<<
>>

  2.1. Становление корпораций в США и акционерных обществ в России 




Корпорация — это одновременно правовой институт и форма коллективного предпринимательства. И в той, и в другой своей ипостаси она
есть продукт длительного исторического развития.
Корпорация как правовой институт появилась в Америке вместе с английскими колонистами. В Англии корпорация известна со времён раннего средневековья. Наиболее распространённой формой корпорации тогда были монастыри, учреждаемые Папой Римским. Сильный толчок распространению института корпораций дало нормандское завоевание. После битвы при Гастингсе Вильгельм
Завоеватель поделил земли между своими вассалами-рыцарями, а города сохранил под своим верховенством. Поскольку же управление ими из центра было тогда невозможным, король предоставил им права самоуправления по типу монастырского, что предполагало и соответствующий правовой статус городов — статус корпорации. Такой же статус стали получать позже университеты, колледжи, ремесленные и купеческие гильдии[3].
Более ранняя история этого института уже не столь бесспорна. Одни считают, что он был заимствован из римского права[4]. В Древнем Риме ещё со времён Законов 12 таблиц (5 век до н.э.) похожий статус имели коллегии — объединения жрецов, торговцев, ремесленников, наделённых правом владеть собственностью и издавать статуты для внутреннего пользования. Римские императоры позднее пользовались коллегиями в качестве инструмента государственного управления. В римском праве появилось применительно к коллегиям и понятие, чем-то напоминающее современное понятие юридического лица. Для характеристики этого понятия тогда же начал использоваться термин corporatio (от латинского corpus — тело, плоть). Он должен был подчеркнуть, что коллегия хотя и не является физическим лицом, но обладает некоторыми его атрибутами — например, правом владеть собственностью, и в этом смысле как бы «вещественна». Но как ни соблазнительно заявить: после того, значит поэтому, - такие американские авторитеты по истории корпоративного права как Джон П. Дэвис и Джеймс У. Херст не нашли доказательств прямого заимствования соответствующих положений в английском праве из римского[5]. Однако это не исключает косвенного заимствования. Те же Дэвис и Херст считали, что своеобразной моделью корпорации в Англии стали монастыри, учреждаемые Папами по образцу именно латинских коллегий.
В средневековой Англии корпорации стали достаточно распространённым институтом. Ослабление королевской власти привело к тому, что право учреждать корпорации присвоили бароны и городские магистраты. При этом автономия корпораций выросла. В эпоху абсолютизма вновь утверждается представление, что корпорация имеет право на существование лишь по воле суверена - короля выраженного в его хартии (charter) об учреждении корпорации. Соответственно прерогативы короны по регламентации деятельности корпораций возросли. Но в любом случае длительное существование института корпораций в Англии привело к формированию корпуса корпоративного права и разработке в его рамках
51
понятия юридического лица .
Корпорация как правовой институт возникла и формировалась, таким образом, вне сферы предпринимательской деятельности и независимо от неё.
Только в XVII веке были предприняты попытки применить этот правовой институт для ее нужд.
Будучи формой предпринимательства корпорация имеет одну особенность — это форма коллективного предпринимательства в отличии от индивидуального (individual proprietorship). Вопреки широко распространённому убеждению о предпринимательстве как деле сугубо индивидуальном, оно не только не гнушалось коллективизма, более того, предполагало его, так как зачастую выгодные предприятия были не по плечу одному человеку и требовалось объединение усилий и капиталов. В иных случаях предприятие казалось слишком рискованным, а это предполагало поиск форм раздела риска в виде долевого участия нескольких партнеров. Подобные ситуации нередко возникали по мере развития дальней заморской
торговли — рискованной, дорогостоящей, но необычайно прибыльной. Объединения купцов были известны ещё Древнему Риму. С началом возвышения роли итальянских городов в средиземноморской торговле тамошние купцы также создавали объединения, получившие названия компаний (от cum — вместе и pants — хлеб). По форме эти компании сначала

Edwin М. American Business Corporation until 1860. Cambridge, 1954.P. 1.
были простыми товариществами (по-английски — partnership, партнёрство), в которых каждый компаньон принимал участие в деятельности компании и отвечал по её долгам всем своим имуществом. Позже появилась необходимость различать тех членов товарищества, которые непосредственно ведут дела, и тех, которые ограничивались только внесением пая. Ответственность последних по долгам товарищества ограничивалась только размером его пая. Поскольку обладание таким паем не было связано с непосредственным участием в деятельности компании, такой пай мог легко переходить из рук в руки. Документ, свидетельствующий об уплате пая, стал объектом купли-продажи — предтечей современной акции. Товарищества такого рода - коммандитные — таким образом явились предшественниками акционерных компаний". В XVI веке появляются первые акционерные компании и в Англии. Их называли joint stock companies — компаниями с объединённым капиталом. Слово stock поэтому стало вскоре обозначать не только капитал, но и пай, акцию. Правда, в английском языке есть ещё одно слово, более близкое к русскому «пай», которым тоже называют акции. Это слово share — от английского «часть», «доля».
Появление и развитие в Англии компаний с объединённым капиталом было обусловлено быстрым ростом заморской торговли после разгрома испанской Непобедимой Армады в 1588 году. Акционерные компании поначалу не были корпорациями. Они существовали на основе договора между пайщиками. Создавались они, как правило, для проведения какой-то одной операции, после чего прибыль делилась между пайщиками, и компания прекращала своё существование. Но в Англии рост заморской торговли совпал по времени с расцветом абсолютизма. Королевская власть утверждала своё верховенство во всех сферах жизни английского общества. Всякая компания в этих условиях могла быть квалифицирована властями как

Подробный анализ эволюции форм купеческих компаний в Европе см.: Бродель, Фсрнан. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV-XVI1I вв. -М., Т. 2. Игры обмена. 1988. С. 433-456.
заговор. Это заставляло купцов искать покровительства королевской власти. Последняя, со своей стороны, также была весьма заинтересована в расширении деятельности купеческих компаний. Помимо дополнительных доходов в казну эти компании давали возможность королю мобилизовать частные капиталы для освоения заморских территорий, установления контроля над торговыми путями — и всё это во имя славы короля и его страны. Для закрепления этой унии короля и купцов и стал использоваться уже испытанный институт корпораций. Компания с объединённым капиталом специальным актом короля превращалась в корпорацию (инкорпорировалась). Акт в сущности был хартией (уставом) корпорации. В ней, как правило, определялась сфера деятельности корпорации, срок её существования, формулировались права короля по регулированию деятельности компании, последняя получала право на самоуправление через должностных лиц, избранных акционерами. Часто король даровал компании монопольные права на какой-то вид деятельности. Так Ост-Индская компания (1612 г.) — одна из самых знаменитых из ранних предпринимательских корпораций в Англии — получила исключительные права на торговлю с Индией. В 1618 году её капитал составил баснословную по тем временам сумму в 1 600 ООО фунтов стерлингов, у неё было 954 акционера, а акции котировались в Сити, на лондонской бирже53.
я     Davis, John P. Op. cit. P. 115-119; Hurst James Ж The Legitimacy. P. 3-6. *     История США / Под ред. Г. Н. Севостьянога: В4т.-М„1983.Т.1.С18-28,33-34.
69

С подобного рода компаниями связано и начало освоения англичанами Северной Америки. В 1606 году король Яков 1 даровал хартии Лондонской и Плимутской компаниям, которые продолжили освоение Вирджинии, без особого успеха начатое сэром Уолтером Роли еще при Елизавете IiJ. В 1629 году Карл I учредил Компанию Массачусетской бухты, начавшую освоение Новой Англии. Л. Ю. Слёзкин приводит обширные выдержки из её хартии. Король передавал земли вокруг бухты 26 акционерам компании на условиях «свободного и обычною сокеджа», т.е. в неограниченное и наследуемое владение, но с обязательные отчислением короне 1/5 частидобытого на этой земле золота и серебра. Компания признавалась «корпоративным политическим организмом». Правление компании должно было состоять из управляющего, его заместителя и 18 «ассистентов», избираемых на общем собрании акционеров. Собрания акционеров должны были проводиться не менее четырех раз в год. Компания получала право устанавливать на территории колонии статуты с единственным условием их непротиворечивости законам королевства. От акционеров и колонистов требовалось, кроме того, «правильное вероисповедание»[6]. Эти компании оказались нежизнеспособными. Корону и купцов манила за океан перспектива открытия месторождений золота и быстрого обогащения. Однако ни золота, ни серебра на атлантическом побережье Северной Америки так и не нашли. Уделом колонистов стал тяжкий труд по освоению Нового Света, лишения, часто — голод и смерть. Компании терпели убытки и разорялись. Но основанные ими колонии остались. Некоторые из них сохранили внутреннее самоуправление, дарованное короной. Но в любом случае начало освоения англичанами Северной Америки связано с деятельностью купеческих компаний-корпораций.
С корпорациями связано начало освоения англичанами Северной Америки. Но это был сравнительно короткий период в истории колониальной Америки. За океаном долгое время не ощущалось потребности в предпринимательских корпорациях в силу прежде всего неразвитости колониальной экономики, доминирования сельского хозяйства, ремесла и мелкой торговли, не требующих коллективных форм предпринимательства. За весь XVIII в. до начала Войны за независимость, корпораций было создано всего 7 .
Для колонистов корпорации ассоциировались исключительно с британскими купеческими компаниями. Особой симпатии к ним они не

испытывали, поскольку те были одним из основных орудий политики Лондона, нацеленной на сохранение за колониями роли экономического придатка метрополии. Это, в частности, нашло своё выражение в предоставлении британским купеческим компаниям монопольных прав на торговлю с колониями. Результатом такой политики была дискриминация местного купечества. Оно перешло на контрабандную торговлю, ставшую одной из самых процветающих отраслей колониальной экономики.
Можно было в связи с этим ожидать, что сам институт корпорации не приживётся за океаном после революции. Однако этого не произошло. Скорее наоборот, институт корпораций оказался незаменим для решения целого ряда насущных вопросов. Корпораций стало учреждаться больше. Но главную роль в этом процессе стали играть американские штаты.
Именно к ним перешла вся полнота власти после провозглашения независимости; не случайно они стали именоваться штатами (state — государство), Лишь незначительную долю этой власти они передали центральному правительству в соответствии со Статьями Конфедерации (приняты в 1777, вступили в силу в 1781 году). Именно штаты взяли на себя часть властных функций, принадлежащих короне, включая право на инкорпорацию.
Однако сама процедура инкорпорации претерпела изменения. Если в Англии главную роль в этой процедуре играла королевская власть, исполнительная, то в Америке утверждение принципа народного суверенитета и опасения относительно концентрации исполнительной власти в одних руках привели к расширению прерогатив представительных,
законодательных органов. К ним, к легислатурам штатов, и перешло право на инкорпорацию, именно они утверждали хартии корпораций. Это имело немаловажное последствие для судеб этого института; легислатуры были


способны быстро приспосабливать его к меняющимся потребностям, совершенствуя корпоративное право[7].
А институт этот оказался незаменим в целом ряде случаев, причём по преимуществу в сферах далёких от предпринимательства. В штатах начали реализовывать право на свободу вероисповедания, отделив церковь от государства. Это сразу поставило вопрос о юридическом статусе религиозных деноминаций. Ведь по характеру своей деятельности они требовали определённых, в том числе и имущественных прав (на здания церквей, школ, благотворительных организаций, на землю). Легислатуры и стали использовать для этого инкорпорацию. Каждая религиозная деноминация актом легислатуры становилась корпорацией и приобретала права юридического лица. Причём легислатуры быстро совершенствовали порядок инкорпорации религиозных деноминаций.
Институт корпораций стал использоваться штатами и для других целей. Например, все американцы были едины в понимании необходимости всеобщей грамотности. Однако создать сеть государственных начальных школ большинство штатов не могло. Тогда они воспользовались правом на инкорпорацию для учреждения новых учебных заведений (школ, колледжей) и публичных библиотек. Хартии на учреждение корпораций выдавались медицинским и сельскохозяйственным обществам, благотворительным организациям. И, конечно же, этот институт был незаменим для учреждения городов, муниципальных учреждений.
Таким образом, благодаря легислатурам штатов роль корпораций в жизни американцев стала ещё более значительной. Можно сказать, что именно после революции произошла инкорпорация всей страны. Ведь будучи как минимум прихожанином церкви, каждый американец стал членом корпорации.
Еще более примечательным было начавшееся массовое учреждение легислатурами корпораций. Масштаб их деятельности в этой области весьма значителен. К 1801 году на территории США было учреждено 335 корпораций. До революции в североамериканских колониях было учреждено только 7 таких корпораций, а британский парламент за весь XVIII век учредил только 20. В США действовало больше предпринимательских корпораций, чем во всей Европе[8].
Однако в Конституции США нет ни плова о корпорациях вообще. Как известно, делегаты Конституционного конвента, заседавшего в Филадельфии с 25 мая до 17 сентября 1787 года, приняли решение сделать свои заседания закрытыми и не вести протокольной записи дебатов. Только к 140-летию Конституции историку Максу Фарраиду на основе дневниковых записей некоторых делегатов и их писем удалось воссоздать ход дебатов. В первоначальном проекте Конституции, предложенном делегатам, право федеральных властей на инкорпорацию не предусматривалось вообще. Лишь 18 августа было внесено предложение о предоставлении конституционного права конгрессу США на «пожалование хартий на инкорпорацию в случаях, когда общественное благо может потребовать этого, а власть отдельного штата окажется недостаточной». Отдельно было предложено предоставить конгрессу право учреждать университеты. Все эти предложения были переданы в комитет по стилю, который дорабатывал текст Конституции. В окончательном варианте текста Конституции, утвержденном 17 сентября делегатами Конвента и позже направленном в штаты на ратификацию, в перечне полномочий федерального конгресса его права на учреждение корпораций любого рода деятельности отсутствовали39.
В итоге, Конституция США хранит полное молчание по поводу корпораций, института, занимающего столь важное место в современной
Америке. Федеральным властям не запрещается учреждать корпорации, но и не предписывается делать это. Принятая Конституция оставило простор для всевозможных истолкований этого молчания.
Большинство российских правоведов — исследователей акционерных обществ выделяют в развитии акционерных обществ в России пять периодов: период возникновения акционерной формы в XVH-XV1II вв., период развития акционерных обществ в XIX в., в начале XX в., советский период развития акционерного законодательства второй половины XX в. и, наконец, период становления современного законодательства России — конец XX -
начало XXI в. Конечно, любая классификация всегда является достаточно условной, тем более если это касается истории. Ясно, что, когда речь идет о ранних этапах развития акционерных обществ, исследователей в большей мере интересуют тенденции, которые в конечном счете привели к формированию правовых основ этой организационно-правовой формы юридического лица. Но даже с этих позиций выделение всех периодов развития обоснованно и полезно.
Свод законов Российской империи 1807 г. был одной из первых попыток кодификации российского законодательства, который содержал в себе и ряд нормативных актов об акционерных, в том числе торговых, обществах, корпорациях.
Традиционной стала точка зрения, согласно которой, по исследованиям Г.Ф. Шершеневича, Россия принадлежит к числу стран, перенявших акционерную форму, а не выработавших ее самостоятельно[9]. Однако другой точки зрения придерживается В.В. Долинская: в интересах научного исследования, а не удовлетворения «гордости великороссов» она отмечает, что в Европе систематизация и легализация правил об акционерном деле начались только с 1843 г. Хотя, безусловно, в формирование акционерных

обществ, акционерного законодательства и акционерного права внесли свой вклад многие государства[10].
В силу экономико-географических особенностей производство в России развивалось экстенсивным путем. Россия в известной мере приполярное государство. В суровых климатических условиях, при неразвитом производстве обычно речь идет о создании материальных благ хотя бы для собственного потребления, их излишки еще не появляются, а следовательно, торговать особо и нечем. Поэтому условия для торговли в России создавались очень медленно, хотя интерес к акционерному движению проявляется еще при царе Алексее Михайловиче, которому в виде доклада был представлен проект организации крупной компании для производства китоловного промысла и добывания сала. Реализации он не получил.
Реальные шага к использованию акционерных обществ были сделаны при Петре I. Позиция государства однозначно выражалась в Указах от 27 октября 1699 г., 27 октября 1706 г., 2 марта 1711 г., 8 ноября 1723 г.: купцам (т.е. определенному сословию) торговать компаниями по примеру торгового класса иностранных государств; иметь об этом с общего совета (прообраз органа управления акционерного общества) установления (какие-то нормы, регулирующие их организацию и деятельность), которые способствовали бы развитию торговли, и приносить тем самым через налоги дополнительные доходы в государственную казну. Причем Указом от 4 августа 1724 г. Петр 1 поручил Коммерц-коллегии «дирекцию и управление над этими компаниями, как мать над дитятей»[11].
Первым проектом акционерных компаний можно считать представленный в Правительствующий сенат 17 сентября 1739 г. проект компании для торговли с Китаем Лоренца Ланга, шведского инженера, состоявшего на службе у Петра I, выполнявшего также ряд дипломатических поручений и назначенного впоследствии вице-губернатором Иркутскойпровинции. Капитал компании (в проекте Ланга это был банк) должен был составлять 2 млн. руб. и был поделен на акции номинальной стоимостью 300 руб. Оплачивать акции предполагалось немедленно. Вступить в компанию мог любой человек («хотя из знатных или подлых»), в том числе иностранец. Управление было сосредоточено в руках Общего собрания, право голоса на котором получали владельцы не менее 10 акций. Права участия в Общем собрании могли быть предоставлены поверенным. Общее собрание избирало директоров и устанавливало способ распределения чистой прибыли. Директор должен был иметь не менее 8 акций, а генеральный директор — не менее 12. Компания получала монопольное право торговли. Провозглашалась независимость компании от всех присутственных мест и неприкосновенность капитала. В проекте была установлена свобода продажи акций, но не ранее чем через три года после действительного начала «компанического торга»[12]. Однако неоднократные призывы правительства участвовать в этой компании (в 1739-1741 гг.) не получили отклика. Ни торговцы, ни их капитал еще не испытывали необходимости объединяться.
Такая потребность появилась только во второй половине XVIII в. Первой акционерной компанией можно считать учрежденную 24 февраля 1757 г. «Российскую в Константинополе торгующую компанию»6*. Инициаторами ее создания были венецианские купцы, которые в 1749 г. обратились в Сенат через русского консула в Константинополе с просьбой разрешить торговлю между Венецией и Россией через Черное море и создать для этого на Дону торговый дом иди контору. К тому времени, когда предложение было рассмотрено, принято с рядом поправок и ответ поступил в Венецию, один из главных инициаторов создания компании умер. Поэтому взамен несостоявшегося проекта русскому правительству вскоре был предложен план совместной торговой компании. В ней изъявили желание участвовать также русские купцы и владельцы заводов и мануфактур.
Капитал компании представлял, как и в проекте Ланга, определенную величину — состоял из 200 долей, которые называюсь акциями, по 500 руб. каждая. Половина акций оставлялась за учредителями, именуемыми фундаторами. На вторую половину объявлялась открытая подписка. Правительствующий Сенат внес добавление, согласно которому выставленные на открытую подписку 100 акций, если они не будут приобретены желающими, предоставляются директорам. Как видно, уже на раннем этапе развития акционерных компаний осознавался тот факт, что власть, управление в акционерных обществах опирается на экономическую собственность.
Права акционеров, удостоверенные «билетом», подлежали свободному отчуждению, но они были неразрывно связаны с обязанностью дополнительных взносов. Это особенность первого этапа развития акционерных обществ в Западной Европе и России, а на современном этапе она характерна прежде всего для закрытых акционерных обществ и обществ
65
с ограниченной ответственностью .
Дальнейшее увеличение или уменьшение капитала предполагалось осуществлять путем распределения прав и обязанностей между владельцами акций пропорционально количеству этих акций.
Управление было сосредоточено в руках учредителей, являвшихся директорами компании, а его организация строилась по принципам голландской Ост-Индской компании с незначительной законодательной регламентацией и передачей решения многих вопросов на усмотрение фундаторов, которые были обязаны предоставлять ежегодные, а также необходимые по времени и обстоятельствам «генеральные счеты», которые могли быть проверены и сличены с книгами.
"Российская в Константинополе торгующая компания» занималась активной торговой деятельностью и просуществовала до 1762 г. А.И. Каминка отмечал «важное значение этой компании в деле насаждения принципов акционерного дела».
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: КУДАЧКИН Антон Алексеевич. КОРПОРАЦИЯ В США И АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО В РОССИИ КАК СУБЪЕКТЫ АКЦИОНЕРНОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) . Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2007. 2007

Еще по теме   2.1. Становление корпораций в США и акционерных обществ в России :

  1. 1. Понятие, сущность и значение уставного капитала акционерного общества
  2. 3. Информационное обеспечение прав и законных интересов кредиторов акционерных обществ
  3. В соответствии с новой редакцией Закона об акционерных обществах акционеров лишили права требовать ликвидации общества в судебном порядке при непринятии последним решения об уменьшении уставного капитала или добровольной ликвидации, когда стоимость чистых активов общества оказывается меньше величины минимального уставного капитала, указанной в статье 26 Закона.
  4. 1. Обеспечение интересов кредиторов при ликвидации акционерного общества
  5. 2. Обеспечение интересов кредиторов при несостоятельности (банкротстве) акционерного общества
  6. КУДАЧКИН Антон Алексеевич. КОРПОРАЦИЯ В США И АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО В РОССИИ КАК СУБЪЕКТЫ АКЦИОНЕРНОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) . Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2007, 2007
  7. Оглавление
  8.   ВВЕДЕНИЕ 
  9.   ГЛАВА II.   Корпорация в США и Акционерное общество в России как субъекты акционерного правоотношения
  10.   2.1. Становление корпораций в США и акционерных обществ в России 
  11.   2.2. Источники правового регулирования корпорации в США н акционерного общества в России
  12.   2.3. Понятие и признаки акционерного общества в России и предпринимательской корпорации в США
  13.   ГЛАВА    III.    ОБЩАЯ    ХАРАКТЕРИСТИКА    УПРАВЛЕНИЯ    В АКЦИОНЕРНОМ ОБЩЕСТВЕ В РОССИИ И В КОРПОРАЦИИ В США
  14.   3.1. Понятие органа управления Акционерного общества и Корпорации