В. Ф. ГАЙДУКЕВИЧ, Е. И. ЛЕВИ, Е. О. ПРУШЕВСКАЯ РАСКОПКИ СЕВЕРНОЙ И ЗАПАДНОЙ ЧАСТЕЙ МИРМЕКИЯ в 1934 г.


УЧАСТОК А

Место для раскопок было выбрано в запад­ной части городища (рис. 1), на краю выемки, образовавшейся в результате земляных работ строительства весной 1934 г. Выемка вреза­лась в толщу насыпи и обнажила культурные наслоения, которые здесь были отчетливо видны до раскопок на поверхности высокого обреза.

При предварительном рассмотрении этого об­реза были замечены в одном месте выступающие из насыпи части древней цементированной цистерны. Осмотром земли, вывезенной отсюда при земляных работах строительства, было установлено наличие, на ряду с массой античной керамики, огромного количества кусков при­надлежащей цистерне штукатурки. Это указы­вало, что цистерна, остатки которой виднелись в обрезе, была уже в значительной части разрушена. Представлялось, однако, вполне целесообразным произвести необходимое изуче­ние общей стратиграфии культурных наслоений в данной части городища так, чтобы одновре­менно можно было исследовать и остатки выше­указанной цистерны.

В соответствии с этим над местом располо­жения остатков цистерны был разбит квадрат размером 5x5 м, одна из сторон которого прошла по краю выемки. Площадь квадрата в процессе работ по мере углубления раскопки постепенно увеличивалась в северо-западном направлении в виду несколько наклонного обреза насыпи со стороны выемки. Таким образом общая площадь расследованного участка со­ставляла 5 X 6.20 м — 31 м. Наибольшая достигнутая на этом участке глубина равнялась 4.18 м от поверхности.

На участке А были выявлены три культур­ных слоя и отдельные керамические находки, относящиеся к средневековой эпохе.

Обнаруженные слои дали следующую страти­графическую картину: I — римский слой (I—Ивв. н. э.); И — эллинистический слой (IV—I вв. до н. э.); III — слой классического периода (конец VI—IV вв. до н. э.).

Только слои III и II сохранились в наиболее неповрежденном состоянии, хотя и не на всей площади раскопа.

К классическому слою относятся две ямы (I и II) и вымостка п° 4, причем ямы и нижняя прослойка вымостки относятся к более раннему времени, верхняя ее прослойка—к более позд­нему. Ямы, имеющие почти круглую форму, вырыты в глинистом материке. Они заключали однородный и одновременный керамический материал, состоявший, главным образом, из фрагментов простых амфор (с характерным коротким вздутым горлом, с толстыми округлыми в сечении ручками), относящихся к концу VI-’- первой половине V в. до н. э., а также из не­большого количества обломков расписной (чернолаковой и ионийской с полосками) кера­мики того же времени. Там же были найдены обломок ионийского чернолакового светиль­ника, обломок ионийской чашечки, покрытой лаком по внутренней стороне и по краю, обло­мок кувшинчика с лаковым пояском.

Слои над ямой I оказались разрушенными; яму II перекрывала вымостка, в нижнем гори­зонте которой был обнаружен керамический ма­териал, одновременный с фрагментами посуды в засыпи ям (ср. преобладающие как в яме II, так и в нижней части вымостки обломки амфор с круглыми в сечении ручками). Очевидно, яма была засыпана во время сооружения вымостки п° 4, которая, имея ширину 2.60 м, проходит через весь раскоп с юга на север и является частью древней мощеной улицы, находящейся йа глубине 2.60 м от современной поверхности (измерения глубин велись от поверхности почвы в юго-восточном углу раскопа).

Материалом для сооружения вымостки послу­жили мелкий щебень и большое количество об­ломков амфор в перемешку с другими керами­ческими обломками и костями животных. Как упомянуто выше, вымостка состояла из двух на­слоений, имевших в общей сложности толщину 0.15 м. Первоначальная нижняя вымостка (толщ. 0.05-0.08 м) состояла преимущественно из ще­бня, обломков амфор, черепиц и толстостенной простой посуды; фрагменты чернолаковой кера-


мики являлись довольно редкими включениями. Среди амфорньзх обломков преобладали ручки, имеющие круглую в поперечном разрезе форму. Встречавшиеся обломки черепиц покрыты темно­красной и коричневой краской. Верхнее наслое­ние вымостки, которое лежало непосредственно на нижнем и легко при исследовании от него отделялось заключало, на ряду со щебнем и обломками амфор, значительно большее коли­чество мелких фрагментов чернолаковой кера­мики первой и, главным образом, второй поло­вины V в. Все это позволяет датировать верх­ний покров вымостки примерно концом V в. до н. э. Нижний слой относится, несомненно, к более раннему времени, т. е, к первой поло­вине V в.

Эту вымостку перекрывал культурный слой (толщ, около 0.70 м), содержавший обломки чернолаковой керамики, главным образом, IV в., а также III в. до н. э. Здесь же найдена медная пантикапейская монета второй половины IV в. (по описи № Д 1455).

На глубине 1.90 м на указанном культурном слое залегала эллинистическая черепяная вы- мостка п° 3, по своей ширине и направлению совершенно совпадающая с вымосткой п° 4, Она состояла также из двух напластований, явившихся результатом того, что первоначально сооруженное полотно вымостки через неко­торый промежуток времени потребовало ре­монта. Необходимо отметить следующую деталь устройства этой вымостки. Вдоль ее восточ­ного края почти на всем протяжении уложен ряд бутовых камней, очевидно в целях предот­вращения расползания вымостки. Аналогичный борт имелся, вероятно, и по другую сторону вымостки, но он не сохранился; в процессе раскопок было замечено лишь несколько при­надлежавших ему камней. Оба горизонта вы­мостки состояли из плотно втрамбованных в глину обломков эллинистических амфор с овальными ручками (среди них встречались клейменые), фрагментов чернолаковой эллини­стической керамики (реберчатой с росписью белой краской, с резными орнаментами) и „ме- гарских" чашек.

Нижний, более ранний, уровень вымостки не содержал материала II в. до н. э,, поэтому его следует отнести к III в. до н. э. В верх­нем же горизонте имелся керамический мате­риал, доходящий до конца II и начала I в., на­пример, синопские амфорные ручки с астином- ными клеймами (по описи №№ Д 1018 и 1019, датирующиеся 121—70 гг. до н. э.). В виду от­сутствия в верхнем слое вымостки керамики второй половины I в. до н. э., ее надо отнести ко времени не позднее первой половины этого века. В черепяных вымостках как эллинисти­ческих, так и более ранних значительная часть керамического материала была обнаружена в сильно стертом состоянии.

Описанными двумя вымостками ограничи­ваются на участке А строительные остатки

классического и эллинистического периодов; обнаруженные на нем отдельные камни и не­большие группы их принадлежат к случайным завалам (напр., отдельно лежащий камень п° 5, группа камней п° б возле северо-восточной стенки раскопа).

Юго-восточная и северо-западная части ра­скопа над эллинистической вымосткой п° 3 оказа­лись поврежденными большим количеством ям позднего времени.

В таком нарушенном и перемешанном со­стоянии были обнаружены остатки римского слоя, залегавшего выше эллинистической вы­мостки п° 3. Этот слой характеризуется в ос­новном керамическим материалом I и II вв. н. э., который был найден в довольно значительном количестве. Он представлен разнообразными типами самосской и другой малоазийской крас­нолаковой керамики (рис. 2), а также фрагмен­тами различных амфор этого времени: узкогор­лых из светлой глины, с круглыми гладкими и реберчатыми ручками. Найден интересный обломок горла амфоры, покрытого красным лаком.

Изредка попадались более ранние и более поздние экземпляры, но основная масса их отно­сится к I—II вв.

В пределах верхнего культурного слоя, на­сыщенного огромным количеством створок мидий, были найдены два фрагмента терракот более раннего времени: передняя часть женской головы (сильно обтертая) в высоком калафе, V в. ДО н. э., большой фрагмент группы Эрота и Психеи поз дне эллинистического времени и от­крытый светильник. Встречались глиняные гру­зила пирамидальной формы.

Интересной находкой является рельефная костяная пластинка (рис. 3) с вырезанной по контуру головой силена, изображаемой на пан- тикапейских монетах. Профильное изображение передает тип монет III в. На пластинке имеется маленькое круглое отверстие, в котором со-


хранился кусочек костяного же шпенька. Вы­полнение пластинки отличается некоторой су­хостью; это позволяет предполагать, что пла­стинка принадлежит III—II вв. до н. э.

Строительные остатки римского времени на участке А представлены частично сохранив­шимся цементированным бассейном, выступавшим на обрезе, как известно, еще до начала раскопок.

Уцелевшие части сильно разрушенной ци­стерны (рис. 4) дали возможность выяснить ее устройство. Оказалось, что цистерна имела два смежных отделения с общим днищем (один ряд бута на известковом растворе с цемянкой, толщиной 0.15 м), разделявшиеся перегородкой (шир. 0.14 м), от которой остались лишь следы на днище. От северного отделения уцелел только кусок одного утла, примыкающий к сосед­нему южному отделению, сохранившемуся гораздо лучше. От него остались части двух боковых стенок, образующих угол. В продоль­ной стенке (дл. 1.70 м) имеется сквозное круг­лое отверстие, расположенное на высоте 0.18 м от дна (высота отверстия 0.13 м, шир. 0.16 м). Другая боковая стенка (дл. 1.40 м) на своем конце, совпадающем с краем облома дна, носит Признаки перехода к закругленности угла, сле­довательно, протяженность этой стенки сохра­нилась во всю ширину цистерны, внутренние размеры южного отделения которой соста­вляли 1.70 X 1.40 м; наибольшая высота стенок цистерны, в современном ее состоянии, дости­гает лишь 0.50 м.

Следует заметить, что стенки цистерны уцелели только в виде многократных наслоений цемента (известковый раствор с при­месью толченой керамики). Кладка стен со­стояла из очень мелкого бута на таком же растворе; но от нее сохранились лишь отпе­чатки отдельных камней на тыльной стороне цементного покрытия, а также ряд камней п°8, лежавших у основания цистерны и составляв­ших фундамент основных стен. Как уже отме-

Рис. 4. Общий вид участка А после расчистки остатков Цистерны. На заднем плане виден уровень эллинисти­ческой вымостки {вид с юго-запада),

Мат. а ксслед. по археол. СССР, JS5 4

Рис. 3. Костяная пластинка с изображением головы силена.

чено, внутри цистерны обмазка неоднократно обновлялась. Установлено шесть последова­тельных наслоений; общая их толщина 0.07— 0.09 м, толщина отдельных слоев в среднем около 0.01 м. Степень насыщенности известко­вого раствора примесью толченой керамики в виде очень мелкой крошки в разных слоях не одинакова, она придает раствору розоватый цвет. Внутри цистерны поверхность обмазки как на стенках, так и на дне отделана очень гладко и покрыта яркокрасной краской.

Расчистка цистерны не выяснила, для каких целей цистерна служила. Внутри в ней нахо­дилась земля, поверх которой лежали боль­шие толстые куски спрессовавшейся морской травы (камки).

Назначение цистерны определяется, как нам кажется, некоторыми деталями ее устройства. Повидимому, это был резервуар для вина, а если это так, то цистерна служила для винодельче­ских целей. Устроенное в нижней части боко­вое отверстие позволяло переливать жидкость из цистерны, оставляя осадок на дне.

Для точной датировки цистерны раскопки не дали достаточных указаний. Однако разреше­нию этого вопроса могут помочь наблюдения над сооружениями подобного типа как в Тири- таке (рыбозасолочные цементированные ванны), так и в Мирмекии (цементированные бассейны в винодельне, открытой на участке Б, о кото­ром будет речь ниже). Эти наблюдения пока­зывают, что строительные растворы с той степенью насыщенности керамической крош­кой, которая установлена в бассейне участка А, применялись на Боспоре в римское время. Сопоставление с южным бассейном мирмекай- ской винодельни участка Б позволяет датиро­вать цистерну примерно I—И вв. н. э.

15

УЧАСТОК Б

При прокладке траншеи производившейся на территории городища Мирмекия в 1932 г., в северо-западной его части были вскрыты и частично разрушены массивные древние каменные кладки. В образовавшихся обрезах траншеи они отчетливо выступали на глу­бине 1 м от уровня современной поверх­ности почвы.

Для их исследования и были предприняты раскопки этого участка. Раскопками вскоре было установлено наличие здесь остатков боль­шой античной винодельни! в которой вышеука­занные кладки составляли часть ее стен. Это открытие вызвало необходимость дальнейшего расширения площади раскопа для полного выявления обнаруженного памятника; в конеч­ном результате была ■ исследована довольно значительная площадь при глубине раскопок от 1.10 до 5.10 м (табл. I и рис. 5).

Как известно, часть территории городища в XIX в. была занята карантином. Ограждаю­щие его стены проходили когда-то в районе участка Б, и с самого начала раскопочные ра­боты натолкнулись на остатки фундамента од­ной из этих стен, пересекавшей весь участок в направлении с северо-востока на юго-запад, врезываясь в культурные слои на глубину до 1.50 м. Подошва фундамента лежала ме­стами непосредственно на античных кладках.

Вполне естественно, что там, где проходила карантинная стена, прилегающие культурные слои были сильно нарушены. Несмотря на это, в результате произведенных работ удалось уста­новить на данном участке городища следую­щую стратиграфию слоев.

Под гумусным слоем I, состоящим из дерна и поддерна, залегает слой II в виде зольно­глинистых отложений эпохи средневековья, перекопанных при постройке карантина. Ниже идет глинистый слой III желтоватого цвета, характеризующийся керамикой римского пе­риода. Под ним залегает слой IV, эллинистиче­ского времени, и глинистый слой V, соответ­ствующий классическому времени. Последний лежит на насыпи из чистой земли коричневатого цвета (слой VI) мощностью до 1 м. И наконец на небольшой глубине в восточной части участка выявлен материковый глинистый грунт. Пере­крывавшая его насыпь (слой VI) была обна­ружена в восточной части (квадрат 3), в запад­ной же (квадрат 6а) она была выявлена при углублении раскопок. Полное отсутствие в этой насыпи культурных остатков, при значитель­ной мощности слоя (до 1 м), заставляет пред­полагать искусственное его образование, что связано, может быть, с нивелировкой площади под застройку. Непосредственно на этой на­сыпи залегал наиболее древний культурный слой V. В юго-западной части (квадрат 6) слой V выявлен при раскопке подошвы запад-

ной стены (п° 42) бассейна На—Нб. Найденный в слое V керамический материал относится к у—IV вв. д0 н< э. В нем имеется значитель­ное количество чернолаковой керамики, об- .ломки киликов V—IV вв., обломок амфор- ного горла с раскраской по венчику V в., •обломок краснофигурного килика с изображе­нием пальметки V в., обломки стенок канфара и венчика килика с накладным орнаментом IV в,, фрагментированный чернолаковый светильник того же времени.

В восточной части (квадрат 3) над слоем чистой земли (VI) также залегал глинистый слой V, который имел здесь зеленоватый от­тенок. Обломки чернолаковой керамики (венчик лекифа, обломки киликов, чашки), обнаружен­ные в указанном слое в квадрате 3, относятся также к V—IV вв. до н. э.; найден один обло­мок ножки чернолакового килика с пурпурным пояском конца VI в. до н. э. и горло амфоры конца V — начала IV в. до н. э. Таким образом материал наиболее древнего культурного слоя восходит к V в. до и. э. Найденные на данном участке единичные фрагменты посуды VI в. до н. э., в числе которых наиболее ранним является обломок архаического сосуда „кла- зоменского стиля“ второй половины VI в. до н. э., не меняют общего вывода о засе­лении данной территории городища в V в. до н. э.

В слое V были открыты (квадрат 3) остатки водосточного канала п° 37. Водосток, располо­женный на глубине 3.20 м от современной поверхности почвы, идет в направлении с юга на север, где он соединяется, несколько от­клоняясь на запад, с круглым колодцем п°49'. При выходе в колодец русло канала’имеет значительный наклон, свидетельствующий о на­правлении стока воды, поступавшей из канала в колодец. Канал построен весьма тщательно (рис. 6). Основание его составляют прямо­угольные известняковые плиты (шир. 0.50— 0.55 м), посредине которых высечен жолоб (шир. 0.20—0.22 м, глуб. 0.12—0.15 м). К краям этих плит насухо пригнаны поставленные на ребро камни, образующие боковые стенки ка­нала: сверху их перекрывают обработан­ные плиты; внутри высота канала 0.38 м. На одном уровне с водостоком обнаружена кладка п° 38 из известняка в два ряда шири­ной 0.55 м, являющаяся незначительным остат­ком фундамента какой-то постройки V—IV вв. до н. э.

Значительная часть участка Б занята об­ширным зданием большой эллинистическо-рим­ской винодельни.

Винодельня, уровень пола которой лежит на глубине около 2.10 м от современной поверх­ности, представляет сооружение, имеющее в плане форму вытянутого прямоугольника.

Внутреннее помещение винодельни имеет в длину 12.70 м и в ширину 5.30 м (табл. I, рис. 7). Вход в винодельню находится с южной

Рис. 6. Водосточный канал.

стороны, нол в входном проеме выстлан плитами (рис. 8, на плане обозначены п° 416).

Стены винодельни (толщ. 0.70—0.75 м)[101] сло­жены из известняка и были покрыты в восточ­ной половине помещения раствором извести с цемянкой, о чем свидетельствуют местами сохранившиеся ее остатки. Все прочие части винодельни, т. е. давильные площадки и оба бассейна I и И, служившие резервуарами, были также цементированы. Площадь восточной половины винодельни разделяется на две ос­новные части посредством жолоба (ширина жолоба 0.025—0.040 м, глуб. 0.07 м), устроен­ного в цементированном полу и идущего в на­правлении с востока на запад. Отделяемая этим жолобом южная площадка (у) имеет гладкую цементированную поверхность с небольшим наклоном к западу. Смежная с нею северная площадка при помощи жолоба, пересекающего ее с севера на юг, в свою очередь делится на два прямоугольные участка. В северо- восточной части (£0 расположена впущенная в пол каменная плита п°18, прилегающая же с западной стороны часть (п) почти целиком

занята круглой ямой (диам. 2.18—2.10 м),[102] при­чем с южной стороны ее ограничивает жолоб, идущий параллельно основному продольному жолобу на расстоянииО.ЗО м, образуя проме­жуточную полосу (

<< | >>
Источник: С. А. ЖЕБЕЛЕВ, В. Ф. ГАЙДУКЕВИЧ. МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ АРХЕОЛОГИИ СССР №4. АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ БОСПОРА И ХЕРСОНЕСА. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР МОСКВА • 1941 • ЛЕНИНГРАД. 1941

Еще по теме В. Ф. ГАЙДУКЕВИЧ, Е. И. ЛЕВИ, Е. О. ПРУШЕВСКАЯ РАСКОПКИ СЕВЕРНОЙ И ЗАПАДНОЙ ЧАСТЕЙ МИРМЕКИЯ в 1934 г.:

  1. 2.1. Новгород.
  2. Свобода или равенство?
  3. 2.5.1.1. Основные функции и операторы команд COMPUTE и IF
  4. 5.1 Строение органов пищеварения.
  5. Техники снятия психоэмоционального напряжения
  6. ФЕЛАГ
  7. 8. Электоральная география
  8. 21. Портово-промышленные комплексы зарубежной Европы
  9. 4. Социализм по Франции: анализ синдикализма
  10. СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АГРЕССИИ НА ЗАПАДЕ (ОПЕРАЦИЯ «ГЕЛЬБ»)
  11. ПРОРЫВ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ФРОНТА СОЮЗНИКОВ НА МААСЕ
  12. ДЮНКЕРКСКИЕ СОБЫТИЯ
  13. Из ЖУРНАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ГРУППЫ АРМИЙ «А»(ЗАПИСЬ ОТ 24.5.1940
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -