<<
>>

  «О ПРОНИКНОВЕНИИ В ИЗМЕНЕНИЯ» 

 
  • Содержат ли два единицу? 2
  • «Два» не содержит единицы.
  • Содержат ли два правое?
  • «Два» не содержит правого.
  • Содержат ли два левое?
  • «Два» не содержит левого.
  • Можно ли правому дать название «два»?
  • Нельзя.
  • Можно ли левому дать название «два»?
  • Нельзя.
  • Когда левое соединяется с правым, можно ли [этому] дать название «два»?
  • Можно.
  • Можно ли изменяющееся назвать «неизменяющимся»?
  • Можно.
  • Когда к правому имеется присоединение, можно ли дать название «изменяющееся»?
  • Можно.
  • Что же изменяется?
  • Правое.
  • Но если правое изменяется, то как же можно называть [его] «правым»? А если не изменяется, то как можно давать название «изменяющееся»? Если два не содержат ни левого, ни правого, то как же получается два от соединения левого и правого?
  • «Баран» в сочетании с «волом» не будут «лошадью»; «вол» в сочетании с «бараном» не будут «петухом».
  • Как это?
  • Хотя баран и вол отличаются [один от другого], но «вол» еще не может быть «не-бараном», а «баран» еще не может быть «не-волом» [только] потому, что у барана есть передние зубы, а у вола передних зубов нет. Хотя [передних зубов] нет у одного из двух, однако, возможно, это [особи] одного вида. У барана есть рога, и у вола есть рога, но «вол» еще не может [только] поэтому быть «бараном», а «баран» — «волом». Хотя [рога] имеются у обоих, однако они суть [особи] разных видов. У барана и вола имеются рога, у лошади рогов нет; у лошади есть пушистый хвост, у барана и вола пушистых хвостов нет. Поэтому говорю: «баран» в сочетании с «волом» не будут «лошадью». Коль [они] не будут «лошадыо», значит, «лошади» нет. А если нет «лошади», то, значит, «баран» — не «два», «вол» — не «два», а «баран» и «вол» суть «два». Таким образом, можно [сказать], что, соединяй «барана», соединяй «вола», не будет «лошади». [Я] пытался докопаться до истины, нащупывая сущность способом подобия. Начало же [спора] было по своему виду другим. Взять, например, «левое» и «правое». Перейдем к следующему доказательству.

У вола и барана есть шерсть, у петуха же есть перья. Называем ноги петуха: «единица»; считаем ноги: «две»; «два» прибавляем к «единице», получаем «три». Называем ноги вола или барана: «бдшшца»; считаем ноги: «четыре»; «четыре» прибавляем к «единице», получаем «пять». У «вола» или у «барана» — «пять ног», у «петуха» — «три ноги». Поэтому говорю: «вол» в сочетании с «бараном» не будет «петухом». [Я] не имел намерения [в данном случае] отрицать [именно] «петуха». Чем «петуха», здесь лучше было бы взять «лошадь». То, что имеет хребет, и то, что не имеет хребта, — и это неоспоримо само по себе — не могут иметь ничего общего. Нащупывать сущность так — значит коверкать имена. Это называется сумасбродным нащупыванием сущности.
  • Ну а другие доказательства?
  • «Синее» в соединении с «белым» не будет «желтым»; «белое» в соединении с «синим» не будет «лазоревым» 3.
  • Как это?
  • «Синее» и «белое», будучи взанмонесоединимыми, оказавшись в соединении, наоборот, встанут одно против другого; будучи взаимонесоседствующими и оказавшись в соседстве, они не повредят своим сторонам света, а, наоборот, встанут одно против другого. Каждое из них займет надлежащее ему место, подобно тому как [никогда] не смешаются «левое» и «правое». Вот почему соединенное целое не сможет быть ни «синим», ни «белым». Где уж тут взяться «желтому»? «Желтое» — оно чистейшее и подлинное. Вот пример подлинного нащупывания сущности.

Когда [подлинное нащупывание сущности] приходит к правителям и поддапным уделов, [уделы] обретают мощь и долголетие. К тому же «синее» запачкапнее «белого», однако «белое» не побеждает. У «белого» есть все для того, чтобы одержать победу, но [оно] не побеждает, поскольку дерево губит металл. Когда дерево губит металл, появляется «лазоревое». «Лазоревое» же отрицает подлинное нащупывание сущности.
«Синее» н «белое» взаимонесоединимы, но, оказавшись в соединении, не могут победить одно другое, а потому оба ясно видны. Борются, но ясно видны: их [окончательный] цвет «лазоревый». Чем быть «лазоревым», им лучше было бы стать «желтым». «Желтое» — это цвет «лошади»4, сколь родственно соединение их! «Лазоревое» — цвет петуха, сколь беспорядочно соединение их! Когда беспорядок, то правители и подданные борются, а ведь и те и другие ясно видны. Когда же и тех и других, ясно видимых, в сумерки пе видят ясно, то это значит, что подлинного нащупывания сущности нет.
Когда подлинного нащупывания сущности нет, имя и сущность ие имеют должной [связи], окрест поднимаются смешанные цвета. Поэтому говорю: те и другие ясно видны. Те и другие ясно видны, а путь утрачен, и среди [цветов] нет такого, который бы смог направить на него.
 
<< | >>
Источник: ЯН ХИН-ШУНА. Древнекитайская философия. Собрание текстов в. двух томах. Т. 2. М., «Мысль»,1973.. 1973

Еще по теме   «О ПРОНИКНОВЕНИИ В ИЗМЕНЕНИЯ» :

  1. Глава IIIМЕНТАЛИТЕТ И ЯЗЫК
  2. 176. Гипотеза глобального изменения климата Земли
  3.   «О ПРОНИКНОВЕНИИ В ИЗМЕНЕНИЯ» 
  4. § 3. Изменения в государственном механизме
  5. § 2. Изменения в государственном аппарате
  6. Морфология
  7. Изменение соотношения международного и национального права – действительно показательная примета глобализации и проявитель ее подлинных целей
  8. Основными социальными факторами, определяющими на настоящий момент развитие и изменения в русском языке, являются следующие.
  9. § 3. Изменения в государственном механизме
  10. § 3. Изменения в государственном механизме
  11. § 2. Изменения в государственном аппарате
  12. Изменения в государственном строе России
  13. § 2. ЕДИНСТВО КОЛИЧЕСТВЕННЫХ И КАЧЕСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В РАЗВИТИИ НАУКИ
  14. Военно-казачье и крестьянское заселение и линейная торговля - как условия изменения социально-экономических характеристик региона
  15. 1.3. «Естественное движение» населения на Ставрополье в конце 20-х - начале 30-х годов XX века и отражение в переписях 1937 и 1939 годов изменений в демографической сфере ставропольского села, произошедших в годы коллективизации.
  16. 1.4. Изменение культурного облика ставропольского села на рубеже 20х- 30-х годов ХХ века.