<<
>>

МУСУЛЬМАНСКОЕ ПРАВО И БОГОСЛОВИЕ B VIII-X вв.

Превращение Халифата в эпоху Аббасидов из империи арабов в общемусульманское государство привело к дальнейшему развитию самого ислама. Новообращенные мусульмане привносили в трактовку исламского вероучения свои духовные традиции, благодаря чему возникали различные направления и школы в сфере права и в области исламской теологии.

Плюрализму форм исламской мысли способствовало и то, что в исламе отсутствовало понятие ортодоксии, а развитие богословия осуществлялось в порядке частной инициативы.

Мусульманское право (араб, ал-фикх - «глубокое понимание», «знание») начало складываться незадолго до прихода Аббасидов к власти. B VII - начале VIII в. на завоеванных территориях продолжали действовать прежние правовые нормы, и лишь со временем они стали подвергаться осмыслению с точки зрения исламского религиозно-этического учения. Специфика исламской государственности - соединение в лице халифа светской и религиозной власти - обусловила развитие в Халифате исключительно религиозного по своему характеру права. Ни халиф, ни какое-либо другое лицо или государственный орган не являлись источниками права. Bce правовое регулирование осуществлялось на основе Корана и сунны, так как считалось, что в них имплицитно содержатся ответы на все правовые вопросы. Совокупность закрепленных в Коране и сунне принципов, норм и правил, на которых строится закон и правосудие, называется «шариатом» (букв, «прямой, правильный путь»). Даже халиф не мог изменить или отменить какую-либо часть шариата, поскольку сам считался хранителем и исполнителем священного закона. Коран и сунна стали основными источниками мусульманского права. Самостоятельным источником права было также признано единодушное мнение (iал-иджма) авторитетных факихов по обсуждаемому вопросу, согласие которых придавало решению статус правовой нормы.

По мере включения в состав Халифата новых территорий и усложнения социальной структуры мусульманского общества встал вопрос о принципах интерпретации и практического применения коранических предписаний в меняющихся условиях. Сталкиваясь при разборе тяжб с практическими проблемами, прямо не отраженными в священных текстах, судьи были вынуждены давать им самостоятельную интерпретацию. При этом они руководствовались здравым смыслом или опирались на местные обычаи, имея в виду, что принятое ими решение должно было основываться на исламском учении и поддерживать его. Постепенно в среде правоведов были выработаны специальные принципы и приемы толкования основополагающих источников для решения тех вопросов, относительно которых в Коране и сунне нет прямых указаний. Этот комплекс приемов, владение которыми требовало большой эрудиции и совершенного знания арабского языка, получил название ал-иджтихад (букв, «усердствование», «большое старание»). Основной формой иджтихада было суждение по аналогии (ал-кийас), когда механизм решаемого вопроса вырабатывается путем сопоставления с аналогичным или сходным казусом, присутствующим в Коране или сунне. Кийас стал, наряду с Кораном, сунной и иджма, четвертым источником мусульманского права.

Мусульманские юристы (факихи) были не только законоведами, но одновременно и богословами, а первые правовые труды представляли собой сборники тематически подобранных хадисов.

Занятия правом являлись частным делом, и факихи не были государственными чиновниками. Многие выдающиеся факихи - Абу Ханифа, Малик Ибн Анас и другие - вышли из городской торгово-ремесленной среды.

Среди факихов возникали серьезные разногласия относительно того, какими методами следовало выносить решения по новым проблемам и спорным вопросам. Наиболее крупными центрами иджтихада были Мекка и Медина в Хиджазе, Куфа и Басра в Ираке, а также Дамаск и Бейрут в Сирии. C конца VII по начало XI в. в этих городах шла активная разработка теоретических основ мусульманского права. Постепенно расхождения между сторонниками разных направлений стали оформляться в виде отдельных доктрин, что в конечном итоге привело к образованию самостоятельных богословско- правовых школ - мазхабов (араб, «путь»; термин мазхаб широко используется не только в области фикха, но и в сфере других исламских наук - философии, хадисоведении и др.).

Четыре мазхаба суннитского фикха были признаны каноническими- ханафитский, маликитский, шафиитский и ханбалитский. C середины X в. «врата иджтихада закрылись», т.е. дальнейшая разработка новых принципов интерпретации богословско-правовых источников прекратилась. Возможной стала лишь деятельность уточняющего или систематизаторского характера, которая дополняла сочинения, ранее уже признанные авторитетными. Впоследствии был канонизирован и шиитский мазхаб имамитов-джафаритов.

Обособление религиозно-политических группировок в самом исламе, а также неизбежные контакты мусульман с представителями иных вероисповеданий в пределах Халифата сопровождались дискуссиями на различные богословские и морально-этические темы, в ходе которых стороны оттачивали свое полемическое мастерство. И если во внутриисламской полемике силы противоборствующих сторон были равны, то в диспутах с христианами, иудеями или зороастрийцами мусульманам пришлось столкнуться с развитой полемической и философской традицией. Bce это потребовало от мусульманских богословов выработки стройной системы рассуждений по поводу своей веры. B первой половине VIII в. в исламе стали складываться школы, представители которых давали рационалистическое толкование различных аспектов вероучения: единству бога и соотношению его сущности и атрибутов, свободе воли и предопределению, сущности веры, «сотворен- ности» или «несотворенности» Корана, верховной власти в исламской общине и др. Этот религиозно-философский дискурс получил наименование калам (араб, «речь», «разговор»), а его теоретики назывались мутакаллима- ми (букв, «разговаривающие»). Мусульманские мыслители четко различали калам и собственно философию, которая носила иное название (фалсафа).

Первой крупной школой калама были мутазилиты (букв, «отделившиеся», «обособившиеся»), B период правления Омейядов мутазилиты вели пропаганду своих взглядов среди просвещенных горожан и находились в оппозиции к правящей династии. При Харуне ар-Рашиде мутазилиты подвергались преследованиям, но сумели добиться поддержки его сына - будущего халифа ал-Мамуна. Период наибольшей активности мутазилитов пришелся на первую половину IX в., в особенности на время правления халифов ал-Мамуна (813-833), ал-Мутасима (833-842) и ал-Васика (842-847).

Ал-Мамун решил сделать доктрину мутазилитов идеологической опорой своего режима. Около 827 г. он учредил в Багдаде «Дом мудрости» (Байт ал-хикма), которому отводилась ведущая роль в пропаганде мутазилитского учения. «Дом мудрости» представлял собой учреждение по сбору, систематизации и переводу сочинений античных и эллинистических ученых, главным образом, естественно-научного и философского плана. Ha деле реальное значение «Дома мудрости» вышло далеко за рамки тех идеологических задач, ради которых он создавался. Организация «Дома мудрости» (если рассматривать ее в более широком историческом контексте) была не просто волевым актом верховной власти, но прежде всего органичным явлением интеллектуальной жизни Халифата VIII-XI вв. Эта форма культурного учреждения продолжала существовать в мусульманском мире и после официального отказа от мутазилизма. «Дома мудрости», или «дома науки» (дар ал-илм) в IX- XI вв. имелись во многих городах Ирака (Багдаде, Басре, Мосуле), Сирии и Палестины (Дамаск, Иерусалим, Триполи), а также Египта (Каир). Они содержались за счет казны, частных лиц или мусульманской общины, помещались в отдельном здании, где в распоряжение ученых предоставлялись книги, письменные принадлежности, жилье и денежное пособие. Co второй половины XI в. «дома науки» уступают место библиотекам при «вакуфных» (т.е. принадлежавших мусульманской общине) учреждениях (мечетях, медресе и больницах).

При преемниках ал-Мамуна мутазилитские теологи полностью контролировали такие крупные центры, как Багдад, Басру и новую халифскую резиденцию Самарру. Однако попытки властей основать исламскую догматику на непонятных для широкого круга верующих рационалистических философских идеях вызывали повсеместный гнев традиционалистов, особенно сильный в Сирии, Египте и Хорасане. Вскоре халиф ал-Мутаваккил (847- 861) осудил не только главные положения мутазилитского учения, но и калам как таковой.

Большое количество ответвлений породило шиитское движение. Разногласия среди шиитов были связаны прежде всего с вопросом о том, кому из потомков Али должно принадлежать право на имамат. Эта проблема порождала споры и распри в шиитском движении после смерти каждого претендента на имамат. B VIII в. шииты окончательно раскололись на два основных течения - «умеренных» и «крайних», которые, в свою очередь, стали и дальше дробиться на идейно обособленные общины. Шиитские лидеры в ряде районов Ирака, Ирана, Сирии и Аравии добились и политического успеха. Значительную роль в истории Халифата сыграла ветвь исмаилитов, которые разработали сложную религиозно-философскую систему, многие положения которой восходили к учениям неоплатоников, гностиков и мистиков, а также многоступенчатую систему пропаганды своего учения в Ираке, Хорасане, Сирии, Египте и на юге Аравии.

B Аббасидское время сформировалось мистико-аскетическое направление в исламе - суфизм. Термины «суфизм» (ат-тасаееуф) и «суфий» (мутасаввиф, суфи) происходят от слова «суф» (араб, «шерсть»), так как одеяние из грубой шерстяной ткани было характерным атрибутом мистиков, аскетов и отшельников. Важным элементом суфийской практики было духовное наставничество, предполагавшее, что начинающий суфий (мурид) должен беспрекословно повиноваться своему наставнику (шейху, муршиду, пиру). Местом обучения был широко распространившийся с X в. тип суфийской обители - «ханака», «завийа» и «рибат». C середины XIl в. на базе суфийских обителей стали складываться суфийские братства, в каждом из которых существовал свой метод мистического познания Истины со свойственными ему приемами духовно-религиозных и физических упражнений. B качестве наименования членов суфийских братств стал употребляться термин «дервиш» (перс.-тур. «нищий», «бедняк»). Суфийские братства не имели централизованного управления и в том или ином регионе мусульманского мира были весьма тесно связаны с местными духовными традицияями. Благодаря этому суфизм стал очень распространенной формой бытования ислама на периферии исламского мира.

Тесное взаимодействие арабов с покоренными ими народами - иранцами, семитами, тюрками, коптами, берберами и другими - глубоко видоизменило аббасидское общество. При этом отношения между местным населением и арабизированными мусульманами в различных частях Халифата имели свои особенности. Единая для аббасидского Халифата арабо-мусульманская культура на деле существовала во множестве локальных вариантов, формировавшихся по мере взаимопроникновения исламской идеологии и местных культур. Свое политическое выражение это культурное многообразие находило в появлении местных династий, тяготившихся зависимостью от Багдада.

Первые признаки распада Халифата проявились уже в конце VIII в., а в X-XI вв. его политическая карта стала быстро меняться. B конце VIII в. из-под власти Аббасидов вышли провинции Магриба, где разрозненные берберские племена находились на начальном этапе исламизации. B Магрибе почти повсеместно ислам распространялся в форме хариджизма, поэтому там находили приют многие Алиды, вынужденные бежать из центральных областей Халифата. Основателями первой алидской династии в Марокко были Идрисиды (789-974). Ha западе Алжира во второй половине VIII в. образовался хариджитский эмират Рустамидов (777-909). B Ифрикии (Тунисе) также образовался местный эмират - государство Аглабидов (800-909), которые, в отличие от Идрисидов и Рустамидов, оставались вассалами Халифата. Аглабидские эмиры построили большой флот, который совместно с Аб- басидами совершал пиратские налеты на средиземноморские города Италии, Сардинию, Сицилию и Корсику. B 846 г. аглабидские пираты разорили Рим. При эмире Абу-л-Гаранике Мухаммаде II (863-875) Аглабиды присоединили к своим владениям Мальту, при Ибрахиме II (875-902) - Сицилию, где впоследствии укрепилась мусульманская династия Калбидов (948-1062).

Первой местной династией в Египте, добившейся независимости от Багдада, были эмиры Тулуниды (868-905). После возвращения Египта под власть багдадских халифов управление этой провинцией осуществляли назначавшиеся в Багдаде военные чиновники. Их власть была малоэффективной и спустя тридцать лет вновь перешла в руки самостоятельной династии эмиров Ихшидидов (935-969).

B слабо исламизированных районах Южного Прикаспия и в Маверан- нахре появились самостоятельные иранские династии Тахиридов (821-873) в Хорасане, Саффаридов (867 - ок. 1495) в Систане, Саманидов (819-1005) в Мавераннахре и Хорасане. Bce они возводили свою родословную к Caca- нидским шахам.

B середине X в. восточные провинции Халифата вместе с Ираком на целый век попали под власть иранской шиитской династии Бувайхидов (Буи- дов) (945-1055), выходцев из Дайлама- горной области на юго-западном побережье Каспийского моря, которая традиционно поставляла первоклассных солдат в халифскую армию. Халиф остался духовным главой мусуль- ман-суннитов, но реальную политическую власть утратил, хотя формально Бувайхиды управляли государством от имени халифов - ал-Мути (946-974), ат-Таи (974-991), ал-Кадира (991-1031), ал-Каима (1031-1075).

Политическая история Индии после распада державы Гуптов в начале VI в. с большим трудом поддается описанию. Три основные зоны субконтинента: Север, Декан и Юг - оказались разделены на множество мелких государств (в V-VII вв. насчитывалось около 50 разного рода политических образований), которые часто сменяли друг друга в качестве доминирующей силы в том или ином регионе.

Еще одна трудность заключается в том, что раннесредневековый период истории Индии меньше всего обеспечен источниками. Сохраняется специфическое отношение индусов к истории, стремление не отразить существующую действительность, а создать идеальные образы, не фиксируя происходящие в обществе изменения и многие значительные политические события. Например, представления об иерархической структуре общества того времени формулировались и дошли до нас не в трактатах о политике или праве, а в произведениях, посвященных искусству и архитектуре. B связи с этим продолжают сохранять свое значение иностранные свидетельства и данные эпиграфики (надписи становятся гораздо более распространенными и информативными, особенно на юге). Ярким примером индийского отношения к истории служит тот факт, что в надписях гуджаратской династии Чаулукьев не упоминается поход на их государство создателя державы Газ- невидов, охватывавшей Среднюю Азию, Афганистан и значительную часть Ирана, Махмуда Газневи (988-1038), в 1024 г. разрушившего столицу и разграбившего богатейший храм Шивы в Сомнатхе, который являлся одним из наиболее известных индийских храмов.

C конца VIII в. начинается движение воинственных кланов, сложившихся в районе современного штата Раджастхан, на восток, в плодородную долину Ганга. K X в. они овладели практически всей Северной и Центральной Индией, но передвижения раджпутских кланов, постоянно теснивших друг друга, продолжались вплоть до начала колониального периода. Создав свои государства, они назвали себя раджапутра («царские сыновья» - традиционно они причисляли себя к 36 царским кланам) и стали претендовать на происхождение от ведических кшатриев. Ha самом деле они, скорее всего, были потомками завоевателей эфталитов и гурджаров, окончательно подорвавших могущество империи Гуптов в VI в., но затем оттесненных в засушливые районы будущего Раджастхана.

'! B V-VI вв. Северная Индия подверглась одному из очередных иноземных

завоеваний. Сдвинувшиеся со своих мест под напором гуннов центральноазиатские племена эфталитов (или «белых гуннов») — восточноиранские или тюркские по своему происхождению (существует и теория, что они представляли собой конгломерат различных по происхождению и языковой принадлежности племен, что было характерно для эпохи Великого переселения народов) с середины V в. начали нападать на границы державы Гуптов.

Правителям слабеющей империи удавалось неоднократно одерживать над ними победы, но это не остановило продвижение эфталитов на Запад Северной Индии. Надписи сохранили имена вождей завоевателей: Тораманы (490-515) и

Индия в VI-XII вв.

его сына Михиракулы. Последний стал известен как жестокий правитель, гонитель буддизма, разрушивший множество монастырей и храмов. После поражения от одного из центральноиндийских правителей в 533 г. Михиракула отступил на Север и захватил Кашмир. K середине VI в. многие из племен белых гуннов и пришедших вместе с ними гурджаров уже осели на территории Раджастхана и постепенно ассимилировались с местным населением, что способствовало их желанию «кшатрианизироваться».

По преданию, древние кшатрии принадлежали к двум семьям: «Солнечной династии» (к ней традиция относит героя «Рамаяны» Раму) и «Лунной династии» (к ней причисляли Кришну и героев «Махабхараты» - Панда- вов). Раджпутские династии стремились причислить себя к одной из этих

легендарных семей. Династии, правившие на Декане, не имели отношения к раджпутам, вышедшим из Раджастхана, однако тоже создавали для себя кшатрийские генеалогии, часто противоречивые. Например, Чалукьи из Ba- тапи считали себя «Солнечной династией», а их родственники Чалукьи из Кальяни объявили свою династию «Лунной». Некоторые династии не сразу смогли определиться с варновой принадлежностью и называли себя сначала брахманами, а затем кшатриями. Стремление брахманов к «кшатрианиза- ции» показывает, что брахманский статус в то время не воспринимался как наивысший, несмотря на традицию, основанную на священных книгах.

Глава раджпутского клана носил титул князя или царя {нрипа, раджа, махараджа). Кланы делились на подкланы, группы родственных семей и большие семьи. Рядовой член клана называл себя раджпутом. Сложившись из различных этнических и кастовых групп, раджпуты выработали особые правила поведения, бытовой уклад, брачные нормы и даже своего рода рыцарский кодекс чести. Они считали войну своим основным занятием, что приводило к постоянной вражде между княжествами, которая истощала ресурсы раджпутских владений.

Несмотря на крайнюю политическую нестабильность региона, в Северной Индии и на Декане IX-XII вв. можно выделить три наиболее значимых государства: державы Гурджара-Пратихаров, Палов и Раштракутов. Возникшее в начале VIII в. в западном Раджастхане государство Гурджара-Пра- тихаров подчинило в IX в. области от Бенгалии до Панджаба, контролируя большую часть Северной Индии. Оно просуществовало до 1019 r., когда его столица Канаудж, которую продолжали считать столицей всей Индии, была разграблена войсками Махмуда Газневи. Ha востоке с Гурджара-Пратихара- ми соперничало государство Палов, возникшее в середине VIII в. на территории Бихара и Бенгалии и также утратившее свое могущество к XI-XII вв. Ha юге представители этих династий противостояли державе Раштракутов, которая активно вмешивалась в борьбу между северными соседями за Канаудж.

Уже в X в. все три государства, боровшиеся до этого за господство в Северной Индии, пришли в упадок. B конце X в. одно из княжеств во главе с ветвью клана Чауханов - Чауханы из Сакамбхари - стало независимым от Гурджара-Пратихаров, а с середины XII в. превратилось в доминирующую силу в Северной Индии, контролируя восточную и центральную Раджпута- ну, часть Гуджарата, восточный Панджаб и район Дели. Северо-запад Индии подвергался постоянным нападениям мусульманских княжеств из Афганистана и Ирана. Первые мусульманские набеги и завоевания в Индии относятся к началу VIII в., когда было захвачено несколько северо-западных княжеств на территории Синда. Вскоре завоеватели были остановлены Пра- тихарами и Чалукьями. C конца X в. мусульманские нападения вновь стали представлять собой значительную угрозу, но до конца XI в. оставались скорее грабительскими, а не завоевательными. Наиболее заметными из них были 17 походов Махмуда Газневи.

B конце XII в. ослабевшая династия Газневидов была свергнута Гийяс ад-Дином Мухаммадом Гури, основавшим свое обширное государство. Младший брат Гийяс ад-Дина Муиз ад-Дин Мухаммад Гури (1173-1206) начал завоевывать Северную Индию. B 70-80-е годы XII в. он присоединил Панджаб и Синд. Занятые постоянными междоусобными войнами индийские государ-

ства оказались не в состоянии противостоять мусульманской угрозе. Тем не менее правителю из династии Чауханов из Сакам- бхари Притхвираджу III (1177- 1192) удалось на короткий срок возглавить коалицию из многих индийских правителей, созданную для отпора завоевателям. B 1191 г. объединенные войска североиндийских княжеств нанесли Муиз ад-Дину первое поражение. Ho союз раджпутских княжеств вскоре распался, При- тхвирадж III потерпел поражение от мусульман и погиб, оставшись в памяти индусов национальным героем. После этого военачальники Муиз ад-Дина продолжили поодиночке завоевывать одно индийское государство за другим.

Представитель династии Чола. Музей Нью-Дели, Индия © 2011. Photo Scala, Florence

Существовавшие на юге дравидские государства (Паллава, Пандья, Чола) были более политически стабильными, чем княжества Северной Индии. B IX в. государство Паллава прекратило своё существование, а после захвата Чолами в начале X в. значительных территорий у Пандьев (крайний юго-восток) весь Тамилнад оказался под властью Чолов. C XI в. начинается распространение южноиндийского влияния на Декан. K началу XII в. в результате слияния южноиндийского государства Чолов с державой Восточных Чалукьев (представитель Чалукьев по женской линии унаследовал трон Чолы), появилась наиболее могущественная держава во всей Южной Азии. Раштракутов сменили на Декане Чалукьи. B конце X-XI вв. держава Чолов при правителях Раджарадже I (985-1016) и Раджендре I (1016-1044) переживала расцвет своего экономического и политического могущества, правда, ее влияние практически не затронуло север Индии, хотя армия Чолов совершала походы на север, дойдя, по преданию, до реки Ганга. Ha короткий период в зависимости от них оказались прибрежные земли восточной части Центральной и Северной Индии. Ha юге правители Чолов Раджараджа I и Раджендра I воевали с объединенными силами правителей Кералы (в основном княжества западного Малабарского побережья Индии не вмешивались в конфликты внутрииндийских держав), Пандьи и Шри Ланки, контролировавших торговлю с Западом. Чолы стремились получить этот контроль в свои руки и вытеснить поддерживаемых Кералой арабских купцов, составлявших Чолам торговую конкуренцию. Им удалось подчинить Ланку (современная Шри Ланка) и Мальдивские острова. Раджендра I в одной из своих надписей утверждает, что его флот разгромил

Шривиджаю (на Суматре), однако других подтверждений этого похода нет, также как и следов существовавшего тогда военного флота.

Ясно лишь, что военная экспансия подорвала силы государства. B результате Чолы не смогли противостоять наступлению вновь усилившихся Пандьев с юга и державы Хойсалов (бывших вассалов Чалукьев) с запада. Их владения сократились до размеров небольшого княжества, в то время как доминирующей силой на юге в XIII в. стали Пандьи, а на Декане Чалукьев сменили государства Ядавов и Хойсалов.

B начале новой эры складывается кастовая система, которая становится основой социальной структуры индийского общества. Происходят изменения в представлениях о «разделении труда» между варнами. Если в древний период занятиями вайшьев считались и земледелие, и скотоводство, и торговля, то в Средние века распространяется представление о том, что земледелие - занятие шудр, которыми до этого считались ремесленники и представители обслуживающих три высшие варны профессий. Этот процесс можно расценивать по-разному. C одной стороны, шудры перестали восприниматься как отверженные, им теперь разрешалось принимать участие в богослужении, они стали уже не слугами, а самостоятельными хозяевами. Ho возможна и другая трактовка: статус земледельцев и скотоводов понизился, что отразило массовый характер их превращения из самостоятельного сельскохозяйственного населения в зависимое. Касты, относимые к шудрам, начинают после этого делить на «чистые» (земледельцы и часть ремесленников) и «нечистые» (другая часть ремесленников и служебные касты). Вместе с тем появляется значительная группа каст, которых считали стоящими ниже шудр, что, видимо, связано с включением в кастовую систему многочисленных менее развитых племен, до этого находившихся на периферии держав древности и включенных в средневековый период в освоенную индийской цивилизацией территорию. Они стали восприниматься как «неприкасаемые».

Упадок городов и торговли, проявившийся в западных областях еще до образования державы Гуптов и связанный как с общеевразийскими процессами (в том числе Великим переселением народов), так и с внутренними факторами, особенно затронул города среднего течения Ганга после VI в. Южная Индия была больше связана с морской торговлей с Ближним Востоком, Африкой (портовые города Малабарского побережья) и странами Юго- Восточной Азии (порты восточного, Коромандельского побережья), и оказалась меньше затронута этим упадком. Возрождение городов на севере Индии началось с XI в., но говорить о нем, как о массовой тенденции, возможно лишь с XIV в.

Торговля велась корпорациями или общинами купцов, которые имели ряд привилегий и активно отстаивали свои интересы. B Южной Индии и на Декане существовало несколько крупных торговых корпораций, имевших отделения во многих городах и занимавшихся как торговлей внутри Индии, так и с Западной и Юго-Восточной Азией. Торговые корпорации содержали собственные воинские контингенты, что повышало их социальный статус. Некоторые южноиндийские купцы получали привилегии пользоваться зонтиком, служившим символом власти, ездить на слонах, иметь дом в несколько этажей и т.д. Купеческие корпорации вводили самообложение, принимали вклады от частных лиц, совершали дарения, занимались благотворительностью.

Эллора. Пещерные храмы. Индия. V-IX вв. (фото)

Кастовые организации ремесленников (не только городских, но и обслуживающих сельское население на натуральной основе и мало связанных с рынком, изначально находившихся по положению ниже слоя земледельцев- налогоплательщиков) также приобретали черты корпораций. Они стремились отстаивать свои интересы, могли принять решения о бойкоте того или иного общинника или деревни, если те нарушали их права, принимали участие в дарениях. Организация пяти основных ремесленных каст (кузнецов, плотников, золотых дел мастеров, каменщиков и медников) также приобрела определенный социальный престиж, получив право по торжественным случаям использовать рожки и горны, носить зонтики и т.д.

C натурализацией экономики была связана практика дарения деревень и земель, отразившаяся в дарственных грамотах, сохранившихся на медных табличках или на камне (особенно много источников такого рода найдено на юге Индии, не подвергшемся мусульманскому завоеванию; в результате него на севере были разрушены многие храмы, вместе с которыми исчезли и надписи на стенах, и медные таблички). Получатель грамоты имел фактически «феодальные» права: распоряжения землей, фискального, административного и частичного судебного иммунитета, право требовать подчинения от населения и т.д. Кроме правителей дарения земель нередко осуществляли и частные лица, что говорит о широком распространении крупного частного землевладения.

B результате раджпутского завоевания на севере представителям осевших воинственных кланов, сначала просто получавших с общинных крестьян налоги, удалось завладеть землей и превратить бывших общинников в

своих арендаторов. Часть земель была раздарена брахманам, так как радж- путы стремились таким образом доказать свое кшатрийское происхождение (классические древние трактаты утверждали, что брахманы могут принимать дары только от кшатриев). Появление новых династий вело к обложению этих высококастовых общинников со стороны более крупных землевладельцев, а также государства. Таким образом возникали крупные многослойные или широкие общины, делившиеся на более мелкие подразделения.

Ha юге Индии и на Декане также возникли влиятельные крупные общины во главе с высокопоставленными кастами. Они охватывали десятки деревень, имели совет, старост, имущество, включая землю. Они собирали в свою пользу некоторые налоги, пользовались самоуправлением, дарили землю брахманским общинам и храмам, строили каналы, устраивали празднества, осуществляли судопроизводство. Наибольшей автономией пользовались крупные общины в Тамилнаде. B Карнатаке и Андхре они часто находились под контролем чиновников, назначаемых из центра.

После VI в. культура Индии переживает период упадка, сокращается число выдающихся поэтов и ученых. Развивается практика комментирования древних сочинений, при этом в комментарии не вносилось ничего нового. Творчество на санскрите, непонятном подавляющей массе населения, становится элитарным, уходит в эстетические изыски. Наиболее распространенным видом литературы остается поэзия, в которой форма часто превалирует над содержанием. Распространяются поэмы, имеющие два и более смысла. Например, поэтизированная история династии Чаулукьев одновременно представляет собой трактат о правилах грамматики. B то же время идет процесс становления национальных языков (тамильского, бенгальского, маратхского, телугу, гуджаратского, каннада и др.), на которых появляется и бурно развивается собственная литература, также в основном представленная поэзией.

C фактическим исчезновением в Средние века буддизма из Индии (хотя его еще поддерживали правившие до XII в. в Бенгалии Палы), исчезает традиция фресковой живописи. Поза и атрибутика скульптур тысяч индуистских божеств определялась традицией, что практически не давало возможности для творчества художников. C VIII в. в западных и северо-западных частях Индии появляются «средневековые» черты в скульптуре и живописи - тенденции к переходу к двухмерному и плоскостному видению, к линейным композициям, к резким, нервным, угловатым линиям, скорее всего, вызванные влиянием среднеазиатских кочевых народов. B XI-XII вв. они распространяются и в центральных областях Индии, но не затрагивают ее восток и юг.

Ha X-XIII вв. приходится расцвет храмового строительства. Оформились основные черты храмового комплекса и выделились региональные и дина- стийные стили (паллавский, чольский, чалукийский, хойсальский и т.д.).

ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ B 800-1200 ГОДАХ

K 800 г. н.э. в Юго-Восточной Азии продолжал существовать и развиваться ряд государственных образований, сформировавшихся в более ранний период (с начала нашей эры). B центральной части современного Вьетнама находилось государство Чампа (Тямпа, Тьямпа) - государственное образование в континентальной части региона, сформированное аустронезийски- ми племенами и просуществовавшее до XV-XVII вв. Страна неоднократно меняла свое наименование: до середины VIII в. в китайских источниках она называлась Линьи, затем в течение столетия, когда ее центр сместился на юг, китайцы называли ее жителей хуанванъ, и только с середины IX в. после возвращения столицы на север появилось название Чампа.

Северный Вьетнам, где основной этнос составляли вьеты, находился с I в. до н.э. в зависимости от китайских империй. Лишь с конца IX в. н.э. китайские войска покинули эту часть региона, и здесь началось формирование независимого государства вьетов. После полувека борьбы вьетов с силами небольших южнокитайских государств, возникших на развалинах империи Тан, а также междоусобных столкновений двенадцати аристократических родов, в 968 г. было образовано государство Дайковьет (с 1054 г. - Дайвьет), во главе которого стоял император (хоанг де). C 1009 по 1225 г. в Дайвьете правила династия Ли, во времена которой государство пережило расцвет своего политического могущества: велось крупное ирригационное и городское строительство, столица была перенесена в крупный исторический центр рисоводства Тханглаунг (совр. Ханой). Хотя формально Дайвьет признавал сюзеренитет династии Сун, страна, постоянно находясь под угрозой вторжений с севера, смогла отстоять независимость. Пытаясь добиться от вьетов фактического подчинения, в конце XI в. китайский император заключил военный союз с Чампой и Камбуджадешей. Тем не менее чамские и китайские войска были разбиты, после чего началось присоединение к Дайвьету чамских территорий.

Первая крупная «империя» в Юго-Восточной Азии Фунань (Бапном), образованная на территории современной Камбоджи (в дельте Меконга) в первые столетия нашей эры и охватывавшая в период своего расцвета большую часть региона (Южный Вьетнам, части Лаоса, Таиланда, Мьянмы и Малайского п-ова), прекратила свое существование в начале VII в. н.э. Ha ее развалинах помимо прочих этнополитических образований появились кхмерские вождества с сакральным центром у горы Лингапарвата (совр. Таиланд), поначалу попавшие в зависимость от Чампы. Сбросив чамское иго, кхмерские правители развернули борьбу за наследство Фунани.

Государство Ченла с центром между горами Дангрек и оз. Тонлесап в течение VII в. распространило свое влияние на все кхмерские земли. B начале VIII в. Ченла распалась на два государства: Ченла Земли (на севере) и Ченла Воды (на юге), которые, в свою очередь, состояли из нескольких княжеств. B конце VIII - начале IX в. правитель княжества Аниндитапура, входившего в Ченлу Воды, Джайяварман II начал борьбу за объединение кхмерских

Юго-Восточная Азия в IX-XII вв.

территорий. За 52 года своего правления он взял под свою руку княжества на юго-востоке и приступил к завоеванию северо-запада, где основал город, впоследствии ставший столицей империи Камбуджадеша и получивший название Ангкор. B XI-XII вв. эта империя охватывала большую часть Юго- Восточной Азии.

Племена монов образовали ряд государств на территории современного Таиланда: Дваравати (позднее название - Лаво, VII-XI вв.), возникшее из объединения существовавших с начала н.э. городов (пура), и находившуюся к северу от него Харипунджайю (появилась в VIII в.), куда первоначально переселялись выходцы из Дваравати. B XI в. Дваравати/Лаво было подчинено великим кхмерским завоевателем Сурьяварманом I (1002-1050). Войны монского государства Харипунджайя с Сурьяварманом II (1113-1150) также завершились включением его территории в состав Камбуджадеши. Расселение на юг тайских племен из образованного в VII в. на территории Юньнани государства Наньчжао (Дали), граничившего с монскими государствами современного Северного Таиланда, привело к тому, что тайцы стали здесь к XII-XIII вв. преобладающим этносом, вытесняя монов и подрывая гегемонию кхмеров. Территория Лаоса, первоначально заселенная кхмерами, и входившая в состав как Ченлы, так и Камбуджадеши, с XII-XIII вв. стала заселяться с севера тайскими племенами.

История государственного образования в Аракане, располагавшегося на юго-западе современной Мьянмы и отделенного от большей части страны на востоке Чинскими горами, возводится к мифическим временам и не подтверждается документальными источниками. B первые века нашей эры центром араканской государственности становится г. Дханьявади, а с 788 г. - г. Вайшали. Названное по последней столице государство Вайшали просуществовало до конца XI в., когда оно было поглощено быстро расширяющим свои границы бирманским государством Паганом (появившимся в середины IX в.), населенным этносом мъянма, правителям которого удалось объединить под своей властью практически все земли, входящие в состав современной Мьянмы (Бирмы).

B центральной части Мьянмы находилось известное с IV в. н.э. государство народа пью Шрикшетра. Его расцвет пришелся на VII-VIII вв., но в 30-е годы IX в. оно было разгромлено Наньчжао, сровнявшим столицу пью с землей и угнавшим в плен жителей. Существовавшие по крайней мере с IV в. монские города (Татон, Тайккала, Пегу и др.), расположенные на юге Мьянмы, образовали государство Раманнадесу, просуществовавшее с VI по середину XI в., когда оно было завоевано бирманским Паганом.

B островной части региона, Нусантаре (совр. Индонезия), с древних времен получило развитие мореплавание. Местные народы изобрели лодку с противовесом (прообраз катамарана), которая была заимствована у них в Южной Индии, Хадрамауте и на Африканском Роге. Расселившись на многочисленных островах Тихого океана и части материка (например, в Фунани, Чампе), индонезийцы также освоили Мадагаскар, где смешались с переселившимися позднее племенами банту и арабами, но сохранили язык аустро- незийского происхождения (малагасийский).

Народы Индонезии, так же как и большинство народов континентальной части Юго-Восточной Азии, испытали на себе сильное влияние индийской

Прамбанан VIII-IX вв. Матарам (Индонезия)

культуры. Государство Шривиджая, образовавшееся к VII в. н.э., включало в себя значительные территории островной части Юго-Восточной Азии (Суматра, в VIII-IX вв. - западная часть Явы) и п-ов Малакку. Оно до XIII в. контролировало важнейшие торговые пути в регионе (Зондский и Малаккский проливы), его влияние распространялось на многие районы Нусантары (островной Индонезии). Правители Шривиджаи, являясь в основном буддистами, выделяли средства на строительство монастырей в Бенгалии и Южной Индии. Ko временам правления шривиджайской династии Шайлендра на Яве (VIII-IX вв.) относится сооружение знаменитого буддийского храмового комплекса Боробудур. Империя фактически состояла из многочисленных вассальных княжеств, а центральный государственный аппарат большей частью формировался из родственников правителя.

Упадок Шривиджаи начался в XI в. и был вызван борьбой с восточнояванским государством Матарам (существовавшим с середины VIII в.), а также, возможно, поражением, нанесенным Шривиджае южноиндийской империей Чола, которая в XI-XII вв. превратилась в могущественную морскую державу. Империя Чола оказывала на государства региона не только политическое, но и значительное культурное влияние. Это выразилось в сооружении на Яве храмового комплекса Прамбанан в чольском архитектурном стиле. Несмотря на борьбу с Матарамом и империей Чола, Шривиджая окончательно уступила свою торговую гегемонию яванскому государству Сингхасари (наследнику Матарама) лишь XIII в.

Основу экономики внутренних районов Юго-Восточной Азии (в особенности долин крупных рск - Иравади и Салуина (Мьянма), Менама-Чао- Прайи (Таиланд), Мсконга (Камбоджа, Лаос), Красной (Северный Вьетнам) - составляло поливное рисоводство. Кроме риса выращивали и другие культуры: просо, сою, хлопчатник и сахарный тростник. Прибрежные районы были активно включены в международную морскую торговлю, связывавшую регион с Индией, арабскими странами и Китаем. Сухопутные торговые пути соединяли Юго-Восточную Азию с Индией, Китаем, Тибетом, Центральной Азией и Ираном.

Тесные экономические связи с Индией также сопровождались широким проникновением в регион влияния индийской культуры и религий, отмеченного уже в начале н.э. Большинство государств Юго-Восточной Азии испытали индианизацию и приняли в качестве религий буддизм или индуизм в сочетании с традиционными местными культами предков и анимизмом. B ряде государств воссоздавалось подобие индийской социальной организации с варнами и кастами. Широкое распространение получили культы девараджи («бога-царя») и будда-раджи («будды-царя»), в которых всевластный правитель представал Верховным Богом, сочетающим в одном лице и светскую, и духовную власть.

Хотя, как уже отмечалось, большинство государств Юго-Восточной Азии в гораздо большей степени испытывали на себе влияние индийской, а не китайской культуры и традиций (за исключением северной части современного Вьетнама), все южные соседи в той или иной мере перенимали ряд моделей, выработанных династиями Поднебесной в области административной структуры, отношений центральной власти с варварской периферией и аккумулирования уже существующих традиций и форм управления.

Политическая история региона полна многочисленных военных конфликтов, завоеваний и уступок отнятых у соседних государств территорий, разрушения и переноса столиц, создания и распада обширных держав, на сравнительно короткий период становящихся доминирующими в континентальной части Юго-Восточной Азии. Одну из самых могущественных империй создали кхмерские правители. Она объединила под своей властью или поставила в зависимость от себя земли от северных пределов современного Таиланда до Малаккского п-ова и от границ Пагана до Южно-Китайского моря (ее владения были сопоставимы лишь с территорией империи Сун и превосходили по площади все существовавшие в тот же период государства).

B течение IX в. произошло, как уже отмечалось, объединение кхмерских земель государств Ченлы Земли и Ченлы Воды, начатое в 802 г. правителем княжества Аниндитапура Джайяварманом II, основавшим на северо-западе новый город, который позднее стал столицей и получил название Ангкор (так часто называлась и вся империя Камбуджадеша).

B X-XII вв. государство Камбуджадеша переживало экономический и культурный подъем: шло активное строительство индуистских храмовых комплексов (самым известным из которых является Ангкор-Ват), продолжалось сельскохозяйственное освоение новых земель и масштабные ирригационные работы. Ангкор в период своего наивысшего расцвета являлся одним из самых крупных городов мира. B зависимости от Камбуджадеши в разные периоды ее истории находились монские государства Дваравати/Лаво и Xa- рипунджайя, тайские княжества в верховьях Менама, а также Чампа, с правителями которой велись постоянные войны.

Ha историю Камбуджадеши сильно повлияла борьба двух основных религий - индуизма (в форме шиваизма) и буддизма (тхеравады, хотя махаяна также была распространена в ранний период истории этой страны). Первые правители Камбуджадеши (считающийся его основателем Джайяварман II (802-854), Индраварман I. 877-889) стремились укрепить свою власть и развивали культ дева-раджи.

Однако отмеченное с начала XI в. усиление позиций буддизма тхеравады привело к началу XIII в. к его значительному распространению среди всех слоев населения. Первые правители-приверженцы буддизма (например, Сурьявар- манІ, 1002-1050) проводили либеральную религиозную политику, сохраняя шиваистские культы, в том числе культ дева-раджи, и привилегии индуистской знати. B последующий период противостояние между буддизмом и индуизмом усилилось, что повлекло за собой жесткие конфликты в XIII в.

Находившиеся к северо-западу от кхмерской империи на территории современной Мьянмы монские города в IX в. объединились для борьбы с Ha- ньчжао, стремившимся расширить свои границы на юг и разгромившим соседнее с монскими землями государство народа пью - Шрикшетру. Монам удалось сдержать натиск Наньчжао и даже расширить собственные владения за счет части земель, входивших ранее в состав Шрикшетры.

Могущество и богатство приморских городов монов, среди которых главную роль играли Татон и Пегу, основывалось на международной морской торговле, а также на доходах от налогов с иностранных купцов (в связи с этим их союз - государство Раманнадесу - называют талассократией). Хотя моны не отличались воинственностью, значительную часть их богатств приносило пиратство, распространенное в регионе и входившее в число основных занятий населения некоторых приморских государств, в том числе мон- ских городов и Чампы. Политические и социальные структуры приморских монов были в определенной степени индианизированы: правители носили индийские имена и титулы, население разделялось на варны.

B 832 г. войска Наньчжао уничтожили последнюю столицу пью - Халин- джи. Переселившиеся в середине IX в. из Наньчжао на земли разгромленной Шрикшетры бирманцы ассимилировали оставшийся на этой территории народ пью и унаследовали его ирригационные системы. Новый этнос, с которым столкнулись пью, а затем моны, пришел издалека. Западные цяны, предки бирманцев (мьянма), жили в Северо-Западном Китае (Ганьсу) еще на рубеже нашей эры. Оттуда под давлением китайцев они ушли в Северо-Восточный Тибет, а затем - в Сычуань, где с VII в. стали вассалами Наньчжао. Тесня пью, бирманцы проникли в долину Иравади и захватили плодородную область Чаусхе - центр поливного земледелия. B середине IX в. один из бирманских князей основал г. Паган, ставший впоследствии бирманской столицей.

Расцвет бирманского государства пришелся на правление Анируды (Анораджи) (1017-1077), при котором Паган захватил Пегу, а затем Татон. Это привело к значительному влиянию на бирманцев более развитой монской культуры. Первые бирманские правители стремились включить монов в свою систему управления: их назначали на ответственные посты в Пагане, монский язык пользовался равными правами с бирманским. Ho с первой половины XII в. политика сотрудничества сменилась доминированием бирманцев в политической и культурной сферах: отныне моны стали не союзниками, а подчиненным народом. Завоевав монские города, правители Пагана унаследовали и их торговые и политические связи. B XI в. Паган заключает союз с Ланкой (Цейлоном) для противостояния могущественной южноиндийской державе Чолов.

Наследники Анируды продолжили расширять границы Пагана: был завоеван располагавшийся западнее Аракан, на севере граница с Наньчжао проходила по рубежу с современным Китаем, на юге бирманцы достигли Малаккского п-ова. Таким образом, большая часть континентальной Юго- Восточной Азии оказалась к XII в. разделена между двумя могущественными державами - Камбуджадешей и Паганом. Независимыми в Индокитае от империй кхмеров и мьянма оставались лишь Чампа и Дайвьет. B 60-е годы XII в. обострились отношения между Паганом и Ланкой, которой удалось захватить портовые города противника и обеспечить себе положение державы, контролирующей значительную часть морской торговли в регионе. Ослаблению Пагана способствовали нападения племен шанов и каренов, захвативших в XIII в. значительную часть владений этого государства.

<< | >>
Источник: П.Ю. Уваров. Всемирная история : B 6 т. / гл. ред. A.O. Чубарьян; Ин-т всеобщ, истории РАН. - M. : Наука. - 2011 - T. 2: Средневековые цивилизации Запада и Востока / отв. ред. П.Ю. Уваров. -2012. - 894 с.. 2012

Еще по теме МУСУЛЬМАНСКОЕ ПРАВО И БОГОСЛОВИЕ B VIII-X вв.:

  1. 16. Религиозные правовые системы. Источники индусского и мусульманского права.
  2. 1. Понятие и распространение мусульманского права
  3. 2. Основные мазхабы и источники мусульманского права
  4. 3. Ведущие отрасли мусульманского права. Современное мусульманское право
  5. § 3. Семья религиозного права (мусульманское право)
  6. § 3. Семья религиозного права (мусульманское право)
  7. § 3. Семья религиозного права (мусульманское право)
  8. Мусульманское право.
  9. Мусульманское право
  10. Мусульманское право как разновидность религиозного права
  11. Источники мусульманского права
  12. § 4. Мусульманское право
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -