Задать вопрос юристу

Глава IIМОРСКОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ И БАССЕЙНЫ МАЛЫХ РЕК МЕЖДУ рр. ДНЕСТР и ЮЖНЫЙ БУГ

БАРАБОИ, РЕКА
§ 52. Грибовка (Адриановка), поселок
При земляных работах на глубине около 0,3 м найдена здесь медная тирасская монета Септимия Севера (ЗООИД, III, с. 207).
§ 53. Д об роалександ ровна (б.
Александргильф), село
На прилегающих землях насчитывают девять курганов высотою от 0,7 до 4,6 м (Ястребов, Опыт, с. 162).
§ 54. Новоградковка (б. Нейбург), село
К западу от села насчитывалось десять кур­ганов высотою 1,10—5,35 м; большинство рас­пахано, В 20-х годах прошлого столетия три из них были раскопаны кладоискателями; найдены человеческие кости. В 1830 г. при обработке виноградников и при бурении колодцев нахо­дили человеческие кости под каменными пли­тами. В 1875 г. на берегу Днестровского ли­мана, на землях, принадлежавших тогда этому селу, найдено 15 больших глиняных кувшинов, наполненных золою и песком. На общественной толоке (выгоне) найдено несколько кремневых наконечников стрел (Ястребов, Опыт, сс. 74, 86, 91; Гошкевич, Клады, с. 58).
§ 55. Марьяновна (б. Мариенталь), село
В окрестностях имеется четыре кургана вы­сотою 3,2—12,8 м. При раскопке наименьшего из них на глубине 1 м обнаружено было два человеческих скелета, лежавших в одном гробу;
при них найдена ,,большая медаль (монета?) с надписью на неизвестном языке (Ястребов, Опыт, с. 164; Гошкевич, ук. соч., с. 61).
§ 56. Иосиповка (б. Иозефсталь), село
Ястребов отмечает четыре кургана высотою 2,1—2,8 м в окрестностях села (Ястребов, Опыт, с. 167).
§ 57. Петродолиновка (б. Петерсталь), хутор
»,На землях колонии есть три кургана от 1,42 до 2,84 м. Раскапываемы не были“ (Ястре­бов, Опыт, с. 167). „Несколько гробниц вме­сте с предметами греческой древности найдены в колонии Петерсталь" (Беккер, Берег Понта, с, 207).
§ 58. Мирное (б. Фрейденталь), село
В окрестностях есть два кургана: один в 4 км к северо-востоку высотою 1,95 м, дру­гой в 1 км к югу высотою в 3,10 м (Рукопись Гошкевича, с. 38).
§ 59. Кагарлык, хутор
Большой курган находится в 4 км к югу от села. По сведениям Гошкевича (Рукопись, с. 38), эти курганы возле сс. Мирное и Кагар­лык не были раскапываемы.
§ 60. Секрстаровка (б. Георгенталь), хутор
В 900-х годах на землях, принадлежавших сельскому обществу, зарегистрировано дваМорское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Буг
41нераскопанных кургана в 2 км к юго-западу и в 7 км к северо-востоку от села (Рукопись Гошкевича, с. 38).
СУХОЙ (СУХО-ДАЛЬНИЦКИЙ) ЛИМАН (ОТДЕЛЕН ОТ МОРЯ)
§ 61. Александровка (б. Арнаутовка, Арнаутское), село
М. А. Цицилиани, производя раскопки с целью обнаружения клада, нашел остатки ,,ложементов, турецких, видимо, времен*1 (АЙЗ, 1896, № 2—3, с. 57, по газетному сообщению).
§ 62. Малодолинское (б. Клейн Либенталь, Малая Аккаржа), село
На окрестных землях зарегистрированы три кургана высотою 4,25—6,0 м. В 60-х годах два из них были разрыты кладоискателями (Ястре­бов, Опыт, с, 163; Гошкевич, Клады, с. 60).
В июле 1902 г. после дождей из обрыва над Сухим лиманом вывалился клад: 510 турецких жетонов — каждый величиною в копейку (Гошкевич, ук. соч., с. 60).
§ 63. Сухой Лиман, село
Е. Ф. Лагодовская указала нам на храня­щиеся в Одесском музее находки, сделанные в 1927 г. на территории винодельческой стан­ции им. В. Е. Таирова. Описание их см. в при­ложении 2.
В устье Сухого лимана Браун (Разыскания, с. 208) помещает Фиску. Мнения других иссле­дователей о топографизации здесь древних мест поселения см. § 66.
АККАРЖА, РЕЧКА
(_ СУХОЙ ЛИМАН — ЧЕРНОЕ МОРЕ)
§ 64. Великодолинскос (б. Гросс Либенталь, Большая Аккаржа), село
На прилегающих землях числится девять курганов высотою 1,5—4,25 м (Ястребов, Опыт, с. 163). Уваров указывает, что в одном кургане найдена была надпись на песчаниковом камне (Исследования, II, с. 150).
„В 5 км к северо-западу от села, невдалеке от почтовой дороги из Одессы в Овидиополь, находится курган высотою в 10—12 м, от кото­рого по направлению к юго-западу идет ряд курганов. По другую сторону села, по дороге в с. Арнаутское, находится другой курган, а от него к юго-западу — также ряд курганов. Один курган из этого ряда, высотою 15—17 м, нахо­дится на девятом километре от Гросс Либен­таля на старом кладбище** (Рукопись Гошке­вича, с. 39).
§ 65. Барбаяны, хутор
На мыску над ручьем стоял крест из местного известняка с надписью ,,...дн зде опоч... рабъ... кореня** (ук. соч., с. 39).
ПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРНОГО МОРЯ
§ 66. Черноморка (б. Люстдорф), село
Ястребов (Опыт, с. 164) приводит сооб­щения Коля (J. G. Kohl) о курганах вблизи этого села. Коль насчитывал до 40 курганов средней высоты конической формы. По получен­ным Ястребовым сведениям, в 90-х годах пр. ст. на окрестных землях известен был только один курган высотою около 3 м.
В 1892 г. библиотекарем Одесского о-ва истории и древностей Яковлевым были досле­дованы четыре курганчика вблизи Люстдорфа, вскрытые грабителями. Найдены: небольшой глиняный кувшинчик, несколько кусочков от амфоры, два разбитых обожженных глиняных сосуда и бронзовое кольцо (Дело АК 1892/44).
,,Зимою 1914—1915 гг. при саперных рабо­тах на возвышенности над Люстдорфским бере­гом найдены парные глиняные матрицы (табл. XIX, 7) для отливки серпов и неболь­шой глиняный лепленый сосуд (табл. V 73) с каннелюрами по брюшку. По словам перекуп­щика древностей Л. Гаухмана, вещи эти он купил у солдата парутинца (Голяна), копав­шего траншею в Люстдорфе; там, говорит Гаухман, было несколько глиняных матриц, между ними одна для отливки, повидимому, топоров со втулкою, но все они фрагментиро­ваны, почему он их и не взял. Формы для литья серпов вместе с упомянутым сосудцем Гаухман продал Б. Е. Клименко (Одесса), кото­рый передал их в Херсонский музей. В авгу­сте 1916 г. обследование места находки, про­изведенное Гошкевичем вместе с Клименко, не дало никаких результатов, все следы находки были потеряны, не было людей, какие что-либо о них слышали** (Рукопись Гошкевича, с. 40;42
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный БугИАК, 64, прибавление, с. 56, по газетному сообщению) 48.
По сообщению А. В. Добровольского, в Люстдорфе была найдена светлобронзовая греческая монета.
Стемпковский и Бларамберг (Journal d’Odes­sa, 1827, № 2) предполагали на Сухом лимане за Люстдорфом местонахождение гавани Исиа- ков (По Бруну, Черноморье, I, с. 162). Того же мнения держались Беккер (Берег Понта, сс. 54—56), Аркас (Таблица, с. 145). Уваров (Исследования, II, сс. 149—150, план XXX) дает сведения об остатках древнего поселения, о находках: амфоры, обломков глиняных сосу­дов и каменных плит, гробниц с человеческими костяками.
§ 67. Одесса, город
Между 1823 и 1826 гг. в городе при земля­ных работах, производившихся со строительными целями, попадались вазы, сосуды и надписи на камнях (Юргевич, Разыскания, сс. 37, 49, со ссылкою на Стемпковского). О находках в Одессе см. „Библиографические листы**, изданнные Кеппеном в 1827 г.
В „Исследованиях о древностях Юга Рос- сии“ (т. II, сс. 145—149) Уваров делает пере­чень известных ему по литературе находок. Из приложенного плана (ук. соч., табл. XXVIII, /) видно, что отмеченные обычно призна­ками погребений случайные находки сделаны в районе между Театральной площадью и Пр и- морским бульваром. В перечне Уварова, снаб­женном библиографическими данными, зна­чатся: краснофигурные сосуды, обломки их и остродонных глиняных амфор, иногда со штемпелями, грубые светильники, орехи, куски угля; камни, прикрывавшие человеческие кости. В курганах (между лютеранской церковью и казармами того времени) обнаружены: в одном — гробница из камней и в ней чело­веческий костяк, сосуд из черной глины и остатки медного меча; в другом — при костяке несколько медных украшений и стек­лянных бус. Извлечения из текста Уварова, сделанные не вполне точно, приведены у Ястре­бова в ,„Опыте“ на сс. 86, 92, 96, 165. Най­денная на Молдаванке (предместье Одессы) ольвийская посвятительная надпись Ахиллу Понтарху поступила в Одесский музей (IOSPE, I2, № 140).
48Эта матрица упомянута у Тальгрена (Pontide, с. 164, № 39).
В „Кратком указателе ОМ“ (с. 81, № 18) значится найденная в Одессе турецкая надпись на камне и каменная мусульманская гробница.
На месте Одессы Беккер помещает гавань Исиаков (Берег Понта, с. 204); Брун — гавань Истриан или Фиску (Черноморье, I, с. 162, где приведено и мнение Стемпковского о том, что здесь находилась гавань Истриан; см. также Аркас, Таблица, с. 145). Ф. Браун согла­шается с мнением Беккера (Разыскания, с. 207).
См. также В. В. Латышев, Население Херсон­ской губ. за 2400 лет до нашего времени, nONTIKA, сс. 179—184 (статья ко дню сто­летия г. Одессы); Minns, Scythians, по указа­телю Isiacorum Portus.
Сведения о . турецкой крепости Хаджибей помещены в ЗООИД, а именно: Мурзакевич, Замок (т. VI); Маркевич, Город Качибей, (материалы с библиографией, тт. XVII и XVIII); его же, Развалины (т. XXI). В т. XXII, с. 38, помещена перепечатка газет­ного сообщения де Волана о Гаджибее. См. также статью Бруна. Скальковский сообщает предание о том, что запорожцы поселились у подошвы Хаджибейской крепости, а позже устроили свою слободу Пересыпь — пред­местье города, — и относит эти заселения к 1789—1793 гг. [История, III, с. 190 (приме­чание) и с. 210].
В 1912—1913 гг. произведено было доследо­вание кургана высотою около 4 м, расположен­ного на возвышенности между балками Кривой и Безымянной, отделяющей город от Красной Слободки (б. Романовки), в усадьбе психиатри­ческой лечебницы. Курган этот был уже значи­тельно испорчен работами администрации лечеб­ницы, произведенными с хозяйственной целью, так что от него осталась нераскопанной только часть южной стороны насыпи. А. В. Доброволь­ский и М. Ф. Шкадышек по поручению Одес­ского о-ва произвели раскопку оставшейся части[50], и А. В. Добровольский сообщил В. Гошкевичу характерные особенности погре­бальных обрядов, насколько они могли быть установлены на основании раскопки уцелевшей небольшой части кургана.
Насыпь воздвигнута не одновременно, а в три приема. Обнаружено более 30 погребений. На грунте находились погребения в каменных ящи­ках, состоящих из пяти толстых плит, грубых, но довольно хорошо пригнанных, из которых четыре составляли бока, а пятая служила крышкой. В ящиках были сильно скорченныеМорское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Буг
43покойники, окрашенные. Эти ящики окружены кромлехом из таких же больших плит, постав­ленных на узкое ребро. Кромлех окружали не­большие и неглубокие (35—50 см) ямы, четы­рехугольные и овальные, иногда покрытые каменными большими плитами, всего 11 Погре­бений со скорченными, окрашенными костяками. Внутри большого кромлеха был расположен меньший из небольших бесформенных камней, внутри которого находились скорченные и про­тянутые скелеты; одно — центральное погребе­ние — было покрыто огромной каменной пли­той. Два погребения были обнаружены- между кромлехами. Все это сооружение было покрыто первичной насыпью.
На первичной, нижней, насыпи находились три скелета в каменных ящиках, скорченные и окра­шенные. При одном из них найдены: кремневый наконечник стрелы, кости барана, два деревян­ных сосуда, костяной кружок с центральным отверстием и остатки шкуры. Эти каменные ящики своим устройством отличаются от нахо­дившихся внутри кромлеха. Они были состав­лены из многих плит, щели были заложены щебнем и замазаны зеленою глиною. Несомнен­ным доказательством того, что они сооружались на первичной насыпи, служит уклон, придан­ный им соответственно со склоном первичной на­сыпи. Их покрывает вторая насыпь — средняя.
Затем в этом же кургане было обнаружено много впускных погребений. А. Добровольский отмечает лишь наиболее важные из них, при­том в хронологической последовательности.
Через всю толщу второй и первичной насыпи было опущено в грунт на 1,12 м двойное окра­шенное погребение мужчины и женщины с под­нятыми вверх коленями. Возле женского скелета найдена пара спиральных серебряных серег. Это погребение было покрыто настилом из дерева, а яма — с трех сторон обложена камнями, взятыми из главного кромлеха.
В этом же кургане были погребения в ката­комбах. Прорыв насыпь, сделав яму в грунте, подбивали нишу, куда и укладывали покойни­ков. Отверстие ниши было заложено камнями. Это — хронологически позднейшие погребения, и для них, вероятно, и была сооружена третья насыпь.
При погребениях найдено большое количество сосудов, из них три представлены на рисунках (табл. II, 1а, 16, 17а, 17 6\ V, 2). Костяки, обнаруженные в кургане, принадлежали мужчи­нам, женщинам и детям, причем возле детских погребений находились сосуды миниатюрных размеров.
Добровольский, Раскопка; Третьяков; Шка­дышек, Погребения; его же сообщение см. ЗООИД, XXXII, Протоколы, с. 78; ИАК, 52, прибавление, с. 154, по газетному сообщению; Городцов, Классификация. См. также Tallgren, Pontide, по указателю Slobodka Romanowka; Городцов, Культуры, с. 171, примечание 4.
Находки из этого кургана поступили в Одес­ский музей.
/ В АИЗ, 1898, № 3-4, с. 142, имеется сооб­щение о находке на Одесской скотобойне редкой бронзовой монеты времен папы Григория XI (авиньонского периода 1371—1378 гг.).
Краткое сообщение о находке костей ископае­мых медведя, льва, гиены, быка и др. в пеще­рах-каменоломнях („одесские катакомбы^) см. Хроніка археології та мистецтва, ч. 2, с. 77 (varia).
На месте ломок известняка возле с. Неру- байского в середине прошлого столетия (Nord- mann, сс. 1, 106 и др.) обнаружено „значи­тельное скопление костей древнечетвертичных животных — мамонта, носорога, пещерного медведя, оленя, быков, антилопы, верблюдов, лошадей и пр. Н. И. Криштафович указывает, что при посещении места находки в 1904 г. обработанных кремней ему обнаружить не уда­лось (Ефименко, с. 273).
ХАДЖИБЕЙСКИЙ ЛИМАН (ОТДЕЛЕН ОТ МОРЯ) [51] § 68. Усатово, село
Находки археологических памятников в лом­ках известняка между восточной окраиной села и крутым склоном плато, обращенного в сто­рону Хаджибейского лимана, известны были задолго до того, как в 1916 г. М. Маргулис обратил на них внимание научных кругов Одес­сы (См. ИАК, 64, прибавление, с. 57, по газетному сообщению).
В 1921 г. археологическим отделом Одесской губернской Комиссии по охране памятников ста­рины и искусства были произведены раскопки44
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Бугчасти поля культурных остатков, получившего затем название Усатовского поселения.
Разрезы почвы, получившиеся в результате многолетней ломки камня показали такое чере­дование слоев. Прямо под гумусовым слоем, толщиною до 20 см, залегает слой культурных остатков, местами сильно золистый: фрагменты керамические, раздробленные кости животных, главным образом расколотые трубчатые, рако­вины съедобных моллюсков: мидии (Mytilus gallo'provm.cialis), сердечка (Cardium) и Соп- geria. В некоторых местах культурный слой налегает на слои остатков каменных сооружений. Местами признаки культурного слоя прослежи­ваются прямо на поверхности. Значительная часть культурного слоя испорчена разработкою каменоломни. В непосредственной близости от стоянки на юго-запад-запад, в самом Усатове — около десяти курганов; на юго-западе от него вторая такая же группа.
В 1921 г. исследована часть усатовского посе­ления тремя раскопами. В раскопе А обнару­жены: грядка камней (I), имевшая 1,24 м дли­ны; кладка (II), площадью 3,5 X 3,2 м, из камней, поставленных тычком, и настил (III) из мелких плиток, повидимому, часть уходящего под не вскрытые тогда участки культурного поля. В раскопе Е — кладка (IV) размерами 3,5 X 7,10 м и в раскопе В — возвышение (V) размерами 1,86 м длины и 1,33 м высоты из плотно уложенных камней. Наибольшую насы­щенность культурными остатками показали уча­стки, ближайшие к настилу III и раскопу В, отмеченному наибольшей золистостью. М. Ф. Болтенко, производивший раскопки, рассматри­вает сооружения II и IV — как остатки огражде­ния, III — как настил пола или мощеную дорожку, грядку I — как результат обвала, возвышение V — как остаток сооружения куль­тового или социального значения.
Раскопки на поселении были продолжены в 1928, 1929, 1933 и 1936 гг., во время чего были обнаружены еще остатки сооружений: каменной кладки от прямоугольной в плане постройки, коридороподобные выемки, сделан­ные в скале, наземный коридор типа ,,мегали­тических аллей“ (Е. Лагодовская), разрушен­ное дольменоподобное сооружение и тут же вырезанное на скале изображение быка. На целинном участке, граничащем с участком А 1921 г. и соединяющемся с остальными раско­пами, обнаружен верхний слой, покрывающий ,,усатовский“.
Раскопки курганов произведены в 1926, 1928, 1929, 1933-“ 1936 гг. Погребения характе­ризуются каменными кругами, иногда двой­ными каменными сооружениями над могилами, скорченными костяками, культовыми захороне­ниями глиняных статуэток. Замечательно изо­бражение головы быка из известняка (рис. 13). Особый интерес представляет центральное скорченное погребение ,,шамана" (Е. Лагодов­ская) в кургане № 1 1936 г. с двойным кромле­хом и погребение ,,вождя" (Ё. Л.) в кургане № 1 1928 г. с клинками кинжала.

Рис. 13. Голова быка. Ракушеч­ник. Около Уз н. в.
Погребальные инвентари полностью соответ­ствуют находкам ,,усатовского" слоя поселения.
Находки в Усатове составляли: кремневые по­делки невысокой технической выработки и куски кремня, которые могли быть использованы как режущие орудия; куски известняка с обрабо­танными (?) краями; керамический материал: сосуды и их фрагменты, а также и скульптур­ная керамика; бронзовые: клинки кинжалов Эгейского типа, топор — клин. (См. табл. I, 3—13-, II, 5, 6а, 66-, III, 1—8, XVIII, / и 2).
Керамический материал делится на три основные группы.
1.Сосуды (и их фрагменты), лепленные из гумусовой массы, часто с примесью толченых ракушек, слабого пятнистого обжига с шершавой поверхностью или же лучшего обжига, иногда с лощением кирпичного или серого цвета. Пре­обладающей формой являются горшки с отогну­тым краем прямого или изредка зубчатогоМорское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Буг
45обреза. Стенки выпуклые, дно — плоское, иногда — с оттиском плетения вроде рогожи. Короткая шейка обозначена орнаментом, начи­нающимся непосредственно под краем и при начале слабо выпуклых плеч. У мелких сосудов шейка длиннее и плечи резче выражены. Встречаются ушки с отверстиями и выступы без отверстия, есть и с ясно выраженными зооморфными окончаниями. Ручки в виде дуги редки. Из-под черты веревочного орнамента— пояска, отделяющего шейку от плеч, спускается свешивающийся пасмами до половины тулова со­суда узор из серповидных оттисков перевитой веревочки или тот же узор гирляндой опоясы­вает верхнюю часть тулова. Серповидный орна­мент иногда размещен на шейке под краем, над плечом и на плече. Встречаются еще мо­тивы: лапчатый и чеканные, стрельчатый
и кружковый, лепные бугорки и вставные горошины.
II. Сосуды из хорошо отмученной и обож­женной глины, обычно светлого кирпично-жел­того цвета, редко серовато-желтого. Расписаны темно- и светлокрасной краской. Основными элементами являются прямолинейные ленты— опояски и рамки; промежуток между ними заполнен зигзагообразной лентой или тонкой чертой, а орнаментальные поля — сеткою из прямо- или косоугольно поставленных линий. М. Ф. Болтенко приводит как аналогии кера­мику Анау, Сузы, Эриду, Ура, греческую херо- нейскую, днестровские Кудринцы и Дарибаны (Подолия), не упоминая о ближайшей и во многом тождественной с усатовской кера­мике тираспольской группы (см. выше § 17 и сл.).
III. Фигурная керамика представлена безру­кими торсами (наибольшее количество их встре­чено на участке А), статуэтками-схемами, состоя­щими из длинной шеи на четырехгранно-пира­мидальной подставке, изображениями четверо­ногих животных. Находки поступили в Одес­ский музей [Болтенко, Раскопки; его же, Кера­міка; Лагодовская, Раскопки; Passek, Ceramique, passim; Rozenberg; Варнеке, Кераміка; Гро­мова; Браунер, Прошлое Правобережья (архив ИА, дела № 68 и 82, относящиеся к раскопкам 1923—1924 гг.)].
Раскопки двух курганов, расположенных возле кладбища этого села, были произведены в 1923 г. студентами Одесского института народного образования под руководством проф. Трифильева.
Курган I — в 50 шагах к югу от сере­дины южной стены кладбища. Высота около 0,35 м. Раскоп сделан широким колодцем. В насыпи встречены камни большие и малые, куски дерева, кусок кремня, пластинка-розетка из
0 83
выделанный в форме
0,44 (юг)
красной меди. Грунтовая яма (2,85 х~х?) ориентирована длинной осью с севера на юг. В засыпавшей яму земле найдены кусочки истлевшего дерева, часть ручки и стенки гли­няного сосуда, кости птицы, кости животных, фрагменты железных предметов, обломок стекла. „На восьмом штыхе“ обнаружена крышка гроба-колоды, покрытая обмазкою из зеленой глины толщиною до 1 см; на середине крышки лежали кости бараньей ноги и несколько фаланг, кусочки березовой коры, крупный желез­ный крючок и петля к нему. Крышка плотно прикрывала толстый дубовый гроб-колоду (2,19Х^@Х0,34м), ладьи с приподнятым носом. Костяк лежал в нем на спине с протянутыми конечностями; череп раздавлен осевшей крышкой гроба. Костяк был много короче выдолбины в колоде. Остатки длинной одежды из шелковой узорчатой ткани прилипли к крышке и сохранились на бедрен­ных костях. В правой руке было железное лез­вие ножа с истлевшим, повидимому, деревянным черенком. Рядом — кожаный мешочек с просом. В области пояса — железная пряжка, ниже пояса — железное кресало. На ногах — кожа­ная обувь, ,„рядом... 6 бронзовых пластинок с отверстиями по краям“, сохранившими остатки ремня, а возле ног пластинка из красной меди, аналогичная найденной в насыпи. Возле го­ловы — небольшое количество пепла. Вне гроба с южной стороны обнаружены два симметрично положенных по обе стороны гроба железных наконечника стрел; возле северной стороны гроба — пепел.
Курган II. Неподалеку от кургана I; высота 0,55 м; „...погребение ямное находилось на глубине 1,5 м“. „Яма обмазана глиной, при­крыта десятью отесанными бревнами и слоем камыша. Костяк лежал в протянутом положении, головою на северо-северо-запад, череп раздавлен обвалом покрытия могилы. Возле ног по обе стороны лежало по стремени; поблизости най­дена пластинка из красной меди, аналогичная с двумя найденными в кургане 1. Железная пряжка лежала в области пояса, возле левого бока — железный кинжал. В ногах четырех­гранный наконечник стрелы из кости. Кроме того, найдены кресало и кремень лежавшие в ко­жаном мешочке“ (ВОКК, ч. 2—3, сс. 69—74).46
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный БугБОЛЬШАЯ СВИНАЯ, РЕКА (— ХАДЖИБЕЙСКИЙ ЛИМАН)
§ 69. Бецилово, село
Весною 1934 г. здесь случайно найдены сле­дующие бронзовые орудия, залегавшие совме­стно.
Четыре серпа (а—г) и один фрагмент серпа (д). а) Почти прямолинейная спинка к рукояти опускается более круто, чем к закругленному острию, плавно суживающаяся рукоять заканчи­вается небольшим крючком; на спинке неболь­шой валик; размеры: по оси спинки 18 см, по диагонали от острия к загибу крючка 12,1 см; ширина в середине лезвия 2,6 см, при перегибе к рукояти 3,2 см. б) Сгиб к рукояти круче, чем у предыдущего, крючок загнут под углом; на спинке возле рукояти имеется выступ — наплыв; размеры приблизительно те же, что и у предыдущего, в) С широким (4—5 см) лез­вием; рукоять отходит от спинки под прямым углом; крючок остро загнут кверху. Длина по оси спинки 18,2 см; высота рукояти 14,0 см. г) Дугообразный; на рукояти — два отверстия. Размеры: по оси спинки 14,5 см, по оси рукояти 6,5 см. д) Острие отломано; спинка прямолинейная; ручка образует с лезвием тупой угол; на углу перехода от спинки к ручке — выступ-наплыв. Край не очищен после литья. Все серпы отлиты в односторонних матрицах.
Два кельта, а) Длина 10,2 см, ширина лезвия 3,8 см. Край втулки небрежно отлит: на одной стороне валик стек и этот край ниже другого; соединительные швы не зачищены. На широких плоскостях, под валиком — по одному сердце­видному углублению, одно из них пробито на­сквозь. Одно ухо вертикальное, полуциркульное, округлого сечения. Симметрично ему по корот­кой оси втулки находится выступающий наплыв валика, б) Длина 10,5 см, ширина лезвия 5,2 см. Ухо — одно, без отверстия; симметрич­ный ему наплыв валика еще значительнее, чем у предыдущего. На одной из больших плоско­стей имеется сквозное отверстие на расстоянии 6 см от лезвия.
Находка поступила в Одесский исторический музей.
§ 70. Понятовка (б. местечко), село
В районе бывшей Понятовской волости из­вестны четыре* кургана, высотою около 2 м; два из них раскапывали — найдены кости (Ястребов, Опыт, с. 171). При рытье канавы почти в центре местечка найдены человеческие кости
(ук. соч., с. 92). Там же найден камень с изображением полумесяца и головы в чалме (ук. соч., с. 82; Гошкевич, Клады, сс. 55—56).
СВИНАЯ, РЕКА (—Б. СВИНАЯ — ХАДЖИБЕЙСКИЙ ЛИМАН)
§ 71. Копаклеевка (Капоклеевка), село
В Одесский исторический музей поступил найденный здесь шлифованный со сверлиною каменный топор-молот.
МАЛЫЙ КУЯЛЬНИК, РЕКА (— ХАДЖИБЕЙСКИЙ ЛИМАН)
§ 72. Белка, село
В курганах на степи, разрытых кладоискате­лями, между прочим, найдены поступившие в Херсонский музей: четыре глиняных пря­слица, стеклянная большая бусина с мозаикой, бронзовый двубокий наконечник стрелы и такой же железный (Гошкевич, ЛМ, 1913, сс. 25—26). Водою стекавшей с возвышенностей выносило медные восточные монеты. Девять монет посту­пили в тот же музей: три ильдигизские (1179—1225 гг.), одна — ширваншахская Ахси- тана II бен Ферибурз (1251 —1258 гг.) и три гиреевские (1777—1788 гг.); две затерты (ук. соч., с. 26).
В 1900 г. в дождевой рытвине вблизи деревни пастух нашел клад мелких серебряных монет (Гошкевич, Клады, с. 58), которых он набрал целую шапку. Возможно, что к составу этого клада относятся 140 экземпляров, посту­пившие в Херсонский музей: ахге турецких султанов XV—XVI ст., по определению А. К. Маркова и О. Ф. Ретовского (Рукопись Гошкевича, с. 41; см. также ИАК, 2, прибав­ление, с. 2, по газетному сообщению).
На х. Лозоватка возле с. Белка найдены были 15 мелких серебряных турецких монет, поступившие в Одесский музей в 1902 г. (Про­токол 342 заседания ООИД).
§ 73. Сталине (б. Катаржино), село
В самом селе есть два кургана около 3,2 м высоты на расстоянии 0,25 км один от другого (Ястребов, Опыт, с. 169).
'у' § 74. Цебриково (б. Гофнунгсталь), село
„Вблизи кургана здесь найдены: бронзовый наконечник стрелы, фрагменты орнаментирован­ной посуды и горшок с обломками медногоМорское, побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и {Ожный Бу
47ножика; в кургане: стремена, удила, пряжка, воронкообразная трубка, 4 железных кольца от седла, железные бляхи, шлем с кусочком шелко­вой материи на дне и 4 медные пластинки. На­ходки поступили в Херсонский музей. (Рукопись Гошкевича, с. 41).
„По сообщению учителя местной школы Г. Г. Маузера, он нашел на склоне горы ста­ринное кладбище. Хорошо заметны 3—4 ряда продольных углублений от провалившихся, по его мнению, могил, всего более 120 погребе­нии" (ук. соч., с. 41). В 1905 г. Якимович вскрыл 20 из них. Устройство могил: из широ­кой ямы прямо вниз прокопана яма меньших размеров, заложенная сверху дубовыми дос­ками. Вертикально стоящие доски иногда разде­ляли надмогильную яму. В могиле — камни, под ними костяк, теменем на запад, лицо повер­нуто на юг, руки скрещены. Среднеголовые, среднего роста. Погребения мужские, женские и детские. Изредка встречались кости барашка, но не черепа. По заключению Археологической комиссии (ОАК 1905, сс. 88—90), погребения эти — ногайские. По местному преданию, клад­бище — турецкое.
Вблизи кладбища обнаружено поселение метров до 32 длиною. При раскопке найдены лошадиные зубы и открыты две ямы цилиндри­ческой формы (диаметр 58—92 см, глубина 70 см), наполненные золою, в которой попада­лись кусочки табачных трубок, черепки (отчасти с поливою), кости овец, обломки железных котлов (ук. соч., сс. 88—90).
§ 75. Кирово (б. Ижицкое), село
Кусок окаменелой кости, вырытый здесь при добывании камня на глубине 8,5 м, доставлен в Херсонский музей (Рукопись Гошкевича, с. 42).
§ 76. Ленино (б. Ляхова), село
В 1912 г. при выкопке колодца в этом селе на глубине 12 м найден зуб ископаемой лошади. Поступил в Херсонский музей (Гошкевич, ЛМ, 1912, с. 55; ИАК, 50, прибавление, с. 93).
§ 77. Саханское, село
В 3 и 4 км к востоку от села есть три кур­гана высотою 2—4 м (Рукопись Гошкевича, с. 43).
'/ § 78. Малигоново, село
Из грабительских раскопок здешних курганов в Херсонский музей поступили татарские: мед­ная пряжка и шесть медных украшений от пояса. По данным Каталога музея Гошкевича.
БЕЗЫМЕННАЯ БАЛКА (—МАЛЫЙ КУЯЛЬНИК — ХАДЖИБЕЙСКИЙ ЛИМАН)
§ 79. Загорье (б. Станилевичева), хутор
Курган в 3,5 м высоты был раскопан в 1895—1896 гг. В. И. Станилевичем[52]. Распо­ложенное на поверхности почвы под центром насыпи кургана возвышение насыпано из глины с прослойками чернозема, растительных веществ, песка с глеем. Верхний слой этой внутренней насыпи обожжен на толщину 1,33 м; у южной оконечности ее расположен конусообразный хол­мик высотою 2,2 м, диаметром 1,55 м, насквозь прожженной земли.
В южной поле кургана на втором метре от подошвы, на глубине 0,26 м от поверхности насыпи встречена кладка из мелких камней в виде шоссированной тропинки шириною 0,44 м, имевшая на протяжении 1,06 м направ­ление с запада на восток, а затем округленным углом поворачивавшая с юга на север, продол­жаясь еще на 1,33 м. Толщина каменного слоя равна 0,17 м. Такая же „тропинка" встречена и под обожженным слоем на расстоянии 4,26 м к северо-западу от первой. Она направлялась с юга на север на протяжении 0,71 м и завора­чивала таким же, как и первая, углом на запад. У поворота первой тропинки были врыты три вертикально стоящие камня, а у поворота вто­рой лежали один на другом два камня, .верх­ний — „причудливой формы . Погребений в кургане было восемь — все одиночные. № 1 лежал ногами на запад; левая рука вытянута вверх, правая —• откинута в сторону; правйя нога подогнута под туловище. Черепа не ока­залось, на его месте положены часть позвоноч­ного столба и задние ноги лошади. Возле ске­лета •—• черепки толстого из ноздреватой массы сосуда и плоский небольшой кремень. № 5 — ногами на север, без головы, вместо нее поло-48
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Бужен овальный комок извести; слева от шейных позвонков — черепок грубого сосуда. № 7 и 8 лежали головами на север и на запад; у первого конечности протянуты, у второго руки и ноги обращены к востоку. Под череп каждого поло­жено по две лошадиные ноги. Череп № 7 раз­давлен, № 8 — прикрыт лубком. Возле № 8 — небольшой кремень. № 2 — череп костяка, лежавшего почти на 1 м ниже второй тропинки теменем на восток, раздавлен большим, свыше 60 кг весу, камнем, на котором установлен был еще и столб из четырех округлых камней, под­пертых с боков плитками камня; камни были навалены и на грудь покойника. Под черепом — кости двух конских ног. Возле головы неболь­шой баночный сосуд, почерневший внутри от копоти. Костяк уложен на гладкой, плотно утрамбованной площадке. Справа от него на этой площадке замечено несколько круглых, диа­метром 0,53—1,06 м, выжженных пятен, на ко­торых лопадались пережженные кости (барана?). Слева от поясницы костяка лежали семь кусков не встречающегося в этой местности песчаника, обработанных в виде орудий (?). Возле скелета найдены еще: обломки глиняных сосудов, два куска окаменелой кости животного, куски обож­женных костей человека. № 3 лежал теменем на запад, череп расколот по поперечному шву, хотя камней над покойником не было. Непосред­ственно слева от черепа человека лежал череп коня, прикрытый лубком, на котором образова­лись оттиски 35 лежавших на нем в два ряда конских зубов. Ряды зубов уложены так, что чашечки нижнего ряда опирались о чашечки верхнего, и они составляли непрерывную дорожку от черепа коня к человеческому. Возле черепа коня находились куски перержавев­ших удил, половина пряжки железной и кусочки металла, на одном из которых сохранился кусок ткани.
Слева от головы костяка — много золы, на расстоянии 0,71 м — сосуд с небольшим количеством золы и угольков. Кроме того, возле костяка были оселок, фрагмент сосуда из хорошо пережженной глины. № 4 — скорчен­ный на левом боку, руки протянуты вдоль туловища, темя на юг; без вещей. № 6 — на левом боку, ноги скорчены, руки — перпенди­кулярно к туловищу, возле головы — грубый сосуд, набитый землею с ,,пережженными остатками*1, и кусочек красной краски. Поло­жение погребений в кургане: № 1 лежал на уровне почвы, в 2 м от южной оконечности насыпи; № 8 — ниже ее на 1,42 м; осталь­ные — в насыпи, причем, повидимому, № 5 и 3 были в пережженном слое, № 2, 6 и 7 под ним.
В насыпи найдены: небольшое скульптурное изображение головы животного из камня, при­чем рога (уши? — И. Ф.) 52 представлены двумя отдельными ничем не прикрепленными камешками. Эта находка сделана на расстоянии 8,5 м к востоку от вымощенной „тропинки** I, на одном с нею уровне. К югу от изваяния, на расстоянии 1,42 м, открыта каменная, стоявшая вертикально плитка, подпираемая с боков двумя другими. В разных местах насыпи найдены: со­суд, высверленный зуб лошади, осколки каба­ньего клыка, попадались черепки, пережженные человеческие кости, камни, комочки светложел­той краски.
Нарушение слоев замечено Станилевичем лишь на „темени** кургана к западу от его верхушки, на глубину до 0,70 м. Курган раско­пан траншеями с юга на север на расстоянии 2,13 м одна от другой. В центре сделан раскоп в 8,5 м2. Все раскопы доведены до ненарушен­ных слоев грунта (См. также АИЗ, 1896, № 2, сс. 54—55, по газетному сообщению).
Тогда же и тем же лицом вскрыты были два кургана: 2 и 3. Курган 2, высота 0,53 м. Тр ан- шея проведена через весь курган, длиною 13,8 м. В восточной стороне, на глубине 0,53 м обнаружены кости руки; еще на 0,53 м ниже ■— весь костяк и ноги коня. К востоку от этого костяка на глубине 2,13 м — второй костяк, теменем на север. Возле черепа — кости ног коня и черепки сосуда грубой работы. Глубже второго костяка на 0,71 м обнаружена яма с закругленными углами и в ней два костяка головами на запад; протянуты. Возле них два куска „каменного упіка сосуда*. Курган 3, вы­сота 0,8 м. Насыпан из чернозема с незначи­тельной примесью жженой земли и с селитрен- ными прослойками. Раскопан траншеей с юга на север, размер траншеи 17 X 4,25 м. В юж­ной оконечности насыпи ■— истлевшие кости детского костяка с раздробленным черепом. „Влево от костяка стоял камень, в грубой форме изображающий голову птицы с гребнем пе­туха ?“ 53. В 4,25 м к северу от этого костяка находился истлевший костяк мужчины, теменем на запад, протянут, череп — на левой скуле. На расстоянии 0,35 м от черепа ■—■ камень „изображающий животное с позвонками шеи * 54. „Встретив середину кургана плотно утрамбо­ванной**, прекратили раскопку.
54 К сожалению, это изваяние не отыскано в ХМ, описание даем по рисунку в дневнике Станилевича.Морскас. побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный £уг
49Дневники раскопок и находки (не все) посту­пили в Херсонский музей.
СРЕДНИЙ КУЯЛЬНИК, РЕКА (— МАЛЫЙ КУЯЛЬНИК — ХАДЖИБЕЙСКИЙ ЛИМАН)
§ 80. Горьево (Горьева), село
„При насыпке плотины в селе брали землю из кургана, причем выкапывали человеческие и лошадиные скелеты и удила“ (Рукопись Гош­кевича, с. 44).
ПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРНОГО МОРЯ
§ 81. Жевахова гора
„Предметы греческой старины встречаются как на Жеваховой горе, так и в других местах на протяжении нескольких километров на пере­сыпи между Хаджибейским и Куяльницким лиманами. Так при планировке Жеваховой горы в 1902 г. найдены две остродонные греческие амфоры, одна из которых со штемпелем на горле относится, по мнению Штерна, к V сто­летию до н. э.‘ (ЗООИД, XXV, протокол 342 заседания). В начале 80-х годов пр. ст. на одной из дач между лиманами найден обломок древнегреческого барельефа (Отчет ООИД, 1890—1891, с. 20; Ястребов, Опыт, с. 86). На хуторе Пантелеевке, расположенном на левом берегу Хаджибейского лимана, были откопаны две остродонные амфоры, а когда-то из самого лимана был вытащен якорь древней формы. На основании всех этих данных проф. Штерн пола­гает (см. ук. соч.), что в старину, когда еще не было пересыпи, отделяющей Хаджибейский лиман от моря, греческие суда заходили в ли­ман, и на левой его стороне был складочный пункт: древние греки завозили сюда свои товары — вино, керамические изделия, взамен которых грузили хлеб. Едва ли здесь было постоянное поселение; дальнейшие находки выяснят истинное значение этого складочного пункта“.
Через курган, стоявший на Жеваховой горе, проходила частновладельческая межа. Один из владельцев разрушил принадлежавшую ему часть насыпи, причем были найдены человече­ские скелеты и древние сосуды, уничтоженные находчиками. Рядом с этим разрушенным кур­ганом отмечен еще один (ИАК, 52, прибав­ление, сс. 153—154).
„В 1910 г., при добывании грязи на середине Куяльницкого лимана, на глубине 2,5 м грязе- черпалка захватила якорь. По форме, он про­исхождения не греческого; греческий якорь имел всегда две лапы, а этот — четыре, да для гре­ческого судна он был бы слишком велик — выше человеческого роста. По мнению Штерна, его нужно отнести к началу генуэзского плава­ния по Черному морю, т. е. к XII в., когда лиман, очевидно, не был отделен от моря, и в него могли для добывания соли входить большие суда (Рукопись Гошкевича, с. 40; ЗООИД, XXIX, протокол 402 заседания ООИД, сс. 23—24).
Упомянутые выше амфоры, барельеф и якорь из Куяльницкого лимана поступили в Одесский музей.
По мнению Стемпковского и Муральта (Бек­кер, Берег Понта, с. 203) Фиска Птолемея находилась на мысу, образованном Хаджибей­ским и Куяльницким лиманами, где был хутор Жеваховой. По Беккеру (там же, с. 202) на этом мысу, на правом берегу Куяльницкого лимана была гавань Истриан. Брун (Черноморье, I, с. 162) и Браун (Разыскания, сс. 207—208) соглашаются с этим мнением Беккера. Minns, Scythians по указателю Iistrianorum Portus.
О Качибее, находившемся в районе нынешней Жеваховой горы, подробно см. в статье Мар­кевича (Город Качибей, ЗООИД, XVII).
КУЯЛЬНЙЦКИЙ ЛИМАН (ОТДЕЛЕН ОТ МОРЯ)
§ 82. Лузановка, курорт
В „Вестнике Одесской комиссии краеведения** (4-5, 1930, сс. 135—139) помещено сообщение о раскопке-разведке, произведенной здесь в 1929 г. по поручению комиссии на основании полученных ею сведений о случайных находках 1927 г.
Местом находок является треугольная часть плато, расположенная между шоссейной дорогой на г. Николаев (с юго-запада на северо-восток) и строениями курорта с южной стороны тре­угольника. Эта наклонйая к западному углу воз­вышенность прорезана траншеями времен граж­данской войны; восточная часть занята строе­ниями. Южная, обращенная к морю сторона срезана и укреплена стеною от оползней. В этом разрезе, так же как и в разрезе со стороны шоссейной дороги, сделаны случайные находки. Дальше к северу, по другую сторону шоссе4. И. В. Фабрициус.50
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Бугпробное Шурфование не дало никаких указаний на существование там культурного слоя. На плато возле южного среза была древняя мусор­ная яма, расчищенная еще до раскопок люби­телями, обнаружившими золу, угольки, обож­женные кости, камни, глиняные грузила, фраг­менты амфор, чернолаковых и лепленых сосудов.
Раскоп размером около 25 м2 сделан был неподалеку от упомянутой ямы, приблизительно на середине южного среза плато. На глубине 0,20 обнаружены остатки строений: глинобит­ная стена, кладка из небольших известняковых плит, помост из обожженных голышей, пло­щадка из глины. Между этими остатками строе­ний найдены: обломки амфор (два с клеймами), лепленых с пальцево-ногтевым орнаментом сосу­дов, серых античных и чернолаковых (между прочим, обломки килика, каннелированного кан- фара, чаши со штампованным орнаментом, лак зеленоватый, иногда с бурыми пятнами); гру­зила: каменные, глиняное, из черепков амфор; небольшой кусочек железа; кости: коня, коровы, козы, овцы; раковины: мидии, устрицы, Cardium. Эти находки, поступившие в Одес­ский музей, датируют остатки поселения IV или III в. до н. э. К указанной статье при­ложены два плана и имеются три фоторепро­дукции. См. также „Хроніка ВУАК“, ч. 3, сс. 28—32.
§ 83. Ильинка, село
При выкопке ямы в усадьбе, принадлежавшей Н. Черному, обнаружены два человеческих ко­стяка, при которых было 13 бронзовых трех­гранных наконечников стрел, четырехгранное острие, свинцовое кольцо и красномедная пуго­вица. В Херсонский музей поступили кольцо и пуговица; эти два предмета, возможно, татар­ские (Рукопись Гошкевича, с. 45).
БОЛЬШОЙ КУЯЛЬНИК, РЕКА (—КУЯЛЬНИЦКИЙ ЛИМАН)
§ 84. Севериновка, село
В районе бывшей Севериновской волости много курганов; расположены они на высоких равнинах, обыкновенно недалеко от спусков в низменные долины рек Большого и Малого Куяльника. Высота их не превышает 4 м. В 80-х годах пр. ст. один курган был раскопан, причем на глубине 2,13 м найден склеп, сло­женный из штучного камня, а в нем человече­ские кости и медный ковшик с ручкою в 0,35 м длины (Ястребов, Опыт, с. 168),
В поле, вблизи Севериновки найден обломок камня с изображением трех человеческих фигур, от которых уцелели только руки (Труды I AC, I, с. LXXXIX, табл. III, 18; Ястребов, Опыт, с. 81).
В 4 км от Севериновки, на хуторе выко­пана была пара бивней мамонта. Находка по­ступила в Херронский музей (Гошкевич, ЛМ,| 1914, с. 20).
§ 85. Тарасовка, село
В 70-х годах пр. ст. на общественной пашне найден кувшин с серебряной турецкой монетой (Ястребов, Опыт, с. 76).
§ 86. Ивановка (б. Яновка), село
По дороге в село Бараново есть курган высо­тою около 10 м, а от него в ряд — меньшие. Много маленьких курганов раскопано здесь кла­доискателями. Находили камни и человеческие скелеты (Рукопись Гошкевича, с. 45).
§ 87. Бузиново, село
Между этим селом и с. Евгеньевкой есть ряд невысоких курганов. Один из них, отстоящий в 2 км от Новой Николаевки, был раскопан ч жителем с. Евгеньевки; найденные при этом железные части кольчуги, шлема и наконечники стрел поступили в Одесский музей (ВОКК,
ч. 2-3, 1925, сс. 111—112).
Там же помещены сведения о находке в этом районе обломка каменного молота и нескольких костей мамонта.
§ 87а. Бузиновский хутор (при с. Бузиновом)
В 70-х годах пр. ст. в балке Стенка, говорят, нашли несколько серебряных тарелок. В 90-х годах на склоне балки обнаружили пещеру, а в ней — принадлежности сбруи; нашли и другую пещеру, в которой попадались кости, медная монета между ними. На дне балки встречается уголь и куски железа (Гошке­вич, Клады, с. 57).
§ 88. Ширяево, село
На правом берегу р. Большой Куяльник в одном месте поверхность земли изрыта. При кладоискательских раскопках здесь найден очаг, небольшой молоток и ножницы, какие и понынеМорское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Буг
51употребляются в Турции и на Кавказе деревен­скими золотых дел мастерами (кунш-джу). Раскопки, предпринятые П. Мартино в 1895 г., дали следующие результаты: в одном кургане найден четырехугольный, грубо обтесанный ка­мень в 0,71 м в поперечнике, в другом, по сооб­щению самого Мартино, ничего не оказалось (Гошкевич, Клады, с. 54).
§ 89. Долинское (б. Валегоцулово), село
Долина р. Куяльника изобилует курганами высотою 2—4 м, расположенными большею частью попарно или парными группами. В на­сыпи одного из здешних курганов во время пахоты образовался провал; начав разрывать, открыли шестиугольный, совершенно истлевший деревянный сруб; дальше раскопка не пошла. В самом селе в 60-х годах пр. ст. раскопали большой курган; нашли костяк человека, три лошадиных костяка, стремена и кинжал. В 1894 г. разрыли курган, расположенный в на­правлении на Ананьев. Отрыв деревянный сруб 1,75 м в поперечнике и 2,13 м глубины, кладо­искатели прекратили раскопки. Усиленное'кладо- искательство в районе Валегоцулова возбужда­лось легендами о разбойнике Гуцуле и о зары­тых им несметных кладах (Гошкевич, Клады, сс. 48—49; там же о пещерах в окрестностях местечка).
ПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРНОГО МОРЯ § 90. Вапнярка, хутор
В Херсонский музей поступил позвонок иско­паемой ганоидной рыбы, найденный на этом хуторе (Гошкевич, ЛМ, 1913, с. 27).
КОШКОВКА, РЕКА (—Б. КУЯЛЬНИК — КУЯЛЬНИЦКИЙ ЛИМАН)
§ 91. Большой Буялык (Кошковка), село
В одном овраге, впадающем в р. Кошковку, нашли две турецкие монеты (Ястребов, Опыт, с. 76).
БОЛЬШОЙ АДЖАЛЫКСКИЙ ЛИМАН (ОТДЕЛЕН ОТ МОРЯ)
§ 92. Новая Дофиновка, село
„Вблизи хутора следует искать древнегрече­скую пристань Исиаков. По Арриану, быть мр- жет, где-то на трехкилометровом протяжении к востоку от Н. Дофиновки, по берегу моря. По периплу безыменного, — к западу от этого хутора между деревнями Крыжановской и Фон­танной* (Рукопись Гошкевича, с. 45 и его же, Одесс, сс. 449—450).
Близ Дофиновки (Старой?), у устья р. Б. Аджалыка, на левом его берегу Стемпковский помещает скопелои (наблюдательные пункты), (по Беккеру, Берег Понта, с. 202), а Аркас (Таблица, с. 145) — прямо на месте Дофи­новки. Беккер (ук. соч., с. 202), соглашаясь со Стемпковским, отмечает, однако, полное отсут­ствие следов поселения в этой местности. Со­глашаясь со Стемпковским, Уваров (Исследова­ния, II, сс. 144—’145) сообщает, однако, что на высоком берегу лимана встречаются курганы. „По всему этому пространству находили часто черепки разбитых амфор и другие остатки гре­ческого поселения*1. На хуторе близ Новой До­финовки найдены амфоры, обломки глиняных сосудов и каменные плиты (ук. соч., с. 150, план XXVIII, II).
Браун помещает скопелои к западу от Н. До­финовки, между лиманами Куяльницким и Б. Аджалыкским (Разыскания, с. 208).
МАЛЫЙ АДЖАЛЫКСКИЙ ЛИМАН
(ОТДЕЛЕН ОТ МОРЯ ПЕРЕСЫПЬЮ)
§ 93. Г ригорьевка, село
Якорь, найденный в 1915 г. в море в 4—5 милях от берега против с. Григорьевки, посту­пил в Одесский музей, где его датировали XIII в. н. э. (ИАК, 58, прибавление сс. 51—52, по газетному сообщению).
§ 94. Беляры, село
„В устье лимана, на левом берегу, к югу от этого села, согласно с периплом безыменного автора приходится место пристани Истриан, а по Арриану искать его надо на противополож­ном берегу лимана, возле деревни Григорьевки** (Рукопись Гошкевича, с. 48; его же, Одесс, с. 449).
МАЛЫЙ АДЖАЛЫК, РЕКА (_ МАЛЫЙ АДЖАЛЫКСКИЙ ЛИМАН)
§ 95.
Свердлово (б. Малый Буялык), село
Найденный вблизи Чумлянской балки фраг­мент зуба мамонта поступил в Херсонский му­зей (Рукопись Гошкевича, с. 48),52
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный БугПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРНОГО МОРЯ § 96. Сычавка (Александровка), село
Вблизи села кладоискатели много лет тому назад раскапывали курган и нашли человече­ские кости.
Найденные здесь в могиле с костяком четыре глиняных сосуда различных форм (покрытые черным графитом) поступили в Одесский музей в 1903 г.; была еще и сломанная фибула (Про­токол 351 заседания ООИД; см. также прило­жение 8).
ТИЛИГУЛЬСКИЙ ЛИМАН ™ (ОТДЕЛЕН ОТ МОРЯ)
§ 97. Коблево (б. Троицкое), село
Сведения, сообщаемые о найденном в 1856 г. кладе бронзовых орудий, известном под назва­нием ,,Коблевского“, не согласуются одно с дру­гим. У Бруна (Черноморье, I, с. 71) об этом же, повидимому, кладе сказано, что он найден вблизи о-ва Березань. Мартин (F. Martin, см. по библ. указателю) называет местом находки ,,де­ревню на берегу Тилигульского лимана“. Бурач­ков (Карта, с. 13, _№ 8), Ястребов (Опыт, с. 86), Штерн (ЗООИД, XXII, протокол 312 заседания ООИД) относят находку к Коб- леву. По Мартину, клад состоит из 4 кель­тов, топора, 21 серпа и 4 матриц для отливки серпов и кельтов. Тальгрен (Pontide, № 11,
с. 152) дополняет состав клада 22 кусками ме­талла и указывает, что на матрицах имеются еще и негативы плоского топора и копья со втулкою, и что упоминаемый Мартином топор есть обломок плоского топора (кроме упомяну­той выше страницы, см. также и другие страницы по его указателю). Не исключена возможность того, что комплекс, известный под названием Коблевский клад, составлен в дей­ствительности из находок в двух-трех местах,
т. е. состоит из двух-трех кладов. О Коблев- ском кладе дает краткое сообщение Дешелет (Dechelette, Manuel.., II, Сс. 185—186).
На расстоянии свыше километра от Коблева, на берегу Тилигульского лимана были найдены в 1836 и 1839 гг. две беломраморные плиты с греческими посвятительными Ахиллесу — ,.вла­дыке Черного моря“ — надписями (IOSPE, I2, № 138, 142). Подобная же плита найдена в 1863 г. в 5,3 км от Коблева, на высоком бе-
55 Тилигульский лиман назывался по-турецки Дели­тель — Бешеное озеро (Скальковский, История, III, с. 189).
регу Карабашского лимана, где тогда же были обнаружены фундаменты какой-то длинной по­стройки, сложенной из дикого камня в форме буквы Г (IOSPE, I2, № 144, о плите из песча­ника; Ястребов, Опыт, сс. 126—127). Фун­даменты эти не были научно обследованы, а окрестные жители разобрали их на хозяй­ственные постройки. О находках надписей 1836 И 1839 гг. см. у Мурзакевич, Надписи; о над­писи 1863 см. Юргевич, Надпись Одиссоса, с. 994 ; его же, Замечания, сс. 37—38, а также Протоколы 402 и 417 заседаний ООИД. По мнению Латышева, надпись 1836 г. не старше времен Адриана, а надпись 1863 г. — II в. н. э.
Браун (Разыскания, сс. 196 и 208) у с. Коб­лева предполагает местонахождение Ордесса Птолемея (Одесса Птолемея и Плиния). По Миннзу (Scythians, с. 14) это Odessus псевдо- Арриана и Птолемея.
Мнения других авторов о местоположении скопелоев и Одесса см. § 125.
§ 98. Любополь (Тишковка), село
В 2 км от села есть курган высотою около 6 м, на котором стоял крест. В 1891—1892 гг. кладоискатели раскопали его и, говорят, ничего не нашли (Гошкевич, Клады, сс. 66—67).
,.Найденная в степи при вспашке земли сере­бряная турецкая монета поступила в Херсон­ский музей" (Рукопись Гошкевича, с. 49).
§ 99. Широкое (Ново-Александровка), село
В окрестностях села водою вымыты остатки котла и в них — до 100 серебряных турецких монет. Восемь из них поступили в Елисаветград- ский музей (Ястребов, Опыт, с. 76; Гошкевич, Клады, с. 57).
БАЛАЙЧУК, РЕКА (— ТИЛИГУЛЬСКИЙ ЛИМАН)
§ 100. Кайры, село
Клад из 150 екатерининских пятаков выкопан был в 1895 г. (АИЗ, 1896, № 2-3, с. 57; Гошке­вич, Клады, с. 59).
§ 101. Петровка (б. Курисово-Покровское, местечко), село
В 1892 г. при постройке дома здесь была обнаружена гробница, в которой оказался жен­ский костяк и при нем стеклянные и янтарныеМорское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Буг
S3бусы, медная булавка и глиняный сосуд. Невда­леке от дома найден широкий турецкий ятаган. В другом месте найдены две серебряные за­стежки, серебряное зеркало, железная с золо­тыми украшениями булавка. Вблизи этого села находят остродонные амфоры и другие древ­ности. Были открыты четыре гробницы; в глав­ной оказался глиняный сосуд и никаких метал­лических вещей. Все перечисленные находки попали в частные руки (И. И. Куриса) (Руко­пись Гошкевича, с. 50). Сосуд (табл. V, /) из раскопанного в 1901 г. кургана поступил в Одесский музей.
В статье Е, Лагодовской „Археологічна подо­рож до с. Курисово-Покровського“ (ВОКК, ч. 4-5) есть сообщение о курганах, расположен­ных в направлении на с. Черногорку. Все эти курганы сильно распаханы, разрушены; на одном лежит каменная плита, на другом — обломок плиты и пять небольших камней.
В 1929 г. в поле, возле дороги на с. Черно­горку была выпахана каменная плита, под кото­рой пахавший крестьянин обнаружил три пли­ты, составлявшие четырехугольник с одной от­крытой стороной. Между ними, по сообщению того же крестьянина, лежал костяк человека на спине, головою на север. Е. Лагодовская, про­изведшая в 1930 г. по поручению Одесской ко­миссии краеведения обследование места находки, сообщает, что раскопанное погребение находи­лось под еле заметной насыпью и что камен­ный ящик находился либо на уровне почвы, либо в насыпи. Две из составлявших ящик плит имеют вырезанные на больших плоскостях углубления: одна — 19 углублений (округлые, овальные, округло-треугольные с соединяющими их канавками), другая — чашеподобное. Е. Ла­годовская сравнивает эти изображения с най­денными на Подолии, по Днестру. Камни хра­нятся в Одесском музее.
К указанной статье приложены два рисунка (изображения на камне), фототип и план шести курганов.
§ 102. Добрая Надежда (Старая Матлашовка), село
Во время котлования для постройки камен­ного моста через балку, в сентябре 1936 г. най­ден на глубине 2 м бронзовый наконечник стрелы, трехгранный со втулкою, Шейка отло­мана. Находка поступила в Одесский историче­ский музей.
В „Каталоге коллекций А. Поля“ (с, 24, № 370, табл. III, 370) значится „полированное орудие из талькового серого сланца: форма овальная, нижняя поверхность почти горизон­тальна, верхняя несколько выпукла к середине и опущена к краям, посередине вырезана глубо­кая поперечная борозда; Поверхность гладко полирована... форма... напоминает ткацкий чел­нок. Длина 11 см, ширина 6, толщина 3, ширина и глубина вырезки до 1,5 см“ [53].
ТИЛИГУЛ, РЕКА (— ТИЛИГУЛЬСКИИ ЛИМАН)
§ 103. Ново-Покровка (Покровское), село
„На восток от села на дороге в Лидиевку, в 5—6 км от реки Тилигула, при балке Стадной есть развалины в земле (есть и снаружи, но те — новые) (Рукопись Гошкевича, с. 51).
Найденный здесь в 1872 г. кремневый нако­нечник стрелы поступил в Одесский музей (ЗООИД, XXV, протокол 342 заседания).
§ 104. Черногорка (б. Гелененталь), село
На расстоянии 1 км от села есть три кургана; два из них раскопаны в конце прошлого сто­летия; в одном обнаружен костяк коня с уди­лами, „в каменном гробу“, в другом ■— костяк человека, лежавший под каменной плитой. Оба костяка снова зарыты (Гошкевич, Клады, с. 58).
§ 105. Мариновка (б. Ней-Фрейденталь), село
На расстоянии 1 км от села есть три кургана; „Близнецы“, отстоящие один от другого на 40—50 м и связанные валом, имеющим ширину 17—18 м. Высота одного 3,5 М, другого 2,13 м. Оба распаханы и раскопаны кладоиска­телями. По слухам, в большем кургане нашли каменную бабу. Соединяющий курганы вал по­средине раскопан (Ястребов, Опыт, с. 164; Гошкевич, Клады, с. 61).
На окрестных полях найдены кремневый ну­клеус, бронзовый трехгранный наконечник стре-54
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Бугаы и серебряная римская (Траяна) монета. Эти находки поступили в Херсонский музей (Руко­пись Гошкевича, с. 51).
§ 106. Березовка, поселок городского типа
Среди базарной площади есть небольшой кур­ган; у его подошвы в 1894 г. на глубине 1,42 м найдены человеческие кости. В плавнях на бе­регу р. Тилигула стоит курган 1,5 м высоты; был раскапываем кладоискателями (Гошкевич, Клады, с. 48). По сообщению березовских ста­рожилов, здесь есть старинное кладбище (Из карточек Гошкевича).
„Вблизи Березовки находят окаменелые ске­леты небольших рыб“ (Рукопись Гошкевича, с. 52). О находке остатков костяка мастодонта в совхозе „Добрая Надежда[54], см. „Хроніка ВУАК“, ч. 1, с. 75 (varia).
„Вблизи х. Калаглии (при с. Березовка) В 1882 г. произведена была раскопка кургана; что найдено — не известно** (Рукопись Гошке­вича, с. 56).
§ 107. Завадовка, село
В районе бывшей Завадовской волости есть 23 кургана от 2 до 8,5 м высоты. Более высокие из них: в 0,5 км от д. Колосовки, около 8,5 м высоты; в с. Завадовке, 4,25 м высоты; когда-то на нем было кладбище, от которого оставался крест с неразборчивой надписью; Острая мо­гила по дороге из Владиславки в Вознесенск, слева от Куцой балки, 4,25 м высоты; Острая могила по той же дороге, той же высоты; Дол­гая могила по той же дороге в 4,25 км от д. Владиславки, 10,6 м высоты, имеет присып­ной вал; Острая могила по той же дороге в 5,3 км от Владиславки, 9,5 м высоты (Руко­пись Гошкевича, с. 52).
В центре села есть курган, раскопанный в 1890—-1891 гг.; на глубине 0,35 м в насыпи найден кувшин. В 1892 г. возле огорода быв­шего здесь имения были произведены раскопки: найдены два кувшина и 15 бус. Во многих кур­ганах рылись кладоискатели (Гошкевич, Клады, сс. 50—51).
§ 108. Владиславка, село [55]
„В 2,5 км от села, по дороге в Вознесенск был открыт гладко отесанный камедь (2,1 X
X 1,4 X 0,35 м) с изображением какого-то зна­ка в виде куриной лапки (?)** (Рукопись Гош­кевича, с. 53).
§ 109. Михайловка (б. Тефтулова), село
Два кургана вблизи села, на транзитной до­роге Ананьев—Николаев были раскапываемы. Высота их 4,25 и 5,25 м. Из насыпей выбрано пять возов крупного камня—булыжника; за­мечены были следы золы и углей. Раскопки не были доведены до конца (Ястребов, Опыт, с. 173).
§ 110. Петровка, село
В районе бывшей Петровской волости имеется 13 курганов 3,2—6,4 м высоты (Рукопись Гош­кевича, с. 53).
§ 111. Ананьевка, (б. Мартыновское, Струково), село
На вершине горы, прилегающей к р. Тили- гулу, находится древний земляной вал, идущий с юго-запада на северо-запад по направлению к возвышенности. С южной стороны вала по всему его протяжению заметно множество круг­лых выемок. Средняя часть вала была когда-то раскопана, найдено несколько камней и раздроб­ленные человеческие кости. Вблизи вала на той же возвышенности при вспашке находили части кольчуг и куски чугуна. В 3 кд от вала, за реч­кой Журавкой есть множество таких же впадин, как и к югу от вала (Ястребов, Опыт, с. 128).
Недалеко от вала находится несколько небольших и два больших кургана. В одном из них кладоискатели нашли в 60-х годах XIX ст. каменную плиту размерами 3,25 X 1,06 м. Дру­гой курган раскапывали (не до конца) в 80-х годах (Гошкевич, Клады, с. 52).
§ 112. Исаево, село
„Осенью 1901 г. кладоискатели разрыли кур­ган, что стоит у дороги из Исаева в д. Але­ксеевку и м. Ново-Павловку. Они нашли: типич­ный скифский котел — массивный из красной меди с двумя ручками и на ножке, — цилиндри­ческий точильный камень, медную лопатку (?) и медную же пуговицу. Котел разбили на мно­жество кусков. Несколько фрагментов его и остальные находки поступили в Херсонский музей** (Рукопись Гошкевича, с. 54).Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Ё-yi
$5§ 113. Покровка (б. Майорское), село
Найденная вблизи села железная шпора по­ступила в коллекцию В. Антоновича (Киев) (Ястребов, Опыт, с. 88).
§ 114. Комаровка, село
В долине р. Тилигул из канавы вымыло во­дою часть рогового стержня первобытного быка (Bos primigenius). Находка поступила в Херсон­ский музей (Рукопись Гошкевича, с. 55).
§ 115. Коховка, село
В 60-х годах прошлого столетия кладоиска­тели нашли в кургане скелет воина с желез­ным вооружением (Гошкевич, Клады, Y. 51).
§ 116. Большая Боярка, село
В кургане вблизи этого села найден сосуд из красного песчаника, подобный найденному в Ко- зорезове (см. вып. III „Археологической карты ), но лучшей выделки. Он был найден с топором, который лицо, получившее находку, определило как молоток (Мурзакевич, Древ­ности X, с. 570; Ястребов, Опыт, с. 172).
§ 117. Ананьев, город
В окрестностях много курганов. Около 15 на­ходятся почти возле города; высота их 2,13—4,26 м. Достаточно высокие могильные насыпи есть и в самом городе. При раскопке одного из них в 50-х годах пр. ст. был найден золотой прут с палец толщиною и 'длиною 17,5 см; на нем была резьба и какая-то над­пись. Во время раскопки кургана в усадьбе, принадлежавшей Макаревичу, недалеко от р. Тилигул нашли четыре человеческих скелета, лежавших парами, два — теменем на восток, два — на запад; при них был каменный нако­нечник стрелы и глиняный горшок. В кургане в окрестностях села нашли пепел, уголь и череп человека (Ястребов, Опыт, с. 172).
В долине р. Тилигул вблизи Ананьева на глубине 2,8 м случайно было обнаружено по­гребение. На обеих руках скелета были брас­леты с точечным орнаментом. Найдены также медные серьги и какие-то медные украшения
возле шеи, уничтоженные находчиками. Скелет,
один браслет и обломок второго поступили
в Херсонский музей (АЛЮР, 1901, с. 188).
Из случайных находок известны: фалличе­
ская статуэтка и большой якорь (Ястребов, ук. соч., с. 87). На месте, где была мечеть, най­дена какая-то большая серебряная монета 1557 г. (Рукопись Гошкевича, с. 55). Монеты, среди которых одна римская Антонина Пия, находили в долине Тилигула, возле города (Надеждин, Скифия, с. 58).
Браун полагает, что возле Ананьева нахо­дился город Эректон (Браун, Разыскания, с. 206). По сведениям Скальковского, на месте современного Ананьева в 1750 г. была основана слобода Ананьево (История, I, с. 45). В каме­ноломнях вблизи Ананьева находят кости иско­паемых животных (Рукопись Гошкевича, с. 55).
ТAPTАКАЙ, БАЛКА (— ТИЛИГУЛ — ТИЛИГУЛЬСКИЙ ЛИМАН)
§ 118. Колосовка, село
Два кургана 19—21 м высотою расположены один в 3 кд к востоку, другой — в 1 км к се­веро-западу от этого села.
Вблизи второго кургана стоял камень § форме крышки гроба; его уничтожили. Курганы эти были раскапываемы кладоискателями в 60-х го­дах XIX ст. (Гошкевич, Клады, с. 51).
Под горою были пещеры в земле; теперь входы в них завалены и застроены (Рукопись Гошкевича, с. 56).
ЖУРАВКА, РЕКА (—ТИЛИГУЛ — ТИЛИГУЛЬСКИЙ ЛИМАН)
§ 119. Красный Кут (б. Черный Кут), село
В 80-Х годах пр. ст. здесь были раскапываемы курганы неким Кожановым, по его словам, для Одесского музея. Найденные вещи были наз­ваны им скифскими (Рукопись Гошкевича, сс. 56—57).
§ 120. Кохановка, село
Между этим селом и селом Новоселкой, на правом берегу р. Мокрой Журавки есть обшир­ное искусственное углубление с выходом к реке. По местному преданию, здесь жили гайдамаки (Ястребов, Опыт, с. 128; Гошкевич, Клады, с. 51).
МАЙНОВА БАЛКА (—ТИЛИГУЛ — ТИЛИГУЛЬСКИЙ ЛИМАН)
§ 121. Ново-Григорьевка (б. Майнова), село
В насыпи одного кургана найдена каменная баба, которую перевезли в село (Ястребов, Опыт, с. 173).56
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный БугМЕЛАНКА, РЕКА (—ТИЛИГУЛ — ТИЛИГУЛЬСКИИ ЛИМАН)
§ 122. Заплазы (б. хутора), село
„При выкопке погреба был открыт склеп, в котором при скелете найдены 9 сосудов из темной глины, медная пряжка, обломок такой же пряжки и витой проволочный браслет. Ме­таллические предметы утеряны, сосуды посту­пили в Херсонский музей (табл. XVI, 13 и 14) (Рукопись Гошкевича, с. 57; Дело АК 1895/251; ОАК, 1895, с. 80; АИЗ, 1896, № 2-3, с. 56, по газетному сообщению).
ЦАРЕГОЛ, РЕКА 56 (— ТИЛИГУЛЬСКИИ ЛИМАН)
§ 123. Игнатовка (Ипацкое), поселок
Недалеко от поселка есть два кургана 6 и 8,5 ф высоты. В одном небольшом кургане, разрытом местным жителем для добывания камня, найден костяк человека с маленькой тре­угольной плиткой на груди; на плитке — изо­бражение вроде полумесяца (Ястребов, Опыт, с. 163). При выкопке колодца на глубине 1,4 м Найдены человеческие кости, глиняный флакон­чик и большой глиняный горшок (ук. соч., с. 91).
§ 124. Ряснополь (Раснополь), село
В районе бывшей Раснопольской волости насчитывается до 28 курганов (ук. соч., сс. 167—168).
В 5,3 км от этого села в Гадючей балке найден в 90-х годах XIX ст. старинный колодец; в глубине его оказалось полукруглое отверстие (Гошкевич, Клады, сс. 65—66).
ПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРНОГО МОРЯ
§ 125. Морской (б. Карабаш), хутор
„Между этим хутором и с. Коблевым, по Нашему мнению, находится древнегреческий ско- пули (Гошкевйч, Одесс, с. 449).
На левом берегу занесенного ныне морским песком устья Тилигульского лимана помещают древний Одесс: Аркас (Таблица, с. 145), Стемпковский, Беккер и Муральт (Берег Пон­та, с. 199), а Пападимитриу — на берегу Боль-
5G Название реки — искаженное Сарыгёл, по Скаль­ковскому, История, III, с. 27.
шой балки (Одесс I, сс. 389—395 и Одесс II, сс. 451—456).
§ 126. Рыбаковка (б. Аджиаска), село [56]
„К северо-востоку от села на морском берегу заметны следы древнего поселения*4 (Гошкевич, Одесс, с. 448).
„В 1915 г. найден клад бронзовых орудий на глинище, в расстоянии около 0,5 км к востоку от села, на берегу моря. Клад помещался, по словам находчика, в глиняном горшке, накрытом плитою местного известняка; горшок развалился на мелкие куски и не взят находчиком. При осмотре мною глинища оказалось, что оно зани­мает низменную площадь около 0,25 га. Место, где найден клад, — наиболее удаленная от моря точка глинища; залегал он на глубине около 0,35 м от уровня почвы. Состав клада: топор массивный со сквозным отверстием вислообухо- вый, долото полукруглое и 19 плоских топоров**. (Рукопись Гошкевича, с. 56. См. также ИАК, 58, прибавление, с. 54, по газетному сообще­нию). Находка поступила в Херсонский музей (табл. XVIII, 5—9; ХМ № 1270—1273,
1275, 1277—1285, 1287, 1288). Тальгрен
в „Pontide** отмечает этот клад на карте (с. 145) и в тексте (по указателю Adjiaska). См. также Городцов, Культуры, с. 155, приме­чание 2.
§ 127. Березань, остров
О-в Березань расположен на Черном море против устья Сосицко-Березанского лимана. Форма его треугольно-клиновидная, причем острый конец обращен к югу; площадь равна 30 га. По заключению Соколова (Березань, с. 224), остров представляет собою часть материка, отрезанную морем в довольно позд­ний, геологический период; теперь еще имеется подводная отмель, направляющаяся к Аджиголь- скому берегу. Основание острова составляет пои* тийский известняк, крутыми скалами поднимаю­щийся Иад водою: южная оконечность до 17 ■М» северная до 8,5 м. Только возле северо-восточ­ного угла имеется отлогость и только здесь воз­можно высадиться на берег и подняться на остров.
Первое археологическое обследование Бере- зани произвел в начале XIX ст. академик Ке­лер, установивший здесь наличие следов строе­ний. Он же описал три плиты, найденные поМорское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Вуг
57его сведениям на Березани'58 (MertiOiires, с. 634). У Латышева эти надписи см. IOSPE, 12, № 130, 134, 139. Уваров в середине пр. ст. снял план острова, наметив на нем ,,турецкие укре- пления“ на южной оконечности и в северо- восточной части, следы строений и шести курга­нов — в северной и два колодца — в южной и северо-восточной частях; он отметил и то, что почва острова усеяна была черепками красных греческих амфор, обломками мрамора и зеленого камня, похожего на яшму (Исследования, II, с. 47, план XXV). Барбот де Марии, исследовав кухонные остатки в юго-восточной части острова, обнаружил в них много раковин и че­репков древнегреческой посуды (Очерк, с. 75). В 1884 г. Р. Прендель, по поручению предвари­тельной комиссии VI АС, произвел пробные рас­копки траншеей в северном конце западного берега. Краткое описание раскопок открытых погребений и общие замечания помещены в Трудах VI AC, I, сс. 216—219, с картою Бере­зани 1884 г. В 90-х годах пр. ст. очаковский житель Н. Левицкий, неоднократно посещавший остров, собрал коллекцию архаических греческих сосудов, приобретенную Археологической комис­сией и хранящуюся теперь в Эрмитаже.
Большой спрос на античные памятники ,,юж­ной России**, существовавший в досоветское время на антикварном рынке, обилие находок на острове и его необитаемость способствовали рас­хищению археологических ценностей Березани в очень широких размерах. Насколько пустынно было на острове, можно судить по тому, что Гошкевич, бывавший здесь в 90-х годах, застал очень большие стаи пеликанов, облюбовавших скалы южной оконечности острова; „на самом острове и вокруг него, в воде, кишмя кишели ужи и другие Породы змей** (В. Гошкевич).
Кладоискатели, производившие раскопки и сбывавшие находки очаковским скупщикам, ра­ботали, главным образом, на северном и северо- западном берегах, где особенно густо были рас­положены погребения, и пренебрегали буграми на остальной площади острова, так как в них находили битую посуду, черепки. Метод рас­копки, описанный Гошкевичем в его руко­писи, был таков: „Вбив в землю лом, прикре­пив к нему конец веревки и обвязав себя дру­гим концом ее, грабитель работал на весу.., сбрасывая могильную землю Прямо в море**. И этот „метод**, конечно, в значительной мере уменьшил площадь березанского некрополя[57],
58Опровержение Бруна относительно одной из НИХ см, § 129,
так как хищения не только не преследовались, но даже поощрялись царскими чиновниками, между которыми бывали „любители старины**, заинтересованные в добыче с Березани.
Путем долгих и настойчивых стараний Гошке­вичу удалось побороть междуведомственные (о-в Березань состоял в ведении министерства государственных имуществ, а Археологическая комиссия — в ведении министерства двора) осложнения и убедить Г. Л. Скадовского начать на его (Скадовского) средства раскопки березан­ского некрополя.
Раскопки эти, произведенные в 1900 и 1901 гг. с разрешения Археологической комиссии, вскры­ли площадь более 1900 м2, прилегающую
к облюбованному грабителями участку, и обна­ружили более 800 погребений, расположенных местами в два и даже три слоя. В Херсонский музей поступили дневники, план раскопок и на­ходки, за исключением 100 отборных экземпля­ров сосудов, переданных Скадовским в Архео­логическую комиссию и хранящихся теперь в Эрмитаже, и небольшой части находок, кото­рая хранилась у Скадовского и погибла после его смерти (Дело АК 1900/141).
В 1903—1909 гг. раскопки Березани произво­дил Э. Р. Штерн, поставивший своей целью: 1) определить значение небольших возвышений и впадин на западном и северо-восточном бере­гах; 2) исследовать плоские и более высокие курганы, расположенные в меридиональных на­правлениях по всей широкой части острова; 3) отыскать место древнего поселения. Находки Штерна поступили в Одесский музей.
В рукописи Гошкевича, в статье „Березань* имеется сделанная им краткая сводка по днев­никам Скадовского и публикациям Штерна, из которой мы делаем следующие извлечения.
Раскопки некрополя,, произведенные Скадов­ским, показали два основных типа погребений, относящихся к VII—V вв. до н. э.: трупополо- жение и трупосожжение. ТруПоположение про­изводилось в яме, вырытой по размеру погре­бенного.
Могильные ямы нередко обставляются и по­крываются сверху каменными плитами или бес­форменными камнями.
Камни встречаются также и под головой или поставлены у подошв погребенного, в виде под­стилки, в виде ограждения костяка. Изредка58
Морско; побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Бугвстречались ограждения деревом. Подстилки бывают также из морской травы и черепков. Костяки лежат горизонтально, на спине, с про­тянутыми конечностями, но встречается и согну- крыто большим камнем. Сосуды заменялись иногда большими фрагментами, составлявшими подстилку, ограждение и покрышку детского трупа; в детских погребениях встречались и под-
Рис. 14. Амфора с белой обли­цовкой и красной росписью. Березань. Около Vs н. в.

Рис. 15. Миниатюрная гидрия. Остатки по­крытия черным лаком.
Березань. Н. в.
стилки из морской травы и тугое пеленание трупа. Отмечен один случай признаков бальза­мирования.
Кострищ от трупосожжений Скадовский отме­чает больше 100. Некоторые кострища обведены

Рис. 16. Гутус темносерый.
Березань. 1/2 н. в.тость в коленях, в локтях, кисти рук иногда уложены в области таза, иногда протянуты к лицу. Небольшую группу составляют скорчен­ные на боку костяки, всегда с очень бедным инвентарем. Детские погребения встречены в амфорах или в специальных урнах, часто по­крытых внутри смолою. Сосуд для погребения разбивался на крупные куски и после вложения трупа вновь складывался, причем для трупов больших размеров употреблялись и две сложен­ные вместе амфоры. Эти сосуды устанавлива­лись либо на боку, либо вертикально, отверстием вниз или вверх и обставлялись для устойчи­вости камнями. Отверстие сосуда бывает за­невысокой стенкой четырехугольной или округ­лой формы из обтесанных плит известняка с двумя-тремя ступенями с наружной стороны. В слоях, составляющих кострища, находимы зола, угли, обгорелые кости, закопченные камни, не вполне сгоревшие бревна и остатки погре­бального инвентаря: фрагменты глиняных сосу­дов, небольшие сосуды и мелкие металлические предметы, деформированные огнем. Погребение остатков от сожжения производилось в сосуде, закрытом камнем или черепком и устанавливае­мом на месте сожжения или в могильной яме. Место сожжения бывает прикрыто крупными черепками больших сосудов, как чешуей.Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный ї>уг
59Особое место занимает следующее погребе­ние. Яма обставлена бревнами; стены и дно обмазаны глиною, а в нижней части обложены

а


Рис. 17. Чернофигурный лекиф с под­малевкой: а — общий вид, б — изо­бражение на лекифе. Березань. Чс н. в.
мхом. Бревна совершенно обуглились, яма до­верху заполнена углями и прикрыта бревнами, на которых не видно следов огня. На дне ямы, на толстом слое изЖелтабелого порошка лежал костяк на спине, теменем на восток, конечности" протянуты параллельно туловищу. Кости обож­жены, некоторые перегорели. На правом боку — железный меч, у левого бедра — железный нож и деревянный колчан с бронзовыми наконечни­ками стрел; на груди — сердоликовые и золо­тые пронизи и золотые бляшки; возле пояса — золотые бляхи с точечным орнаментом, на че­репе — золотые украшения от головного убора, сбоку — золотая серьга. В разных местах склепа стояли сосуды конца VII — самого начала VI в. до н. э. [58]. В одной могиле ока-

Рис. 18. Фрагмент сосуда стиля фикелура. Березань. Vt н. в.
зался только череп, обставленный сосудами конца VII в. до н. э. Один из случаев парных погребений; два костяка рядом; один охваты­вает правой рукой шею другого; это погребение без вещей.
Раскопками Штерна установлено было сле­дующее.
Под возвышениями и впадинами на берегу на западной и северо-восточной стороне острова обнаружены воронкообразные ямы. Более мел­кие из них заключали в себе разбитые урны с пеплом, бронзовые плоские наконечники стрел, грузила, мелкие бусы, куски серы и румян, фрагменты милетских или чернофигурных атти­ческих сосудов, очень редко целые сосуды. От­мечено, что фрагменты одного и того же сосуда попадались в двух ямах. Ф. Штерн отмечает находку полукруглой лепешки, испеченной из муки. Ямы отделены одна от другой простен­ками, сложенными из двух-трех рядов камней.
Более глубокие ямы имели выдолбленные
60
Морское поёережъе и бассейны малых
в скале по направлению к морю дымоходы, почерневшие от копоти. Эти воронкообразные ямы служили крематориями.
Плоские курганы, тянущиеся с юго-запада на северо-восток в центральной части острова, так­же покрывали воронкообразные ямы с погре­бальными урнами, установленными на подстилке из морской травы. Находки здесь составляли: фрагменты ионийских, коринфских и чернофи­гурных аттических сосудов (VI в. до н. э.), наконечники стрел, тарики-рыбки ольвийские, рыболовные крючки, грузила, куски румян, из­редка — светильники, терракотовые статуэтки, бусы, костяные изделия. Золото совершенно отсутствует. Отмечается грузило из черного камня с древнейшими из найденных в северном Причерноморье графити, выполненными чисто ионийским алфавитом.
В слое над ямою, заключавшею в себе пять урн, найдены три больших и два малых аса с головою Медузы, относимые Штерном к V в.
В северо-восточной части острова, под прича­лом отмечены остатки поселения, состоявшие из двух слоев. Более древние здания были построе­ны из хорошо отесанных камней, уложенных прямо на материке; более поздние, относящиеся к концу VI или началу V вв., построены из мелкого бута на насыпной земле. При этом Штерн отмечает, что в первоначальный период погребения устраивались возле домов и прямо под домами.
Большой курган, расположенный за един­ственно возможным местом высадки, содержал около 60 костяков со множеством впускных по­гребений различных эпох, с соответствующими разрушениями старых новыми, последовавшими. Встретились погребения и в каменных ящиках. Находки: несколько бронзовых подвесок, следы гроба, остатки ткани. Все графити из этого кур­гана относятся к V в. до н. э. Особый интерес имеет находка во впускном верхнем слое насыпи такого погребения: под головою костяка лежала полукруглая известняковая плита со шведско- рунической надписью.
Штерн открыл также круглые колодцы-во­доемы. В стене одного выдолблены углубле­ния — ступени для спуска. Засыпавший колодцы слой показывает, что они относятся к древнему периоду заселения острова.
К периодам, последовавшим за V в., отно­сятся посвятительные надписи Ахиллу Понтарху (IOSPE, I2, № 131 и 135), поздние амфоры, светильники, обломки сосудов.
Отчеты Штерна опубликованы в ОАК за 1904—1909 ГГ. (Дела АК: 1903/80, 1905/72,
рек между рр. Днестр и Южный Буг
1906/31, 1907/3, 1908/49, 1909/52; см. также ЗООИД и ИАК соответствующих годов).
Раскопки на Березани в 1928—1931 гг. были произведены экспедициями Народного Комис­сариата просвещения УССР, совместно с ГАИМК. Вещевые и документальные материалы поступили в Одесский музей (не опубликованы).
В краткой информации, помещенной в ,,Хро­ніці ВУАК“, ч. 3, с. 84, указано на открытый экспедицией 1930 г. „досить значний культур­ний шар пізньослов’янських часів (часи ран­нього феодалізму) з керамікою, характерною також для середньодніпрянських (київських тощо) городищ“, на ,,рештки матеріальної куль­тури часів класичних: грецьких та римських, по­тім пізніших часів (слов’янських, татарських, турецьких)“.
Не имея возможности по объему добытого материала дать сколько-нибудь исчерпывающее количество рисунков, помещаем некоторые образцы греческой керамики (таблицы I, /5—27; VII; VIII; IX, /, 2, 4, 5; X; XI; XII; XIII; XIV) и лепленой местной (табл. VI, 4, 5, 6, Та, Тб, 9а, 96, 11а, 116). Образцы нако­нечников стрел из бронзы помещены на табл. XXI, 1—6.
Из случайных находок на Березани в Херсон­ский музей поступили: предметы по списку, опу­бликованному В. Гошкевичем (ЛМ, 1912, с. 8); в 1916 г. еще 20 фрагментов сосудов; В 1917 Г. — римская монета (Кн. поступлений, С. 587). См. также приложение 3.
Библиография (сокращения см. по указа­телю): Kohler, Memoires; Шмидт, Херсонск. губ., I, с. 144; Уваров, Исследования, II, с. 144; Брун, Черноморье, I, сс. 14—32; Прендель; Ястребов, Опыт, сс. 121 —122; Латышев, nONTlRA, сс. 284—297; Штерн, Новый мате­риал; его же краткий доклад о раскопках Ска- довского в протоколах 342 и 345 заседаний ООИД; его же, Griechische Colonisation; его же, Жизнь детей; Фармаковский, Архаический период; его же, Вазы; его же, Terracoten; Пападимитриу, Березань; Браун, Надпись; Энман, Кубок; Тураев; Прушевская; Крисін, Ваза, его же, Поховання; Манцевич; Штейн; Каи, сс. 25—27; Cleve; Minns, Scythians, сс. 338—339 и по указателю Berezan; Барбот де Марии, Очерк; Соколов Н., Березань; Кова­левский.
Анализ наконечников стрёл, найденных на Березани Скадовским, был произведен проф. Мельниковым (протокол 341 заседания ООИД).
' Тальгреи (Pantide, с, 145, карта № 36, Ь)Морское. побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Буг
61отмечает Березань как место находки клада (или склада) бронзовых изделий, ссылаясь на Бурачкова (Карта, с. 13, № 8). Но указание Бурачкова относится, повидимому, к Коблеву (см. наш § 97, сообщение Бруна); Коблевскую же находку Тальгрен описывает как самостоя­тельную.
БЕРЕЗАНСК0-С0СИЦКИИ ЛИМАН (— ЧЕРНОЕ МОРЕ) 61 § 128. Викторовка (б. Булгары), село
„Неогражденное поселение отмечено нами на правом берегу Березанского лимана, ниже этой деревни. Протяжение следов поселения — около 1 км“ (Гошкевич, Одесс, с. 448).
Найденная в воде лимана против с. Викто- ровки посвятительная Ахиллу Понтарху надпись на мраморной плите поступила в Херсонский музей (IOSPE, I2, № 146).
§ 129. Тузлы, село
Брун (Тирас, с. 64) утверждает, что из трех греческих плит с надписью, изданных Келером (Memoires, с. 634) как березанские, одна (IOSPE, I2, Ко 130) найдена была не на Березани, а в окрестностях с. Тузлы.
§ 130. Осетровка (б. Александродар, Кабурга), село
„Между Александродаром, стоящим на Бере­занском лимане, и Матиасовым — на Сосицком лимане — есть мыс, разделяющий эти лиманы, а вблизи него, как сообщил нам И. В. Судер- вянский в 1902 г., на дне высохшего лимана обнаружен свод подвального строения на значи­тельном расстоянии. Не об этом ли своде гово­рит Ястребов в „Опыте”, с. 95 (Матиасово, см. ниже § 132), называя его пещерою, со слов своего корреспондента?“ (Рукопись Гошкевича, с. 62).
В 1913 г. Гошкевичем обследовано было горо­дище, расположенное вблизи этого села.
„На оконечности безлюдного мыса располо­жено городище (рис. 19) с двойным параллель­ным ограждением со стороны материка: внеш­нее ограждение — из земляного вала; внутрен-
в1 Порт Березань при р. Янчокраке (,,Onczakrik“) отмечает Боплан (с. 52) и Миннз (Scythians, по ука­зателю Berezan Lipian),
нее образует каменная стена. Площадь городища около 2 га. Над берегом лимана оно возвыша­ется на 17 м очень крутыми обрывами. Толщи глины, из которых состоит мыс, откалываются вертикально и обваливаются в лиман, и эта разрушительная работа атмосферных вод в те­чение ряда веков уменьшила первоначальные размеры городища. На западном конце внут­ренней ограды, у самого обрыва в 90-х годах пр. ст. при обвале глины обнаружились остатки

Рис. 19. План городища возле с. Осетровка (по Гошкевичу).
каменной постройки из двух параллельных стен со следами сгнивших связывавших их брусьев. Стены эти отчасти разобраны крестьянами со­седних деревень на постройки. Черепки, изредка попадающиеся на площади городища и в окру­жающих его обрывах, относятся к остродонным греческим амфорам” (Гошкевич, ЛМ, 1913, сс. 9—11; доказательства его, что описанное городище есть остатки древнего Одесса, см. Гошкевич, Одесс).
В „Хроніці ВУАК”, ч. 1, с. 75 (varia) поме­щено краткое сообщение о том, что проф. М. О. Загоровский „констатував наявність че­реп’я простого античного посуду та тваринних кісток” на мысу Сосицком.
Близ с. Александродара Беккер помещает Ордесс Плиния (Берег Понта, с. 201).62
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Буг§ 131. Холодная Балка, хутор
Из обрывов над лиманом вываливаются кости исполинских ископаемых животных (Рукопись Гошкевича, с. 62а).
СОСИЦКИИ ЛИМАН (— ЧЕРНОЕ МОРЕ)
§ 132. Матиасово (Агафьевка), село
Ястребов (Опыт, с. 95) сообщает: „ Ма­тиасово на Сосицком лимане. Н. Добрянский сообщал нам о пещере на берегу лимана, в ко­торой нашли глиняную посуду черного цвета грубой фабрикации; он представил нам план окрестностей этой деревни и черепки найденных в пещере сосудов". См. выше § 130.
СОСИКА, РЕКА (— СОСИЦКИИ
ЛИМАН — БЕРЕЗАНСКО-СОСИЦКИЙ ЛИМАН — ЧЕРНОЕ МОРЕ)
§ 133. Красное, село
На пахотной земле к западу от села есть три невысоких кургана. Один из них, находящийся в 0,5 км от Красного, очень каменист и не запа­хивается (Рукопись Гошкевича, с. 60).
В окрестностях есть подземные ходы (Гош­кевич, Клады, с. 59).
§ 134. Адамовка (б. Александрфельд), село
В балке при устройстве пруда найдена не­большая пушка, должно быть, начала XVIII ст. (Рукопись Гошкевича, с. 61).
§ 135. Малахове (б. Себастианфельд), село
Вблизи села, в овраге есть пещера, вход в ко­торую завалился (Рукопись Гошкевича, с. 61).
На расстоянии 2,5 км от Малахова располо­жено пять курганов; из них два — по 4,25 м высоты, а три — по 2,8 м. Два из них были раскопаны кладоискателями в 90-годах пр. ст. (ук. соч., с. 61).
§ 136. Анновка, хутор
В 1896 г. в кургане вблизи этого хутора най­дено бронзовое древнегреческое зеркало с руч­кою в виде нагой женской фигуры. Статуэтка и орнаментальная дуга, окаймлявшая зеркало, превосходно сохранились; диск зеркала повре­жден. Находка поступила в Эрмитаж и издана Жебелевым и Мальмбергом (см. по библиогра­фическому указателю). (Дело АК 1897/50; ОАК, 1897, С. 97, рис. 186, а, б; АИЗ, 1897, № 7-8, с. 230; Minns, Scythians, по указателю Annovka).
§ 137. Лубянка, хутор
В окрестностях этого хутора, у речки Сосики найден клад македонских монет IV—III в. до н. э. Филиппа II, Александра Великого и Лиси- маха (Бурачков, Материалы, с. 6; Ястребов, Опыт, с. 175; Гошкевич, Клады, с. 60).
БЕРЕЗАНЬ, РЕКА (— БЕРЕЗАНСКИЙ ЛИМАН — БЕРЕЗАНСКО-СОСИЦКИЙ ЛИМАН — ЧЕРНОЕ МОРЕ)
§ 138. Нечаянное (Козлово), село
В 5 км к юго-востоку от села Надеждин ви­дел довольно высокий курган со стоящей на нем каменной бабой (Ястребов, Опыт, с. 165). „При раскопке одного кургана в окрестностях села найдена была мраморная плита с высечен­ной на ней надписью на армянском, по словам нашего корреспондента И. В. Судервянского, языке. Хранилась у находчика Христиана Ду- карта (Рукопись Гошкевича, с. 61).
Не об этой ли плите говорится в отчете Ни­колаевского музея (1926) „здесь есть мрамор­ная армянская надгробная плита с резьбою"? (Архив ИА, 1926, отчет музея за II кв.).
БЕРЕЗАНОВКА, БАЛКА (— БЕРЕЗАНСКИЙ ЛИМАН — БЕРЕЗАНСКО-СОСИЦКИЙ ЛИМАН — ЧЕРНОЕ МОРЕ)
§ 139. Каменка (б. Анчекрак, местечко), село
Между этим селом и Березанским лиманом И. К. Суручан в 1882 г. обнаружил следы древ­него поселения и снял с него план (Труды VI AC, II, с. 127 и план с картой).
В окрестностях местечка много курганов (Ру­копись Гошкевича, с. 62).
§ 140. Поды (Пады), хутор
„Вблизи хутора слева от дороги из Анче- крака в Парутино тянется на протяжении более одного километра вал. Приблизительная ширина его —■ 20 м“ (Рукопись Гошкевича, с. 62а).Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Буг
63ПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРНОГО МОРЯ
§ 141. Черноморца (б. Бейкуш Ближний), село
Крендовский (Лиманы, с. 90) сообщает, что у с. Бейкуш Ближний песчаные пласты местами прикрываются толстым слоем сорных куч, в которых встречаются черепки древнегреческой посуды.
„Не к этой ли местности относится переда­ваемое Надеждиным (Скифия, с. 45, примеча­ние 54) сведение французского консула при крымских ханах Пейсонеля о развалинах, нахо­дившихся между Очаковым и о. Березанью; из этих развалин турки брали камень и мрамор для подновления стен крепости Очаков, а Ван- тюр де Паради, предшественник Пейсонеля, вы­вез оттуда много камней с греческими надпи­сями". Ястребов помещает это сообщение на с. 123 „Опыта" под рубрикой „Очаков" (Руко­пись Гошкевича, с. 62а).
В 1904 г. проф. Э. Р. Штерн открыл в Бей- куше следы „весьма древней греческой куль­туры" (Штерн, Бейкуш).
„На мысу при слиянии Бейкушского и Бере­занского лиманов вся местность покрыта череп­ками греческой посуды; находили здесь и мед­ные ольвийские монеты. В 1913 г. при рытье окопов во время маневров находили хорошо сохранившиеся костяки; в изголовье одного стояла остродонная амфора" (Рукопись Гошке­вича, с. 62а).
„На краю села у Нижне-Викторовского маяка во дворе усадьбы, принадлежавшей Варваре Шведовой, есть колодезь, обложенный камнями, между которыми 4 имеют на себе какие-то знаки. Усадьба эта стоит над берегом, по кото­рому заметны следы древнего обитания: в обва­лах виден пепел, черепки, камни; там же были добыты и те, которыми обложен колодезь Шве­довой. Под камнями была найдена свинцовая дощечка, которая не сохранилась. Там же най­дены 2 металлических наконечника стрел; один из них — бронзовый. У Шведовой же в усадьбе найдена серебряная гиреевская монета XVIII ст., поступившая в Херсонский музей" (Рукопись Гошкевича, с. 62а).
В 1904 г. в Бейкуше, в огороде, принадле­жавшем Зайченко, выкопана была на глубине 1,42 м мраморная доска с надписью-посвящением четырех ольвийских архонтов Ахиллу Понтарху. Шагах в десяти от доски найдены черепки и очень ветхие кости (ЗООИД, XXVII. про­токол 365 заседания ООИД, с. 7). В 1905 г. найдена подобная же плита (ук. соч., с. 11). В 1907 г. из воды была вытащена возле Бере­занского лимана мраморная ольвийская плита с надписью в честь Адоя, победителя на состя­заниях. Эти три плиты поступили в Одесский музей (IOSPE, I2, № 143, 156).
В сборнике „Николаевщина" (с. 201) есть сообщение о колодце „турецкого времени" („метелен"), находящемся в с. Бейкуш, Ближ­нем или Дальнем не указано.
§ 142. Очаков, город
Ястребов (Опыт, с. 165) сообщает: „На город­ской земле Очакова курганов много; по дороге из Очакова в Бейкуш — два кургана — Суво­ровский и Потемкинский, каждый высотою больше 4 м“.
Надеждин сообщает, что древние здания Оча­ковского городища были разобраны, повиди­

мому, в турецкие времена (Скифия, с. 54) [59]. Об Очакове-Коракермене см. ЗООИД, I, с. 384; О .„Dassow", по М. Литвину, см. Брун, Черно­морье, I, сс. 177, 179; там же, на сс. 180—183 имеются различные исторические справки. Об Очакове и области Озу, Оцу (Аксу) см. Мыше- цкий, История, сс. 76—77. Очаковские укрепле­ния описывает Боплан, сс. 51—52; Григорович, Записка; Шмидт, Херсонская губ., I, с. 16; „Николаевщина", с. 201.
Местность, занятая Очаковым, и его окре­стность изрыты следами укреплений; здесь часто находят в земле черепа, монеты, подзем­ные ходы (Шмидт, Херсонская губ., II, с. 778). Уваров видел на левой стороне от бата­рейного мыса, метрах в 20 от берега, под водою большие каменные плиты, принимаемые им за остатки древней пристани (Исследования, II, с. 139). И. К. Суручан дает сведения о следах небольшого древнего укрепления, обнаруженного64
Морское побережье и бассейны малых рек между рр. Днестр и Южный Бугим в той стороне города, которая обращена к о-ву Березань, и о имевших здесь место наход­ках камней, черепков амфор и другой посуды, около 50 ольвийских медных монет и полагает, что это есть остатки укрепленного города Алек- тора (Труды VI AC, II, с. 130). Бларамберг помещал Алектор там, где стояла батарея Хас­сан Паши (по Уварову, Исследования, II, с. 139). См. Minns, Scythians, по указателю Alector и Oehakow.
,,Летом 1896 г. во время практических заня­тий очаковской минной роты в Днепровско-Буг- ском лимане водолазами найдены были под водою остатки каменной стены. Развалины эти обнаружены метрах в 215 от берега на глубине 2,8 л£ между Карантинной пристанью и лоцман­ской станцией. На протяжении около 42 м они направлены с северо-востока на юго-запад от Карантинной пристани к Очаковскому мысу, а затем делают поворот под прямым углом к берегу, имея, здесь до 4,5 м длины. В этом углу встретились черепки от остродонных ам­фор с клеймами (фазосскими) (Рукопись Гош- кевича, с. 64).
Найденные в Очакове надписи изданы Латышевым (IOSPE, I2, № 79, 137, 181, 182, 216, 220; IV, № 15, 29; XXVIII арр.).
В 1834 г. во рву Очаковской крепости найден неоконченный скульптором мужской торс из мрамора; поступил в Одесский музей (Кр. указ. ОМ, 1887, с. 65, № 5). Туда же поступил канфар с надписью (Уваров, Исследования, II, с. 139, табл. XXXVI, 3). В 1892 г. на Лоцман­ской ул., в яме, сделанной для выборки глины, имевшей глубину около 4 м, был обнаружен в большом количестве строительный материал и найден обломок статуи — голова Геракла, по мнению Кибальчича (АИЗ, 1893, № 12, с. 451).
Глиняный пифос (в кусках) поступил в Херсон­ский музей (Гошкевич, ЛМ, 1913, с. 27). О находке керкинитской и двух херсонесских монет сообщает Бурачков (Материалы, с. 12). Восемь херсонесских медных и 52 серебряных польских и венгерских монет XVI ст. найдены в виде клада (протокол 269 заседания ООИД). Клад, состоявший из 494 монет, най­ден в медном кувшине. Кувшин и образцы мо­нет (турецкая Абдул Гамида I 1773 г. и талер Марии Терезии) поступили в Херсонский музей (Дело АК 1900/121; ОАК, 1900, с. 103; АЛЮР, 1900, с. 121; Гошкевич, Клады, с. 65). Позади батареи, носившей тогда номер 2, в 1913 г. найдены были на груди скелета: гол­ландский червонец 1774 г., золотая турецкая монета Ахмета III 1703 г., пять серебряных турецких монет 1773 г., один абиссинский талер 1780 г. и другие монеты; четыре из них посту­пили в Эрмитаж (Дело АК 1913/5; ОАК, 1913—1914, С. 205). Две половины складного медного креста поступили в Одесский музей (Протокол 273 заседания ООИД). Различные мелочи, отнесенные к татарско-турецкому и запо­рожскому отделам, разновременно поступили в Херсонский музей.
Среди случайных находок в окрестностях Очакова заслуживает внимания серебряная чаша, изданная Я. И. Смирновым (Восточное серебро, табл. С, 245), поступившая в Эрмитаж в 1900 г. Но источник, из которого Смирнов получил сведения об ■этой находке, остается неизвестным.
О надгробном памятнике 1706 г. с армянской надписью, стоявшем в ограде старой, переде­ланной из мечети, церкви, сообщается в статье Зелинского (сс. 45—46 с рисунком). /
У Ястребова об Очакове см. с. 123 ,,Опыта".
<< | >>
Источник: Археологическая карта Причерноморья. 0000

Еще по теме Глава IIМОРСКОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ И БАССЕЙНЫ МАЛЫХ РЕК МЕЖДУ рр. ДНЕСТР и ЮЖНЫЙ БУГ:

  1. Г лава IIIЛИМАНЫ, ЮЖНЫЙ БУГ И ЕГО БАССЕЙН (ПРАВОБЕРЕЖЬЕ) 1. ДНЕПРОВСКО-БУГСКИЙ ЛИМАН, ПРАВЫЙ БЕРЕГ
  2. ЮЖНЫЙ БУГ (ГЛАВНОЕ ТЕЧЕНИЕ)
  3. СОСТОЯНИЕ ГИДРОБИОЦЕНОЗОВ РЕК ПОМОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ БЕЛОГО МОРЯ
  4. АСИММЕТРИЯ ПАРНЫХ СТРУКТУР ОБЫКНОВЕННОГО ГОЛЬЯНА НЕКОТОРЫХ ВОДОТОКОВ БАССЕЙНОВ РЕК ПЕЧОРА И ВЫЧЕГДА Д.Д. Казакова
  5. ЛЕВЫЕ ПРИТОКИ ДНЕСТРА
  6. 13. Межличностные отношения в малых группах. Конфликты в малых группах. Оптимизация социально-психологического климата в школьных коллективах.
  7. ДНЕСТР (ГЛАВНОЕ ТЕЧЕНИЕ)
  8. ГЛАВА 7. КОММУНИКАЦИЯ В МАЛЫХ ГРУППАХ
  9. Глава IДНЕСТР И ЕГО БАССЕЙН (ЛЕВОБЕРЕЖЬЕ) 1. ДНЕСТРОВСКИЙ ЛИМАН
  10. ЗАСОЛЕННЫЕ марши НА МОРСКИХ ПОБЕРЕЖЬЯХ
  11. ГЛАВА II. АНАЛИЗ ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ МАЛЫХ ГИДРОСТАНЦИЙ
  12. ГЛАВА IV. РАСЧЁТ ПАРАМЕТРОВ МАЛЫХ ГЭС ДЛЯ ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ ОТДАЛЁННЫХ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
  13. § 5. Использование рек. Каналы. Водохранилища
  14. § 11. Южный и Северный Йемен
  15. 4.2.1. Геохимическая характеристика участка "Южный".
  16. 2. побережье континентов
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -