<<
>>

А. Н. ЗОГРАФ МОНЕТЫ ИЗ РАСКОПОК ТИРИТАКИ И МИРМЕКИЯ в 1932—1934 гг.


Раскопки в Керчи за 1932—1934 гг. дали довольно много монетных находок. Общее число нумизматических материалов из раскопок этих годов, просмотренных мною, доходит до 359 экземпляров. Значительное большинство этих монет (271 экземпляр) в различное время, непосредственно после раскопок, посту­пили для очистки и экспертизы в Государствен­ный Эрмитаж, где они и были определены мною.

В июне 1935 г. мне дополнительно были пред­ложены для просмотра 15 монет из раскопок некрополя Тиритаки 1934 г. (№№ 215—229 по списку), предварительно просмотренные и опре­деленные Л. П. Харко, и 72 монеты, находив­шиеся в Керченском музее, с различных участ­ков, расследованных отрядом Керченского музея в 1932—1934 гг., предварительно просмотрен­ные и определенные Н. П. Кивокурцевым. В обеих последних партиях заключалось доста­точное количество монет, еще не чищенных и в силу этого допускавших лишь самые общие определения. Все подобные экземпляры были мною подвергнуты очистке в Отделе Нумизма­тики Эрмитажа и все определения и датировки, по возможности, уточнены. При этом для дати­ровки царских боспорских монет была исполь­зована детальная хронологическая группировка медных монет на основе сличения царских портретов на меди с таковыми же на датиро­ванных статерах, проведенная мною в каталоге богатейшего собрания боспорских монет Эрми­тажа.

Исчерпывающее представление о составе каждой группы находок в отдельности дадут прилагаемые ниже списки монет с определе­ниями и датами. Здесь отмечу только, что среди находок в тиритакском некрополе реши­тельно преобладают боспорские царские монеты императорского времени; более ранние панти- капейские монеты автономной эпохи попадаются лишь спорадически. Что же касается находок на городищах, то и в Тиритаке, и в Мирмекии на большинстве участков наблюдается обрат­ное взаимоотношение, т. е. значительный пере­вес в сторону монет автономных.

В дальнейшем, при ссылках на найденные в раскопках монеты будут указаны порядковые их номера, под которыми они помещены в при­лагаемом ниже списке монет (под порядковые номера отведена первая графа списка).

Немногие монеты, происходящие с участка близ б. Иоанно-Предтеченской церкви в самой Керчи, — приличной сохранности и опреде­ляются с достаточной уверенностью; по составу эти находки однородны, представляя поздний материал. Наиболее ранняя среди них — № 294 — монета г. Кесарии (переименованного Панти- капея), времени * около начала нашей эры.

Риє. 1. Боспорская монета времени Риску порид а VI.

Четыре экземпляра — №№ 291,293,295 и 296 — монеты поздних боспорских царей Фо форс а и Рискупорида VI. Шестая монета (№ 292) оказалась византийской, императора Маврикия- Тиверия (582—602 гг.) и определена Н. П. Бауэром. Отмечаю монету №295 — деградиро­вавший до чистой меди „статер“ Рискупорида VI, экземпляр хорошей сохранности, но очень гру­бого исполнения (рис. 1); в силу этого полностью сохранившаяся на нем дата не может быть прочтена с уверенностью.1 Подобные экзем­пляры от той же пары штемпелей имеются в собрании Эрмитажа и, включая их в каталог, я принужден был сделать оговорку, что отли­чия в технике и исполнении от других монет того же царя, так же как и неграмотная пере­дача надписи и даты, заставляют предполо­жить в них если не грубые подделки нашего [143]

времени, то какие-либо современные Риску- пориду VI подражания.

Находка данного экзем­пляра исключает первую возможность и оста­вляет лишь вторую.

Среди монет, найденных на тиритакском некрополе (сохранность их неважная) имеется несколько экземпляров автономных III и даже IV вв. до н, э., но преобладают царские боспор- ские I - II вв. н. э. Из числа последних остано­влюсь на № 225 — монете с надписью гєцші faGiteojg Kovvog vov ’AanovQyov (Бурачков,1 XXVII, 112), обычно в силу этого приписывае­мой правлению Котия I. Между тем, связать эти монеты, носящие знак ценности КД (24 унции = дупондий), в один ряд выпусков с остальными монетами Котия І (Б., XXVII, 107 сл.), помеченными знаком IB (12 унций= = асе) и не только не уступающими, но в сред­ней цифре даже превышающими их по весу, не представляется возможным. С другой сто­роны, эти монеты с изображением царских регалий на одной стороне и воинских доспехов на другой так тесно примыкают к наиболее ран­ним крупным номиналам (знак МН = 48 унциЙ= — сестерций) Рискупорида II (Б., XXVII, 121), что невольно напрашивается мысль о воссоеди­нении их с этими последними в одну серию. Самый смысл надписи, служащей лишь поясни­тельным текстом к изображенным знакам цар­ского достоинства, не препятствовал бы допу­щению, что монеты эти чеканены уже после смерти Котия его преемником. Во всяком случае, невозможно допустить появление этих монет ранее 62 г. н. э., к которому относится резкое вмешательство в боспорское монетное дело Нерона, выразившееся в прекращении чеканки монет с царскими монограммами и во введении в обращение впервые на Боспоре взамен преж­них ассов (IB) более крупных номиналов сестерция (МН) и дупондия (КД)[144] [145]

Монеты с городищ Тиритаки и Мирмекия гораздо более разнородны по составу, прости­раясь от IV в. до н. э. до конца античной эпохи. За эти хронологические пределы выхо­дит лишь монета № 288 из Мирмекия — джу- чидская монета Хызр-хана (1359—1361 гг.), чеканенная в Сарае (определение О. И. Смир­новой). Кроме того, монета № 79 по своей плоской фактуре могла бы быть византийской, но сохранность ее настолько плохая, что ника­ких следов типа на ней с какой-либо уверен­ностью разобрать нельзя; только на одной стороне виден как будто контур нимба.

С несколько большей уверенностью опреде­ляется, как херсоно-византийская Василия II и Константина XI (?) монета № 207.[146] Факт этот тем более заслуживает внимания, что находки этих монет, сколько мне известно, ограничи-

1 В дальнейшем будет приводиться за шифрованно — Б.

2 Подробнее об этом см. в моей статье о монетной реформе Савромата II [Вести, древн. ист., 2(3), 1938].

3 Ср.: А. В. Орешников, Труды Моек, нумизм. общ., Ш, стр. 372, № 59 сл.

ваются Херсонесом и его ближайшими окрестно­стями?

Сохранность монет из Тиритаки и Мирме­кия в общем плохая; экземпляры хорошей сохранности составляют редкие исключения. Правда, количество монет, доставленных в рас­слоившемся или рассыпавшемся виде и потому не подвергавшихся очистке, или с поверхностью до такой степени разрушенной, что и после очистки определение их оказывалось невоз­можным, также не очень велико и не превы­шает обычных для раскопочных материалов с городищ 10—15°/0. Но зато очень много­численны монеты, сохранившие лишь такие слабые и незначительные следы типов, что определение их приходится в большей мере основывать на характерных признаках фактуры. Во всех подобных случаях определения в при­ложенном списке сопровождаются знаком во­проса, как не дающие полной уверенности в их точности.

Все монеты, за исключением № 39, низко­пробного биллонового статера, медные; сереб­ряных не попалось ни одной. Последнее обстоя­тельство заслуживает быть отмеченным тем более, что вплоть до конца V в, ту же роль разменной монеты для ежедневного оборота на городских рынках Пантикапея, которую впоследствии стала играть медь, должны были исполнять мельчайшие номиналы серебра, под­разделения обола (гемиоболы, тетартемории и гемитартемории). В таких малых серебряных монетках с типом муравья Гиль,2 а вслед за ним Орешников предполагали видеть специаль­ную чеканку Мирмекия, в то время как Бертье- Делагард3 не без основания не отделяет их от подобных же монет с типом головы льва, считая и те и другие чеканенными в Панти- капее. Только в случае установления факта, что именно Мирмекий является преимуществен­ным местом находки этих монет е типом муравья, точка зрения Гиля и Орешникова могла бы получить твердую основу.

Естественно, подавляющее большинство среди найденных составляют монеты Пантикапея и именно автономного периода его чеканки, с IV по I в. дон. э.; с них поэтому мы и начи­наем обзор монетных находок. Поскольку ника­кой более или менее систематической хроно­логической группировки пантикапейской меди в нумизматической литературе не имеется,[147] нелишним будет, при рассмотрении отдельных групп монет, коснуться мотивов приурочения их к тому или иному отрезку времени.

Наиболее ранними среди найденных монет являются № 100 (тип оборотной стороны — голова барана) и № 107 (тип обор. ст. — голова коня), так как головы сатира на их ли­цевых сторонах представляют стилистическую стадию в развитии этого типа, предшествую­щую той, с которой мы встречаемся на первых золотых статерах Пантикапея. Поскольку начало золотой чеканки этого города есть основание относить ко времени около 370 г. до н. э.,1 выпуск рассматриваемых медных монет можно отнести к началу второй чет­верти или, вероятнее, еще к концу первой чет­верти IV в.

Следующую по времени группу составляет серия медных монет,[148] [149] современная более ран­ним группам золотых статеров.[150] Ее мы можем приурочивать ко второй и третьей четвер­тям IV в.; выпуск ее был обильным и довольно долговременным. Это доказывается тем, что монеты этой серии в достаточно большом числе имеются в наших собраниях, известны и их находки в кладах? Серия включает круп­ный номинал (оборотная сторона — протома грифона), представленный в находках этого года лишь одним экземпляром — № 168, да и то в виду очень плохой сохранности опре­деляемым проблематически, срздний номинал (оборотная сторона — протома Пегаса) №№ 95, 177, 227, 228, 245, 260, 277 и ряд мелких но­миналов различной величины. Типы оборотных сторон последних: горит с луком (№№ 6, 35, 129, 138, 141, 182, 210, 249 и 282); голова быка (№№ 76 и 118); лук (№№ 137, 176, 184, 275). Ко второй половине IV в. должны быть отнесены и небольшие монеты — №№ 122, 196, 234 — с головой осетра на оборотной сто^ роне, хотя для изящной головы бородатого сатира в плющевом венке они и не находят точной аналогии в золотой чеканке.

Особых замечаний заслуживает следующая группа монет средней величины. Монеты эти с головою быка на обороте (Б., XIX, 35 сл.), по типу головы бородатого сатира без венка на лицевой стороне, непосредственно примы­кают к вышеупомянутой серии середины IV в. В то же время в ряде экземпляров эта голова сатира, как и тип оборотной стороны, обнару­живают такие резкие черты детериорации и из­мельчания типа, что эти экземпляры должны быть отделены от первоначальных значитель-

1 В дате начала золотой пантикапейской чеканки я решительно расхожусь и с Бертье-Делагардом, и с Рег- лингом (Der griechische Goldschatz von Prinkipo. Ztschr. f. Num. XLI, 1931, стр. 38). Эта чеканка-вызвана не воз­никновением золотой чеканки Филиппа II, а скорее появлением в обращении золотых статеров Лампсака; подробнее об этом в другом месте.

2 Б., XIX, 39; XX, 88—93, 96, 97.

3 Ср. Катал, собр. Увар., табл. П, стр. 379.

* Сообщ. ГАИМК, И, стр. 285, № 37.

ным промежутком времени. Таким образом, если начало выпуска этой группы можно пред­положить еще во второй половине IV в., то, во всяком случае, чеканка ее в значительной мере заходит и в III в? Эта группа представлена в находках 1933—1934 гг. монетами №№ 20, 21, 124,125, 167, 250, 262, 268, 283.

Наиболее многочисленны как в находках обоих годов, так и вообще в автономной медной чеканке Пантикапея, монеты с типом безборо­дого сатира на лицевой стороне, имеющие на оборотной стороне либо львиную голову с осет­ром под ней (Б., XX, 70 слл.), либо лук со стрелой (Б., XX, 73 слл.).

Обилие чеканки и длительность обращения этих монет удостоверяется не только их боль­шим количеством в наших собраниях, но и тем, что они часто носят на себе надчеканки (восьмиконечной звезды на одной стороне и горита на другой), а также целым рядом их находок в кладах? Время чеканки первой из названных групп (с львиной головой на обо­роте) — конец IV в. — подкрепляется совершен­ным совпадением в подробностях головы юного сатира на ее лицевой стороне с головами са­тиров на последней, пятой группе золотых пантикапейских статеров.3 Наиболее тщатель­ные по исполнению из числа монет с луком и стрелой на обороте также примыкают непо­средственно к этим последним золотым ста­терам, хотя и воспроизводят те же черты са­тира в утрированном виде.

Вероятно, между обеими группами лежит довольно длительный период обращения пер­вой из указанных групп монет в надчеканен- ном виде, так как именно контрамаркирован- ные экземпляры преобладают в упомянутых кладах. После того чеканятся только монеты с типом лука и стрелы на обороте,[151] причем быстро нарастает небрежность в их стиле и исполнении и одновременно с этим умень­шается размер и вес монет, опускаясь от сред­ней цифры 8—9 г в наиболее ранних образ­

цах до 1.5 —2.5 г в позднейших, наиболее многочисленных монетах этого типа (Б., XX, 80). Не перечисляя здесь всех монет этого типа, встретившихся в раскопках обоих годов, и отсы­лая за подробностями к приложенному ниже спи­ску, отмечу только число монет каждой группы. Монет первой группы (оборотная сторона — голова льва) встретилось в 1934 г. на обоих городищах 10 экземпляров, второй группы (обо­ротная сторона — лук и стрела) первоначальных и переходных по стилю и размеру —15 экзем­пляров. О наличности или отсутствии надче­канки, в силу плохой сохранности монет, не всегда можно с уверенностью говорить.

Монет второй группы, малого размера и не­брежного стиля (Б., XX, 80), найдено в 1933 г. 5 экземпляров, в 1934 г. на обоих городищах всего не менее 33 экземпляров. При этом нельзя не отметить, что в ряде случаев скопления монет в пределах одного участка и слоя почти сплошь состоят из этих последних монет и таких, которые или прямо перечеканены из них, или непосредственно примыкают к ним по фактуре. Таковы находки изТиритаки 1934 г.: раскоп VI, квадрат 6-з и2-в, слой И — №№86— 93; раскоп VI, квадрат 6-з, слой II — №№95— 100; раскоп VI, квадрат 6, слой II — №№ 131— 135; раскоп VI, квадраты 12—13, слой II — №№ 151—168.

О сроке, в течение которого завершился этот процесс понижения веса, мы, к сожалению, за отсутствием твердых данных не можем гово­рить с уверенностью. Можно лишь с одной сто­роны указать на аналогию ольвийских монет с типом „Борисфена", где подобный же процесс понижения веса, правда, приблизительно лишь наполовину против первоначального, происхо­дит, повидимому, в течение второй и третьей чет­верти III в. Аналогию ольвийских „Борисфенов“ тем более нельзя обойти молчанием, что в этой группе монет так же, как и в рассматриваемых пантикапейских, позднейшие маловесные серии запечатлены особыми характерными призна­ками фактуры. Эти признаки: скошенный край, присутствие литников с обеих сторон со сле­дами отруба, причем нередко на одной стороне монетного кружка литник значительно выдается, с другой же обрублен даже кусок самого кружка,[152] что свидетельствует о необычайной неаккуратности и спешности, с какой уже после чеканки разрубались связанные между собой литниками полосы монетных кружков, прямо из литейных форм поступавшие под штемпеля.

С другой стороны, эти небольшие пантика- пейские монеты с типом лука и стрелы на оборотной стороне подверглись дважды также чрезвычайно спешной перечеканке без заботы об изглаживании прежних типов. Типы пер-

1 См. мою статью в „Numismatik“, I (1932), № 3. Отличие пантикапейской техники от ольвийской заклю­чается лишь в том, что резцы полукруглого сечения для разрубания кружков в Пантикапее, повидимому, не применялись.

вой перечеканки: голова Аполлона на лице­вой стороне и треножник на оборотной (Б., XXI, 123 сл. — в находках 1933—1934 гг., №№ 104, 112, 157, 159, 214). Типы второй перечеканки: голова бородатого сатира на лицевой стороне и те же лук и стрела — на обороте (Б., XIX, 51, XXII 161, —в находках 1933—1934 гг., №№ 194 и 280), а также номера описи Д 3511— 3521, относящиеся к Мирмекийскому кладу, которому посвящена особая статья (см. выше).

Кроме того теми же признаками фактуры — скошенным краем и обязательным присутствием следов литников — обладают еще две группы пантикапейских монет. Одна носит на лицевой стороне тип головы Аполлона, на оборотной орла с распущенными крыльями и нередко имеет прямоугольную надчеканку с изобра­жением треножника (Б., XXII, 163 сл.,1 в на­ходках этих годов №№ 103, 120, 134, 149, 153, 206, 217, 235). Другая имеет на лицевой стороне тип головы Посейдона, на оборотной — проры и часто носит круглые надчеканки с го­ловою Афины или сатира (Б., XXII, 153 слл.) — № 204 в находках этих лет и ряд экземпляров в составе МирмекиЙского клада.

Близость между собой всех перечисленных групп по времени, в силу указанных сообра­жений, более чем вероятна. Состав МирмекиЙ­ского клада позволяет установить последова­тельность выпуска этих групп. Для абсолютной датировки их, однако, мы пока еще не' имеем достаточных данных и можем намечать ее лишь очень приблизительно. Можно думать, что выше­указанный процесс дегенерации монет с типом головы юного сатира и лука со стрелой на обороте (Б., XX, 74) в маленькие монеты того же типа (Б., XX, 80, 94, 95) завершается в течение второй четверти III в. до н. э., и к концу ее и около середины III в. эти монетки продол­жают курсировать лишь в перечеканенном виде типами головы Аполлона и треножника (Б., XXI, 123 слл.), и рядом с ними входят в обращение монеты с головою Аполлона и орла (Б., XXII, 163 слл.). В этих двух группах монет, таким образом, впервые систематически применяется тип головы Аполлона, начиная со II в. приобре­тающий господствующую роль в пантикапей- ском монетном деле. В течение третьей чет­верти III в. эти две группы сменяются в обра­щении вышеуказанными монетами с головой Посейдона и пророй (Б., XXII, 153 сл.) и с го­ловой бородатого сатира и луком со стрелой (Б., XIX, 51; XXII, 161 и XIX, 38), причем по­следние часто представляют дальнейшие пере­чеканки монет вышеотмеченного типа (Б., XX, 80). Эти две группы наиболее обильно пред­ставлены в Мирмекийском кладе.

В значительном количестве встретились мо­неты малого размера следующих двух групп:

1) голова быка на лицевой стороне и плуг с колосом на оборотной (Б., XXIII, 187 сл.— №№ 70, 117, 251, 259, 261, 273) и 2) голова Афины на лицевой стороне и нос корабля на оборотной (Б., XXII, 175, №№ 12, 14, 85, 123, 128, 256, 271, 281). Относительно этой второй группы мы едва ли ошибемся, если признаем в ней малый номинал к крупным монетам с тем же типом оборота и с головой Посейдона на лицевой стороне (Б., XXII, 153), о которых только что говорилось. Отсутствие их в Мир- мекийском кладе едва ли может послужить серьезным аргументом против этого предполо­жения, так как эти мелкие монеты могли счи­таться не заслуживающими накопления. Что касается первой группы, то как расположение надписи, так и некоторые моменты в ее типо­логии, связывающие ее с монетами IV в. и зо­лотыми статерами (голова быка, колос), говорят, казалось бы, за значительно более раннюю дату. Однако, разделять эти две группы значи­тельным промежутком времени и отодвигать их далеко назад не позволяет то обстоятельство, что монеты обеих групп нередко служат мате­риалом для перечеканки в монеты с типом тре­ножника на лицевой стороне и восьмиконечной звезды на оборотной (Б., XXI, 130), которые и по типам, и по распространенной форме передачи городского имени — nANTIKAn(air(dv) — и по фактуре, в тех случаях, когда они не перечека­нены, несомненно, принадлежат уже в полной мере II в. Одна монета этого типа также обна­ружена в находках 1934 г. (№ 113).

К концу III и началу II в., по всей вероят­ности, принадлежат монеты с типом головы бородатого сатира в плющевом венке на лице­вой стороне и рогом изобилия между двумя шапками Диоскуров — на оборотной (Б., XIX, 55, 56), №№ 15, 55, 229, 242 и 278 в находках 1933—1934 ГГ. Они не имеют признаков фак­туры, характерных для первой половины и середины III в.; напротив, своим ровным круж­ком с прямым краем они приближаются к не­сомненным монетам II в. Форма надписи нахо­дит аналогию в серебряных тетрадрахмах с го­ловою Аполлона (Б., XXI, 103), относящихся к концу III в. Не противоречит датировке гра­ницей III и II вв. также их плоскостной, сухой, графический стиль. Правда, тип оборотной сто­роны их — рог изобилия между шапками Дио­скуров— совпадает с монетами городов Понта и Пафлагонии,[153] датируемыми Имхо ф-Блум ер ом временем детства Митридата VI. Однако думаю, что здесь мы имеем чисто случайное совпаде­ние, тем более, что есть налицо другие панти- капейские монеты, падающие на эти годы. С другой стороны, Гиль 2 указывает на присут­ствие этих монет в одном кладе с упоминав­шимися нами перечеканками (Б., XXI, 123 сл.), которые мы датировали серединой III в. Однако, поскольку Гиль упоминает о нахождении в том же кладе и серебряных драхм, весь со­став клада, поступившего к нему через третьи руки, приходится подвергнуть сомнению. Ма­ленькие монеты с типом головы юного сатира в плющевом венке на лицевой стороне и одних шапок Диоскуров на оборотной (надпись также IIANTI—Б., XX, 81 — в находках этих лет №№ 126, 248 и 254) вне всяких сомнений со­ставляют с рассматриваемыми монетами одну серию.

Монеты И в. характеризуются господством головы Аполлона в качестве типа лицевой сто­роны и типическими признаками фактуры — плоским плотным кружком с ровным прямым краем. Их встретилось довольно значительное количество: в 1933 г. №№ 19 и 41 и в 1934 г. до двух десятков экземпляров (см. список). Преобладают, правда, малые номиналы, преиму­щественно с типом горита на оборотной сто­роне (Б., XXI, 114 сл.). Крупным номиналом той же серии (Б., XXI, ИЗ) могла бы быть лишь монета № 109, хотя и в этом случае, в виду неудовлетворительной сохранности, не исключена возможность, что мы имеем одну из носящих также голову Аполлона на лицевой стороне монет митридатовской эпохи.

Что рассмотренная серия монет обращалась в середине и второй половине И в. и явилась непосредственной предшественницей выпусков ми тридат овско го времени, свидетельствуется как их общей типологической и фактурной близостью с этими последними, так и нахожде­нием их в кладах монет митридатовской эпохи.1

В правление Митридата города Боспорского царства, Пантикапей, Фанагория и Горгиппия, выпускают одновременно медные и низкопроб­ного серебра монеты одних и тех же типов, различающиеся лишь именами городов. Эта единообразная чеканка, в типах (Дионис, плю- щевыЙ венок, пасущийся олень) отражающая несомненное митридатовское влияние, находит совершенную аналогию в производившихся одно­временно с ними в многочисленных городах Понта и Пафлагонии столь же однотипных вы­пусках городской меди.

Эти выпускавшиеся, без сомнения, по пред­писанию самого Митридата и служившие пря­мым дополнением к статерам и тетрадрахмам с царским именем2 медные серии городов Пон- тийского царства обстоятельно исследованы Имхоф-Блумером3 и разбиты им на семь по­следовательных групп, распространяющихся на все время правления Митридата. По анало­гии с ними, опираясь на элементы сходства

1 Ср. клад, извлеченный землечерпалкой со дна Кер­ченской бухты, описанный Шкорпилом в рапорте Арх. комиссии от 24 IV1910 г. за № 77.

2 Необходимо обратить внимание на преобладанке в этих сериях крупных номиналов меди (оболов и тетра» халков), непосредственно соприкасающихся по ценности с серебром, и незначительное количество в их среде более мелкой меди.

3 Nunu?m. Ztschr., XLV (1912), стр. 183.

21

в фактуре и типах, можно группировать и серии боспорских городов» Однако на Боспоре такого дробного деления провести нельзя» и отчетливо вырисовываются лишь три группы, падающие соответственно на: 1) по­следние два десятилетия II в., 2) первую чет­верть I в. и 3) последнее десятилетие правления Митридата и правление Фарнака.

К первой хронологической группе относится среди пантикапейских монет лишь тетрахалк № 178 (типы: бюст Артемиды — олень); впро­чем, в виду плохой сохранности, не позволяю­щей прочесть надпись, эта монета могла бы относиться и к Фанагории, чеканившей монеты с теми же типами» Ту же оговорку в силу не­удовлетворительной сохранности приходится позторить и о монетах второй хронологической группы, №№ 102 и 108 (типы: голова Апол­лона— треножник с тирсом), тем более, что подобные монеты выпускались одновременно всеми тремя городами Боспорского царства.

К несомненно пантикапейским монетам по­следнего хронологического периода принад­лежат №№ 31, 121, 201 и 236 —крупные мо­неты (оболы) с типом головы Аполлона на лицевой стороне и орла на молнии на оборотной (Б., XXI, 138 сл.). Подобные монеты в Фана­гории и Горгиппии не чеканились, быть может, потому, что именно в эти годы, повидимому, особенно широко развивается выпуск админи­страторами или агентами Митридата в одном из городов Боспорского царства лишенных городского имени, но снабженных различ­ными монограммами медных оболов с типами головы Диониса на лицевой стороне и богато украшенного горита на оборотной (Б., XXIII, 25 сл.).[154] Три монеты этой последней группы мы также имеем в находках (№№ 114, 226 и 255).

От времени правления Асандра встретились два медных обола — №№ 146 и 241, а также один тетрахалк, № 38, чеканенных или, вернее, наспех перечеканенных им из митридатовских монет, еще с титулом архонта, и три пантикапей­ских городских монеты его времени — №№ 164, 174, 240 (ср. также № 25), фрагментированных и очень неудовлетворительной сохранности, в силу чего определяемых больше по признакам фактуры.

1 Такой предложенный Имхоф-Блу мером (Grieck. Miin- zen, стр. 44) взгляд на эти монеты, безусловно, заслуживает предпочтения перед попытками, исходя из преимущест­венных находок на Тамани, причислять их к городским монетам Фанагории. Совершенно непонятное и неубеди­тельное применение к ним термина „земские монеты”

Ж- >е-Делагардом (Зап. Одесск. общ. ист. и древн., , стр. 118, прим. 1) может быть объяснено лишь настойчивым стремлением этого автора в полемике с А. В. Орешниковым, не ограничившись правильным тезисом, что монеты с монограммой из букв В, А, Е не могут принадлежать Митридату VI, доказать, что он и вообще не нуждался в выпуске своей медной монеты. На деле, параллельная чеканка городской и царской медной мо­неты, как преследующих различные цели, представляет характерную черту боспорского монетного дела в про­должение I в. до н. э. и около начала нашей вры.

Монеты различных боспорских царей импера­торского времени, начиная с нескольких, снаб­женных монограммой из букв В, А, Е (№№ 208, 213 и 239), и кончая монетами последнего царя Рискупорида VI, не столь многочисленны. Они вкрапливаются на обоих городищах среди другого нумизматического материала, попадаясь преимущественно в верхних слоях, и преобла­дают только в находках некрополя. Не пере­числяю их здесь, отсылая к списку, в котором даны по возможности точные датировки их.

Среди встретившихся при раскопках 1934 г. иногородних монет (в 1933 г. таковых не ока­залось ни одной) естественно первое место по количеству занимают монеты Фанагории. 5 экземпляров (№№ 77, 175, 186, 264, 274), в том числе три, разделяющие тип лицевой стороны — голову бородатого сатира — с выше­упомянутыми пантикапейскими перечеканками второй половины III в., относятся ко второй половине III — началу II в. до н. э. Типы их оборотных сторон либо те же, что и в Панти- капее — лук и стрела (Б., XXIII, 9 слл.), либо виноградная кисть (Б., XXIII, 22).1 Не оставляет сомнений в своей принадлежности Фанагории, в виду достаточно ясных следов надписи, № 263 — тетрахалк второй хронологической группы времени правления Митридата (см. выше).

Рис. 2. Монета Фанагории I в. до н. э.

Ко времени Асандра относится № 144 — экзем­пляр очень хорошей сохранности (рис. 2). На­конец, Мирмекий дал три экземпляра (№№ 243, 253, 289) монет Фанагории, переименованной в Агриппию, датируемых временем около на­чала нашей эры.

Рис. 3. Монета Диоскуриады I в. до н. э.

Монеты Диоскуриады представлены тремя экземплярами (№№ 75, 110 и 231), второй прекрасной сохранности (рис. 3), единственно известного типа монет этого города: шапки Диоскуров на лицевой стороне и тирс на обо­ротной. Выпуск их относится ко временя Митридата.

Встретилось 6 экземпляров монет, принадле­жащих митридатовской чеканке городов Понта и Пафлагонии. Монеты эти, благодаря присут­ствию в их среде типов, поддающихся точной датировке, детально и убедительно, как указы­валось, классифицированы Имхоф-Блумером. Монеты №№ 26 и 106, две монеты Амиса с типом бюста Артемиды на лицевой стороне и треножника на оборотной относятся к ранней группе этой чеканки (120—111 гг. до н, э.). № 197 — монета Амиса с типом головы Ареса на лицевой стороне и меча на оборотной — входит в состав третьей группы этой чеканки (111—105 гг. до и. э.). № 150 — монета какого-то города Понта или Пафлагонии (точно, в виду неясности имени города, определить нельзя, типы: эгида на лицевой стороне и Ника на оборотной) — принадлежит четвертой группе этой чеканки (105—90 гг.)- Монеты № 94 (Си­нопа) и № 247 (Амис) представляют тетра- халки с типами головы Зевса на лицевой сто­роне и орла на молнии на оборотной и при­надлежат самой поздней группе, занимающей последнее десятилетие правления Митридата.

Это распределение монет по группам заслу­живает внимания. Само по себе присутствие среди находок в окрестностях Керчи монет понтиЙских городов митридатовского времени не заключает в себе ничего неожиданного. При обзоре монет, найденных в Ольвии во время раскопок 1926 г., мне приходилось указывать, что на всем северном Черно- морье среди находимых там монет городов малоаэийского побережья монеты митридатов­ской эпохи количественно резко выступают вперед, свидетельствуя тем самым об оживлении связи с Малой Азией именно в эту эпоху. Но там же я отметил, что в Ольвии, насколько позволяют судить нумизматические материалы из раскопок, в пределах этих монет митрида­товской эпохи решительно преобладают монеты более ранних групп, по датировке Имхоф- Блумера относящихся к 111—90 гг. и, напротив, отсутствуют монеты второй половины правле­ния Митридата — времени самих митридатов- ских войн. Это приводит к предположению, что в Ольвии наиболее тесные отношения с Малой Азией установились в период, непо­средственно следовавший за экспедицией Дио­фанта, когда борьба с Римом еще только под­готовлялась.

Коснувшись там же Керчи, я мог лишь за­метить, что недостаточно детальная имею­щаяся в литературе регистрация находок митри- датовских монет в Керчи и ее окрестностях не позволяет судить о действительном распре­делении их по группам. С другой стороны, распространенность в их среде также монет и последней поры правления Митридата выте­кает уже из того факта, что монеты архонта Асандра столь же часто, если не чаще, чем из более ранних, оказываются перечеканенными именно из этих последних серий монет понтий-

165

ских городов митридатовского царствования, причем Амис и Синопа особенно часто доста­вляют материал для этих перечеканою

Монетные находки всего трех лет раскопок, конечно, еще недостаточны для окончательного вывода; все же вышеуказанное распределение монет по группам, повидимому, подтверждает мое предположение.1

Интересна монета № 27, представляющая варварское подражание римскому император­скому денарию. Монеты эти часто встречаются в Керчи, на Таманском полуострове и на при­легающей к нему части северо-западного Кав­казского побережья. Довольно хороший подбор этих монет в собрании Эрмитажа,[155] [156] дающих ряд последовательных стадий извращения исходного типа, позволяет с некоторой долей вероят­ности предполагать, что образцом для этих подражаний послужили денарии Септимия Се­вера с типом Марса Победителя.[157] Этим самым определяется и вероятная дата их — первая половина III в. н. э.[158]

В круг иногородних нумизматических материа­лов входити медный „дельфинчик" (№279), най­денный в Мирмекии — насколько мне известно, первый случай находки такового в окрест­ностях Керчи. Оговорюсь, что вопрос о денеж­ном назначении ольвийских дельфинов далеко нельзя еще считать окончательно решенным,[159] и сведения о находках их за пределами бли­жайших окрестностей Ольвии могли бы сыграть некоторую роль на пути к его разрешению. Упомянутый дельфин, имеющий обе стороны рельефные и лишенный надписи, принадлежит к четвертой группе (D) принятой мною в ката­логе ольвийских монет Эрмитажа классифи­кации дельфинов, группе, отливку которой можно предполагать, начиная с V в. до н. э.

Остановлюсь еще на двух номерах, выходя­щих из общего ряда нумизматических нахо­док. №~ 84 представляет, повидимому, гладкий монетный кружок, который по своей совершенно плоской ив то же время плотной фактуре, вероятнее всего, мог бы принадлежать I в. до н. э. или I в. н. э. При значительной высоте

и отчетливости рельефа античных монет сти­рание их от обращения до такой степени, чтобы всякие следы типа на их поверхности изглажи­вались, представляется маловероятным; однако, среди римских императорских монет подобные случаи можно наблюдать. Небезинтересно было бы подвергнуть этот кружок обработке по спо­собу Верхаса,[160] позволяющему восстанавливать изображения совершенно стертых монет в тех случаях, когда поверхность их остается глад­кой и не разрушена процессом окисленя; этому условию указанный кружок отвечает»

Небольшая монета № 173, несмотря на хо­рошую сравнительно сохранность, представляет загадку. Лицевая сторона ее дает отчетливо видимый профиль головы вправо, и из панти- капейских монет ее скорее всего можно было бы сопоставить с головой Афины на монетах типа Б., XXII, 176, неоднократно встретившихся в раскопках обоих годов. К сожалению, в силу резкого смещения штемпеля влево, левая сто­рона типа на монете не вышла, и в наличности шлема нет уверенности. В то же время на оборотной стороне виден ряд углублений раз­личной величины и формы, создающих впечат­ление, что она оттиснута рельефным штемпе­лем. Наиболее естественно было бы предполо­жить, что монета представляет так наз. случай­ный „nummus incusus"— результат застревания отчеканенной монеты в верхнем, предназначен­ном для типа оборотной стороны штемпеле, в силу чего эта застрявшая монета оттискивает на оборотной стороне следующего положенного на наковальню кружка тот же тип лицевой стороны, но во вдавленном виде.2 Такие слу­чайные incusi особенно часто попадаются среди серебряных монет плоской фактуры — римских денариев и монет греческих городов, рано усвоивших римскую технику чеканки, как Мас- силия и Диррахий. В кругу медных монет подобные случаи наблюдаются в императорскую эпоху; в собрании Эрмитажа имеются две таких медных монеты Митри дата VII (№№ 28, 51). Таким образом, среди греческих монет III—II вв. до н. э. это было бы необычным явлением. Добавлю, что малый размер и смещение штем­пеля лицевой стороны не позволяют убедиться в том, что оборотная сторона ее представляет точный негатив рельефа лицевой, а этого в виду возникновения подобных случайных „nummi incusi" в процессе работы одной парой штемпелей, необходимо было бы ожидать.

В нижеследующем списке монет находок 1932, 1933 и 1934 гг, в целях краткости, во избежание повторения описаний, определения даются путем ссылки на соответствующие изображения в изданиях. Наиболее часто встре­тятся ссылки на „Общий каталог" Бурачкова, которым, несмотря на изобилие ошибок и не­точностей (оговаривать все их невозможно) и бессистемность расположения материала, за отсутствием Corpus’a или более нового атласа монет Черноморья, все еще приходится поль­зоваться. В графе „Определение монет" имя города помещается лишь в том случае, если монета не принадлежит Пантикапею и не является царской боспорской. Для пантикапеЙ- ских автономных монет в этой графе прямо дается ссылка на Бурачкова, для царских бос- порских — имя царя со следующей затем ссыл­кой на тип, или датой.

Для монет последних боспорских царей, от­сутствующих у Бурачкова и вообще в значи­тельной мере еще не изданных, представляющих деградировавшие, т. е. сохранившие внешность прежних золотых статеров, но со времени Тей- рана чеканящиеся уже из чистой меди, статеры, дается точная или приблизительно устано­вленная дата их.

<< | >>
Источник: С. А. ЖЕБЕЛЕВ, В. Ф. ГАЙДУКЕВИЧ. МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ АРХЕОЛОГИИ СССР №4. АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ БОСПОРА И ХЕРСОНЕСА. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР МОСКВА • 1941 • ЛЕНИНГРАД. 1941

Еще по теме А. Н. ЗОГРАФ МОНЕТЫ ИЗ РАСКОПОК ТИРИТАКИ И МИРМЕКИЯ в 1932—1934 гг.:

  1. А. Н. ЗОГРАФ МОНЕТЫ ИЗ РАСКОПОК ТИРИТАКИ И МИРМЕКИЯ в 1932—1934 гг.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -