<<
>>

Глава VI ЛИНГВОФОЛЬКЛОРИСТИКА

Один из ярких признаков современной научной парадигмы - выявление новых аспектов изучения традиционных феноменов, в том числе феномена народной культуры и фольклора как формы ее эстетического представления:

Факты народной культуры на протяжении ряда лет остаются востребованным источником национально-культурной, этнографической и лингвокультурологической информации. Этим обусловлен интерес ученых к проблеме сохранения элементов традиционной культуры в современном обществе. Именно этим определяется и актуальность обращения ТДШ к исследованию местного фольклорного материала.

В целом использование фольклорного материала в качестве объекта филологического изучения имеет глубокие корни. Уже в XVIII в. формирование фольклорной методологии, определяющей отношение к исследуемому материалу, начинается в трудах В.Н. Татищева, В.К. Тредиаковского, М.В. Ломоносова, Н.В. Новикова, М.Д. Чулкова. Основы современных подходов к изучению фольклорного материала закладывались в исследованиях В.Я. Проппа, Е.М. Мелетинского, Г.М. Акимова, В.К. и Б.К. Соколовых, А.П. Скафтымова, Н.В. Новикова, Ю.Г. Круглова и др.

К языку фольклора как самостоятельному объекту лингвистического исследования обратились лишь во второй половине XX в. Разработка этого направления лингвистики связана с именами таких ученых, как В. Ангелов, Е.Б. Артеменко, А.П. Евгеньева, Р.Ф. Кирчив, С.Е. Никитина, Т.С. Соколова, З.К. Тарланов, Н.И. Толстой, В.Я. Пропп, О.А. Черепанова, А.Т. Хроленко и др. Факты народной эстетической культуры на лингвистическом материале активно изучаются научными школами: воронежской, курской, петрозаводской и некоторых других.

В качестве одного из важнейших детерминирующих факторов в текстовом осуществлении фольклора выступает общекультурный контекст его бытия - региональная среда существования. В рамках ТДШ, имеющей значительный опыт анализа территориально ограниченного языкового материала, в конце 1990-х гг. оформилось такое направление диалектологического исследования, как лингвофольклористика, в рамках которого опубликовано 54 работы.

Фольклор рассматривается как система локально зависимая, имеющая диалектную языковую основу. При исследовании среднеобского фольклора также учитывается специфика состава населения, проживающего на территории бытования среднеобских говоров.

Материал для исследования представлен в виде записей фольклорных текстов, собранных в период с 1960 г. по настоящее время сотрудниками и студентами филологического факультета ТГУ, а также аудио- и видеозаписей, полученных в ходе фольклорных экспедиций последних лет.

Введение указанного материала в научный лингвистический оборот имеет самостоятельное значение, так как до недавнего времени он не становился объектом лингвистического описания. В распоряжении исследователей имелось некоторое количество изданных материалов по фольклору сибирского региона, но степень их доступности оставалась невысокой в связи с малыми тиражами и небольшим объемом названных печатных изданий.

Для обслуживания рассматриваемого направления ТДШ в 2004 г. создана электронная база данных среднеобского фольклора (6/2000 текстов), размещенная на сайте Томского МИОН (http://www.mion.tsu.ru/sobase). Электронное представление фольклорных текстов позволило решить проблему публикации уникальных записей среднеобского фольклора, еще не изданных, и обеспечить к ним доступ ученых, занимающихся исследованиями в области антропологии, этнографии, культурологии, лингвистики, истории сибирского региона.

В период обращения ТДШ к изучению среднеобского фольклора данный феномен народной культуры представлял лакуну как в плане научной, многоаспектной фиксации материала, так и в плане его исследования.

Впервые обращение к языковому фольклорному материалу в рамках ТДШ осуществлено в исследованиях О.И. Киселевой [892; 893; 894; 896], посвященных источниковедческим возможностям языка фольклора Среднего Приобья применительно к нуждам диалектной лексикографии. В её работах охарактеризована связь языка фольклора Среднего Приобья с местным диалектом, установлена степень достоверности и информативности указанного источника, очерчены границы его использования для лексикографических исследований, а также определено место языка фольклора в ряду других источников диалектной лексикографии.

Для дальнейшего развития в ТДШ направления, связанного с изучением языка среднеобского фольклора, особую важность представляет раздел дис. исследования О.И. Киселевой, посвященный решению вопроса о связи языка фольклора и диалекта. В указанном разделе проблема статуса языка фольклора представлена как дискуссионная. Ею проблема связи языка фольклора и диалекта решается на лексическом материале, что позволяет сделать вывод о «диалектическом единстве в словарном составе фольклора диалектных и наддиалектных элементов» [897, с. 79]. Таким образом, позиция автора по отношению к проблеме связи языка фольклора и диалекта определяет его региональный характер, выводя при этом фольклор за пределы системы функциональных стилей диалекта и признавая его самостоятельной подсистемой национального языка, аналогичной подсистеме языка художественной литературы.

Обращение к проблеме соотношения языка фольклора и диалекта осуществляется в связи с созданием концепции народнопоэтического стиля диалекта в работах С.Э. Мартыновой [983; 711; 712; 714], понимающей «под народно-поэтическим стилем диалекта вкрапление элементов языка фольклора в живую диалектную речь» [983, с. 7]. Присоединяясь к позиции О.И. Киселевой по данному вопросу, С.Э. Мартынова рассматривает язык фольклора как «источник, питающий данный стиль» [983, с. 9].

Региональный статус фольклора подтверждается в структурносемантических исследованиях, фиксирующих отражение в языке среднеобского фольклора местных диалектных особенностей: выявлены характерные для местного говора черты лексики и словообразования [893; 897].

Дальнейшие исследования языка фольклора (см. [1626; 1641; 1496; 1215]) подтверждают его статус как самостоятельной подсистемы национального языка, обнаруживающей глубинные связи с местным диалектом.

Дис. работа О.И. Киселевой имеет большое значение и для исследования языка фольклора в лексикологическом аспекте: выявлена и описана в источниковедческом плане диалектная лексика, отраженная в системе среднеобского фольклора. Для дальнейшего развития рассматриваемого направления в рамках ТДШ важно, что исследование выполнено с учетом жанровой системы фольклора, бытующего на территории Среднего Приобья; в приложениях представлен первичный лексикологический анализ языка рассматриваемых жанров. Самостоятельное значение для дальнейших исследований имеет представленный в приложениях к работе список диалектных лексических единиц (маркированных с точки зрения степени достоверности их наличия в среднеобском диалекте).

Впервые среднеобский фольклор как эстетическая подсистема в лингводискурсивном аспекте рассматривается в работах Ю.А. Эмер [1640; 1625; 1627; 1631; 1632], которая исследует особенности функционирования отглагольного имени со значением отвлеченного действия в различных жанрах среднеобского фольклора: отглагольное имя рассматривается как жанрообразующее и миромоде- лирующее средство, создающее своеобразие композиции, выполняющее эстетическую функцию.

Наиболее разработанным направлением исследований лингво- фольклористов ТДШ является проблематика фольклорного текстового миромоделирования. Исследователи ТДШ Ю.А. Эмер, Л.И. Ермо- ленкина и др. рассматривают как особенности фольклорного миромоделирования в целом, так и специфику конкретных среднеобских фольклорных текстовых моделей. При разработке теории выявляются факторы, влияющие на его специфику: коллективный характер авторства, наличие инвариантных структур в основе фольклорных жанров, определяющих границы варьирования языковых элементов, эволюция фольклорной среды и др. [1617; 1618]. Выявлению особенностей эволюционного развития жанровых моделей традиционного среднеобского фольклора посвящены и исследования, где делается вывод о неизменности принципов миромоделирования, обусловленных жанровой принадлежностью текста [1621; 883].

Описание фольклорных текстовых моделей мира, отражающих структуру и особенности организации среднеобской фольклорной концептосферы, с разной степенью подробности охватывает все важнейшие сферы «фольклорного» сознания: человека как антропоморфную модель и основные зоны его существования - мира природы (Ю.А. Эмер [1620]) и быта - одежда, музыкальные инструменты (М.Е. Бохонная [390-392; 395-398; 400-402]), цветовой палитры (Ю.А. Эмер, [1640]; М.Е. Бохонная [394; 405]), а также эстетических принципов организации пространственно-временного континуума (М.Н. Агапова [6; 7; 8]; И.В. Тубалова [1480; 1495]; Ю.А. Эмер, [1624]). Один из аспектов такого исследования - поиск системы концептов, формируемых в пределах отдельных жанров фольклора, определение их жанровой специфичности и элементов интегративности, формируемой особым типом сознания - фольклорным.

В результате выявляется, какой устойчивый ассоциативносимволический комплекс закреплен за каждой анализируемой единицей и как он включается в систему общефольклорного кода (И.В. Тубалова [1498; 1490]; М.Е. Бохонная [388 и др.]). Анализ единиц, фиксирующих антропоморфные фольклорные модели (названия частей тела человека), показывает, что названные единицы участвуют в отражении мира человеческих эмоций и чувств, причем каждая единица является носителем определенного эмоциональночувственного смыслового комплекса (И.В. Тубалова, [1475]). В результате исследования текстовых обозначений элементов человеческого быта в фольклоре выявляется, что процессу символизации, сакрализации подвергаются практически все конкретные атрибуты человеческой жизнедеятельности, в том числе реалии «вещного» мира, при этом все духовные, психические процессы, эстетически зафиксированнные в фольклоре, «объясняются» через функции конкретных бытовых предметов. Последнее приводит к тому, что на символическом уровне бытовые предметы в народной культуре объединяются в своеобразную парадигму, представляющую систему эмоций и чувств человека (И.В. Тубалова [1476]; И.В. Тубалова, Ю.А. Эмер [1503; 1504]; М.Е. Бохонная [391-395 и др.]). Единицы, выражающие семантику пространства и времени, рассматриваются как маркеры эстетических категорий, реализация которых в фольклорном тексте приобретает функцию организации эстетического переосмысления действительности, в их основе - традиционные представления о пространстве как неоднородной структуре и о времени как неоднородном потоке, выраженном в форме циклических и линейных моделей (И.В. Тубалова [1480; 1495]; Ю.А. Эмер [1624]; М.Н. Агапова [6; 7; 8]). Исследование цветообозначений в фольклоре показало, что каждая из указанных единиц обладает постоянными символическими характеристиками, т.к. в русской традиционной культуре цвет не просто цветовая волна, но часто и оценка, кроме того, цветообозначения в фольклорном тексте выполняют номинативную, денотативную и семиотическую функции (Ю.А. Эмер [1640]; М.Е. Бохонная [394; 405]).

В рамках анализа указанных моделей устанавливается, что система фольклорной текстовой идентификации имеет иерархическую природу и, с одной стороны, зависит от архетипического символического содержания объекта, а с другой - от жанровой природы фольклорного произведения.

Дискурсивное исследование народной культуры позволяет по- новому представить ценностную модель мира, зафиксированную фольклором. Только отдельные исследования современной русистики касаются непосредственно проблематики фольклорной аксиологии (см. работы А.В. Веселовского, С.Е. Никитиной, А.Т. Хроленко). Представителями ТДШ результаты фольклорного ценностного моделирования действительности исследованы в сопоставительном аспекте - на материале жанров традиционного (лирическая песня, частушка) и современного фольклора. В результате делается вывод о том, что аксиологические модели традиционного и современного фольклора различаются, прежде всего, не их ценностным содержанием, а способами эстетического воплощения, задаваемыми спецификой традиционного - онтологического - и современного - рефлексирующего - сознания (И.В. Тубалова [1493; 1500]; Л.Е. Ермоленкина идр. [883]).

Отдельная группа исследований посвящена выявлению специфики осуществления фольклорного кода разными единицами - личным именем, постоянным эпитетом, стилистически маркированными единицами, мотивационно связанными словами. Последнее демонстрирует применение функционального аспекта теории мотивации слов, сформированной в рамках ТДШ, к анализу среднеобского фольклорного материала (И.В. Тубалова [1479]).

При исследовании личного имени выявлено, что в фольклоре указанная единица становится участником процесса концептуализации, участвует в структурировании языковой картины мира как фольклорного текста в целом, так и отдельных его жанров [И.В. Тубалова, 1494]. Анализ функционирования постоянного эпитета демонстрирует его особую роль в презентации ценностной картины мира, проявляющуюся в свойстве маркировать общефольклорную норму (Ю.А. Эмер [1634]). Основной особенностью функционирования стилистически маркированных единиц признается их способность в зависимости от жанровой природы фольклорного текста менять свой стилистический статус по сравнению с бытовой диалектной средой (И.В. Тубалова [1496]). Исследование специфики функционирования мотиватов в фольклорном тексте позволяет И.В. Тубаловой сделать вывод о формировании особых, фольклорных, мотивационных пар, во-первых, и об участии мотивационно связанных слов в реализации фольклорной эстетической формы, во-вторых [1479].

В современной русистике в последнее время активно исследуется лингводискурсивное воплощение различных форм человеческого сознания. В связи с этим в лингвофольклористике ТДШ изучение среднеобского фольклора в функционально-когнитивном аспекте актуализировало необходимость сопоставления зафиксированных языком и диалектом форм сознания. В фольклорных текстах - мифологическое сознание, а исполнитель - его транслятор, бытовая диалектная речь отражает личностное начало (М.Н. Агапова [7]).

Принципы лингвокультурологического описания языкового коллектива и языковой личности активно разрабатываются членами ТДШ не только на собственно диалектном, но и на фольклорном материале. Специфика такого исследования, диктуемая дискурсивными особенностями фольклорного текста, обозначена в работе, представляющей методику использования фольклорного материала при создании лингвокультурологического портрета отдельной сибирской деревни (Л.Е. Ермоленкина и др. [883]).

Практический анализ среднеобского фольклорного текста позволил обобщить базисные теоретико-методологические подходы к его обработке и описанию. В соответствии с этим в рамках ТДШ обсуждаются такие актуальные для фольклористики (в частности, для лингвофольклористики) теоретические проблемы, как оппозиционный характер семантической структуры фольклорного текста (И.В. Тубалова [1490; 1491]; Ю.А. Эмер [1624]; М.Н. Агапова [7]), особенности его нормативно-оценочной организации (И.В. Тубалова [1493]; Ю.А. Эмер 1500]) структура архаического сознания и возможности его реконструирования на фольклорном материале (Ю.А. Эмер [1619]), методология анализа фольклорного текста (И.В. Тубалова [1492; 1501; 1617 и др.]), специфика эстетической интерпретации фольклорной действительности (И.В. Тубалова [1495; 1497]). Впервые в семиотическом аспекте проанализирована специфика фольклорного значения слова, введен в научный оборот и используется в лингвофольклористике ТДШ соответствующий термин (Ю.А. Эмер [1501; 1502]).

Одним из наиболее распространенных в современных гуманитарных исследованиях способов представления картины мира является ее описание через семиотическую структуру, в основе которой лежит система базовых бинарных оппозиций - верх/низ, ле- вый/правый, мужской/женский, внешний/внутренний и др.

Проблема реконструкции архаического сознания решается с учетом того, что фольклор содержит информацию о традиционной культуре, сохраняет общественное сознание, отражает систему мировоззрения этноса, которая преломляется в системе жанров, образов и изобразительных средств. Языковое воплощение специфических особенностей фольклорной эстетики рассматривается в сопоставлении результатов деятельности эстетической функции языка в фольклорном тексте и в тексте художественной литературы (И.В. Тубалова [1497]).

Результаты лингвокультурологического анализа среднеобского фольклора поставили проблему лексикографического описания данного языкового материала. Его основные принципы представлены в ряде работ (И.В. Тубалова, Ю.А. Эмер [1503; 1504]), где обсуждается идея создания словаря принципиально нового типа, с опорой на диалектную основу реализующего лексикологические принципы подачи материала. В работах исследуется ряд проблем, связанных с особенностями фольклорного слова: отражение в словаре символического компонента, проблема вариантности и тождественности единиц и др. Создаваемый фольклорный словарь по- зволит вслед за томскими диалектологами зафиксировать еще один огромный пласт духовной культуры населения Сибири.

Таким образом, развитие лингвофольклористики ТДШ осуществляется в русле тех тенденций, которые свойственны современному гуманитарному научному знанию, где проблема национального, этнического самосознания и идентификации осознается как одна из актуальных и связывается с разработкой проблем межэтнического, межкультурного диалога, диалога культур в пределах одного этнического сообщества.

Одним из базисных, ключевых аспектов современного исследования языка среднеобского фольклора является восстановление особой фольклорной модели мира - глобального образа мира, лежащего в основе мировидения «фольклорного человека» и выступающего в качестве регулятива жизнедеятельности человека. Фольклор, в соответствии с этим, выступает в качестве семиотической системы, рассматриваемой как одна из форм проявления исследуемой модели и функционирующей в ряду других - идеальных (как неопредмеченный элемент сознания) и объективированных (язык, живопись, музыка, костюм, поведение, фольклор и другие семиотические системы) - форм ее проявления. Фольклорная модель мира может анализироваться и выстраиваться только в результате междисциплинарной интеграции, междисциплинарного синтеза, и именно такой подход - приоритетная область перспективных исследований в лингвофольклористике ТДШ.

<< | >>
Источник: Т.Б. Банкова и др.. Томская диалектологическая школа: Историографический Т56 очерк / Под ред. О.И. Блиновой. - Томск: Изд-во Том. ун-та,2006 - 392 с.. 2006

Еще по теме Глава VI ЛИНГВОФОЛЬКЛОРИСТИКА:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. Глава VI ЛИНГВОФОЛЬКЛОРИСТИКА
  3. ПОСЛЕСЛОВИЕ