Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Внешняя политика США. Дипломатия в годы Гражданской войны и Реконструкции

Весной 1789 г. конгресс США первого созыва принял зако- ны об учреждении органов исполнительной власти. Наряду с департаментом финансов и военным департаментом был со- здан государственный департамент.

Главной функцией воз- главившего его государственного секретаря явилось руководс-

тво внешнеполитическими сношениями республики. В целом обязанности госсекретаря в области внешней политики были практически те же, что у его предшественников, стоявших во главе комитетов секретной корреспонденции, а затем иност- ранных дел. Существенное отличие заключалось в том, что секретари комитетов занимали свои должности «по желанию» конгресса, которому принадлежало право принятия оконча- тельных решений, а госсекретарь назначался на должность «с согласия» сената «по желанию» президента, который стал играть теперь главную роль в проведении внешнеполитичес- кого курса. Госдепартаменту придавалось особое значение, его руководитель обрел высший ранг среди членов президентского кабинета. Рядовые налогоплательщики примитивно рассмат- ривали своих дипломатов как лиц, получивших привилегии и наслаждающихся удовольствиями зарубежных поездок за их счет, а дипломатическую службу как самое бесполезное из всех ведомств. Правда недоверие к дипломатии не распространя- лось на консульские службы, олицетворявшие собой развитие торговых отношений, прибыльные сделки и финансовое бла- гополучие американцев. Конгресс поддерживал консульские связи, а содействие коммерсантам стало традиционно важной функцией госдепартамента.

Когда в 1796 г. истекал второй срок пребывания Д. Вашинг- тона на посту президента США, он обратился к правительству и народу с документом, получившим известность как «Про- щальное послание». Внешнеполитический раздел этого, став- шего одним из наиболее знаменитых, документа американской истории, содержал идеи (они были выработаны еще в начале Войны за независимость) для будущих поколений американцев при определении внешнеполитического курса страны. «Вели- кое правило для нас в отношении иностранных государств, — утверждалось в «Послании», — состоит в том, чтобы расширяя наши торговые отношения, иметь с ними как можно меньше политических связей». Поскольку «Европа обладает системой весьма важных интересов, которые не имеют к нам никако- го отношения или очень отдаленное», первый американский президент призывал своих соотечественников не впутываться в европейские конфликты, строго придерживаться принципа нейтралитета, признавая вместе с тем целесообразность и необ- ходимость «временных союзов при чрезвычайных обстоятель- ствах». Заветы Вашингтона в области внешней политики от- вечали национальным интересам молодого, еще не окрепшего государства. «Послание» традиционно рассматривалось Соеди- ненными Штатами как основа американской политики изоля- ционизма. На деле это был один из мифов, которыми так богата американская история. США никогда не были и не могли быть изолированы от остального мира. Вашингтон и другие «отцы- основатели» верили, что созданная ими республика со време- нем выйдет на мировую арену и будет вести диалог с другими государствами не только на равных. Со свойственным им праг- матизмом американские политики надеялись обеспечить себе свободу действий на международной арене в своих интересах.

С самого начала существования США их внешняя политика имела экспансионистскую направленность; расширение терри- торий стало одной из основных задач американской диплома- тии. Еще в «План договоров», одобренный Континентальным конгрессом в 1776 г., была включена статья, в соответствии с которой все территории североамериканского континента и рас- положенные около него острова объявлялись находящимися н «безраздельном и вечном владении» Соединенных Штатов. Важнейшим внешнеполитическим актом их правительства в 20-е гг. XIX в. стало провозглашение доктрины Монро — пер- вой внешнеполитической доктрины США. Происхождение и основные ее принципы были обусловлены не только сложив- шейся в то время международной обстановкой (проекты ин- тервенции Священного союза в Латинскую Америку для вос- становления там испанского господства), но и процессами, происходившими внутри самих Соединенных Штатов (разви- тие капитализма, пробуждение американского национализ- ма, формирование экспансионистских идей). Для обоснования преимущественных «прав» в Западном полушарии политичес- кие деятели США неоднократно ссылались на различные ар- гументы — теорию «естественных границ», доктрину «поли- тического тяготения», концепцию «американской системы», принципы «неперехода» и «неколонизации».

2 декабря 1823 г. президент Д. Монро обратился к конгрес- су с ежегодным посланием. Его основные идеи были сформули- рованы госсекретарем Д.К. Адамсом. «Политические системы Квропы и Америки не только различны, но и противоположны друг другу», — заявлялось в президентском послании. Соеди- ненные Штаты не претендуют на вмешательство во внутренние дела европейских государств, но будут «рассматривать любую

политику с их стороны распространять свою систему (т.е. мо- нархический режим. — Авт.) на любую часть нашего полуша- рия опасной для нашего спокойствия и безопасности». «Мы не вмешиваемся и никогда не будем вмешиваться в дела сущес- твующих колоний», — отмечалось далее, но «американские континенты, пользуясь всеми условиями свободы и независи- мости, которыми они обладают и которые они поддерживают, впредь не могут рассматриваться как объекты для будущей ко- лонизации какой-либо европейской державы». В последующей части своего послания Монро присваивал США «право» на вмешательство в дела всех других американских государств, причем эти притязания искусно маскировались борьбой про- тив возможного вмешательства в дела Америки со стороны ев- ропейских правительств.

Доктрины Монро, основанная на идеях невмешательства и осуждении дальнейшей колонизации американских континен- тов, явно диссонировала с европейскими принципам легити- мизма, «правом» интервенции с целью восстановления власти «законного монарха». Но, одновременно, она содержала и экс- пансионистское начало. Развивая принципы, заложенные в до- ктрине Монро, руководство США уже в середине 40-х гг. XIX в. объявило, что их страна претендует на особые отношения с другими американскими странами и рассматривает себя как великую державу, призванную вершить судьбы всего Запад- ного полушария. Для идеологического обоснования подобных претензий большое значение имела теория «предопределения судьбы». Сформулированная журналистом Д. О'Салливэном она гласила, что североамериканцы — избранный народ, ко- торому судьбой предопределено превратить Америку в «зону свободы».

Курс на вмешательство в соседние государства, проводимый в соответствии с доктриной Монро, в конце XIX в. правящие круги США подкрепили возникшим ранее, но активизировав- шимся в это время панамериканизмом. (Термин «панамери- канизм» впервые использовала одна нью-йоркская газета в 1899 г., впоследствии он получил широкое распространение). В основу этой доктрины был положен тезис о «континенталь- ной солидарности» и существующей, якобы, «общности ин- тересов» всех стран Западного полушария, обусловленной их географическим расположением, взаимосвязью экономики, сходством политических систем и исторических судеб. США, добиваясь экономической и политической гегемонии над всем Американским континентом, задались целью подчинить дви- жение панамериканизма своим интересам, выгодным для Со- единенных Штатов и неблагоприятным для их европейских соперников.

