<<
>>

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДОХОДЫ

В соответствии с Основным законом обеспечивается финанси- рование задач, стоящих перед обществом, за счет налогов, что означает получение государством доли от доходов частного хо- зяйствования.

Налоговое обложение открывает государству такие источники финансирования, как частная собственность, личный доход и индивидуальный спрос, обеспечивает дистанцию между государством и его банкиром за счет не зависящего от государственных обязательств обложения налогами, а также гарантирует поступление доходов, не связанных целевым назначением. Такая специфика налогового обложения в отличие от практики встреч - ных обязательств и программ финансирования ставит перед государственным правом задачу предостеречь налоговую политику от неумеренности и обязать ее придерживаться соразмерности во избежание произвола.

Основной закон делит государственное движение финансов на три этапа: сбор, определение назначения и распределение финан- совых средств. Сбор происходит преимущественно в форме нало - гового обложения. Раздел Х Основного закона посвящен почти целиком проблемам обеспечения государства за счет налогов. Он регулирует законодательный суверенитет, право распределения, административное верховенство, в налоговой сфере. При этом пе- речисляются виды налогов и гарантируются внутренний сувере - нитет, объективность и внепартийность государственной системы финансов с помощью такого способа финансирования, как налоговое обложение, не зависящее от схемы государственных расхо - дов.

Доходы как особая категория интересуют государственное право не с точки зрения происхождения, правовой основы или целенаправленности расходования денежных средств. В центре его внимания — степень свободы государства в области финансов. Согласно ст. 110, абз. 1 Основного закона, все доходы и расходы федерации должны включаться в бюджет. Статья 114, абз. 1 го - ворит об обязанности федерального министра финансов представлять в Бундестаг и Бундесрат (во исполнение обязанности Феде - рального правительства) отчет о всех доходах и расходах.

Таким образом, государственные доходы и предварительная смета их в бюджете открывают путь к свободе действий государства на определенный период в сфере расходов. Парламент устанавливает определенную сумму, которой могут распоряжаться Правитель - ство и администрация для выполнения задач государственного финансирования. Указанные в бюджете доходы являются, в ко - вечном счете, расчетной основой для сравнения финансового потенциала федерации и земель и для определения вертикального (ст. 106, абз. ;3, 4, 9) и горизонтального экономического выравни- вания.

По тексту Основного закона государственными доходами счи- таются: налоги (ст. 105—108), финансовые монополии (ст. 105, абз. 1; ст. 106, абз. 1), прибыли .от федеральных предприятий и особого имущества (ст. 110, абз. 1), поступления от государственного кредита (ст. 115), пошлины (ст. 74, п. 22; ст. 80, абз. 2).

Если бюджет должен быть сбалансирован по доходам и расходам (ст. 110, абз. 1), то доходами ограничивается поле, внутри которого государство может в течение бюджетного года осуществлять выплаты, финансирование, исполнение обязательств.

Выравнивание доходов от финансовых поступлений между федерацией и землями и между землями базируется на полном объеме доходов по всем разделам. Вертикальное распределение по - ступлений от налога с оборота между федерацией и землями должно обеспечивать их равное право на покрытие необходимых расходов за счет текущих доходов (ст. 106, абз. 3). Горизонталь - ное выравнивание финансовых потенциалов земель проводится по возможности. Финансовый потенциал, т. е. способность эконо- мически осуществлять поставленные государством задачи, имеет своей основой полный объем государственных доходов.

Само собой разумеется, что учет парламентом всех государственных доходов Лявляется предпосылкой надлежащего правового и финансово-экономического контроля. Полный объем государ - ственных доходов служит фундаментом сохранения стабильности, соблюдение которой, согласно Основному закону (ст.

109, абз, 2), необходимо и при ведении бюджетного хозяйства для единого экономического баланса страны.

Включение в проект бюджета всех доходов и расходов при - знается в настоящее время практикой как конституционный прин- цип (ст. 110, абз. 1). Доходы включаются в бюджет в полном объеме, исходя из объективной предварительной оценки; «черные кассы», выведенные из-под контроля и утверждения парламентом, запрещены конституционным правом.

Иногда поступления от доходов законодатель связывает ча - стично или полностью с теми или иными целями, при этом происходит аккумулирование средств на определенном счете, и только при соответствующей конъюнктуре может быть разрешено зако - ном их использование. Эта зависимость от законодателя не затрагивает, однако, принципа полного отражения доходов в проекте бюджета, поскольку поступления от доходов, находясь в распо - ряжении законодателя, периодически включаются в предварительную смету.

Несколько иначе обстоит дело при специальных отчислениях, поступления от которых сводятся в специальный фонд, создавае- мый в интересах группы налогоплательщиков и потому обособленный от общего государственного бюджета. Подобного рода специальные налоги как необычный инструмент финансовой системы предполагают регулярную проверку законности в течение дли - тельного срока; они — редкое исключение.

Принцип учета доходов в полном объеме страдает погрешностью «валового принципа», когда доходы отделены от расходов.

Принцип учета государственных доходов в полном объеме по идее нарушается в случае определения налоговым законодателем налоговой задолженности, которую он снижает исходя из существующей в налоговом праве льготной нормы.

Наконец, этот принцип может быть нарушен в результате таких организационных действий, когда выполнение государственных задач перекладывается на публично-правовые или частные юридические лица. Доходы и расходы таких организационно-правовых структур обособлены и обычно не учитываются в бюджете. Таким образом, при периодическом одобрении бюджета они не подпадают под контроль парламента, предусмотренный Консти - туцией.

Доходы государства означают с позиций государственно-правового регулирования переход платежеспособности из частных рук к государству. Всякий такой доход отнимает у частного лица долю экономической свободы и усиливает свободу действий об - щества в финансово-экономической сфере. С помощью доходов государство получает денежные средства для выполнения общих государственных задач, финансирования деятельности государства .на пользу всем: членам общества, а не отдельным гражданам. Ответственность государства за общее благосостояние определяет задачи государства и финансирование их за счет налогов. Нало- говое законодательство в настоящее время часто применяется и как средство регулирования.

Существенные различия в степени обременения налогами вы - текают из различий их правовой основы. Налог обязывает вно - сить определенную денежную сумму, но взамен налогоплательщик не получает права претендовать на выполнение каких-либо государственных мероприятий или оказывать влияние на действия го- сударства в будущем. Налоги и взносы на специальные цели воз - можны только в том случае, если государство дает обязательства какому-либо индивидууму (пошлины) или, оказывая предпочтение, предлагает услуги (сборы). Особые выплаты устанавливают - ся исходя из групповой обязанности и олицетворяют в доходе ответственность налогоплательщиков за финансирование. Компен - сационные выплаты возвращают стоимость государственных услуг

Различающимся функциям этих платежей соответствует и не - одинаковый их характер как средств регулирования. Регулиро - вание с помощью финансовой политики реально лишь в тех сферах, где экономические преобразования и дифференцирование зависят от финансового потенциала. Общегражданские права и обя- занности (например, право голоса или воинская обязанность) не подлежат модификации посредством финансового права.

В обеспечении государства финансовыми средствами интерес представляет содержание права сбора налогов и использования налоговых средств как возможность расширения сферы финансо - вой деятельности и ответственности за нее. Финансовое законода- тельство тщательно распределяет эти полномочия в системе фе- деральных прав и регулирует наряду с законодательными и исполнительными полномочиями власти собственное суверенное право, на котором базируется распоряжение финансовыми поступле - ниями. Федеральная система руководствуется тем, что государство черпает свою финансовую мощь в основном из налоговых поступлений; регулирование основных доходов в ст. 106 Конститу- ции касается налоговых поступлений. Согласно ей, определенные доходы принадлежат исключительно федерации, а доходы от дру - гих налогов — только землям (разделительная система). Абзац 1 этой статьи отдает федерации доходы от пошлин, большинство косвенных налогов, из которых отдельные более не существуют. В соответствии с абз. 2 землям принадлежат право на доходы от налогов на имущество, с наследства, с автомашин, от транспортных налогов, если они не принадлежат землям и федерации одно - временно или только федерации, доходы от налога на пиво и игор - ные учреждения. Три наиболее важных налога — подоходный, с корпораций и с оборота — принадлежат одновременно федерации и землям (ст. 106, абз. 3). Поступления от подоходного налога и налога с корпораций делятся поровну (ст. 106, абз. 2). Общины получают часть поступлений от подоходного налога (ст. 106, абз. 5). В пределах основного распределения поступлений между федерацией и землями направление доходов от налога с оборота по обычному федеральному закону ради покрытия потребностей является единичным случаем. Раньше в результате более тща - тельного решения соответствующим законом вопросов финансово - го выравнивания федерации принадлежало две трети, а землям — в целом около трети доходов от налога с оборота.

Отправные моменты при дележе доходов между отдельными землями («горизонтальное» распределение) таковы: во-первых, указывается место сбора налогов финансовыми ведомствами — «местные доходы» (ст. 107, абз. 1); во -вторых, доля доходов земель от налога с оборота исчисляется пропорционально числу их жителей (ст. 107 абз. 1); в-третьих, дополнительное распределение выравнивает возможности отстающих земель, если сборы от налогов (помимо налога с оборота) на каждого жителя оказываются ниже, чем средние доходы по стране (ст. 107, абз. 1); с целью корректирующего выравнивания используется доля повышенных доходов, составляющая не более четверти доходов зе- мель от налога с оборота.

Статья 107, абз. 2 Основного закона модифицирует финансо- вую независимость земель и поручает федеральному законодателю производить соответствующее горизонтальное выравнивание финансовых потенциалов земель. Экономические результаты осуществления налоговой политики местными властями и вытекающие отсюда права по использованию средств нивелируются простейшим образом, поскольку одинаковость статусов земель требует для каждой из них равных с другими финансово-экономических условий. Статья 107, абз. 2 Основного закона предусматривает выравнивание по мере возможности финансовых по - тенциалов земель путем установления обязанности более силь - ных в финансовом отношении земель помогать землям более слабым. Принцип выравнивания (сбалансированности) предпола - гает правовую оценку существующих различий и сокращение их при сохранении независимости земель; принцип «по возможности» ограничивает интенсивность выравнивания.

Основной закон не указывает, кому принадлежит первенствующее право сбора прочих налогов и использования этих средств, однако оно вытекает из принципа их взаимосвязи. Так как доходы находятся в зависимости от стоящих задач, то и до - ходы от пошлин, взносов, договорных платежей, и доходы, связанные с введением особых выплат, принадлежат тому, кто должен нести расходы. Налоговое бремя, связанное в каждом от - дельном случае с выполнением определенных задач, именуется «финансированием из собственных средств».

Нарушения прав граждан под влиянием действия налоговой системы государства и государственно-правовое значение финансовых поступлений вызывают необходимость законодательного обоснования налоговой повинности. Налоговое законодательство, особо зависящее от «диктата законодателя», требует точного определения содержания обложения. Поскольку его цель вытекает в основном из необходимости доходов и не воплощается ни в каких реалиях, ценностная сущность налоговой системы— участка государства в результатах роста определенного имущественного объекта или его способности приносить доход — должна быть со всей очевидностью и бесспорностью закреплена непосредственно демократической легитимацией. Критерии необходимости и соот- ветствия средства и цели должны в налоговом законодательстве в большей степени ориентироваться на право. Это четко закреп- лено в конституционно-правовых принципах налогового обложения.

Применение законодательных ограничений диктуется самим фактом вторжения налогового обложения в сферу основных прав граждан путем принятия бюджета парламентом. Федеральное правительство предлагает (пользуясь только ему предоставленным полномочием формирования бюджета) свой государственный финансовый план, а парламент принимает на себя оговоренную для него в бюджетном законодательстве роль политическо - го руководителя финансовой системы государства, которую он усиливает и расширяет в дальнейшем правом контроля и утвер- ждения отчета об исполнении бюджета (ст. 114, абз. 1).

Основной закон исходит из принципа финансирования госу- дарства за счет налогов. В разделе Конституции «Финансы» (разд. X) законодательные полномочия (ст. 105), право сбора налогов и использования налоговых средств (ст. 106 и 107), а также административная самостоятельность (ст. 108) отнесены почти исключительно к налогам как инструменту оснащения го - сударства финансовыми средствами. Этот раздел представляет собой «налоговую конституцию», которая распределяет поступ- ления от налогов исходя из существования основных видов налогов. В способе финансирования, само собой разумеется, официально признанном, заложено базовое решение обеспечения государства деньгами, опирающееся в принципе не на хозяйственно-экономическую деятельность или введение других видов пла- тежей. Доходы от налогов в 1988 г. достигли 488 млрд. марок.

В Конституции правового государства и провозглашенном в ней равенстве заложен принцип одинаковости налогового бре - мени —все государственные налоги выплачиваются обязательно всем обществом, а не отдельными группами. В то же время объективный и беспристрастный характер такого государства требует определенной дистанции между государством как финансовой системой и его финансовыми органами, не допуская индивиду - ального или группового источника средств. Наконец, цель соци- ального государства — приобщить гражданина к нормам жизни государства, обеспечить принадлежность к государственной общности вне зависимости от достигнутого каждым правового и эко - номического положения.

Основополагающее конституционно-правовое решение в области финансов — предоставить государству долю от дохода физических лиц в виде налогов, отказавшись от огосударствления самой хозяйственной базы, — находит свое отражение, с точки зрения основных, прав, в социальной, обязанности, налагаемой частной собственностью (ст., 14, абз. 2). Растущая степень со - циальной обязанности при пользовании собственностью и профессиональном, обучении (ст. ,12, абз. 1) дает ориентир налоговому обложению — экономический успех в области труда, пользова- ния капиталом и, обмена. Основной закон сориентирован не на подушный налог и не на налоговое обложение всех трудоспособных граждан, а на обложение налогом благоприобретенного иму- щества.

Финансирование государства, за счет налогов опирается на Конституцию, которая дает государственные гарантии частным хозяйствам, и в то же время обеспечивает независимость государства от финансового прессинга с их стороны,

Налоговый источник, с точки зрения государственного права, имеет преимущество в том, что никоим образом не ставит государство, в зависимость от кого-либо и не отягощает его никакими правовыми обязанностями. Налогоплательщик по отношению к государственной финансовой системе выступает лишь как плате - жеспособный должник, а не как требующий платежей кредитор; он — «подвластный банкир», а не принимающий активное уча - стие в деле акционер.

Налоги отличаются от других выплат тем, что не связаны с особыми причинами или обстоятельствами, оправдывающими их установление. Для налогов характерным является их независи- мость от обусловливающих обстоятельств, так сказать, отсутствие специальных предпосылок. .Такое отрицание обусловливающих обстоятельств не означает,, однако, что налоговое обложение может обойтись без государственно-правовой базы и не требует никакой конституционно-правовой гарантии. Более того, перед государственным правом стоит задача найти оправдание тем налогам, которые не могут быть квалифицированы как возмещение, штраф или компенсация, фундаментом полномочий на введение налогов является социальная обязанность выполнения индивиду- ально-полезной деятельности и социальная роль частной собственности.

Современная дискуссия о конституционно -правовом понятии налога особое внимание уделяет вопросу о том, является ли налог преимущественно или исключительно аккумулятором государ - ственных доходов или служит также средством управления; яв- ляется ли налог исключительно источником финансирования го - сударства или законодатель вправе включить в название налога и определенные рекомендации поведения, например установить спе- циальные налоги за действия, загрязняющие окружающую среду, причиняющие вред здоровью или нежелательные по соображениям внешнеэкономическим; можно ли в целях поощрения дейст- вий в области культуры, социальной сфере или жилищном строи - тельстве освободить кого-либо от налогового обложения.

Основной закон предлагает традиционное правовое понятие налога. Согласно ему, налоги являются разовыми или текущими денежными платежами. Это определение сближается с концеп - цией, согласно которой налоги должны устанавливаться с целью. получения доходов, а не с целью принудить налогоплательщика к определенному поведению. Исходя из этого, задача, стоящая перед налоговой системой, должна быть с точки зрения конститу - ционного права рассмотрена в трех плоскостях: сначала надо проверить, не является ли налог абсолютно недопустимым по Конституции, если он не имеет фискального характера или если такой его характер недостаточно выражен; затем обсуждается проблема оправдания нефискального налога в связи с разделе - нием налоговой компетенции (ст. 105 и 106); наконец, должно быть определено по существу, какое влияние оказывают ограничения системы налогового обложения, вытекающие из существующих основных прав, на имущественную сферу и свободу действий адресата.

На конституционно-правовое понятие налога оказывает влия- ние тот факт, что в современном индустриальном обществе налог неизбежно занимает центральное место среди средств актив - ного государственного воздействия на экономику и общество в це - лом, причем цель — собрать средства для выполнения конкрет- ных общегосударственных задач — нередко полностью отступает на задний план. В соответствии с этим законодатель должен ру- ководствоваться в осуществлении своих прав по налоговому обложению соображениями финансовой социальной народнохозяйственной политики, задачами защиты окружающей среды либо другими целями регулирования. Налог как понятие, таким образом, соединяет в себе принципы конституционного и финансово - го права.

При использовании своих полномочий на введение налогов законодатель не связан в выборе: он может предпочесть получе- ние дохода обременению обязательствами, и наоборот, преследо - вать и осуществлять при этом задачи регулирования, но основы его компетенции остаются незыблемыми.

Регулируемый налог представляет собой один из видов нало - га. Он устанавливает отношения между налогоплательщиком и налоговым ведомством и мобилизует денежные средства опираясь на законодательную компетенцию (ст. 105 Основного закона). Если в установлении налога руководствуются этой статьей, то, как правило, законодательная компетенция федерации зависит от конкурирующей компетенции; в других случаях закон нуждается в одобрении Бундесрата (ст. 105, абз. 3).

Квалификация регулирующего налога как одного из видов налогообложения влечет за собой прежде всего и признание двойственного характера этого налога, вытекающего из призна- ния двойственных прав граждан. Устанавливаемая федеральным законодательством зависимость существа регулирования от принадлежности налоговых поступлений — земле или федерации — вызывает сомнения с точки зрения конституционного права. Леги- тимная цель регулирования не оправдывает возможности альтернативного действия налогового обложения и не выдерживает конституционно-правовой критики. Оправданием налогового бре - мени не может служить в принципе и отказ выполнять приказ подчиниться оформленной посредством налога административной программе. Налогоплательщик сохраняет, несмотря на обязан - ность платить, свободу действий; финансовая система государства рассчитана принципиально только на индивидуальный финансо - вый потенциал, а не на ограничение индивидуальной свободы.

Принцип равенства перед законом предполагает существова - ние различий среди людей; они как индивиды отличаются друг от друга достоинствами, возможностями самореализации и мате - риальным успехом. Поэтому принцип равноправия предусматри- вает для законодателя обязательную дифференциацию. Всеобщая налоговая повинность не может обязать каждого гражданина вы - плачивать одинаковые суммы, она лишь устанавливает для каж- дого в соответствии с его финансовым потенциалом равную нало - говую обязанность.

Всякая налоговая система соразмерна с задачами и полномочиями государства. Если оно призвано защищать жизнь и иму- щество каждого, то налог представляется платой за эту защиту, а величина объекта обложения —. вознаграждением за предоставленную гарантию. Отсюда вытекает система обложения подушным налогом и налогом на имущество. Если государство как общность, скрепленная обязанностями, побуждает каждого к участию его своими силами и имуществом в своих делах, то налоговое бремя устанавливается независимо от принятых государством обязательств. На таком понимании задач государства строится нало - говая система, которая ориентирована на прибыльность имуще - ства, поэтому в ней доминируют поземельный и промысловый налоги, дополняемые определенным подушным налогом, учитывающим трудоспособность каждого человека, в то время как все прочие налоги не имеют принципиального значения. Если же цель государства — главным образом содействие процветанию и наибольшему удовлетворению потребностей гражданина, то ве - личина объекта налогового обложения служит благосостоянию потребностей каждого, а объект налогообложения — часть материального благосостояния, идущая на потребление. Такое по - нимание задач государства открывает путь косвенным налогам. В налогах, следовательно, находит свое отражение не конкретная, персонифицированная государственная повинность, а лишь обременение налогоплательщика в зависимости от его экономи- ческого благосостояния.

Несмотря на решающее значение налоговой системы для го - сударственного строя, Основной закон не содержит никаких материальных норм налогового законодательства. Поэтому обременение упомянутыми в ст. 106 видами налогов должно быть оправ - дано с точки зрения конституционного права как допустимое и желательное. Обычный законодатель не имеет права устанавливать в случае необходимости новые налоги, доходы от которых не определяются ст. 106 Основного закона. Принципиальные измене - ния основ налогового обременения возможны только путем изме- нения Конституции. Правда, законодателю предоставлена значительная свобода действий При обновлении и разработке отдельных видов налогов. Реформы налога с оборота и Налога на корпо - рации были осуществлены в рамках действующего конституцион- ного права.

Материальное содержание провозглашенных в Основном законе видов налогов оформляет конституционное налоговое пра- во, контуры которого очерчиваются следующими принципами: налоговое обременение касается платежеспособности, а не тру - доспособности; государство финансируется не гражданами, а вла- дельцами собственности (ст. 14); налогом облагается не трудо- способность, а заработок.

Если законодатель принципиально не ставит цель обложить налогом трудоспособность или кредитоспособность, а лишь обременяет право каждого распоряжаться личным благосостоянием, то возможны три варианта налогов. Они могут касаться прироста имущества (доход), частной собственности (наличное имущество) и пользования ею (потребление). Налоги, закрепленные в ст. 106;

направлены на частный капитал по всем трём направлениям. До - ход становится предметом подоходного налога, налога на корпо- рации, промыслового и церковного налогов. Потребление облагается налогом с оборота, Транспортными налогами, косвенными налогами и пошлинами. В ст. 106 Основного закона предусмотре- но также обложение налогом имущества: поземельным налогом, налогом на промысловый капитал- и косвенным налогом. Переход имущества в натуральном выражении к другому владельцу нахо - дится под контролем налога на наследство или дарение Каждый из этих трех вариантов имеет свои особенности. В основе подоход- ного налога и налога на имущество лежит финансовый потенциал каждого, поэтому дифференцируется размер налога. Назначение косвенных налогов при пользовании имуществом обязывает предпринимателя, а потребителя обременяет только в случае, если удастся включить сумму налога в цену товара. Субъект налога в этом случае — анонимный рынок; в сущности, налог не отражает здесь ни имущественного положения, ни дохода, ни спроса. Сле- довательно, косвенные налоги назначаются исходя из предполагаемого финансового потенциала потребителя. Каждый из трех вариантов налогового обложения по-разному влияет на свободу поведения налогоплательщика. Финансовое обеспечение государ- ства зависит от прироста индивидуальной частной собственности, следовательно, нацелено на стремление каждого к прибыли.

Самые важные виды налогов по степени обременения и размерам поступлений — это подоходный и налог на имущество; они обращены на имущество, находящееся в обороте. Налогообложение имущества как такового — проблема конституционного права. Согласно ст. 14, абз. 2 Основного закона, сама по себе собствен - ность в любом случае обязывает, пусть в меньшей степени, чем пользование ею. По этой причине обложение налогом собствен - ности не вызывает сомнений, если для данной цели используется минимальный размер имущества, приносящего доход. Государство, которое не охватывает системой хозяйствования все имущество, способное приносить доход, а, лишь участвует в доле прибыли от использования частной собственности с помощью налога, доказывает возможность использования имущества для получения до - хода. Поэтому допустим налог на собственность с учетом запланированной прибыли.

Налог на собственность, так же как и прогрессивное обложе - ние подоходных налогов или налогов на пользование собственностью, не может в настоящее время быть оправдан задачами перераспределения. Оно не может зависеть только от размеров дохода и собственности, а должно принимать во внимание причины их расхождения. Особенно должны учитываться причины, по которым индивид не участвует вовсе или недостаточно активно участвует в кругообороте капитала (безработица, болезнь, низкое образование или отсутствие стартового капитала). Налоговое об - ложение, берущее в расчет только прирост доходов, размеры собственности и объем потребления, не способно уже в силу своей конструкции служить базой политики перераспределения.

Общепризнанное обоснование налогового обложения предпо - лагает, однако, тщательную проверку соответствия налоговых законов основным правам граждан. Непредсказуемое и противоре- чивое законодательство не позволяет достаточно точно выделить категории и размеры налогов и тем самым ослабляет действие принципа равноправия. Оно оставляет без внимания цели обложения, и исходным пунктом для него служит лишь мера социальных обязанностей, вытекающих из частной собственности. В действи- тельности этот общий отправной момент сомнителен. Он должен быть конкретно определен законодателем при введении того или иного налога.

Налоговое законодательство отличается устойчивостью и способностью к калькулированию, а следовательно, оказывает влияние на формирование экономики, если в определении принципов обложения руководствуется правовыми основами, провозглашенными .Конституцией и закрепленными в ее ст. 106. Налоговое обложение не преследует абстрактной цели — снабдить государство денежными средствами за счет граждан; перед ним категориче- ски поставлена конкретная задача — содействовать государству в получении доли доходов или стоимости имущества физических лиц. В этом непосредственном участии кроется цель налогообложения, согласно которой определяется и способ налогового обло - жения. Только точно очерченная законом основа налогообложе- ния сообщает налоговому праву надежность, которая является основным условием свободных конституций. Принцип правового государства требует от законодателя предоставления налогоплательщику заранее достоверных данных для исполнения им нало- говой повинности. В настоящее время в практике ФКС и научной юридической литературе признано, что налогообложение представ - ляет собой «государственное посягательство» на частные средства и поэтому должно подпадать под ст. 14 Основного закона. Но ограничение налогового пресса находят слишком неопределенным, верхнюю границу обложения — в высшей степени сомнительной и неспособной прикрыть откровенное стремление к охране собственности.

Между правовой гарантией собственности и налоговым оттор- жением ее части существует, как кажется, непримиримое противоречие. Для решения этой мнимой дилеммы в тексте Конституции сделана попытка отделить имущество, подлежащее налогово - му обложению, от собственности, гарантируемой основными пра- вами, освобождая, таким образом, налоговую систему от гарантий, содержащихся в ст. 14 Основного закона. Тем самым ставится под сомнение положение о том, можно ли вообще совокуп- ность всех имущественных прав считать юридическим институтом. Следствием конституционно-правовой увязки институтов частной собственности и налогового права на основе ст. 14 Основного закона явилось то, что содержание и развитие обоих правовых яв- лений определяется влиянием конституционных гарантий: частная собственность как принципиально регулируемая гарантируется в своей основе (ст. 14, абз. 2), а предельная допустимость ее нало- гового обложения лимитируется границами отчуждения, устанав- ливаемыми ст. 14, абз. 3 Основного закона.

Существование налогов оправдано социальными обязанностями, вытекающими из права частной собственности. Тем самым налоговая система ориентирована прежде всего на частную собственность, т. е. владелец собственности, а не гражданин вообще финансирует государство. Доходы облагаются налогами лишь после того, как получены, а товарооборот — только после юридического завершения сделки. Поэтому предмет налогообложения— всегда частная собственность, призванная таким образом служить интересам общества.

Статья 14 Основного закона допускает налоговое обложение частной собственности при пользовании, а в смягченной форме — только при владении ею. Принцип налогообложения, опирающийся на ст. 14, абз. 2, подкрепляется конституционно-правовым принципом разделения поступлений по видам налогов (ст. 106 Основ - ного закона).

Доход, полученный в результате труда, является в равной ме- ре личным имуществом и потому в той же степени, что и доход с капитала, ограждается ст. 14 Основного закона от чрезмерности налогового обложения. Следует упомянуть, кроме того, о гарантии свободы выбора профессии (ст. 12, абз. 1 Основного закона), смысл которой направлен на получение каждым индивидуального дохода.

Правовое регулирование налога не гарантирует плательщика от чрезмерности общей суммы отдельных налогов. Поэтому ст. 14 как бы требует дополнительной проверки того, не превышает ли итог суммирования всех конституционно установленных отдельных налогов степень социальных обязанностей, накладываемых частной собственностью. Представительная демократия в настоя- щее время не может предложить достаточно эффективную гаран- тию соразмерности налогового обложения. Общеобязательной налоговый закон также не обеспечивает материального равенства налогового бремени. Тем не менее соразмерность обложения— обязанность выплачивать налоги в соответствии с финансовым по - тенциалом каждого — и сегодня является обязательным ориентиром для законодателя. Статья 1, абз. 3 обязывает все ветви государственной власти соблюдать основные права и, таким образом, позволяет ФКС контролировать совместимость налогового закона с требованием равенства налогообложения.

Напрямую гарантия равенства, т. е. принцип равноправия, не имеет отношения к налоговому праву; его сфера — равенство экономического положения людей, которое зависит от сво - бодного выбора каждого и демократического конституционного права. Тем, кто платит налоги, налоговое бремя, пожалуй, видится как подушная подать. Налоговое право, не обязы- вающее к получению дохода, а лишь претендующее на долю заработанного, оправдывает налоговую систему различиями иму - щественного положения. Гражданин облагается налогом не про - сто как физическое лицо, а как имеющий возможность распоряжаться определенными материальными ценностями. Поэтому равенство в налоговом законодательстве базируется на сравне- нии размеров предельно допустимого обложения каждого.

Принцип равенства, увязанный с гарантией права собственности, становится главным принципом налогового обложения. Принцип выплаты налогов соответственно финансовому потенциалу признан в настоящее время основным критерием равенства в сфере налогообложения, исключающим превышение задан - ных размеров, и защищается ФКС. Принцип платежей по финансовому потенциалу каждого заключает в себе юридическую кон - кретизацию принципа равенства и приближает его к постулату всеобщей справедливости.

С точки зрения государственного права, законодательству надлежит определить четыре основных элемента налоговой системы: субъект обложения, объект обложения, расчетный базис и налоговую ставку. Основной закон не содержит каких-либо указаний относительно отдельных налогов, но обязывает законо- дателя ориентироваться в развитии налогового права на осуществленное в нем частичное регулирование. Государственная нало- говая система действует в принципе в отношении всех физических лиц, находящихся под государственной юрисдикцией, а по самой природе стоящей перед ней экономической задачи привязана к территориальному фактору. Налоговое право в своей основе принад- лежит тому государству, в сфере которого происходит трудовой процесс, возникает спрос или имеется в наличии имущество, облагаемое налогом.

При определении подоходного налога подавляющее большинство государств в настоящее время учитывает в каждом случае доходы налогоплательщика не только внутри страны, но и вне ее. Наряду с обложением доходов, получаемых в других странах, госу - дарства облагают налогом и доходы, источники которых находятся в самой стране, даже если они связаны с налоговой систе- мой другого государства или идут в его пользу. Коллизии, воз - можные в случае наложения этих двух принципов, разрешаются регулированием на основе международных договоров, результатом чего, как правило, является отказ одной из сторон от взима- ния налогов или одно из государств взыскивает налоги другого через свои налоговые ведомства. В принципе право взимать на - логи предоставляется государству, на территории которого полу - чен доход, причем используются слагаемые получения дохода (капитал, труд, специальные знания). Получение дохода не на внутреннем рынке какого-либо государства, а на мировом существенно ослабляет легитимную силу принципа местожительства при налоговом обложении индивидуальных доходов.

Поземельным налогом облагаются земельные участки в стра- не, промысловым налогом — капитал промышленных предприятий, поимущественным налогом — в целом имущество граждан данной страны. Поглощение индивидуального обложения нало - говой системой какого-либо определенного государства происходит в настоящее время по правилам, вытекающим из обычного налогового законодательства и международных договоров. Основ - ной закон оставляет германскому законодателю значительное пространство для принятия решений и лишь незначительно огра- ничивает возможности ФРГ в части переговоров с другими госу - дарствами.

Объекты обложения предопределены принципом участия че - рез систему налогов в успехах частных хозяйств, которые зависят от рынка и потому имеют социальные обязанности; отдельные виды налогов охарактеризованы как предмет законодательной компетенции (ст. 105) и как право распределения поступлений от налогов (ст. 106). Конституция опирается в своем перечне на - логов на общепринятый правовой порядок и виды налогов и, таким образом, сохраняет непрерывность развития налогового права.

Подоходным налогом облагаются физические лица в связи с достигнутым приростом имеющегося в их распоряжении имуще - ства в результате участия в едином хозяйственном обмене. Налогом с корпорацией облагаются доходы объединений — юридических лиц, объединений лиц, связанных определенными отношения - ми, имущественная масса. Налог на корпорации ведет к двойному налогообложению прибыли: сначала корпорации, а затем и пай - щика. Это удвоенное обложение сейчас смягчено. Правовая ре - форма налога с корпорацией 1977 г. предусмотрела полный зачет суммы налога как задолженности по подоходному налогу с распределенной прибыли. В рамках правового преимущества, вытекаю - щего из Конституции, налог с корпораций из регулирующего пре - вратился в основу взаимных расчетов. Объект обложения промыс- ловым налогом определяется без учета правоотношений между предприятием и отдельными участниками. Промысловый налог — это реальный налог в смысле ст. 106 абз. 6.

С помощью налога на имущество, поземельного налога, налога на промысловый капитал и компенсационных налогов действую - щее налоговое право охватывает все виды имущества. Статья 106, абз. 2 придает налогу на имущество первостепенное значение как источнику поступлений и средству налогового прессинга. Исходя из этого, конституционное право требует полного и точного учета всего имущества, особенно единого подхода к его оценке, а также ограничения налогообложения номинальным доходом во избежание введения прямых реальных налогов.

Поземельным налогом облагается земельная собственность, т.е. предприятия сельского и лесного хозяйства, земельные участ- ки, находящиеся в личной собственности и в собственности предприятий. Промысловый налог, по его определению, распространяется на доходы от промысла, а также на фактическое имущест- во, Компенсационные налоги возмещают пользование материаль- ными благами и услугами. Важнейшими примерами служат ком - мунальные налоги на охоту и рыболовство, на доходы от зрелищных предприятий, налоги на лиц, имеющих двойное местожительство. Землям предоставлено право (ст. 105, абз. 2а) законода- тельствовать лишь в области местных компенсационных налогов.

Потребление облагается налогом с оборота, акцизными нало - гами, налогами, вытекающими из товарно-денежных и имущественных отношений, и таможенными пошлинами. Статья 106, абз. 3 обособляет налог с оборота от акциза и налогов, вытекающих из товарно-денежных и имущественных отношений, превращая его в один из характерных источников поступлений средств.

Статья 106 Основного закона относит право сбора и использования налоговых поступлений от налога с оборота капитала, до - ходов от страховых и обменных операций к компетенции федерации (абз. 1); прочие налоги, например налог на имущество, налог с наследства, противопожарный налог, доходы от игорных учреждений, — к компетенции земель (абз. 2). Это регулирование осно- вывается на признании традиции прямых и косвенных налогов, но в принципе не может помешать их отмене. На традиционности этих налогов базируется признание конституционности этих видов налогового бремени, но не исключено, что в процессе эко - номического развития предпочтение будет отдано другим нало- гам, в особенности налогу с оборота. Свое влияние может оказать конституционно-правовое мышление, присущее европейскому праву, имеющему другую шкалу ценностей.

Таможенные пошлины являются налогами, устанавливаемыми в виде таможенных тарифов при движении товаров через границу.

Статья 105, абз. 1 закрепляет финансовые монополии и поступления от них за федерацией. Обложение косвенными налогами по - требления отражает очевидные рыночные процессы, оно возлагает обязанности налогоплательщика, как правило, на предпринимате- ля; поэтому форма взимания не представляет сложности, а эффект от обложения (из-за включения в цену) почти не приметен.

Право сбора и использования средств от налога на наследство принадлежит, согласно ст. 106, абз. 2 Основного закона, землям. Поводом для налогообложения наследства и дарения является факт обогащения, прироста имущества без каких-либо усилий преемника, только по воле завещателя, дарителя или по причина семейных отношений совладельцев имущества. Налог на наслед- ство в зависимости от его вида может быть связан с персональным освобождением от уплаты и с прогрессивной ставкой как об - ложение индивидуального платежного потенциала.

Налог на наследство или дарение не представляет собой доли индивидуальной прибыли от участия в общественном хозяй- стве и поэтому не может быть оправдан обязанностями перед обществом. Они подпадают под налогообложение только благодаря тому, что в ст. 14, абз. 1 не указаны гарантии размеров наслед - ства при передаче собственности. Определенная дифференциация обложения по степени родства с завещателем не вытекает из конституционного права.

Существующее налоговое законодательство кладет в основу оценки объекта налогообложения, как правило, его хозяйственную ценность. При этом следует всегда придерживаться объективно - сти и в каждом конкретном случае, и в целом — в отношении общего правового порядка и множественности налогов, в остальном же законодатель может руководствоваться лишь конституционно - правовым закреплением их видов (ст. 105 и 106) и пользоваться своим преимуществом в выборе объектов обложения.

Основной закон регулирует налоги как источник финансовых средств, которые могут идти и на административные расходы, но в этих случаях они не выполняют первоочередную функцию, возложенную на них Конституцией.

Для исчисления налоговой ставки законодателю предоставляется значительная свобода. Определение размеров финансовой потребности государства относится к компетенции парламента;

за принятие таких решений он и несет ответственность. Конститу - ционное право ставит законодателя в менее тесные рамки при определении ставки налога, чем при выборе объектов и субъектов обложения и тем более базы исчисления налогов.

Признание наряду с налогами правомерности таких видов платежей, как пошлины и сборы, традиционно для германского зако - нодательства. Пошлины и сборы в каждом случае обусловлены расходами государства. Пошлина взимается за индивидуальное пользование государственными услугами или учреждениями; сбо - ры — за предоставление возможностей организации, выражаю - щей интересы определенной группы. Обе формы возмещения расходов как обязательные платежи, дающие определенные права, воплощают идею покрытия государственных расходов, которое может быть предписано одному лицу (пошлина) или группе лиц (сборы). Сумма доходов от пошлин и сборов в 1988 г. составила в ФРГ 69 млрд. марок.

Такое возмещение расходов требует правового оформления в разделе «Финансы» Основного закона. В принципе потребность государства в деньгах покрывается за счет общего налогового бремени, а не за счет индивидуального, т. е. за счет налогов, а не «обязательных платежей, дающих определенные права». Точно так же необходимо обоснование и тому, что государство предо - ставляет услуги независимо от готовности и способности на ответ- ные платежи. Принцип правового государства отвергает коммер- циализацию государственного управления и ограничивает расхо- ды, связанные с оказанием услуг государством в ответ на плате - жеспособный спрос.

Допустимость пошлины основана, например, на статье Основ - ного закона о распространении федеральной законодательной компетенции на взимание и распределение налогов за пользование дорогами (ст. 74 п. 22) и о необходимости одобрения поста - новлений, основывающихся на федеральных законах о тарифах при пользовании федеральными дорогами и почтой (ст. 80, абз. 2). Обложение пошлинами и сборами базируется на принципе возмещения полезных затрат за счет индивидуальных взносов. Пошлины распределяются согласно обязанности каждого, а не по ин- дивидуальной платежеспособности. В ином случае равенство всех перед законом было бы нарушено.

Основной закон не дает определения пошлины, из которого непосредственно следовали бы масштабы ее исчисления и размер. Принятое правовое понимание пошлины означает в государственно-правовом смысле денежную повинность, которая может быть предписана данному лицу и возмещает государству оказанную услугу. С точки зрения права, платежи типа пошлины, следова- тельно, мыслятся не как договорный обмен обязательствами, а как индивидуальная ответственность за использование государственных средств.

Пошлина, связанная с оказанием административных услуг, является вознаграждением за индивидуально направленное действие, совершаемое в порядке исполнения служебных обязанно - стей. Пошлина за пользование возмещает эксплуатацию государ - ственного имущества (например, транспортных средств, бассейнов, школ) или системы государственного снабжения (напри - мер, водой, электричеством, газом).

Третий тип пошлин — плата за предоставление государством субъекту определенных услуг. Такая пошлина может быть потре - бована за разрешение слушать радио, пользоваться телефонной связью, а также улицами сверх обычного порядка. Такие права предоставляются вне зависимости от финансового потенциала. Если бы он стал отправным моментом, то пошлина превратилась бы в барьер доступности. В связи с необходимостью получения разрешений в области хозяйства, строительства и т. д. налого - вый законодатель мог бы обрести широкое поле для введение платежей, которые не соответствовали бы гарантиям основные прав федеральным государством. В защите окружающей среды налоговое законодательство используется как возможность фи - нансирования (за счет пошлины) и как инструмент регулирова- ния без обоснования размеров обложения и поступления доходов; от пошлин.

Так как конституционное право не содержит понятия пошлины, возмещение затрат служит только одним из возможных oc- нований для ее назначения, не исключая регулирования с по - мощью пошлины, обусловленной расходами. Пошлина не являет - ся, с точки зрения конституционного права, оформленным инсти- тутом, поэтому может быть введена и как средство финансиро- вания, и как средство воздействия. Законодатель, устанавливая пошлины в целях финансирования, использует их, по существу, как добавочную компенсацию. Регулирующие пошлины, как и подобного рода налоги, имеют весьма ограниченные рамки фактического воздействия.

Одним из важнейших оснований пошлины является расход, обременяющий государственный бюджет. Этот расход может быть связан в большинстве своем с деятельностью исполнительной власти, но может быть связан и с судопроизводством, а в исключительных случаях — с парламентскими услугами. Содер- жание пошлины, не основывающееся на государственных расхо - дах, нельзя было бы объяснить исходя из принципов государст- ва, финансируемого за счет налогов.

Для регулирования пошлин как отчислений граждан в поль- зу государства существуют законодательные ограничения.

Пошлину обязан платить только тот, для кого законодатель определил финансовую ответственность за государственные затраты; размер пошлины зависит от масштабов финансовой ответственности, отраженной в ее содержании.

В Основном законе нет каких-либо определенных запретов на взимание пошлин или отчислений, связанных с исполнением государственных обязанностей или осуществлением элементарных гражданских прав (например, избирательное право или право на обжалование не связывается с требованием об уплате пошлины). Установление пошлины нуждается в специальной ар - гументации, причем должно быть гарантировано, что обложение пошлиной не нарушает основных прав. Этот конституционно-правовой барьер требует ограничения размеров пошлины.

Определенные запреты на требование возмещения содержатся в некоторых конституциях земель, прежде всего в предписаниях, относящихся к школьному образованию. Однако, как правило, государственные услуги должны оказываться без взимания пошлины. Если она снижена по социальным причинам, то этот отказ от возмещения затрат в социальном государстве должен быть компенсирован путем увеличения бремени всего общества, т. е. за счет увеличения поступлений от налогов.

Обязанность уплаты пошлины при пользовании основными правами определяет в общем и целом степень содействия государ- ства осуществлению этих прав, поэтому ограничивающее действие в таких случаях должно быть аргументировано. Обязанность пла- тить пошлину за реализацию основных прав нельзя оправдать только пользованием преимуществами, поскольку они предостав- лены основными правами без фискальной оговорки.

Исчисление пошлины находит дополнительный критерий в по - ложении о всеобщем равенстве. Из ст. З, абз. 1 Основного закона не следует, что пошлины должны устанавливаться независимо от стоимости государственных услуг, подлежащих обложению. Кро- ме того, принцип равенства требует равновесия принципов исчис- ления. Задача регулирования не может служить поводом для взимания пошлины, а определяет только ее размер.

Поступления от платежей в счет покрытия затрат стекаются в общегосударственный бюджет носителей исполнительной власти, поскольку бюджетом не предусмотрено создание фонда для ис- пользования доходов от пошлин.

Федерация может произвести регламентирование пошлин преж- де всего в сфере своей исключительной компетенции, а также в сфере конкурирующей законодательной компетенции либо в пре - делах основ законодательства (ст. 75).

Законодательная компетенция земель относится прежде всего к регламентации пошлин в школьном образовании, в области коммунального хозяйства, деятельности полиции. Земли не могут изменять установленные органами федеральной исполнительной власти правовые нормы в отношении пошлин, поскольку федеральные учреждения не имеют в виду исполнение местных зако- нов. Право распоряжаться доходами от пошлин принадлежит то - му, кто наделен правом их взимать.

Сборы отличаются от пошлин, как правило, тем, что выплачи- ваются не за оказание, а за предпочтение при оказании услуг государственной структурой. Сборы допустимы только в том слу- чае, если они как правовое возмещение преимуществ, предостав - ленных заинтересованным лицам, компенсируют расходы госу - дарственных учреждений. Сборы, как и пошлины, оправданы возмещением затрат; для них действуют те же основы исчисления и распределения компетенции, что и для пошлин. В конституцион- но-правовом отношении они являются тщательно отработанной формой извлечения прибыли или перераспределения расходов, а не самостоятельным средством платежа.

Принцип обеспечения финансовой системы государства за счет налогов абсолютно не исключает того, что законодатель в рамках предоставленных ему полномочий вводит и другие виды отчисле- ний. На этой платформе развилась практика введения специальных платежей, которые предусматривают особую финансовую от - ветственность плательщика за решение задач финансирования. Такие платежи изначально улавливают все иные способы взимания денег, которые нельзя квалифицировать как налог, пошлину или сбор.

Поскольку особые платежи устанавливаются исключительно для группы граждан, доход, полученный от этих выплат, не вклю - чается в государственный бюджет; они не поддаются регулиро - ванию со стороны финансового законодательства, вызывают опасение с точки зрения конституционного права и допустимы лишь как редкое исключение. Особые платежи нарушают принцип ра- венства налогового обложения и взваливают на плательщика на - ряду с общей налоговой обязанностью еще и дополнительное бре - мя. Такое обложение группы граждан должно быть оправдано серьезной причиной.

Приобретенные в виде особых платежей финансовые средства остаются за пределами бюджетного права, ускользают от перио - дического контроля парламента как внебюджетные поступления, что наносит ущерб принципу полного отражения собранных средств в бюджете. Особые платежи финансируют «черную кас - су», находящуюся в распоряжении исполнительной власти, без постоянного руководства и контроля со стороны парламента. Си - стема платежей, не имеющих налогового характера, расшатывает принятые нормы взимания налогов и отрывает налогообложение от правового регулирования, сформулированного в ст. 105—108 Основного закона.

Фонд особых платежей зависит в каждом случае от конкрет- ной финансовой потребности и, следовательно, от финансовой дисциплины плательщика на протяжении определенного времени;

он подлежит оговорке об изменении обстоятельств, должен быть первоначально обоснован и, как правило, вводится только на время.

Основной закон не устанавливает окончательно видов допустимых налоговых отчислений, но признание принципа финансирования государства за счет налогов предусматривает необходимость обоснования всех видов отчислений. Появление новых форм на- лога сконцентрировано в понятии «прочие платежи». Это общее понятие предъявляет дополнительные требования к их обоснова- нию, но не указывает на причины введения налогов. Прочие платежи не укрепляют фундамент финансового законодательства, ориентирующегося на налоги, а мотивируют дополнительное вме- шательство в частную собственность. Если доход от этих выплат целенаправлен или связан с созданием фондов, то нарушается право парламента на одобрение бюджета. Одним из примеров таких выплат служат взносы на социальное страхование и членские взносы (отчисления в пользу союза или объединения).

Самыми значительными помимо налогов, предусмотренных финансовым законодательством, являются взносы на социальное страхование; они представляют собой финансово-экономическую основу коллективной поддержки на случай старости, болезни и кризиса. Чистый доход от этих взносов достиг в 1988 г. 348 млрд. марок, превысил доход федерации от налогов и превзошел объем федерального бюджета. Согласно ст. 74, п. 12 Основного закона, федерации предоставляется конкурирующая законодательная компетенция в области социального страхования, включая страхование по безработице. Это право регулирования специального финан- сово-экономического фонда для покрытия социальных нужд ис- пользуется также и для финансирования социального страхования, т. е. для введения налогов по социальному страхованию. Вот почему социальное страхование как доход связано с групповым принципом, а как статья расходов — с наличием фонда. Социальная помощь и прочие виды социальных услуг, оказываемых госу- дарством, напротив, финансируются за счет налогов, т. е. всего общества, и в масштабе всего общества, за счет государственного бюджета.

Германское право знает множество видов объединений, кото - рые включают лиц, привлекаемых к финансированию нужд этих объединений. Частично такие объединения организуют независи- мую помощь себе, «самопомощь», чтобы расширить индивидуаль- ную свободу. Этот вид общественного самоуправления предписывает выполнение задач и ответственность, т. е. прежде всего определяет обязанности.

Другие виды отчислений могут появляться в комбинации или в дополнение к существующим налогам. Появляющиеся дополни - тельно виды разных платежей требуют принципиального обдумывания с позиций конституционного права, так как они не сле- дуют предусмотренной основным законом процедуре обложения, чтобы таким образом уклониться от установленного порядка рас - пределения полномочий.

Теоретически государство может получать денежные средства путем использования суверенного права на эмиссию денег. Со - гласно ст. 73, п. 4 Основного закона, федерация обладает исклю- чительной законодательной компетенцией в области валюты, де - нежного обращения и чеканки монет. На основании своих полно - мочий оно гарантирует надежность денег как платежного средства и стабильность денежной единицы. Задачу регулирования денежного обращения для обеспечения валютой берет на себя федерация, создавая федеральный банк как валютный банк ценных бумаг. Компетенция государства в сфере эмиссии и регули - рования денежной массы подчинена интересам валютной политики и политики стабильности, но не может быть источником дохо - дов.

Право государства на чеканку монет и выпуск их в обращение в качестве коллекционных относится к традиционным правам го - сударственной власти. Если с момента своего основания в 1957 г. и до 1979 г. Федеральный банк перевел в федеральный бюджет всего 1,6 млрд. марок прибыли, то в 1980 г. эта сумма составила уже 2,3 млрд., а в последующие годы, за исключением 1986— 1987 гг., она превысила 10 млрд. Причина такого роста с начала 80-х годов объясняется введением, в частности, плавающего кур - ca немецкой марки в результате укрепления обменного валютно - го курса по Бреттон-Вудскому соглашению 1973 r.

Государственный кредит признан сегодня Конституцией в ка- честве источника доходов. Статья 115, абз. 1 Основного закона устанавливает условия открытия кредита и фактические границы его. Такое очерчивание правовых границ государственного кре- дита необходимо, поскольку чрезмерная задолженность могла бы;

подорвать стабильность конституционного государства. Упомянутая норма требует для открытия кредита санкции федерального:

закона с указанием определенных размеров. Законодательная оговорка отражает условия, существовавшие в период борьбы за парламентаризм, которая в Германии означала и борьбу против чрезмерного увеличения государственной задолженности. Мате - риальной границей кредитных поступлений ст. 115, абз. 1 считает взаимосвязь сумм инвестиций и кредита. Кредитные поступления не должны превышать сумм, указанных в бюджете как инвести- ционные расходы.

Обязанность государственного бюджетного хозяйства учитывать требования единого экономического баланса определяет от - ветственность государства в общенациональном масштабе за де - нежный курс и успехи политики стабилизации. В целях борьбы с нарушениями национального экономического баланса ст. 115, абз. 1 предусматривает отступления, которыми достигается соответствие инвестиционных сумм, указанных в бюджете, и кредит - ных поступлений.

III.

<< | >>
Источник: Г. Г. ФАРНИМ и др.. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО ГЕРМАНИИ. Том 2. Сокращенный перевод немецкого семитомного издания. ISBN 5—201—01291—4 © — Институт государства и права РАН, Москва, 1994. 1994

Скачать оригинал источника

Еще по теме ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДОХОДЫ:

  1. ПОНЯТИЕ ДОХОДОВ ГОСУДАРСТВА, ИХ ВИДЫ
  2. 63. ПОНЯТИЕН ЮРИДИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТРАХОВЫХ ВЗНОСОВ В ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ВНЕБЮДЖЕТНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ФОНДЫ
  3. 2.4. Объективная необходимость и основные направления реформы управления государственной собственностью.
  4. Государственные страховые организации
  5. 8.3.3. Государственная собственность доход и приватизация
  6. 25. Доходы населения и необходимость их перераспределения. Роль государства в перераспределении доходов.
  7. ГОСУДАРСТВЕННАЯ КАЗНА
  8. Вопрос 1. Общее представление о кругообороте доходов и расходов.
  9. 1.2. Государственные доходы и методы их мобилизации.
  10. 2.1. Сущность государственного бюджета и его роль в социально-экономических процессах.
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -