<<
>>

1.1. Историко-теоретический анализ процессов школьной адаптации и дезадаптации

Сегодня накоплен значительный объем информации, имеющей значение при изучении проблемы подростковой дезадаптации. Проблема подростковой дезадаптации определяется ря-дом факторов:

переход школьников в среднюю школу, влекущий изменения учебной деятельности (увеличение количества учителей, различный уровень требований, менее персонифицированный характер общения);

биологические факторы (половое созревание и связанные с ним преобразования всех систем организма);

изменение статуса подростка в коллективе сверстников, новый тип взаимоотношений со взрослыми, характеризующийся агрессивностью, негативизмом, непослушанием, упрямством и т.

д.

Все это хотя не является неизбежным, тем не менее часто приводит к проявлениям дезадаптации. Возникает одно из основных противоречий подросткового возраста — между взрослым ощущением самостоятельности и еще недостаточно развитыми психическими возможностями подростка. От разрешения этого противоречия во многом зависит успешность или проблемность развития личности подростка, его способности к адаптации или склонность к дезадаптации. Многочисленные публикации, затрагивающие процесс адаптации и дезадаптации, можно условно разделить на три группы. К первой группе относятся источники, в которых акцент делается на изучение биологических (эндогенных) факторов дезадаптации — прежде всего психологических особенностей личности. Авторы публикаций этой группы придают основное значение развитию

психоонтогенеза личности. Вторая группа работ посвящена преимущественно анализу различных аспектов социоонтогенеза, считая основными причинами дезадаптации социальные факторы (влияние социумов различного ранга: семьи, школы, социальной среды общения и т. д.). Наименьшее количество работ составляют третью группу, которую условно назвали ин- тегративной. Если первые две группы работ носят специализированный, частный характер, то работы третьей группы имеют ярко выраженные обобщающие черты, что позволяет оценивать процесс дезадаптации во всей его сложности.

Известно, что большое значение для развития психологии в целом и психологических основ развития личности в частности имеют работы Л.С.

Выготского, раскрывающие механизмы адаптации и дезадаптации ребенка. В последнее время механизм интериоризации культурного опыта, разрабатываемый Л.С. Выготским, рассматривается с позиций личностного подхода его превращения в индивидуальные способности. Наибольшую ценность в наследии Л.С. Выготского имеет генетико- динамический подход к развитию личности, при котором процесс адаптации рассматривается как комбинация отдельных процессов, взаимообусловливающих друг друга, причем каждый процесс характеризуется временными рамками, преобразуясь после своего завершения в последующие процессы, что позволяет преодолевать статичный подход, в котором процессы представляются структурно связанными и жестко детерминирующими друг друга образованиями. Предложенное Л.С. Выготским понятие социальной ситуации развития, которое состоит из двух элементов: факторов внешней среды и активного отношения к ним ребенка, — является важным в решении проблем, связанных с дезадаптационными процессами среди обучающихся.

В работах первой группы дезадаптация рассматривается как процесс, обусловленный преимущественно психофизиологическими факторами. Признавая значимость социальных факторов, ведущее место в комплексе дезадаптационных факторов они отводят многообразным проявлениям психической патологии преимущественно пограничного уровня, а также эндогенным заболеваниям — шизофрении и циклотимии. По мнению авторов этой группы, психически здоровые, эмоционально урав-

новешенные личности в любом возрасте способны противостоять негативным социальным воздействиям и оставаться адаптированными практически в любой социальной среде. Вследствие этого выявление психических нарушений и их лечение, как считают исследователи, должно являться важнейшим звеном в системе профилактики школьной подростковой дезадаптации. Более комплексная оценка психофизиологических факторов дезадаптации приводится в монографиях С.А. Бадмаева, Л.И. Гриценко, А.Г. Гройсмана, А.Е. Личко, Т.Д. Молодцовой. Если в работах С.А. Бадмаева и А.Г.

Гройсмана все-таки преобладает анализ именно эндогенных, внутренних факторов дезадаптации, то в исследованиях А.Е. Личко и Т.Д. Молодцовой учитываются в достаточной мере и экзогенные, социальные факторы. Запущенные формы дезадаптации рассматриваются Р.В. Овчаровой, В.А. Поварнициной и др. Особое внимание в этих работах обращается на причины и формы проявления девиантного поведения, элементы системной работы в этом направлении. И.С. Кон причину девиантного поведения подростков видит в таких возрастных особенностях подростков, как стремление к самоутверждению, зачастую социально неадекватными способами и непринятием на веру общественных ценностей, то есть социальным нигилизмом. С ним солидарен Д.И. Фельдштейн, указывающий на то, что самоутверждение подростка может иметь социально-полярные основания — от подвига до правонарушения. А.В. Мудрик считает, что причиной дезадаптации часто становятся неудачи в общении со свер-стниками, родителями, педагогами, в то время как основной потребностью личности в этот период является потребность в аффилиации.

Второе, пожалуй, наиболее быстро развивающееся в настоящее время направление исследований объединяет работы, где в основном анализу подвергаются социальные факторы дезадаптации. Ведущим дезадаптирующим социально-психологическим фактором считается фактор семьи, семейных взаимоотношений. Основной причиной дезадаптации являются неадекватные взаимоотношения в семье — гипоопека, гиперопека, безразличие к интересам подростков. В последнее время к пси-хологическим факторам, факторам межличностных взаимоот-

ношений добавился экономический фактор — тяжелое материальное положение во многих семьях.

Взаимодействие учителя и ученика как фактор дезадаптации также не осталось без внимания (К.Н. Волков, В.В. Давыдов, В.Ф. Шаталов, Г.А. Цукерман и др.). Анализируя причины конфликтов между педагогами и подростками, нельзя не учитывать, что фактор неуспеваемости есть фактор дезадаптации.

Мотивация, которая во многом определяет величину адаптационного потенциала, способствует определению направленности поведенческих реакций подростков. Роль мотивов в формировании личности рассматривали Л.И. Божович, В.С. Ильин, Т.Д. Молодцова, П.М. Якобсон и др. Например, в монографии Т.Д. Молодцовой высказывается мнение, что если у подростка отсутствует даже мотивация избежания неприятностей в отношении учебного процесса, при всех ее минусах, то у подростков наступает фрустрация, переходящая в конечном счете к отчуждению от школы в целом. В этом случае реадаптация, естественно, связана с большими трудностями.

Еще один фактор — фактор социальной среды, в которую подросток попадает после окончания учебных занятий (неформальных молодежных объединений, внешкольных коллективов в системе дополнительного образования др.) В референтных группах реализуется стремление к общению, происходит само-утверждение подростков. Однако часто при этом происходит потеря интереса к коллективным делам, снижается успеваемость, возникает проявление асоциального и девиантного поведения, то есть преобладает дезадаптационное начало. Иногда даже адаптация в условиях референтной группы, если она имеет отрицательную направленность, может привести к серьезной социальной дезадаптации. Понятие «социальная адаптация» оформилось, по сути, во второй половине XX века, однако многочисленные работы не привели пока к принятию единого толкования, без чего термин имеет субъективную основу, что затрудняет оперирование им. Понятие «социальная адаптация», несмотря на кажущуюся простоту и очевидность, тем не менее часто наполняется различным содержанием. Это во многом связано с двойственным характером понятия, отображающего одновременно и процесс, и результат процесса. Так, в «Энциклопедическом социологическом словаре» под социальной адап-

тацией понимается процесс и результат активного приспособления индивида к условиям новой социальной среды [241]. Схожая формулировка приводится и в «Кратком психологическом словаре». Наряду с «энциклопедическим» толкованием, под социальной адаптацией понимают и способность изменять свое поведение в зависимости от требования общества, и оптимальное взаимосоотношение потребностей индивида и социума, и разучивание социальных ролей, и внутреннюю осознанную готовность выполнять требования общества, и компенсаторную функцию организма в процессе социализации и т. д. Значительные разногласия в последнее время вызывает вопрос о соотношении понятий «социализация» и «социальная адап-тация».

Существуют различные точки зрения: так, социальную адаптацию понимают как условие эффективной социализации; процесс социализации; разновидность социализации; результат процесса социализации. Это во многом объясняется различием подходов к самому понятию «социализация». По класси-ческой формулировке Л.В. Ясной, социализация это «процесс усвоения индивидуумом образцов поведения, психологических механизмов, социальных норм и ценностей, необходимых для успешного функционирования индивидуумов в данном обществе».

Несколько иную формулировку приводит Г.М. Андреева, расширяя сущность понятия актуализации роли личности в процессе социализации: «Социализация — это двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвоение индивидуумом социального опыта путем вхождения в социальную среду, систему социальных связей, с другой стороны, процесс активного воспроизводства системы социальных связей индивидом за счет его активной деятельности, активного включения в социальную среду» [14]. По мнению Н.Ф. Головановой, социализация предполагает не столько сознательное усвоение готовых форм и способов социальной жизни, сколько выработку (совместно со взрослыми и сверстниками) собственных ценностных ориентаций, своего стиля жизни [57].

Исходя из данной характеристики, мы выделили несколько основных направлений в трактовке понятия «социализация». В основу классификации положен тип механизма социализации:

Глубинно-личностное. Социализация является процессом формирования социальных привычек и регуляторов поведения на основе взаимодействия с обществом. Ведущей силой процесса социализации является сама личность.

Подражательное. В этом понимании социализация протекает за счет заимствования сложившихся общественных норм поведения, системы ценностей и приспосабливания их личностью «под себя». При этом ведущей силой может выступать как общество, так и личность.

Межличностное. Социализация выступает как результат межличностного и межличностно-общественного взаимодействия. Ведущее место отводится взаимоотношениям.

Деятельностное. В этом направлении социализация невозможна без творческой самореализации личности, ее самоидентификации, глубокого переосмысления сложившихся социальных стереотипов.

В настоящее время наметилась тенденция дифференциации понятия «социальная адаптация», что позволяет рассматривать его в развитии, взаимосвязи и взаимозависимости с другими социальными и психологическими явлениями («семейная адаптация», «школьная адаптация», «культурная адаптация» и т. д.).

Под социальной адаптацией автор понимает процесс активного установления оптимальных взаимоотношений индивида с социумами различного ранга.

Что касается термина «дезадаптация», то следует отметить, что сейчас нет единого мнения по поводу даже словесной формулировки. Так, в работе Н.М. Иовчука и А.А. Северного используется термин «школьная дизадаптация»; авторы апеллируют к энциклопедическому словарю медицинских терминов и мотивируют это следующим: «...употребление термина «дизадаптация» для обозначения нарушенной, искаженной адаптации (а не ее отсутствия) вместо более распространенного в последнее время термина «дезадаптация» [98].

Наиболее полно процесс коррекционной и профилакти-ческой работы рассмотрен Т.Д. Молодцовой, которая в своей монографии выстраивает стройную систему деятельности на базе теоретической модели, включающей диагностический,

ценностно-ориентирующий, содержательно-целевой, организационно-управленческий и результативный компоненты.

К работам третьей группы, наиболее комплексно рассматривающих процессы адаптации и дезадаптации, помимо монографии Т.Д. Молодцовой, можно отнести работы Б.Н. Алмазо- ва, А.Г. Асмолова по теории социальной установки, Л.И. Боча-ровой, А.В. Мудрика и др.

Большое внимание проблемам развития личности, причинам нарушений в развитии, теории конфликтов уделяется в западной психологии и педагогике. Многие современные теории сущности адаптации базируются на исследованиях З. Фрейда, утверждающего, что личность, состоящая из противоположно направленных подструктур, постоянно стремится к их единству, адаптируясь при этом в среде с целью спастись от неврозов при помощи «психологической защиты». По мнению З. Фрейда, часто механизмы защиты, примирив личность со средой (то есть адаптировав. — А.В.), приводят к снятию неврозов, но одновременно некоторые из них задерживают ее развитие, что носит негативный характер. В целом же, по Фрейду, адаптация носит положительный характер, защищая личность от неврозов. Теорию Фрейда развили его последователи, правда, механизм и значение дезадаптации ими толкуется несколько иначе. Так, Э. Фромм считал, что развитие личности представляет собой борьбу между стремлением «быть как все» и стремлением «быть самим собой». В этом случае практически неизбежно развивается дезадаптация: если преобладает стрем-ление к коллективизму, то возникает внутренняя психологическая дезадаптация, в противном же случае — социальная дезадаптация. Адаптация, по Фромму, возможна только посредством любви, которая гармонирует внутренний мир. С точки зрения обеспечения процесса реадаптации для нас представляют интерес идеи Фромма о механизмах внутренней защиты от дезадаптации, которые Фромм подразделяет на деструкти- визм, конформизм, садизм, мазохизм. Схожие взгляды на процесс развития и у К. Юнга, несмотря на экзотичность и образность терминологии. Но Юнг считает, что адаптация является примитивным механизмом защиты, своеобразным «уходом от борьбы», поэтому при адаптации происходит переход на более низкий уровень сознания.

По мнению К. Хорни, при рождении у человека возникает так называемый изначальный конфликт, связанный с врож-денным чувством беспокойства. Для разрешения изначального конфликта личность «проецирует» его на внешнюю ситуацию, тем самым, по сути, адаптируясь. Большое влияние имеют взгляды представителей гуманистической психологии К. Роджерса и А. Маслоу. Так, К. Роджерс считал, что каждый человек обладает стремлением и имеет способность к личностному самосовершенствованию. Для характеристики процесса личностного развития Роджерс ввел понятие «Я-концепция», в настоящее время широко используемое. По мнению Роджерса, степень удовлетворенности человека жизнью и самим собой зависит от того, насколько согласуется между собой его «реальное Я» и «идеальное Я». По сути дела, он объясняет механизм адаптации, считая ее важнейшим условием осуществления самоактуализации. Большое внимание на развитие теории адаптации личности оказал А. Маслоу. Его представления легли в основу теории личностно-ориентированного образования. По Маслоу, развитие личности есть реализация основных потребностей, которые он разместил в виде пирамиды, в основании которой лежат коренные потребности — физиологические. На втором уровне находятся потребности в стабильности, защите. Выше располагаются потребности в любви и принадлежности к определенной группе (то есть социальные потребности). На четвертой ступеньке находятся потребности в уважении, а наиболее высокую ступеньку занимают потребности самовыражения, самореализации. Для указанной иерархической системы мотивов существует правило: «Следующая ступень мотивационной структуры имеет значение лишь тогда, когда предыдущие ступени реализованы». Полная адаптация, по теории Маслоу, это реализованная потребность в самореализации, то есть то, к чему мы стремимся в своей практической деятельности.

Еще одним зарубежным психологом, чьи идеи плодотворно используются в настоящее время не только психологами, но и педагогами, является немецкий психолог Эрик Эриксон. Хотя во многом он следовал теории Фрейда, однако, в отличие от него, учитывал влияние на развитие человека социальных, исторических и культурных факторов. Эриксон выделил 8 стадий психосоциального развития, каждая из которых характеризу-

ется конфликтом между противоположными состояниями со-знания и психики. Эриксон полагал, что если конфликты разрешаются успешно, то кризис не принимает острых форм и заканчивается образованием определенных личностных качеств (то есть происходит процесс адаптации. — А.В.), в случае же неудачного разрешения кризиса происходит накопление противоречий, что приводит к аномальному развитию личности (к глубинной дезадаптации. — А.В.). С точки зрения изучения процессов дезадаптации определенный интерес представляет теория Л. Кольберга о шести стадиях нравственного развития детей, показывающая взаимосвязь морального обоснования и умственного развития. Недоучет этого фактора снижает эффективность реадаптационной и воспитательной работ. По мнению Кольберга, уровень нравственного развития ребенка определяется не ответной реакцией на какое-то обстоятельство, требующее нравственного выбора, а пониманием того, чем вызван выбор. Каждая последующая стадия основывается на предыдущей, преобразует ее и включает в себя. Все люди, согласно Кольбергу, проходят все эти стадии в одном и том же порядке, но с различной скоростью и степенью освоения каждой стадии. В таком случае социальная адаптация невозможна без четкой нравственной позиции подростка, а потому должна учитывать и возрастные особенности, и механизм нравственного развития.

Причины дезадаптации, возникающей при принятии жизненно важных решений, при вынужденном совершении нрав-ственно неприемлемых поступков, при согласовании мнения индивидуума с мнением референтной группы, при получении неожиданных результатов, противоречивости их последствий, пытается объяснять теория когнитивного диссонанса Л. Фес- тингера. Основным постулатом его теории является утверждение, что система знаний человека о мире и о себе стремится к согласованию. При возникновении дисбаланса индивид стремится снять его, тем самым мотивируя свое поведение. При принятии решения человек начинает подсознательно аргумен-тировать свой выбор, осуществляя компенсаторную функцию. Знание причины мотивации необходимо при определении систем ориентиров во время проведения реадаптационной работы.

Итак, в целом преобладают (в отечественной печати) работы, в которых происходит анализ отдельных факторов дезадаптации, в меньшей степени рассматривается механизм дезадаптации, очень мало работ, где говорится о практических мерах по предотвращению дезадаптации, то есть теория адаптации и дезадаптации, как ее обратной стороны, разработана недостаточно, преобладают разрозненные элементы информации, поэтому практическая деятельность в настоящее время настоятельно нуждается в теоретическом обеспечении. Содержание этой книги не претендует на глобальные обобщения, являясь теоретико-практическим изложением системы работ по педагогической поддержке, однако она послужит «кирпичиком» в здании общей теории адаптации подростков к школе, миру и социуму.

<< | >>
Источник: Варламова А.Я.. Школьная адаптация подростков. — Волгоград: Издательство ВолГУ,2001. — 144 с.. 2001

Еще по теме 1.1. Историко-теоретический анализ процессов школьной адаптации и дезадаптации:

  1. ГЛАВА 4. Обобщения, теоретический анализ и возможность практического применения результатов экспериментального исследования
  2. Глава 1. Теоретический анализ проблемы информатизации образовательного пространства учителей информатики
  3. ЧАСТЬ II. ОТ МЕХАНИКИ ГАЛИЛЕЯ ДО КВАНТОВОЙ ТЕОРИИ: ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
  4. ОТ МЕХАНИКИ ГАЛИЛЕЯ ДО КВАНТОВОЙ ТЕОРИИ: ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
  5. ГЛАВА 4. ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ ПРОЦЕССА СТАНОВЛЕНИЯ И ВЫБОРА ПРИНЦИПОВ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ (ОТО)
  6. Анализ процесса.
  7. Анализ процессов, документирование решения.
  8. ГЛАВА 1Сущность процесса школьной адаптации учащихся подросткового возраста
  9. 1.1. Историко-теоретический анализ процессов школьной адаптации и дезадаптации
  10. 2.2. Структурно-управленческие и валеологические основы системы обеспечения процессов подростковой адаптации и предупреждения дезадаптации
  11.   ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ И ГЕНЕЗИС СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ НО ВЕНСКОЙ КОНВЕНЦИИ (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)
  12. АНАЛИЗ ОПРЕДЕЛЕНИЙ ПОНЯТИЯ «АДАПТАЦИЯ»
  13. Глава 1. Историко-аксиологический анализ феномена ценностей
  14. Глава II Имущественные преступления: историко-экономический анализ