<<
>>

НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ УЧЕНИКИ И СОТРУДНИКИ АРИСТОТЕЛЯ


В 335 г., по возвращении в Афины, Аристотель взял в аренду несколько зданий, расположенных вблизи святилища Аполлона Ликейского и Муз; одно из зданий было окружено крытой галереей (peripatos). Здесь Аристотель открыл школу, получившую название Ликей или Перипат.
Учениками или, точнее, со-

трудниками Аристотеля стали Гераклид, Евдем, Дикеарх, Ари- стоксен, Клеарх и Фаний. После смерти Аристотеля они продолжили его энциклопедическое начинание, работая в самых разных областях — в области астрономии, физики, политики, этики, истории литературы и всеобщей истории.
В отличие от Теофраста, от которого до нас дошли отдельные сочинения и значительное количество фрагментов, от этих авторов остались практически одни имена. Их сочинения известны нам только из упоминаний у других авторов, дающих весьма неточные сведения о них. Кроме того, они, повидимому, не продолжили тех фундаментальных исследований, которые проводил Аристотель не только в работах по логике, но и в Физике, в De caelo и в биологических трактатах. Для них было важно исключительно накопление энциклопедического знания. Эта констатация ставит перед нами два вопроса: действительно ли названные ученики и сотрудники читали специальные трактаты Аристотеля и что они восприняли из его трудов. В нижеследующих заметках мы попытаемся ответить и на эти вопросы, имеющие прямое отношение к описанию кризиса аристотелевской школы.
В самой общей форме можно сказать, что Аристотель в своей школе направил исследования на выявление и изложение представлений предшественников не только в «философии», но и во всех специальных науках — как в математике, физике, естественной истории, географии, медицине, так и в грамматике и риторике. Это побудило учеников и сотрудников Аристотеля к созданию отдельных жанров. Жанр доксографии связан с Теофрастом; жанр биографии — с Аристоксеном и Фанием; александрийский энциклопедизм — с Деметрием Фа- лерским (отсюда ведет свое происхождение система каталога, изобретенная александрийским библиотекарем Каллимахом из Кирены); жанром «преемств» философов мы обязаны главным образом Сотиону. В особенности же разрабатывался исторический жанр во всех его видах: история математики связана с Евдемом, история естественных наук — с Клеархом; история литературы — с Хамелеоном, Дуридом, Линкеем, Иеронимом Родосским; история цивилизаций — с Эратосфеном из Кирены и Дикеархом, написавшим сочинение Жизнь Эллады, от которого до нас дошло несколько фрагментов.
Гераклид (ок. 390 — ок. 310), уроженец Гераклеи на Черном море, или Понте Эвксинском, друг и приверженец Платона, был важным членом Академии. Согласно нашим источникам, он прошел обучение у Спевсиппа и Аристотеля. По этой причине его причисляют к перипатетикам. Диоген Лаэртский (V, 86-88) сообщает, что он написал по меньшей мере 46 сочинений; до нас дошли лишь свидетельства и фрагменты. Тематика сочинений весьма многообразна: геометрия, астрономия, музыка, поэзия, риторика, диалектика, этика, политика, география, история, предания, демонология и прорицания. Более всего Гераклид известен как астроном. Полагают, что ему принадлежит гипотеза, объясняющая некоторые небесные явления суточным вращением Земли вокруг своей оси.
В механистической физике Гераклида, обнаруживающей влияние Тимея, вводится понятие «несопряженных частиц» (anarmoi onkoi), рассматриваемых, в отличие от атомов, как средоточия силы. В понимании Гераклида, небесные тела — божественные существа, точно так же как и душа, созданная из эфира или даже, быть может, из света, возникшая на небе или, точнее, происходящая из Млечного пути. Эта концепция души, вероятно, была выражена в его сочинении Абарид, сыгравшем главную роль в создании легенды о Пифагоре, как можно убедиться, читая Порфирия и особенно Ямвлиха[63].
Евдем с Родоса (вторая половина IV в.) в Афинах был одним из ближайших сотрудников Аристотеля, а после его смерти, очевидно, вернулся на Родос, сохранив тесные связи с Теофрастом. От его, должно быть, значительного наследия сохранились лишь фрагменты сочинений: Аналитика (в двух книгах), Категории, О речи, Об угле, Физика, Метафизика, История животных, История геометрии, История арифметики и История астрономии. В логике, физике и даже метафизике Евдем — последовательный приверженец Аристотеля, хотя и придерживается более исторического подхода. Что касается его книг по истории геометрии, арифметики и астрономии, то они родственны Мнениям физиков Теофраста. Наш главный источник сведений о физике Евдема — Симпликий; Прокл же в Комментарии к первой книге «Начал» Евклида, в одном известном пассаже, сыгравшем важную роль в истории античной математики, приводит цитату из сочинения Евдема по истории геометрии.

Дикеарх из Мессены на Сицилии, родился, вероятно, около 376 г. С ним и с Аристоксеном в Ликей проникает некоторое пифагорейское влияние. Дикеарх, который, как можно предположить, посещал занятия в Ликее нерегулярно, в сочинении О душе, в шести книгах, развивает полемику с платоновским Федоном; подобно Аристоксену, своему condiscipulus et aequalis1 (Цицерон. Тускуланские беседы I, 41), он определяет душу как некую гармонию и, вопреки Теофрасту, отдает предпочтение bios praktikos перед bios theoretikos. Дикеарх, как и Аристотель, собирал материалы о видах государственного устройства, и именно ему принадлежит первая история греческой цивилизации, в трех книгах.
Аристоксен, уроженец Тарента, до своего появления в Ликее, где в нем впоследствии видели даже будущего преемника Аристотеля, общался с пифагорейцами. После 343 г., во время пребывания в Коринфе, он встретился с Дионисием Младшим, находившимся там в изгнании. Прекратив посещать Ликей, Аристоксен основал в Афинах собственную музыкальную школу. Большая часть его энциклопедического наследия утрачена. Аристоксен написал несколько биографий — Пифагора, Архита, Сократа и Платона. Ярый антиплатоник, Аристоксен служит для нас самым древним источником сведений о Пифагоре и пифагорейцах. Более, чем историческими сочинениями, Аристоксен известен многочисленными трудами по музыке: это Начала гармонии, Начала ритмики и ряд сочинений специального характера. Поэтому Аристоксена можно считать основоположником теории музыки как науки, обладающей собственными принципами и методами.
От Клеарха из Сол, на Кипре (ок. 340 — ок. 250), посещавшего занятия у Аристотеля, не сохранилось перечня сочинений. В его сочинениях, названия которых известны нам по большей части от Афинея, трактовались вопросы психологии (О сне, О паническом страхе), этики (О воспитании, О дружбе, О любви, Об образах жизни, Гергифий [против лести и податливости] , О пословицах, О загадках, Аркесилай [основатель Новой Академии]) и естественных наук (О речных наносах, О водяных животных, О скатах, О скелетах). Кроме того, Клеарх написал Похвальное слово Платону, где представляет философа сыном Аполлона, а также трактат О математических рассуждениях в

«Государстве» Платона. Интерес к платонизму, видимо, привел Клеарха к разногласиям с Аристоксеном и Дикеархом. С другой стороны, вполне вероятно, что Клеарх даже после смерти Аристотеля оставался в Ликее, возглавляемом Теофрастом.
Фаний прибыл в Афины из Эреса (на острове Лесбос), так же как и Теофраст, который, должно быть, и познакомил его с Аристотелем, когда последний приехал в Митилену в 345-344 г. Очевидно, между Фанием и Теофрастом установились тесные дружеские отношения; на это указывает их переписка и то обстоятельство, что Фаний, подобно Теофрасту, написал книгу О растениях. В немалом по объему наследии Фания затрагивались литературные и политические вопросы. Он писал о тирании. Ссылки на Фания в Жизнеописаниях Солона и Фемисток- ла показывают, что Плутарх высоко ценил его творчество.
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: МОНИКА КАНТО-СПЕРБЕР. ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ТОМ II 2008. 2008

Еще по теме НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ УЧЕНИКИ И СОТРУДНИКИ АРИСТОТЕЛЯ:

  1. Глава 11. Аристотелевская силлогистика
  2.   ИСТИНА, ИЛИ ИСТИННАЯ СИСТЕМА 
  3.   ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ  
  4.   ПРИМЕЧАНИЯ И ПОЯСНЕНИЯ  
  5. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. НЕОПЛАТОНИЗМ
  8. НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ УЧЕНИКИ И СОТРУДНИКИ АРИСТОТЕЛЯ
  9. ПЕРВБІЙ РАСЦВЕТ И ПЕРВБІЙ УПАДОК АРИСТОТЕЛИЗМА: ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ ЭПОХА
  10. Чтение критического аппарата