Для США особое значение имели отношения с бывшей мет- рополией — Великобританией, которая занимала монополь- ное положение в области их торговли и на протяжении всего XIX столетия являлась главным внешнеполитическим конку- рентом Соединенных Штатов. После заключения Парижского мирного договора 1783 г. и Англия, и США высказывали пре- тензии по поводу толкования и выполнения его различных ста- тей, и с самого начала и англичане, и американцы нарушали договор. Англия удерживала за собой ряд американских фор- тов, расположенных вдоль границ с Канадой, отказывалась возвратить американским плантаторам захваченных во время Войны за независимость негров-рабов, а американские шта- ты не спешили возвращать долги (около 5 млн ф.с.) английс- ким кредиторам и компенсировать лоялистов. Порты британс- кой Вест-Индии были закрыты для американской торговли; в Лондоне не желали заключать с США равноправное торговое соглашение.

Когда в 1792-1793 гг. начались войны европейских монархов против революционной Франции, Англия приступила к ее мор- ской блокаде, начав задерживать торговые корабли нейтраль- ных стран, в том числе американские, идущие во Францию или в ее владения в Вест-Индию. По мере победоносного наступле- ния французской армии международное и внутреннее поло- жение Англии становилось все более тяжелым, и новая вой- на с Америкой не входила в планы сент-джеймского кабинета. В этой связи запрет на торговлю США с французской Вест-Ин- дией был снят. Американское правительство решило исполь- зовать благоприятный момент и направило в Лондон с чрезвы- чайной миссией председателя Верховного суда Д. Джея.

В ноябре 1794 г. был подписан англо-американский «дого- вор о дружбе, торговле и навигации» («договор Джея»). Бри- танское правительство согласилось вывести войска из фортов у американской границы, а для рассмотрения спорных воп- росов об уплате довоенных долгов и претензий американских судовладельцев создавались совместные арбитражные комис- сии. В пограничных районах США и Канады была узаконена

свободная торговля мехами. В остальном американскому пос- ланнику не удалось добиться значительного успеха: плантато- ры, обязанные выплатить свои долги англичанам, не получали компенсации за отобранных у них негров-рабов, а торговля с британской Вест-Индией разрешалась лишь на небольших су- дах и при условии доставки товаров только из США. Вопрос о захвате судов под американским флагом оставался открытым. В то же время Соединенным Штатам запрещалась принимать в своих портах каперские корабли враждебных Англии госу- дарств, а британское судоходство в Америке ставилось в усло- вия наибольшего благоприятствования.

При всей ограниченности достигнутых Джеем результатов договор 1794 г. явился важным событием в отношениях США с бывшей метрополией, поскольку урегулирование разногласий было необходимо молодой республике. После возобновления в 1803 г. войны Францией Лондоном была принята серия указов, направленных на блокирование торговых связей Франции с другими, в том числе и нейтральными, государствами. Англи- чане снова стали захватывать американские суда и устраивать на них обыски с целью задержания и наказания так называе- мых дезертиров — американских моряков английского проис- хождения (на протяжении 1803-1812 гг. англичане захватили более 900 торговых судов США; многие тысячи американских моряков были насильственно сняты со своих кораблей и завер- бованы в британский флот). Эти репрессивные меры подрывали не только морскую торговлю американцев, но и основы их на- ционального суверенитета. В Соединенных Штатах росли во- инственные настроения. В конце 1811 г. в конгрессе преоблада- ющее положение заняли «военные ястребы»; их лидер Г. Клей был избран председателем палаты представителей. За необхо- димость объявления войны Англии активно выступал будущий президент, а в то время госсекретарь Монро. Отчетливо прояви- лись и экспансионистские планы. Клей публично «обосновы- вал» необходимость и легкость захвата Канады, наряду с вла- дениями Испании на североамериканском континенте.

В июне 1812 г. конгресс США объявил войну Великобрита- нии. Она явилась результатом, с одной стороны, своекорыст- ной политики Англии, ее стремления к подрыву экономики США, деспотичных действий на море и нарушения элемен- тарных прав нейтрального мореплавания, и в этом смысле яв- лялась продолжением освободительной борьбы Соединенных

Штатов за независимость 1775-1783 гг. С другой стороны, вой- на была вызвана экспансионистскими устремлениями правя- щих кругов самих США. Захватнические планы не вызвали энтузиазма в народных массах. Для завоевания Канады не удалось собрать ни добровольцев, ни сколько-нибудь значи- тельно пополнить небольшую регулярную армию. С огром- ными трудностями президентской администрации пришлось столкнуться и в финансовой области. Штаты Новой Англии, занимавшие важное стратегическое положение на границе с Канадой и имевшие наибольшую концентрацию населения и материальных средств, отказались предоставить в расположе- ние центрального правительства свою милицию и поддержать финансовые мероприятия. Следствием всего этого была позор- ная капитуляция американских войск в Детройте в августе 1812 г. И в дальнейшем попытки вторжения в Канаду успеха не имели, встречая отпор как со стороны регулярной английской лрмии, так и со стороны ополчения при все возрастающей под- держке канадцев. Между тем в Северную Америку продолжали прибывать свежие подкрепления английских войск, а британ- ский флот, освободившийся от операций против наполеоновс- кой Франции в Европе, установил полную блокаду побережья Соединенных Штатов.

В августе 1814 г. английские моряки, поднявшись на лодках по реке Патуксент и практически не встретив противодейс- твия, захватили столицу федерального Союза — Вашингтон. Англичане сожгли Капитолий, Белый дом, другие правитель- ственные здания и вернулись на свои суда. Все более жесткой становилась позиция Англии и на международной арене; на- чавшиеся мирные переговоры в бельгийском городе Генте за- шли в тупик в результате непомерных требований лондонско- го кабинета. Характер войны начал меняться и приобретать характер борьбы за обеспечение независимости и территори- альной целостности Соединенных Штатов, где начался патри- отический подъем для отпора неприятелю. Попытка англичан повторить «вашингтонский вариант» в отношении Балтимора провалилась — уже на дальних подступах к городу они встре- тили упорное сопротивление и предпочли оставить свое пред- приятие. В связи с этим событием был написан национальный гимн США. В январе 1815 г., еще не зная о заключении мира, американские войска под командованием генерала Э. Джексо- на не только отразили наступление крупных сил англичан на

Новый Орлеан, но одержали над ними полную победу. 24 дека- бря 1814 г. был подписан Гентский мирный договор, который скорее обходил молчанием, чем разрешал вопросы, вызвавшие войну. Но несомненным ее итогом явилась внутренняя консо- лидация американского народа как самостоятельной нации.

