<<
>>

Механізми виникнення особистісних рис: нейрофізіологічні (Павлов, Айзенк, Гейл), фіксація установок (Норакідзе).

Одной из наиболее влиятельных нейропсихологических концепций в объяснении природы личностных черт остается, наряду с концепцией о возбужении - торможении как базовом параметре нервной системы, гипотеза об роли ретикулярной формации (одной из важнейших структур мозга) в уровне активации/возбужения индивида.

Также в среде биологически ориентированных исследователей личности принято считать, что существует множество анатомо-физиологических механизмов, ответственных за организмический уровень активации/возбуждения - эндокринная система, периферическая нервная система, наконец, нервная система в целом, со всеми ее структурами и уровнями. Таким образом, соотношение между нейрофизиологическими и психологическими проявлениями личности (правильнее сказать — индивидуальности) человека, проанализированное в контексте изучения ее биологических основ, можно представить в виде схемы.

Нет единого мнения по поводу того, какая именно из исследуемых психологических черт описывается фактором более высокого порядка. По мнению Г.Ю.Айзенка, это, безусловно, экстраверсия/интроверсия, в то время как импульсивность является лишь подизмерением глобальной характеристики. У.Ревель с коллегами, ссылаясь на собственные данные, считают, напротив, импульсивность фактором более высокого порядка, связанным с индивидуальными различиями в уровне возбуждения/активации.

Майкл Айзенк приводит серьезные аргументы в пользу той точки зрения, что индивидуальные различия в уровне тревожности (нейротицизма) могут быть поняты лишь при одновременном учете как биологических механизмов (возбуждения, вызванного функционированием лимбической системы), так и специфики когнитивной системы человека. П.В.Симонов предположил, что причину нейротицизма (эмоциональной нестабильности) нужно искать во взаимодействии двух локализованных во фронтальных структурах мозга механизмов — неокортекса—гипоталамуса и гипокампа—амигдаллы.

Согласно Теории Энергетической Регуляции Э.Гэйла, проявление одного из полюсов шкалы экстраверсия—интроверсия зависит от специфики взаимодействия в структуре личности четырех автономных подсистем — системы входа (приема), хранения и проявления (expression) энергии, а также системы контроля или мониторинга, осуществляющей регуляцию и интеграцию остальных трех. Таким образом экстраверт (или низкореактивный, по Айзенку, субъект) обладает развитой системой приема, а интроверт вовлечен в менее интенсивное взаимодействие и обладает системой приема с более жестким фильтром. Слишком большой приток энергии и информации извне раздражает интроверта, поэтому он значительное внимание уделяет источникам стимуляции. Хотя моторная экспрессия экстраверта обильна, она имеет значительную энергетическую стоимость, поэтому его регулятивная система скорее нацелена на контроль за расходованием энергии, в то время как у интроверта регуляция связана с контролем входа.

Несмотря на разнообразие и плодотворность психофизиологических изысканий в области изучения личности, сами исследователи продолжают весьма критично оценивать собственные результаты. Нередко в научной литературе можно встретить заявления типа: Психофизиологический подход к анализу личности обречен на неудачу! или Изучение биологических основ личности - бессмысленное занятие для любителей абсурда. На одиннадцатой ежегодной конференции Британского Психофизиологического Общества один из наиболее влиятельных ученых-психофизиологов Джеффри Грэй объявил, что психофизиологии индивидуальных различий просто не существует. Э.Гэйл и Дж.Эдвардс смягчили ситуацию, отметив, наряду с бесспорными достижениями, семь смертных грехов своей науки, среди которых - теоретическая нелепость, одержимость исследованием корреляций в ущерб самим процессам, недостаточность психометрических и физиологических знаний, тривиальность экспериментирования, процедурная нечувствительность, а также низкий уровень обработки данных и интерпретации. Однако завершить краткий разговор о природных детерминантах индивидуальности и личности хотелось бы в позитивном ключе (как это сделали, в конце концов, практически все из перечисленных выше авторов).

Возможно, в разработке психобиологических теорий индивидуальных различий необходимо больше внимания уделять анализу иерархической организации индивидуально-средового взаимодействия, учитывая связь многих личностных компонентов с высшими уровнями регуляции поведения.

По концепции Д. Н. Узнадзе, существуют следующие виды установки: 1) первичная установка, которая создается на основе единства актуальной потребности и объективной ситуации; такая установка обусловливает возникновение всех видов деятельности и переживаний; 2) фиксированная установка, которая возникает на основе многократного повторения и вследствие этого упрочения первичной (актуальной) установки; фиксированная установка приобретает большой личностный вес в случае, когда она образуется на основе единства потребности, имеющей большую личностную значимость, и соответствующей ситуации (фиксированные установки могут быть нереализованными и диффузными). Основным признаком фиксированной установки является ее диспозиционный характер: в соответствующей ситуации она представляет собой потенциальную возможность возникновения определенной деятельности. Указанные виды установки представляют собой составные компоненты структуры целостной (глобальной) установки.

По теории установки, множественность психической жизни формируется в одну целостную структуру конкретным субъектом, который в каждый момент своей активности характеризуется определенной установкой или такой настроенностью, таким динамическим состоянием, которое обеспечивает возникновение психических действий, необходимых для правильного отражения среды и формирования актуализированных переживаний в одну целостную структуру деятельности.

Фиксированная установка может выполнять также мотивационную и направляющую функции. Известно, что установка может выработаться на первом уровне психического — на основе единства жизненных потребностей и ситуации их удовлетворения, а также на уровне объективации — на стыке потребностей «я» (высших потребностей) и воображаемой ситуации.

Для человека в основном характерно это последнее. В этом отношении возможны индивидуальные различия: для некоторых большую силу имеют высшие потребности, чем витальные, для других же, наоборот, последние играют ведущую роль в жизни. В связи с этим Д. Н. Узнадзе отмечал, что здесь решающее значение имеет прошлое каждого человека, та ситуация, в которой протекала его жизнь и в которой он воспитывался, те впечатления и переживания, которые имели особенный вес для него. Несомненно, в силу всего этого у каждого человека выработаны свои, отличные от других фиксированные установки, которые так или иначе, с большей или меньшей наглядностью выявляются и в соответствующих условиях становятся основой готовности действия в определенном направлении. Личность человека создают в особенности именно эти установки. Они являются причиной того, что для некоторых людей основным источником энергии является одна система потребностей, а для других — другая. Когда перед человеком встает вопрос, как ему поступить, то возникает следующее обстоятельство: из тех возможных действий, которые его разум считает целесообразными, лишь некоторые привлекают его в каком-то отношении, лишь к некоторым он чувствует готовность, лишь некоторые он принимает как истинно целесообразные. Смысл мотивации состоит именно в том, что он ищет и находит такие действия, которые соответствуют основной, упрочненной в жизни установке личности. «Когда субъекту удается найти такое поведение, он по-особому переживает его: чувствует некоторое притяжение к нему, переживает готовность к его выполнению. Это именно то переживание, которое проявляется при акте решения в виде специфического переживания, охарактеризованного нами выше под названием «я действительно хочу». Это переживание наглядно указывает, что у субъекта создалась установка определенного поведения: свершился акт решения, и теперь вопрос касается его исполнения». Д. Н. Узнадзе ясно показывает, какова связь между фиксированными установками большого личностного веса (свойствами) и мотивацией личности.
Создание мотива предполагает создание соответствующей поведению установки, однако каково будет содержание такой установки, зависит от потребностей личности и в особенности от арсенала фиксированных в прошлом установок большого личностного веса. Например, если содержание фиксированных установок личности носит социальный характер (аффиляционные, высокоморальные и др.), то, когда перед ней встает вопрос, как поступить — отдать преимущество витальным импульсам или нравственным, он выбирает высокоморально поведение. Созданная в нравственно-смысловой ситуации установка легко включается с помощью воли в систему диспозиционных установок и потребностей. Поведение же развертывается в соответствии с такой установкой. Таким образом, фиксированные установки большого личностного веса являются основой, побудительным феноменом, обусловливающим то, какое решение примет личность к каким потребностям человек обратится, чтобы в соответствии с нравственно-смысловой ситуацией создать установку — принять решение и сделать эту установку актуальной для личности. «Успешность волевого акта зависит от того, сможет ли мысленная ситуация вызвать те установки, которые являются основой волевого поведения... имеется ли у личности способность актуализации установки под влиянием данной ситуации, т. е. имеется ли у нее эта установка диспозиционно. Таким образом, получается, что то, что обычно называют характером, в действительности должно представлять собой диспозиционную установку личности, способность актуализации определенных установок» [8; 244].

Здесь Д. Н. Узнадзе подчеркивает то обстоятельство, что совокупность свойств в личности (характер) — это не что иное, как совокупность фиксированных диспозиционных установок. Как видим, эти установки характеризуются теми признаками, которые приписываются свойству. В данном случае по сравнению с понятием свойства понятие установки, имеет преимущество большего личностного веса, поскольку для выработки и фиксации установки личности можно создать соответствующие условия, а ее протекание превратить в предмет непосредственного наблюдения.

И самое главное эмпирически можно обосновать, что основа устойчивости, идентичности и стабильности поведения связана с природой установки, созданной на стыке потребностей и ситуации, в частности характерные для нее признаки (константность, стабильность, генерализация и т. д.) обусловливают характерные для поведения специфические свойства.

Понятие установки позволяет также объяснить возникновение свойства личности и его формирование. В этом отношении интересна концепция Мюррея о формировании свойства. Предложенную им классификацию свойств широко применяют все те авторы, кто при исследовании личности пользуется тестами тематической апперцепции (в том числе и мы). Соотношение этих тестов с понятием фиксированной установки довольно детально рассмотрено нами в книге [4]. Здесь мы хотим лишь дополнительно рассмотреть проблему природы свойства. В концепции Мюррея потребность выполняет ту же функцию, что и свойство. Другие авторы, например Олпорт, также отмечают, что использованное Мюрреем понятие потребности совпадает с понятием свойства. Согласно Мюррею, потребность — это состояние гипотетического характера, которое так организует перцепцию, апперцепцию, действие разума, конацию (волю) и поведение, чтобы можно было преобразовать не соответствующую в каком-то отношении ситуацию в адекватную и обеспечить целесообразное приспособление. Она позволяет приспособиться: найти импульс или уклониться, обратить внимание и дать ответ определенного рода неудачам. Она может вызвать иллюзорные перцепции или бредовые апперцепции, она направляет поведение и доводит его до конца. Таким образом, для потребности характерны тенденция разумного поведения (трансформация внешнего состояния), типичные методы (мышечные движения, актоны и пр.), поиск, уклонение, выбор, внимание и реагирование на один из нескольких прессов (на так называемый катектированный объект определенной группы), выявление эмоций и чувств, выражение чувства удовольствия при успехе и неудовольствия при неудаче. Единство всех этих компонентов создает так называемый интеграт потребностей. Интеграт, или комплекс, потребностей — это то понятие, которое может объяснить поведение, его повторяемость, консистентность и пр. Это внутренняя констелляция, которая создает некий канал, по которому реализуются потребности. Согласно Мюррею, его концепция потребности будет неполной, если не учитывать понятия пресса и темы.

Пресс — это объект, обладающий силой вызвать потребность. Он не индифферентен к потребностям организма, в нем подразумеваются все те объекты, те ситуации (внутренние и внешние), которые могут принести организму вред или пользу. Хотя организм часто ищет соответствующий пресс (пресс может быть воображаемым), однако еще чаще пресс совпадает с влечением организма, он характеризуется потенцией вызвать поведение. Поведение определяется комбинацией интеграта потребностей и специфического пресса. Такая комбинация именуется темой. Тема — это динамическая структура молярного поведения. Она представляет собой единство пресса и потребностей выражает общую природу реагирования при взаимодействии среды и субъекта. Например, субъект переживает неудачу (пресс), у него появляется потребность в достижении успеха, после чего субъект начинает новое контрдействие, чтобы добиться успеха после неудачи. Каждый интеграт потребностей в случае задержки тематической тенденции может отразиться в фантазии. В это время он может вновь возбудиться под воздействием такого пресса, найти который субъект желает бессознательно. Согласно Мюррею, в социальной среде, культуре существует множество объектов (предметы, личность, учреждение, организация и пр.), которые вызывают у субъекта специфическую реакцию. Эти так называемые катектированные объекты представляют собой положительный или отрицательный прессы, комбинация которых с потребностями создает тему (для выявления таких тем используют тесты тематической апперцепции).

Мюррей выделяет две основные группы потребностей: висцерогенные и психогенные. Висцерогенные потребности совпадают с известными в литературе биологическими потребностями. Психогенные потребности не всегда связаны с биологическими потребностями, хотя некоторые из них могут быть врожденными. Остановимся на классификации психогенных потребностей: 1) потребности, связанные с неодушевленными предметами (потребность в приобретении, сохранении, конструировании и пр.); 2) потребности, связанные с амбицией (потребность в превосходстве, достижении, признании, которые могут выявиться в виде, тенденции быть в центре внимания, самодраматизации, недоступности, чувства собственного достоинства, гордости и т. д.); 3) потребность во власти, выражающая тенденцию борьбы за власть или подчинение ей (тенденция доминантности, уважения, внушаемости, автономии, уникальности); 4) потребность в подчинении (агрессия, желание получить наказание, унижение), 5) потребность в торможении; 6) тенденция симпатии, любви к людям или их избежания (потребность в аффилиации, отвергании, игнорировании и других, получения помощи от других, оказания помощи другим и пр.).

Мюррей включает в рассмотрение также другие потребности, тенденции, касающиеся эмоций личности, отношения субъекта к окружающей среде и к собственному духовному миру (интроверсия, экстраверсия, интрацепция, экстрацепция). Все эти потребности связаны с определенным прессом — со средствами их удовлетворения — и создают интеграты потребностей, которые при характеристике конкретной личности выступают в виде понятия темы (интеграт господствующих потребностей).

Предложенная Мюрреем теория формирования свойств личности представляет определенный интерес и в том отношении, что в ней явно прочувствована недостаточность содержания господствующего в специальной литературе понятия свойства личности как объяснительного понятия. Проявляется понимание того, что свойство невозможно отделить от той ситуации среды, в образовании или возбуждении которой, смотря по обстоятельствам, ему принадлежит определенная роль. Для восполнения этого пробела Мюррей вводит понятия пресса, «катектированных» объектов и темы. Тема лишена определенной структуры. Она представляет собой сумму вышеназванных отдельных компонентов, не видна целостность, не видно, что тема — именно та единица, которая необходима для такой основной переменной, которой приписывается экспликативная ценность. И что самое главное — теория Мюррея целиком основывается на постулате непосредственности; пресс непосредственно воздействует на потребность, присоединяется к ней и вызывает определенное поведение. Созданная комбинацией пресса и интеграта потребностей тема — лишь описательное понятие, оно указывает на сознательное или бессознательное состояние субъекта: на него не возлагается и не может быть возложена роль определяющего поведение фактора.

Если рассмотреть с точки зрения теории, установки целый ряд выдвинутых Мюрреем вопросов, имеющих особое значение в поиске правильных путей исследования природы личности, то перед нами может развернуться следующая картина. Основное положение теории установки состоит в том, что раздражитель, всякого рода пресс, действует не непосредственно на психическое или на потребность как психический феномен, а на субъекта — носителя потребности: «реакция» опосредствована субъектом (установкой), сформировавшейся на почве единства потребностей и ситуации (пресса). Направляющей деятельность личности «единицей» является установка, в которой отражено содержание ситуации, поэтому осуществляющаяся на ее основе деятельность протекает под знаком того содержания, которое подразумевается в установке. В установке имплицитно дано то содержание, которое затем должно осуществиться в акте деятельности. Исходя из этого, факторами образования свойства личности следует считать факторы, которые обусловливают образование установки (целостную модификацию личности — единство потребности и пресса), в частности один из ее видов —- фиксированную установку, природа которой, как это было отмечено выше, содержит все те характеристики, которые подразумеваются в понятии свойства (интеграта потребностей) работающими в данном направлении исследователями, в частности Мюрреем. Поэтому произведенная Мюрреем для познания природы структуры личности классификация интегратов потребностей, в сущности, подразумевает фиксированные установки большого личностного веса (ценности), которые сформированы на почве единства биологических (висцерогенных), социогенных (согласно Мюррею, психогенных) потребностей и соответствующих внешних ситуаций (семья, школа, культура в целом и т. д.). Именно с этой точки зрения могут быть рассмотрены те свойства личности (интеграты потребностей), которые предложены Мюрреем и использованы при исследовании личности по тестам тематической апперцепции.

Все вышеперечисленные потребности выражают определенное отношение человека к самому себе, к другим людям и к внешнему миру или отражают субъективное состояние личности. Фактически они представляют собой социогенные потребности. Большинство потребностей этой категории Ш. Н. Чхартишвили выделил (как отмечает он сам) из психогенных потребностей, назвав их социогенными, и исследовал их природу в соотношении с основными положениями советской психологии, в частности с позиции психологии установки [9].

Определенную трудность представляет собой рассмотрение природы предложенных Мюрреем потребностей — свойств в генетическом аспекте, обсуждение обусловливающих их конкретных факторов и характеристика каждой из них с этой точки зрения. Это требует специальной интенсивной исследовательской работы. Однако в принципе понятие фиксированной установки дает возможность изучения образования и генезиса данных свойств. Следует отметить то обстоятельство, как писал Д. Н. Узнадзе, что в ребенке (несомненно, в неразвернутом виде) даны те социальные потребности, которые должны выявиться и сформироваться в воспитательной среде (по Узнадзе, в возрастной среде). Такого рода данных нет у животных, поэтому у них невозможно возникновение и развитие социогенных потребностей. Именно от воспитательной среды ребенка, а также от того культурного окружения, в котором живет и создает человек, зависит, какие потребности возникнут или пробудятся у него и, что самое главное, в какой социальной среде придется ему их удовлетворять, т. е. какие фиксированные установки сформируются у субъекта на основе этих потребностей и; ситуации их удовлетворения. Согласно Д. Н. Узнадзе, совершенно невозможно возникновение установки без участия объективного фактора, внешней ситуации, установочной диспозиции каждого из нас; наш характер формируется в условиях внешнего воздействия, однако, с другой стороны, установка не может быть создана лишь средой, если у субъекта не будет определенных потребностей, установка предполагает субъективный фактор. «Потребности, разумеется, имеют свои биологические органические основы, однако большинство потребностей человека, их многообразие созданы в процессе его исторического развития: потребности человека больше зависят от его истории, чем от протекающих в его организме процессов» (Д. Н. Узнадзе).

Социальная потребность ребенка, пробуждающаяся у него во взаимоотношениях с другими людьми, в соответствующих условиях может превратиться в фиксированную установку, например в фиксированную установку аффилиации, т. е. в определенных условиях она может приобрести большой личностный вес и превратиться в диспозиционную установку, включиться в систему ценностей «я» и стать основой мотивации поведения личности. То же самое можно сказать и относительно всех тех потребностей, которые указаны Мюрреем. На основе этих потребностей при соответствующей внешней ситуации могут сформироваться фиксированные установки большого личностного веса, которые приобретут все те признаки, которые характерны для свойств личности.

13.

<< | >>
Источник: Відповіді до іспиту з диференціально психології. 2016

Еще по теме Механізми виникнення особистісних рис: нейрофізіологічні (Павлов, Айзенк, Гейл), фіксація установок (Норакідзе).:

  1. Перелік питань
  2. Механізми виникнення особистісних рис: нейрофізіологічні (Павлов, Айзенк, Гейл), фіксація установок (Норакідзе).
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -