, за счет каких факторов в переходной экономике России произошло 5-6-кратное увеличение значения данного показателя, чтобы блокировать их действие. В этой связи в первую очередь следует выделить роль двух факторов.

Во-первых, это завышенная доходность на финансовом рынке, которая ускоряет движение денег, а точнее, приводит к массированному бегству денежного капитала из секторов реальной экономики, лишая их достаточной финансовой поддержки. Поэтому финансовый рынок должен стать объектом экстренного и жесткого государственного регулирования, нацеленного на принудительное (хотя и поэтапное) сокращение доходности обращающихся на нем инструментов. Должны быть предусмотрены такие меры:

резкое сокращение доходности по государственным ценным бумагам, с чего и следует начинать новую политику регулирования финансовой сферы. Доходы по госбумагам должны быть не выше средней прибыльности, установившейся в сфере производства (7%-8% годовых);

ЦБ и правительство должны пойти на резкое сокращение ставки рефинансирования, отказавшись от жесткой привязки к уровню инфляции. В кризисной экономике неизбежные потери и риск должны распределяться равномерно между финансовыми и производственными агентами. Поэтому ставка рефинансирования должна сразу же резко сократиться до 20%-24%. Только в этом случае можно рассчитывать на появление доступного для производителей кредита;

переориентация финансово-банковской системы на кредитное и инве-стиционное обслуживание реальной экономики заставляет обратиться к проработке еще одной эффективной меры: ограничения участия банков в покупке акций промышленных предприятий. При этом можно сослаться на антикризисный опыт США, когда в 1933 г. президентом Рузвельтом был введен аналогичный запрет, который сохраняется вплоть до сегодняшнего дня;

для ограничения движения финансового капитала в краткосрочной форме, которое особенно инфляционно опасно, оправданно использовать дополнительные налоги в указанной сфере.

Этим вносится еще один антиинфляционный якорь и обеспечивается прилив долгосрочных капвложений в экономику;

введенные ограничения на финансовом рынке, приведя к крупному снижению доходов на нем, безусловно, обернутся разорением многих коммерческих банков. По большому счету об этом не стоит особо сожалеть, поскольку значительное количество банков в течение всех этих лет фактически паразитировало на государственных финансах, нередко просто расхищая их и вывозя в другие страны и оффшорные зоны. Добавим и то, что финансово-кредитная

сфера, наряду с внешнеэкономической, превратилась в один из главных каналов «бегства капитала» из страны. Те же коммерческие банки, которые научились работать самостоятельно, выживут, только им целесообразно помогать. Остальные банки, скорее всего, разорятся; они должны перейти в руки государства, чтобы на их основе создать сеть в 100-200 региональных государст-венно-муниципальных коммерческих банков;

сокращение свободных финансовых ресурсов и необходимость создания системы доступного кредита для производителей обусловливает целесообразность вернуться к практике дозированного (законодательно устанавливаемого) объема финансирования расходной части бюджета через платные кредиты ЦБ с льготной процентной ставкой. Можно предположить, что такие кредитные ресурсы должны направляться для организации кредитной деятельности создаваемой сети государственно-муниципальных банков и с последующим использованием в целях развития системы инвестиционных банков.

Во-вторых, каналом разогрева инфляции через ускорение денежного обращения являлся фактически свободный режим функционирования валютного рынка. В условиях практически неограниченной возможности в обмене рублевой массы на иностранную валюту увеличение денежного предложения на рынке способствовало нарастанию давления на обменный курс рубля. Действовавший ранее валютный коридор и сверхвысокая доходность ГКО позволяли его временно удерживать в определенных рамках, но, как оказалось, переводя инфляцию в подавленную.

И как только был снят этот коридор и рухнула пирамида ГКО, накопленный спекулятивный потенциал в валютной сфере взорвался почти трехкратным падением курса рубля с последующим скачком цен. Существовавшая конкуренция между рынком финансовых обязательств и валютным рынком, с точки зрения реальной экономики, принципиально ситуацию не улучшала. Ведь как на одном, так и другом рынке практически участвовали одни и те же игроки, которые на каком-то этапе получали свои прибыли на финансовом рынке, а потом перемещались на валютный рынок. Заметим, что политика опережающей внутренней конвертируемости рубля в условиях стагфляционной экономики была ошибочной и должна оцениваться как преждевременная (например, в ФРГ возможность обмена марок на инвалюту появилась только в конце 50-х годов).

Поэтому для того чтобы сегодня сдержать и приглушить инфляционный рост, задаваемый повышением кредитно-денежной активности государства, необходимо эту инфляционную цепочку разорвать. В этой связи можно сослаться на опыт Малайзии, которая после финансового кризиса в Азии (1997 г.) сделала ставку на жесткий контроль над потоками финансового капитала и над операциями с иностранной валютой. Такие меры, способствуя сдерживанию инфляции, одновременно закладывают основу для снижения процентных ставок по кредитам.

Вот почему в целях снижения скорости обращения денег и ограничения инфляции необходимо оставить валютный рынок в том объеме и тех границах, которые необходимы для выполнения его основной функции — обслуживания экспортно-импортных операций. Должен быть предусмотрен комплекс мер, призванный максимально сбить чисто спекулятивный спрос на инвалюту. Приведем в качестве возможных следующие действия в валютной сфере:

в условиях отказа от валютного коридора и перехода к режиму плавающего курса рубля существенно повышается роль курсовой валютной политики ЦБ. Чтобы все-таки оградить рубль от чисто спекулятивных атак, целесообразно

поэтапно восстановить предполагаемые границы его колебаний, но фиксируя их допустимые размеры не вокруг доллара, а по соотношениям в паритетах покупательной способности валют.

Тем самым в политику обменного курса будет введен более надежный и точный экономический индикатор;

не исключено, что на начальном этапе придется использовать двойной курс рубля. Один должен действовать в пределах допустимых колебаний вокруг паритета покупательной способности рубля и обслуживать сферу организованной внешнеэкономической деятельности, другой — применяться с учетом рыночной конъюнктуры в других хозяйственных сферах (туризм, обменные операции для населения и т.п.);

для укрепления обменного курса рубля должны быть предусмотрены и административные меры по ограничению спекуляции на валютном рынке (обязательная продажа экспортерами большей части валютной выручки в максимально сжатые сроки, тщательный отбор банков, работающих на валютном рынке, дополнительное налогообложение валютных операций и т.п.). При критиче-ской ситуации в качестве наиболее сильных и чрезвычайных мер допустимо введение монополии ЦБ на ввоз иностранной валюты на территорию РФ, как и восстановление госмонополии на вывоз сырья и энергоресурсов;

в целях ослабления заинтересованности КБ в операциях с валютой целесообразно устанавливать для них более высокую норму резервирования по валютным счетам.

Таковы возможная логика действий и отдельные меры, призванные сформировать блок антиинфляционной защиты. Вместе с тем отметим, что для реализации политики ремонетизации российской экономики имеется еще один сценарий, отличный от ранее описанного. Он связан с возможностью выпуска специальных расчетных денег (безналичного рубля), посредством которых могла бы функционировать система платежей, по крайней мере, в государственном секторе. Данный вариант альтернативен первому варианту, логично дополняет идею разделения потоков бюджетных и коммерческих денег, восстанавливая в новом виде советский опыт двухканального денежного обращения. В этом случае предполагается создание единого расчетного центра, который выполнял бы постоянную функцию обеспечения безналичных взаиморасчетов, своевременно оплачивал государственные заказы и позволял осуществлять обязательные платежи в бюджет.

Одновременно использование специальных расчетных денег должно исключать их перевод в наличные рубли и особенно в иностранную валюту. Одним из главных возражений по поводу целесообразности использования таких денег и самой операции взаимозачетов является то, что они не позволяют проводить жесткую денежно-кредитную политику и ухудшают возможность пополнения доходной части бюджета «живыми деньгами». Также трудно сохранить взаимонепроницаемость двух денежных каналов, что ослабляет эффект антиинфляционной защиты. Сами такие деньги трактуются как «суррогатные», подрывающие эффективность использования выпускаемых ЦБ законных денежных знаков.

Однако заметим, что денежная масса в нормально работающей рыночной экономике в еще большей степени характеризуется сложным составом. В нее входят денежные агрегаты с разной степенью ликвидности — от М0 до М3 и L. Такое фактическое многообразие видов денег как раз придает денежной системе гибкость, одновременно позволяя расширять необходимую для нормальной работы экономики денежную базу с минимальными последствиями для усиления

инфляционных тенденций. В частности, в денежный параметр L входят разного рода казначейские обязательства, векселя, банковские акцепты и т.п.

Можно считать, что решением об отмене использования в 1998 г. любых платежных форм в оплате федеральных налогов, кроме денежных, правительство сделало выбор в пользу преодоления кризиса неплатежей по первому варианту. Как уже отмечалось, сам по себе выбор далеко не бесспорен и к этому вопросу, не исключено, еще придется обращаться. Поэтому вариант с введением параллельной расчетной денежной единицей (безналичного рубля) не следует вообще исключать, рассматривая его как запасной.

Итак, в экономическом арсенале имеются способы сдерживания инфляции даже при проведении более активной кредитно-денежной политики. При этом наиболее опасным является не сам по себе механизм денежной эмиссии, особенно если он необходим для нормальной работы экономики, а то, на какие цели и как используются дополнительные порции денег. За счет снижения скорости обращения денег (до 5,5-6 оборотов в год), если оно обеспечивается надежным режимом изоляции растущего предложения денег от финансово-валютной сферы, появляется возможность удержать инфляцию на относительно приемлемом уровне (до 50% в год) и одновременно преодолеть катастрофический дефицит кредитных ресурсов в реальном секторе экономики России. Это означает, что при таком развитии событий появляется реальный шанс для запуска экономического роста. В таблице 2 приведены основные макроэкономические параметры при инерционном сценарии развития, на который, судя по всему, была ориентирована деятельность правительства Примакова, и при антикризисной программе развития.

Таблица 2

Макроэкономические параметры при инерционном и антикризисном вариантах проведения экономической политики Показатели 1998г. — оценка 1999 г. — инерционный вариант 1999 г. — антикризисный ВВП (в % к пред. году) 94-95 97-92 102-104 Инфляция (в % к пред. году) 180-185 130 150 М2 — млрд. руб. 370 460 790-840 М0 — млрд. руб. 155 180 285-300 М2: ВВП в % 10-10,5 12-12,5 19-21 Денежные доходы на-селения (в % к пред. году) 120-125 150-160 …

<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина . Том II. Исследования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО «ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)»,2002. 446 с.. 2002

Еще по теме скорость обращения денег.:

  1. Эмиссия денег
  2. 52. Денежное обращение
  3. Скорость обращения денег
  4. скорость обращения денег.
  5. Неоклассическая теория денег
  6. 15. Сущность и функции товарных денег
  7. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  8. Приложение I (для коммунистов): "Перлы" диалектики марксизма
  9. 4.2. Деньги как средство обращения
  10. 4.3. Деньги как таковые (как мера стоимостей и средство обращения). Производные функции денег – деньги как сокровище, средство платежа и мировые деньги
  11. Уравнение количественной теории денег. Эмиссия денег и ее последствия.
  12. Закон денежного обращения
  13. Факторы, определяющие допустимый размер денежной массы
  14. КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ ПОБУЖДЕНИЕ K ИНВЕСТИРОВАНИЮ
  15. КНИГА ПЯТАЯ ДЕНЕЖНАЯ ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА И ЦЕНЫ
  16. Функции денег
  17. Сущность массы денег в обороте. Денежные агрегаты и денежная база
  18. Денежная масса, агрегаты денежной массы. Закон денежного обращения
  19. Денежное обращение
  20. 38. Инфляция - это процесс обесценивания денег, снижения их покупательной способности.