После окончания войны предметом ожесточенных споров между США и Англией явился вопрос об отдельных участках границы, что было связано с заселением свободных земель и торговлей пушниной. Англо-американская демаркационная линия на севере — от оз. Лесное на запад до Скалистых гор — была определена сравнительно легко: в соответствии с конвен- цией 1818 г. она стала проходить по 49-й параллели. Договор 1842 г. окончательно уточнил северо-восточную границу США с Канадой: от оз. Лесное на восток через Великие озера, по ре- ке Св. Лаврентия до Атлантического океана.

Гораздо сложнее обстояло дело с Орегоном — обширной об- ластью, простиравшейся от побережья Тихого океана до Ска- листых гор и от Аляски до Калифорнии. В связи с отсутствием четко обозначенных границ между владениями США, Англии, Испании и России на северо-западе Америки этот регион был ареной столкновения интересов названных государств. Анг- ло-американская конвенция 1818 г. выработала по проблеме Орегона компромиссное решение: все земли к западу от Ска- листых гор, на которые претендуют США и Англия, провозг- лашались открытыми для доступа подданных обеих договари- вающихся сторон. Границы этой территории как на севере, так и на юге конвенцией не фиксировались. Но уже в 1819 г. выяс- нилось, что согласившись по Трансконтинентальному договору на установление испано-американской границы на Северо-За- паде по 42-й параллели, Испания отказалась от всяких претен- зий на области, расположенные к северу от этой линии, в поль- зу США. Согласно конвенциям, заключенным Россией с США (1824) и Англией (1825) граница российских владений на Тихо- океанском побережье устанавливалась по 54° 40' с.ш.

К середине 40-х гг. соперничество из-за спорных территория крайне обострилось. В конгрессе США и на страницах печати велась интенсивная кампания за их захват. Экстремисты вы- двинули лозунг: «54° 40' с.ш. или война». Но в Белом доме, оза- боченном накалившимися отношениями с Мексикой не соби- рались вступать в серьезный конфликт с Англией. К мирному урегулированию затянувшегося спора из-за Орегона стреми- лись и в Лондоне. Договор 1846 г. предусматривал компромис- сное решение — линия размежевания между владениями обе- их государств устанавливалась к западу от Скалистых гор по 19-й параллели. Англо-американская граница стала транскон- тинентальной.

Значительным фактором в англо-американских отношени- ях являлась Центральная Америка. В связи со стремлением США утвердиться на Тихом океане и включить в сферу свое- го влияния страны этого региона особое значение приобрели поиски кратчайшего морского пути к западному побережью Америки и в Азию. Согласно договору 1846 г. с новой Грана- дой (позже Колумбией) США добились права свободного и бес- пошлинного транзита через Панамский перешеек. Основанная и 1849 г. американская «Компания Панамской железной доро- ги» получила концессию на строительство железнодорожного пути от Атлантического до Тихоокеанского побережья. Тогда же в США вынашивались планы постройки межокеанского судоходного канала на территории Никарагуа. Группа амери- канских дельцов заключила контракт с никарагуанским пра- вительством на его сооружение. Однако в условиях фактичес- кой гегемонии Англии в Карибском бассейне США не могли претендовать на полный контроль над межокеанскими ком- муникациями. В связи с этим по инициативе американской дипломатии в 1850 г. был подписан англо-американский до- говор Клейтона-Бульвера, в соответствии с которым оба госу- дарства обязались не добиваться исключительных прав на бу- дущий канал (или железную дорогу) между двумя океанами, гарантировали его нейтрализацию, отказывались от всяких попыток оккупировать, колонизировать или подчинить своему господству какую-либо часть Центральной Америки. Практи- чески это означало, что Англия лишалась Москитового берега (атлантическое побережье Никарагуа), утрачивала свои пози- ции в Никарагуа и Коста-Рике. Хотя США ничего не приобре- ли, соотношение сил в борьбе за карибские страны явно изме- нилось в их пользу.

Важное значение для США имели взаимоотношения с Фран- цией, которые развивались неровно и сложно. Начавшуюся в 1789 г. во Франции революцию американцы восприняли с сим- патией и энтузиазмом; борьба французского народа против евро- пейских монархий оценивалась как наступление новой эры в Ев- ропе. Вместе с тем, союзный договор с Францией, заключенный

еще в 1778 г., осложнял международное положение США как нейтральной державы. Так, согласно этому договору, в случае войны Франции с третьей стороной, Соединенные Штаты обя- заны были защищать ее владения в Вест-Индии и пропускать в свои порты только французские военные суда. Американское правительство оказалось перед трудным выбором: либо, проти- вопоставив себя Англии, углублять сотрудничество с Францией, где в 1792-1793 гг. взяли курс на воссоздание союза с заокеанс- кой республикой, вынашивая планы ликвидации английских и испанских владений в Северной Америке, либо за счет Франции урегулировать отношения с «владычицей морей».

В правящих сферах США были сторонники как «француз- ской», так и «английской» внешнеполитической ориентации. С установлением якобинской диктатуры и революционного тер- рора, события во Франции утратили свою привлекательность. Решающим ударом по франко-американскому союзу оказался «договор Джея». В Париже усмотрели в нем антифранцузскую направленность, и французы начали массовый захват амери- канских торговых кораблей. Выступая на чрезвычайной сес- сии конгресса президент Д. Адаме 16 мая 1797 г. в резких выра- жениях осудил действия французского правительства. Вместе с тем, он не считал разумным еще больше обострять франко- американские отношения, и было принято решение урегули- ровать их путем переговоров. Во французскую столицу напра- вились американские уполномоченные. Министр иностранных дел Директории Ш. Тайлеран через своих агентов дал им по- нять, что без предоставления крупного займа на льготных ус- ловиях, извинений за высказывания Адамса в конгрессе и без ... взятки в 250 тыс. долл. бесполезно ожидать не только нача- ла переговоров, но даже официального приема. Эти действия создали у американцев впечатление, будто Франция стремит- ся к разрыву с США. Правительство Адамса аннулировало все действующие соглашения с Францией и занялось военны- ми приготовлениями. Эти действия получили полное одобре- ние в Лондоне и Петербурге, где посчитали вступление США в войну на стороне антифранцузской коалиции свершившим- ся фактом. Но ни США, ни Франция войны не объявили, хотя на море между ними происходили стычки. В полной мере во- енные действия между двумя странами так и не развернулись: в Соединенных Штатах сложилась угрожающая внутриполи- тическая обстановка, а военные силы Франции были заняты в кампаниях в Европе. Весной 1799 г. франко-американские пе- реговоры возобновились, и в сентябре следующего года была подписана конвенция, провозглашавшая мир и дружбу меж- ду двумя странами. Франция признавала аннулированным до- говор 1778 г., а США отказывались от требований возмещения ущерба от действий французского флота.

Вскоре франко-американские отношения вновь подверглись испытанию на прочность. Пришедший к власти во Франции Наполеон Бонапарт мечтал о возрождении французской коло- ниальной империи в Западном полушарии. Он заключил тай- ную сделку с Испанией, добившись возвращения Франции об- ширнейшей области Луизианы. Американское правительство получило информацию об этой сделке. Оно понимало, что вла- дение ослабевшей Испанией Луизианной не представляло не- посредственной угрозы для республики. Захват же французами западной части обширной долины реки Миссисипи и, особенно, Нового Орлеана — ключевого порта в устье Миссисипи, через который проходила вся торговля Запада, мог иметь далеко иду- щие последствия для США (при том, что сами американские де- ятели рассматривали испанские владения в Северной Америке как основной объект колонизации). Т. Джефферсон, ставший в 1801 г. президентом, до этого последовательно выступавший за сохранение дружественных отношений с Францией, заявлял в письме к посланнику в Париже, что в случае сохранения Ново- го Орлеана — «единственного места на земном шаре, владелец которого является естественным и извечным врагом американ- ского народа», американцы должны будут предпочесть в качес- тве друга и союзника Англию. Белый дом предлагал француз- скому правительству купить Новый Орлеан вместе с Западной и Восточной Флоридами (Джефферсон полагал, что они также были переданы испанцами французам), но получил отказ.

К весне 1803 г. стали очевидны как неизбежность очеред- ной войны Франции с Англией, так и неудачи попыток фран- цузских войск подчинить Санто-Доминго (о. Гаити в Вест-Ин- дии). Эту некогда самую богатую колонию Франции, Наполеон хотел сделать центром колониальной империи в Америке, и без Санто-Доминго Луизиана теряла для него свою ценность. Остро нуждаясь в деньгах для предстоящей войны с Англи- ей, а также будучи заинтересованным в сохранении хороших отношений с заокеанской республикой, Наполеон продал ей Луизиану вместе с Новым Орлеаном за 11 млн 200 тыс. долл.

Присоединение территории, увеличившей почти вдвое размеры Соединенных Штатов, имело огромное значение для всего пос- ледующего развития страны.

Приобретение США Луизианы осложнило их и без того на- тянутые отношения с Испанией. Правящие круги последней считали, что североамериканское государство представляет по- тенциальную угрозу испанским владениям в Западном полу- шарии. Администрация испанского губернатора в Новом Ор- леане мало считалась с интересами США. Между тем, свобода торговли по Миссисипи имела колоссальное значение для всего американского Запада, а также южных штатов. Только в 1795 г. в Мадриде был заключен выгодный для США договор: подпи- сав секретное соглашение с Францией и опасаясь неминуемо- го обострения отношений с Англией, с одной стороны, и боясь англо-американского сближения после заключения «договора Джея», с другой, испанское правительство было по-настояще- му заинтересовано в урегулировании разногласий с американ- цами. Договор 1795 г. закреплял границы Соединенных Штатов с тогдашними испанскими владениями — Луизианой (по Мис- сисипи) и Флоридой (по 31-й параллели), предоставлял амери- канским гражданам право свободного судоходства по всей про- тяженности Миссисипи и выхода в море.

Когда США купили Луизиану, ее границы в соглашении точ- но не определялись, и администрация Джефферсона объявила, что Луизиана включает в себя также и Флориду и американ- цы, следовательно, должны стать хозяевами обеих областей. Испания опротестовала эти притязания, но правительствен- ные чиновники США в целях давления на Мадрид продолжали использовать угрозы, шантаж, подкуп. В 1810 г. они оккупи- ровали Западную Флориду, а в 1818 г. — Восточную Флориду. Не располагавшая реальными возможностями отстоять свои территории Испания уступила Флориду. Трансконтиненталь- ный договор 1819 г. устанавливал испано-американскую гра- ницу по рекам Сабин, Ред-Ривер, Арканзас и далее к западу от Скалистых гор — по 42-й параллели до Тихоокеанского побе- режья. Рабовладельцев Юга весьма интересовало и еще одно владение Испании — о. Куба в Вест-Индии. В 1848 г. президент Полк дал указание начать секретные переговоры с Испанией о покупке Кубы за 100 млн. долл. Мадрид ответил отказом. Тог- да южные штаты предоставили свою территорию для организа- ции флибустьерских экспедиций, которые трижды высажива- лись на Кубе с целью поднять там восстание против испанских нластей и инспирировать обращение кубинцев с просьбой о нключении острова в состав США на правах штата. Эти акции потерпели неудачу.

В апреле 1854 г. американское правительство снова предпри- няло попытку приобрести Кубу, предложив на сей раз 130 млн долл., однако столь же безуспешно. Рабовладельцы Юга, поль- зуясь участием Англии и Франции в Крымской войне, акти- иизировали политическую кампанию за аннексию Кубы. По указанию госдепартамента американские дипломатические представители в Лондоне, Париже и Мадриде в октябре 1854 г. разработали в бельгийском городе Остенде программу дейс- твий в кубинском вопросе. Утверждая, будто интересы безо- пасности США требуют немедленного присоединения Кубы, они рекомендовали вновь попытаться убедить Испанию про- дать остров. Если же это предложение будет отклонено, то сле- дует прибегнуть к силе. Несмотря на свой секретный характер, «Остендский манифест» быстро стал достоянием гласности, нызвав крайне отрицательную реакцию Испании, поддержан- ной Англией и Францией. Госдепартаменту ничего не остава- лось, как дезавуировать этот документ.

В середине 30-х гг. чрезвычайно осложнились отношения США с их новой соседкой — Мексикой, бывшим владением испанской короны, провозгласившей независимость в 1821 г. Камнем преткновения, в первую очередь, стал обширный, но малонаселенный Техас. Плантаторов-южан привлекали его плодородные почвы и климат, благоприятные для разведения хлопка и других сельскохозяйственных культур. Вместе с тем, господствующим классам Юга, чтобы обеспечить политичес- кое преобладание в Союзе, необходимо было образование но- вых рабовладельческих штатов к западу от Миссисипи. Соглас- но американо-испанскому Трансконтинентальному договору США признали Техас составной частью Новой Испании, а в 1828 г. США вынуждены были заключить с Мексикой согла- шение о границе, подтверждавшее положения Трансконтинен- тального договора, т.е. признание Техаса теперь уже частью территории Мексики.

Несмотря на временное поражение, влиятельные силы в Со- единенных Штатах сохраняли экспансионистские планы в от- ношении техасских территорий. Американская колонизация приобретала здесь все более широкий размах. Установив фак-

тически полный контроль над Техасом, американцы игнори- ровали законы Мексики и меры ее правительства, направлен- ные против рабства. Обстановка в Техасе все более накалялась. Американские колонисты взялись за оружие и к концу 1835 г. вытеснили мексиканские войска. Весной следующего года кон- вент «представителей народа Техаса» провозгласил независи- мость «Республики Техас», конституция которой узаконила рабство и ввоз рабов. Конвент обратился за помощью к прави- тельству США, откуда к мятежникам поступали деньги и ору- жие. Целью руководителей мятежа было отделение Техаса от Мексики и включение его в состав США. Того же страстно же- лали и в Вашингтоне, но опасались, что такой шаг может вы- звать серьезные международные осложнения: вооруженный конфликт с Мексикой; противодействие европейских держав, прежде всего Англии, которая поставив Мексику в экономичес- кую зависимость, имела свои виды и на Техас. В 1837 г. Соеди- ненные Штаты официально признали независимость Техаса. Вскоре их примеру последовали Англия и Франция, полагав- шие, что новая «республика» станет барьером на пути дальней- шего продвижения США на юг.

Американские экспансионисты настойчиво добивались пол- ного поглощения Техаса. Мексиканское правительство кате- горически отказывалось признать «Республику Техас» и пре- дупреждало, что будет считать его аннексию равносильной объявлению войны. Однако в связи с непрерывной внутрипо- литической борьбой, Мексика была не в состоянии направить крупные силы для восстановления своего суверенитета над Те- хасом. На волне очередного приступа «техасской лихорадки», в начале 1845 г. обе палаты американского конгресса приняли совместную резолюцию, предлагавшую Техасу войти в состав США. В ответ Мексика тотчас же порвала дипломатические от- ношения с Соединенными Штатами, но вместе с тем выразила готовность признать независимость «Республики Техас», если та обязуется не присоединяться к США. Этот шаг подсказала британская дипломатия, которая рассчитывала, что Англия, выступая в роли посредника и гаранта независимости Техаса, сможет фактически установить контроль над ним. Но было уже поздно. В июле 1845 г. на техасскую территорию был введен американский военный корпус, а в декабре того же года прези- дент Полк подписал одобренный конгрессом билль о включе- нии Техаса в состав США на правах штата.

Вторжением весной 1846 г. американских войск в пределы Мексики началась американо-мексиканская война. Пораже- ние в ней Мексики объяснялось не только экономическим, тех- ническим и военным превосходством США, но и антипатрио- тическим поведением мексиканских господствующих классов, которые, желая сохранить свои привилегии, принесли в жерт- иу национальные интересы. По Гуадахупе-Идильгскому мир- ному договору 1848 г. Мексика оказалась вынуждена отдать (ША помимо Техаса также Новую Мексику, Верхнюю Кали- форнию, северную часть Тамаулипаса, Коауилы и Соноры, т.е. до 55% всей территории страны. Заполучив огромную мекси- канскую территорию, экспансионисты США все еще не были удовлетворены. В 1853 г. посланник в Мексике Д. Гадсен до- бился от мексиканских властей уступки за 10 млн долл. терри- тории к югу от реки Хила (долина Месилья), которая понадо- билась американцам для строительства трансконтинентальной железной дороги. «Покупка Гадсена» в основном завершила процесс формирования южной границы США.

В условиях почти постоянной напряженности отношений с Англией, Испанией, а затем и с Мексикой, американское пра- нительство искало сближения с Россией. В 1809 г. между ни- ми были установлены дипломатические отношения, которым предшествовали благотворные контакты в самых различных областях. Основой этому со времен Войны за независимость стала защита прав нейтрального мореплавания. Провозглаше- ние Россией декларации о вооруженном нейтралитете (1780) получило официальное одобрение Континентального конгрес- са США и высокую оценку их «отцов-основателей». Правда в Петербурге долгое время отклоняли предложенный в 1823 г. американцами проект соглашения (он объединял все важней- шие принципы вооруженного нейтралитета, запрещал захват торговых судов воюющих держав и предусматривал отмену ка- перста) из-за нежелания действовать сепаратно от других вели- ких держав и отрицательной позиции Англии. Лишь во время Крымской войны, когда царское правительство столкнулось с сильной коалицией западных держав и Турции, между Росси- ей и США в 1854 г. была заключена конвенция о правах ней- тральных стран на море.

Важным фактором в сближении США и России стали вза- имовыгодные торговые связи. В 1832 г. был подписан русско- американский договор о торговле и навигации, условия кото-

рого закрепили сложившиеся ранее отношения, и придали им определенную стабильность и надежность. Остававшийся в си- ле до 1912 г. договор содержал принципы наибольшего благо- приятствования. И в Белом доме, и в Зимнем дворце понимали, что у обеих держав общий соперник — Великобритания. Имен- но поэтому русско-американские отношения, несмотря на про- тиворечия и различия в политических системах, продолжали оставаться благожелательными. Всю выгоду таких отношений США ощутили уже позднее, в годы Гражданской войны, ког- да позиция России стала важным фактором противодействия попыткам иностранного вмешательства в конфликт между Се- вером и Югом.

С середины XIX в. США начинают предпринимать энергич- ные усилия на Дальнем Востоке. Если в Китае США следова- ли за другими капиталистическими странами (американо-ки- тайские договоры 1844 и 1858 гг.), то в Японии, наоборот, они прокладывали путь (американо-японские договоры о мире и дружбе (1854) и торговле (1858), по образцу которых были со- ставлены соответствующие договоры европейских государств с Японией). Дальневосточная политика США 40-50-х гг. в срав- нении с политикой Англии и Франции в этом регионе явилась в каком-то смысле провозвестницей будущего внешнеполити- ческого курса великих держав, при котором мощные силовые средства держатся как бы про запас, сама же политика ведет- ся с помощью искусных дипломатических методов, продемонс- трированных еще тогда американцами М. Пери, Т. Гаррисом, К. Кашингом.

Беспрецедентная территориальная экспансия США продол- жалась на протяжении многих поколений. На громадных про- странствах Северной Америки столкнулись несколько колони- зационных потоков — испанский, английский, французский, русский, американский. Наиболее сильным и жизнеспособ- ным в конечном итоге оказался американский. Иногда терри- ториальные приращения достигались мирным путем в резуль- тате покупок земли. Но не обходилось без захватов, насилия, войн. В ходе колонизации возникла новая американская циви- лизация, существенно отличавшаяся от старой, европейской. На всех колонизируемых американцами землях шло развитие производительных сил, распространялись демократические институты и принципы. В середине XIX в. американская вне- шняя политика сделал шаги, показавшие всему миру, что она не намерена ограничивать сферу своей деятельности Запад- ным полушарием — акции американских дипломатов и про- мышленников на Дальнем Востоке были успешными и зна- чительными. Активизация в 40-50-х гг. внешнеполитической деятельности США, ставшими крупным континентальным го- сударством, совпала с постепенным переходом неотвратимого конфликта между буржуазным Севером и рабовладельческим Югом из тлеющей фазы в войну двух систем.

Победа лидера республиканской партии А. Линкольна на президентских выборах 1860 г. углубила раскол в американс- ком обществе. Южные штаты объявили о сецессии (отделении от Союза) и провозгласили свое рабовладельческое государс- тво — Конфедерацию. В апреле 1861 г. началась Гражданская война. Дипломатии как южан, так и северян предстояло сыг- рать в ней исключительно важную роль. Правительства ря- да европейских держав использовали события войны Севера и Юга для вмешательства в дела Американского континента в целом.

Соотношение сил между Севером и Югом было явно не в пользу последнего. По всем критериям экономического, поли- тического и социального развития преобладал Север. Прав- да весь кадровый состав федеральной армии состоял из вы- ходцев из среды плантаторов-рабовладельцев. Но решающую роль в своих планах они отводили дипломатии. Южане рас- считывали, что Англия и Франция признают Конфедерацию, организуют вооруженную интервенцию в их поддержку. Воз- можность такой интервенции казалась южанам несомненной. Рабовладельческие штаты являлись тогда почти монопольным поставщиком хлопка для текстильной промышленности Анг- лии и Франции и помимо этого — рынком сбыта промышлен- ных товаров из европейских стран. Неслучайно еще в марте 1861 г. один из политических лидеров Юга заявил в конгрес- се: «Без единого пушечного выстрела и не обнажая меча, мы можем поставить на колени весь мир, если они (т.е. республи- канцы. — Авт.) посмеют начать с нами войну. Что произойдет, если в течении трех лет не будет поставки хлопка? Англия сде- лает все возможное и мобилизует весь цивилизованный мир, чтобы спасти Юг ... Нет такой власти на земле, которая посме- ла бы воевать с хлопком. Хлопок правит миром». Руководите- ли Конфедерации сразу же развернули бурную деятельность за границей и в дипломатическом корпусе Вашингтона. Феде-


ральное правительство, наоборот, бездействовало. Лейтмотив речи, которую произнес Линкольн при вступлении в долж- ность президента, сводился к попытке уговорить рабовладель- цев отказаться от курса на раскол Союза. Никакой внешнепо- литической программы в выступлении президента не было. Вашингтонская администрация не спешила входить в контак- ты с дипломатическим корпусом по вопросам, касающимся на- чавшейся войны.

Уже во время сецессии стало очевидно, что Англия и Фран- ция поддерживают мятежников. Эти страны были заинтересо- ваны в расколе Соединенных Штатов как серьезного конкурента на мировом рынке; в случае победы конфедератов американское государство стало бы полностью зависимо от них. После начала военных действий прорабовладельческая позиция Англии, вы- ступавшей на международной арене главной ударной силой в борьбе против Севера, стала еще более очевидной. 13 мая 1861 г. британский кабинет Г. Пальмерстона выступил с «Прокламаци- ей о нейтралитете». Торжественно заявляя о нейтралитете в от- ношении конфликта Севера и Юга, он одновременно признавал Юг воюющей стороной, что являлось первым шагом на пути к полному признанию Конфедерации. Столь же циничным и ли- цемерным было объявление о нейтралитете французского пра- вительства Наполеона III, сделанное вслед за английским.

Постоянно обмениваясь мнениями, в Лондоне и Париже вни- мательно следили за развитием событий в Северной Америке, выжидая удобного момента для вступления в войну на стороне Конфедерации. С первых дней своего существования она полу- чала от Англии и Франции военную, экономическую и дипло- матическую поддержку. Невзирая на протесты Вашингтона, на верфях Англии по заказу Конфедерации строились воен- ные корабли, участвовавшие в каперских операциях против федерального флота и нанесшие ему колоссальный ущерб. Сре- ди этих кораблей был и знаменитый крейсер «Алабама», пото- пивший 65 судов северян. Англия внимательно следила за тем, чтобы в результате объявленной Линкольном блокады Конфе- дерации не было нанесено ущерба ее торговле с южными шта- тами, которые поставляли ей хлопок. Пальмерстон направил к берегам Америки военные корабли, якобы, для защиты бри- танского судоходства.

Гражданская война в США послужила сигналом к акти- визации агрессии западноевропейских держав в Латинской

Лмерике. Весной 1861 г. Испания, имея Кубу в качестве плац- дарма, оккупировала Доминиканскую республику, занимаю- щую восточную часть Гаити (ту часть, которая была прежде ее колонией). Следующей оказалась Мексика. Используя в ка- честве предлога объявленный мексиканским конгрессом вре- менный мораторий по иностранным долгам, Великобритания, Франция и Испания заключили в октябре 1861 г. конвенцию о превентивной военной оккупации Атлантического побережья Мексики как гарантии ее кредитоспособности. Основной це- лью для всех трех держав было свержение республиканско- го правительства во главе с президентом Б. Хуаресом и под- держка сил мексиканской феодально-клерикальной реакции. С помощью последней испанская корона хотела восстановить прежнюю власть в Мексике, а Наполеон III, в свою очередь, превратить Мексику в опорный пункт «латинской империи» в Новом Свете под протекторатом Франции. Планируемая ин- тервенция в Мексику имела и четко выраженную антиамери- канскую направленность. Организуя ее, Наполеон и Пальмер- стон рассчитывали одновременно спровоцировать конфликт с правительством Линкольна, который облегчил бы им воору- женное вмешательство в войну Севера и Юга.

В декабре 1861 г. в Мексике высадились испанские войска, а в январе следующего года — английские и французские. Од- нако вскоре коалиция агрессоров распалась. В расчеты Англии и Испании не входило способствовать намерениям французс- кого императора в Латинской Америке. Обе страны достигли с правительством Хуареса предварительного урегулирования вопроса о своих претензиях и вывели войска из Мексики. Бри- танский кабинет учитывал, что цели, которые он преследовал при организации интервенции, могли быть теперь достигну- ты без военных действий. Мадрид же отступил, убедившись, что у его замыслов в Мексике не было никаких шансов на ус- пех. Наполеон не собирался отказываться от своих намерений и высказался за восстановление монархии в Мексике, выдви- нув кандидатуру эрцгерцога Максимилиана Габсбурга, бра- та австрийского императора Франца Иосифа. В апреле 1862 г. французские интервенты начали военные действия в Мексике. Американская общественность возмущалась вмешательством европейских держав в дела Нового Света. Но федеральное пра- вительство не могло в тех условиях предпринять против это- го эффективных внешнеполитических действий. А выступать

с протестом, не подкрепленным решительными мерами, озна- чало расписаться в собственном бессилии.

Между тем серьезно обострились англо-американские от- ношения в связи с «делом "Трента"». В ноябре 1861 г. английс- кий почтовый пароход «Трент», на борту которого находились два дипломатических представителя Конфедерации, направ- лявшихся в Европу, был обстрелян и остановлен федеральным военным кораблем. Эмиссаров-мятежников арестовали и до- ставили в Бостон. Этот шаг был очень неосторожным и оши- бочным с точки зрения международного права, так как на- рушал право английского судна, шедшего под нейтральным флагом. На берегах Темзы поднялась кампания против дейс- твий федерального правительства. Консервативная пресса тре- бовала объявить войну Соединенным Штатам. Пальмерстон заявил Линкольну протест и направил в Канаду флот и сол- дат. Возникла реальная угроза войны.

Ситуация для федеральных властей осложнялась тем, что госсекретарь У. Сьюард высказался за войну с Англией. Он по- лагал, что перед угрозой внешнего врага Север и Юг объединят свои силы против англичан и прекратят военный конфликт между собой. Линкольн подверг резкой критике этот авантюр- ный проект. Президент проявил большое дипломатическое ис- кусство: пойдя на компромисс с сент-джеймским кабинетом, он сумел разрядить напряженность в англо-американских отно- шениях. Эмиссары Конфедерации были освобождены, а инци- дент с «Трентом» исчерпан. Британское руководство лишилось предлога для интервенции в США. Наряду с методами силовой политики в Лондоне и Париже важное место отводилось идее объединенного европейского посредничества, что открывало блестящие перспективы перед англо-французской дипломати- ей. Суть так называемого посредничества сводилась к «при- мирению» враждующих в США сторон на основе признания независимости рабовладельческой Конфедерации. 31 октября 1862 г. французский МИД официально предложил лондонско- му и петербургскому кабинетам добиваться от воюющих сто- рон заключить шестимесячное перемирие и на это же время снять блокаду с южных штатов.

Тем временем положение на театре военных действий стало меняться в пользу федератов. Опубликование в сентябре 1862 г. предварительной Прокламации об освобождении рабов и пере- ход к революционным методам ведения войны определяющим образом повлияли не только на внутреннюю, но и на между- народную обстановку. Отмена рабства заметно усилила симпа- тии прогрессивных кругов Европы к Северу. В Англии резко активизировалось движение интеллигенции и рабочих в под- держку федерального правительства, что не мог игнорировать кабинет Пальмерстона. Дипломатия Севера стала приобретать наступательный характер, создавая максимально благоприят- ные внешние условия, с целью довести до конца дело освобож- дения рабов и восстановление единства страны. Правительство Линкольна сумело выиграть самую важную внешнеполитичес- кую битву — вооруженное вмешательство европейских держав было сорвано. Среди факторов, этому способствующих, сущес- твенное значение имела позиция российского правительства.

Россия была единственной великой державой, которая с са- мого начала заняла благоприятную позицию к федерально- му правительству и отказалось признать незаконнорожденное рабовладельческое государство. Такая позиция определялась заинтересованностью петербургского кабинета в сохранении единых и сильных Соединенных Штатов в качестве противо- веса своим противникам — Англии и Франции. Тем более, что недавно закончившаяся Крымская война привела к изоля- ции России на международной арене. На Зимний дворец боль- шое воздействие оказывал и тот факт, что на протяжении всей истории США между Россией и заокеанской республикой су- ществовали хорошие, доброжелательные отношения. В депе- ше, направленной в июне 1861 г. министром иностранных дел A.M. Горчаковым посланнику в Вашингтоне, отмечалось, что «Американский Союз может рассчитывать на самое искреннее сочувствие со стороны нашего государя во время тяжелого кри- зиса, переживаемого в настоящее время», и подчеркивалось, что Россия выступает против иностранного вмешательства во внутренние дела США. Депеша была доведена до сведения пре- зидента и госсекретаря. Линкольн передал Александру II глу- бокую признательность и заверения, что вся американская на- ция «оценит этот новый знак дружбы». При этом он выражал убеждение, что сотрудничество с Россией «не только возмож- но, но и крайне необходимо для благосостояния» Соединен- ных Штатов.

Дипломатическая поддержка России способствовала успеш- ному решению внешнеполитических проблем, стоявших перед администрацией Линкольна. Российское правительство реши-

тельно отказывалось присоединиться к идее посредничества в его англо-французской интерпретации. На содержавшиеся в вышеуказанной ноте французского МИД предложения, Гор- чаков ответил, что это было бы не посредничеством, а враж- дебной акцией по отношению к федеральному правительству, с которым Россия поддерживает дружеские отношения. Руково- дители внешней политики Англии и Франции сознавали, что без согласия Петербурга посредничество превратиться в фик- цию и будет отвергнуто Вашингтоном.

В 1863 г. произошло важное событие во внешнеполитичес- кой истории Гражданской войны — визит российских военных эскадр в США. Визит был вызван резким обострением проти- воречий между Россией, с одной стороны, и Англией и Фран- цией — с другой, в связи с начавшимся в январе 1863 г. вос- станием в Царстве Польском. В июле в Зимнем дворце было принято решение о посылке двух эскадр в США, одна из кото- рых вышла из Кронштадта и взяла курс через Атлантический океан в Нью-Йорк, другая — направлялась через Тихий океан в Сан-Франциско. Инструкции командующим эскадрам гласи- ли, что в случае войны России с Англией и Францией, их ко- рабли должны перерезать морские коммуникации этих держав и начать операции против их флота.

Прибытие российских боевых кораблей в США стало весь- ма своевременным, ибо федеральное правительство опасалось военного вмешательства Англии и Франции в войну Севера и Юга. Американцы встретили русских моряков исключитель- но тепло и восторженно. Эскадры не участвовали в военных действиях против южан, но своим присутствием оказали оп- ределенное давление на их морские силы. Демонстрация русс- ко-американской дружбы произвела сильное впечатление. На Североамериканском континенте и в европейских столицах упорно циркулировали слухи, что между Россией и США за- ключен тайный военный союз, действие которого начнется в случае войны русских с англичанами и французами. Визит российских эскадр способствовал срыву англо-французских планов интервенции в Соединенные Штаты.

Западноевропейские державы всячески старались раздуть угасающее пламя Гражданской войны и продолжали цеплять- ся за идею посредничества. Наполеон III публично утверждал, что Юг непобедим и признание Конфедерации все еще остает- ся дипломатической реальностью. Французский император ни на грош не верил в это, но ему было необходимо затянуть войну и США. Он понимал, что, как только федеральное правительс- тво окончательно сокрушит конфедератов, пробьет роковой час для его авантюры в Мексике (по мере завершения Гражданской нойны усиливался поток американских добровольцев в армию Хуареса в Мексике, которая упорно сражалась с французами). I фитанские политики в прекращении войны в США усматри- вали угрозу Канаде, куда федералы могут двинуть свою армию. 1С тому же в Соединенных Штатах оживилась деятельность ир- ландских фениев, и правящие круги Англии преследовал кош- мар начала всенародной освободительной войны в Ирландии, руководители мятежных рабовладельцев все еще продолжали надеяться на признание Конфедерации, но это были не больше, чем дипломатические иллюзии, тем более что южане терпели I юражение за поражением на всех фронтах. В мае 1865 г. остат- ки вооруженных сил конфедератов капитулировали.

Во время войны против антирабовладельческого Севера сло- жилась мощная коалиция западноевропейских держав в лице Великобритании, Франции, Испании, мечтающих расколоть Соединенные Штаты и нагреть руки на американском конф- ликте. Несмотря на то, что в аристократических кругах России очень многие симпатизировали Югу, государственные интере- сы побуждали Петербург искать сближения с правительством Линкольна. И парадокс истории заключался в том, что рес- публиканские Соединенные Штаты получили союзника в ли- це абсолютистской России. Оказанная ею помощь в жизненно важных для самого существования республики вопросах, бы- ла с благодарностью оценена официальными кругами и обще- ственностью США. Главной победой внешней политики Лин- кольна явился факт, что Англия и Франция так открыто и не вмешались в войну Севера и Юга и не сделали ее для федераль- ного правительства войной на два фронта со всеми вытекающи- ми из этого военными и политическими последствиями. Аме- риканский президент не допустил ни одной ошибки, которую можно было бы использовать как предлог для интервенции. При том, что Линкольну, не имевшему никакого практичес- кого опыта в сферах дипломатии, противостояли такие изощ- ренные во внешнеполитических интригах деятели, как Паль- мерстон и Наполеон III.

С окончанием Гражданской войны последовала Реконс- трукция США (1865-1877) — переустройство социально-эко-

номической и общественно-политической жизни бывших ра- бовладельческих штатов. Возникли экономические, военные, политические предпосылки для усиления экспансионизма США. Главная особенность их внешней политики в период Реконс- трукции заключалась в том, что это был курс победившей и по- лучившей всю полноту власти буржуазии. Внешняя политика приобрела качественно новое содержание. Но важно отметить и другое. От былой революционности американской буржуазии, сражавшейся в годы войны под флагом отмены рабства, мало что осталось. Теперь, в связи с революционными событиями на Юге и ростом демократического движения в стране, буржуазия в своей основной массе стала резко негативно относиться к на- ционально-освободительному и революционному движению в других странах Америки и Европы. Во внешней политике это выражалось в возрастании консервативных течений, которые все более брали верх в международной стратегии. Госдепарта- мент мог ставить перед собой довольно ограниченные задачи с учетом сложных внутренних проблем. США стремились в пер- вую очередь укрепить позиции на Американском континенте и не дать возможности европейским колониальным державам добиться в этом регионе каких-либо успехов.

Среди многих внешнеполитических проблем, с которыми в Вашингтоне столкнулись после окончания войны, традицион- но приоритетное место занимал сложный комплекс англо-аме- риканских взаимоотношений. Тяжелым грузом на них давило «дело "Алабамы"» — претензии США к Англии за ущерб, нане- сенный им в годы войны крейсером «Алабама» и другими ко- раблями южан, построенными и вооруженными для них англи- чанами. Конгресс решительно потребовал от сент-джеймского кабинета материальной и моральной компенсации за действия мятежных каперов. В американской прессе велась мощная ан- тианглийская кампания. Однако в Лондоне не спешили при- знать обоснованность требований американцев. Несравненно более действенным стало силовое давление на Англию. Причем для этого были использованы прецеденты, которые создал сам британский кабинет во время войны в США, признавая Кон- федерацию воюющей стороной и оказывая ей помощь. В июле 1866 г. палата представителей конгресса приняла законопро- ект, разрешавший на территории Соединенных Штатов воору- жать корабли и готовить военные экспедиции против других стран. Реальная опасность для Англии была очевидной: за не- сколько недель до этого в США заметно активизировалось дви- жение ирландских фениев, а вооруженные группы американс- ких ирландцев перешли границу с Канадой.

После начала в ноябре 1867 г. англо-абиссинской войной Бе- иый дом не замедлил внести в сенат резолюцию о признании ла Абиссинией тех же прав, какие Англия признала за конфе- дератами. Когда в 1870 г. началась франко-прусская война, то к Лондоне отдавали себе отчет в том, что если Англия будет в нее втянута, то США могли бы снаряжать каперы для действий ма английских морских коммуникациях. Для британской дип- ломатии сложилась тупиковая ситуация, и сент-джеймскому кабинету пришлось дать согласие о передаче «дела "Алабамы"» на рассмотрение международного арбитража. Великобрита- ния, США, Бразилия, Италия и Швейцария назначили своих представителей— компетентных юристов, которые встрети- л ись в Женеве и подписали в 1872 г. соответствующее соглаше- ние: Англия признавалась виновной в нарушении принципов нейтралитета и обязывалась уплатить Соединенным Штатам 15,5 млн долл. компенсации. Это был первый в истории дипло- матии международный арбитраж, успешно справившийся со своей задачей. Созданный прецедент вошел отныне в между- народную практику. Другой спорной проблемой в англо-амери- канских отношениях являлась Канада. Ирландские патриоты, проживавшие в Соединенных Штатах, пытались использо- нать бывших солдат федеральной армии для захвата Канады. 15 дальнейшем они планировали вернуть ее Англии в обмен за предоставление независимости Ирландии. Американские же I юлитики хотели осуществить давно вынашиваемые планы ан- нексии Канады. Между США и Канадой (в 1867 г. она получи- ла права доминиона) возникли разногласия вокруг рыболовс- тва в Северной Атлантике. Договор 1871 г., урегулировавший шорные вопросы, в целом был более выгоден США. Напряжен- ность в американо-канадских отношениях временно спала.

В отношениях между США и Францией остро стоял вопрос О выводе французских войск с территории Мексики. К моменту окончания войны в Соединенных Штатах французский окку- пационный режим сталкивался со все большими трудностями. Машингтон рассматривал французскую оккупацию Мексики как открытое нарушение доктрины Монро, а наличие иност- ранных войск на своих южных границах — как прямую уг- розу интересам страны.

<< | >>
Источник: A.M. Родригес и др. Новая история стран Европы и Америки XVI-XIX века. В 3 ч. Ч. 2 : учеб. для студентов вузов / [A.M. Родригес и др.];под ред. A.M. Родригеса, М.В. Пономарева. - М.: Гуманитар, изд. центр ВЛАДОС,2010. — 621 с.. 2010

Еще по теме Внешняя политика США. Дипломатия в годы Гражданской войны и Реконструкции:

  1. США
  2. Введение
  3. Как развитие международного сообщества разошлось с ожиданиями законодателей
  4. Репрессалии
  5. Становление евразийства как особой формы цивилизационного развития
  6. Рекомендованная литература
  7. Внешняя политика США. Дипломатия в годы Гражданской войны и Реконструкции
  8. Тема: ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА B США
  9. «ЗАКАТ ЕВРОПЫ»: КРИЗИС ИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА B ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИЗМА (конец XIX в. - первая треть XX в.)
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -