<<
>>

Тема 1. Проблема неучастия российскихИЗБИРАТЕЛЕЙ В ГОЛОСОВАНИИ

Социологическое исследование электорального поведения предполагает не только анализ теоретических моделей, но и поиск эмпирических объяснений поведения индивидов и различных социальных групп в ходе избирательных кампаний.

Практическая и политическая значимость такого подхода очевидна, особенно для современной российской действительности.

Последнее десятилетие в жизни России ознаменовалось бесконечной чередой избирательных кампаний, ставших своеобразными вехами демократических преобразований. Подобную роль в советскую эпоху выполняли партийные съезды. Однако, по сравнению с последними, выборы в органы представительной власти в пореформенной России происходят практически перманентно и выполняют важнейшую функцию формирования электоральной политической культуры населения.

Анализ российских избирательных кампаний вкупе с изучением аналогичного зарубежного опыта и разработкой оптимальных теоретических моделей может способствовать подлинно научному познанию такого сложного социального феномена, как электоральное поведение граждан, в том числе внутренних механизмов и мотивационных факторов этого поведения.

В данном пособии в качестве основного исследовательского метода избран вторичный анализ данных всероссийских социологических опросов 1996—1998 гг.

Анализируемые исследовательские проекты, отвечая в целом критерию репрезентивности, характеризуют основную тенденцию развития исследовательской практики от явного крена в сторону изучения эффективности электоральных технологий, то есть решения проблемы «Как победить на выборах», к всестороннему анализу социальных факторов и социально-психологических механизмов электорального поведения.

Такой анализ позволяет выделить преобладающие типы электорального поведения, основные факторы, влияющие на его мотивацию.

Вопрос об участии или неучастии избирателей в волеизъяв-лении путем голосования на выборах принципиально значим по двум обстоятельствам.

Во-первых, ответ на него позволяет объективно судить о реальном месте той или иной группы избирателей в системе политических отношений данного общества.

Во-вторых, он дает истинное представление об уровне электоральной политической культуры населения.

Некоторые отечественные авторы ставят знак равенства между абсентеизмом и неучастием в голосовании. Думается, это не вполне корректная позиция. «Абсентеизм действительно превра-щается в проблему лишь в том случае, если неучастие в выборах является как минимум показателем отчуждения граждан от политической сферы жизни общества, как максимум — формой пассивного протеста. Другими словами, абсентеизм мы связываем с неучастием, которое вызывается стойким неверием в то, что с помощью выборов можно решить значимые для общества (себя, идентифицируемой группы) проблемы; недоверием в справедливость подсчета голосов, другим процедурным вопросам; апатией граждан к политике»1.

Известно, что во всем мире отмечается тенденция снижения активности избирателей, и это не может не тревожить специалистов. Невозможно говорить о «всенародном избрании», если за кандидата голосует всего лишь несколько процентов избирателей. По мере уменьшения количества голосующих уменьшается и степень легитимности новой власти, получившей мандат на правление по итогам выборов; выборы перестают быть средством нахождения консенсуса в обществе, то есть не выполняют в той или иной мере многие свои важнейшие функции — как по отношению к обществу в целом, так и по отношению к отдельным группам населения в частности.

Дело в том, что социальная структура голосующих далеко не адекватна структуре избирателей в целом. Некоторые группы населения (в особенности, социально ущемленные слои общества) приходят к урнам в день голосования гораздо реже, чем средний избиратель.

Соискатели мандатов депутатов знают это, но, как правило, не обращают внимания на такие группы. В результате интересы малоимущих оказываются не представленными в органах власти, что закрепляет их ущемленное положение в обществе.

Фактически это ведет к дискриминации определенных групп общества и не может расцениваться как проявление демократии

(мол, право голосовать тебе предоставлено, а хочешь ли ты им пользоваться или нет — твое дело).

В свете вышесказанного причины неявки избирателей к урнам целесообразнее всего сгруппировать следующим образом.

Причины общесоциального и общеполитического характера (отсутствие интереса к политике, отчуждение граждан от власти).

Причины, связанные с несовершенством законодательства и работой избирательных комиссий.

Причины, связанные с особенностью конкретной избирательной кампании (неинтересные кандидаты, неинтересная агитация и т.

п.).

Причины случайного характера (погода, состояние здоровья и т. п.).

Такая разбивка позволяет взглянуть на проблему с разных позиций и отделить истинных абсентеистов от тех, кого можно отнести к ним лишь условно.

Реальность такова, что после спада интереса населения к выборам в 1993 г. наблюдался его рост. Во втором туре президентских выборов 1996 г. приняло участие почти 70 % избирателей. Это, безусловно, высокий показатель (для сравнения: на ноябрьских выборах президента США к урнам пришло менее 50 % зарегистрированных избирателей).

Чем можно объяснить неучастие российских избирателей в выборах последних пяти лет?

Как показывает анализ, проведенный профессором В.С. Ко- маровским, среди причин и мотивов отказа от участия в голосовании превалируют обстоятельства общеполитического характера (см. рис. 1)2.

К ним относятся в первую очередь отсутствие интереса к политике и неверие в возможность лично влиять на принятие политических решений. Такая позиция характерна и для выборных кампаний локального масштаба, и для общефедеральных выборов.

По случайному стечению обстоятельств-33,3%

Мой голос ничего не изменит-27,6%

Не интересуюсь выборами-20%

Избирательные комиссии не обеспечили соблюдение законодательства-2%

Кандидаты в неравном положении-1%

Другое-4,5%

Никто меня не привлекал-13,7%

Рис. 1. Почему граждане не принимают участия в выборах? В каком направлении можно определить развитие процесса? Во всем мире наибольшее число абсентеистов насчитывается среди беднейших слоев населения. Если в России согласно официальной статистике сегодня 1/4 населения имеет уровень дохода ниже прожиточного минимума, то становится понятным, почему этих людей не интересует в жизни практически ничего, кроме тривиальных проблем выживания, причем в самом примитивном, физическом значении. Конечно, доведенных до отчаяния людей можно привлечь на выборы, купив их голоса за пачку чая или бутылку пива, как это не без успеха сделал в свое время известный всем С.

Мавроди, но можно ли считать их поведение участием в демократических выборах?

Кризисное состояние сегодня испытывает не только экономика России. Не менее важная составляющая кризиса — это распад социальных связей, потеря нравственных ориентиров и общественных идеалов. Прежние коммунистические идеалы и мораль ушли в прошлое для большинства, а новые не обретены. Россияне не привыкли жить в идейном вакууме.

Подобную ситуацию в социологической теории по традиции, идущей от Э. Дюркгейма, принято трактовать как состояние социальной апатии, которое не возникает из ничего и не преодолевается в кратчайшие сроки. Апатия инерционна, она по-

рождает эффект равнодушия, минимизирует социальные ожидания и политическую активность населения.

Еще одна важнейшая причина абсентеизма россиян — их отчуждение от власти. По данным различных исследований, более половины россиян не доверяют ни одному из институтов власти. Шоковая терапия, когда миллионы людей были брошены на произвол судьбы, не прошла бесследно и для тех, кто удержался на плаву, выстоял или даже сегодня преуспевает.

Мотивы абсентеизма, связанные с идейным вакуумом, ярче всего, естественно, проявляются в молодежной среде.

Средняя по выборке

Группа в возрасте 20-29 лет

Согласно данным исследований, ни один респондент в возрасте 14—18 лет не заявил, что он очень интересуется политикой. Более или менее интересуются политикой 17,1 % этой категории молодежи, а в возрастной группе 20—29 лет 4,4 % и 26,4 % соответственно. Эти же категории избирателей проявили наименьшую активность во время выборных кампаний 1995—1996 гг., особенно на выборах в Государственную думу. Интересна мотивация неучастия в выборах, в особенности группы 20—29 летних, достаточно зрелых, чтобы сделать правильный выбор (рис 2)3. 40 35 30 25 20 15 10 5 0

1 2 3 4 5

По случайному стечению обстоятельств

Не интересуюсь выборами

Мой голос ничего не изменит

Никто не привлекал

Другое

Рис.

2

На первом месте неявки к урнам — «случайное стечение обстоятельств» (36 %). Как показывают результаты анализируемых исследований, реально не голосуют по случайному стечению обстоятельств примерно 8—10 % из намеревавшихся это сде-

лать. В старших возрастных группах цифра несколько больше. Следовательно, ссылки на случайное стечение обстоятельств — часто всего лишь отговорка. То же самое можно сказать о мотиве «никто не привлекал»: а почему, собственно, нужно «привлекать» к исполнению гражданского долга?

Фактически получается, что 2/3 абсентеистов среди молодежи — это равнодушные к политике и государственным делам люди. Это скорее именно равнодушие, чем форма протеста. Отказ от голосования, как выражение протеста, одобряют лишь 17,4 % молодежи в возрасте 20—29 лет. Что-то изменить в их позиции трудно. Вряд ли приходится рассчитывать на серьезный успех еще одной кампании типа «Голосуй, а то проиграешь». Тем более, что во всем мире молодежь также менее активно участвует в выборных кампаниях, и далеко не все можно объяснить только специфическими нынешними условиями России. Колебание может лишь высветить ответ на другой вопрос: вызваны ли явления абсентеизма разочарованием в политике или недостаточным уровнем политической социализации молодежи.

Другое дело, когда речь идет о старших возрастных группах. Их повышенная активность не соответствует складывающимся во всем мире тенденциям.

Объяснение этому феномену и его истокам есть в особенностях нынешней ситуации в России, ее недавней истории. Лица пенсионного или предпенсионного возраста проявляют, по нашим данным, наибольший интерес к политике. Лишь руководители среднего и высшего ранга имеют по этому показателю большее, чем названные группы, отклонение от среднестатистического в положительную сторону. А, как известно, интерес к политике напрямую связан с активностью участия в выборах. Другое дело, каковы истоки этого интереса. Отчасти они лежат в укоренившихся у старшего поколения привычках мобилизационного участия в политических кампаниях, отчасти — в их нынешнем бедственном положении.

Последствия завышенного участия в голосовании старших возрастных групп трудно отнести к явлениям позитивным.

И дело здесь не только в том, что голоса отошедших (или отходящих) от активной трудовой деятельности групп избирателей приобретают несоизмеримое с их ролью в жизни общества значение, но и в том, что в борьбе за голоса этих избирателей канди-

даты в депутаты вполне успешно могут использовать демагогические приемы и популистские лозунги, а сами выборы в немалой степени превращаются в состязание демагогов и популистов.

В России большинство не участвующих в выборах можно отнести к классическим абсентеистам, причем их абсентеизм связан, прежде всего, с общим неблагополучием дел в стране, отчуждением от органов власти в политике. Это не только (и не столько) разочарование в выборах, избирательных процедурах, сколько именно в политике в целом. Как минимум — невключенность в политический процесс из-за поздней социализации. В подтверждение нашей позиции приведем данные о мотивах отказа от голосования, связанных с несовершенством законодательства и работой избирательных комиссий. О них можно сказать следующее: сегодня горячие споры о несовершенстве законодательства о выборах, которые ведут между собой профессио-нальные юристы и политологи, судя по данным социологических исследований, рядовых избирателей волнуют мало.

По причинам, так или иначе связанным с работой избирательных комиссий, не участвуют в голосовании только 2 % из-бирателей. Можно сказать по этому поводу кратко: проблемы нет, уровень знакомства избирателя с законодательством о выборах, информированности о работе избирательных комиссий не настолько высок, чтобы он мог досконально знать тонкости избирательных процедур. Когда он достигнет такого уровня, возможно появятся соответствующие претензии к избирательному законодательству и избирательным комиссиям.

В совокупности вышесказанное вовсе не означает, что решение проблемы абсентеизма зависит от увеличения числа голосующих. Широкое распространение абсентеизма — болезнь демократии, рецидив олигархического правления (власти немногих). Но одно дело зафиксировать диагноз и другое — предложить рецепты его решения.

В российской политической практике известен один мобилизационный механизм, способствовавший привлечению населения к массовому участию в выборных кампаниях.

Так, был резко поднят интерес людей, далеких от политики, к горбачевской перестройке, а затем к установлению нового политического режима в России. Под лозунгами «Реформы в опасности» и «Пресечь попытки реставрации прежнего режима влас-

ти» россиян мобилизовали на общероссийский референдум 25 апреля 1993 г. и поставили в положение категорического выбора — «да» или «нет». Тогда при минимальном участии населения в политической жизни и низком рейтинге Б. Ельцина на посту Президента для голосования было мобилизовано 64 % списочного состава избирателей. Аналогичный механизм и с еще большим мобилизационным эффектом был использован на выборах Президента России в 1996 г.

Однако мобилизационный механизм подъема политической активности не всегда столь эффективен. На выборах депутатов Государственной думы в декабре 1993 г. и совмещенном с ними референдуме по принятию Конституции России участвовало (по официальным данным) чуть больше половины (54,8 %) списочного состава избирателей. При этом был поставлен своеобразный рекорд — почти 4 % бюллетеней, выданных избирателям, оказались унесенными или испорченными. Политическая реакция населения на насильственный роспуск Верховного Совета оказалась сильнее, чем на «шоковую терапию» экономики и либерализацию цен в 1992 г. Как правило, не действует мобилизационная модель привлечения избирателей на выборах регионального и муниципального уровней, ибо на них не решается судьба власти, а обеспечивается ее дележ между местными группировками.

Исследования Информационно-социологического центра РАГС показывают, что на вербальном уровне большинство участников социологических опросов считает участие в выборах обязанностью гражданина (см. табл. 1)4.

Таблица 1

Отношение избирателей к участию в выборах, в % от общего количества опрошенные Варианты ответов Время проведения опросов 1995 г. 1996 г. 1998 г. Участие в выборах - обязанность гражданина 73,8 71,2 64,9 Если выборы безразличны, то не нужно в них участвовать 35,7 33,1 37,7 Участие в выборах дает возможность влиять на судьбы страны 61,5 63 нет данных Полученные данные в целом коррелируют с данными электоральной статистики. Доля участников выборных кампаний 1995—

1998 гг. соотносима с долей респондентов, убежденных в необходимости участия в голосованиях. Вместе с тем динамика распределения ответов по времени опроса такова, что доля убежденных в обязательности участия в выборах постепенно сокращается.

Насколько устойчива данная тенденция, пока говорить сложно. Не исключено, что она носит преходящий характер. Пока что около 2/3 населения, имеющего право избирать и быть избранным, считает чувство гражданского долга важнейшим мотивом участия в выборных кампаниях.

Анализ свидетельствует о том, что массовая неявка избирателей на выборы является довольно редким исключением из правил. Однако обращает на себя внимание то, что систематически не участвуют в выборных кампаниях федерального уровня от четверти до половины граждан, имеющих право голоса, а в выборах местного масштаба наблюдается по разным регионам суще-ственный разброс — от почти поголовного участия до срыва выборов из-за неявки избирателей. И хотя доля участников избирательного процесса постепенно растет, однако это не повышает предсказуемость выборов. Отказ от участия в голосовании деформирует или вовсе срывает процесс формирования работоспособных и эффективных органов власти, дестабилизирует социально-политическую обстановку в обществе.

Именно это делает проблему абсентеизма одной из актуальных задач научного анализа и политической практики, от правильного решения которой зависит общественно-политический климат в обществе, отдача от проводимых социально-экономических и политических реформ.

<< | >>
Источник: Охременко И.В.. Электоральное поведение: социологическая ретроспектива конца 90-х годов XX века: Учебное пособие: В 2 ч. Ч. 2. — Волгоград: Издательство ВолГУ, 2002. — 56 с.. 2002

Еще по теме Тема 1. Проблема неучастия российскихИЗБИРАТЕЛЕЙ В ГОЛОСОВАНИИ:

  1. Тема 1. Проблема неучастия российскихИЗБИРАТЕЛЕЙ В ГОЛОСОВАНИИ