<<
>>

Институциональная теория: старый и новый институционализм

Институциональное устройство характеризуется определенными социальными институтами, которые выступают в форме организации, регулирования и упорядочения общественной жизни, а также поведения людей.

Обычно выделяют экономические, политические, культурные, воспитательные институты. Они включают, с одной стороны, совокупность социальных норм и образцов поведения людей; с другой - совокупность норм права, регулирующих определенные общественные отношения. Основоположниками "старого" институционализма признаны Т. Веблен, У. Митчелл и Дж. Коммонс.

Отвергая социализм, но признавая его социальные достижения - с одной стороны, защищая капитализм, но видя его негативные черты - с другой стороны, "старые" институционалисты пришли к выводу о необходимости объединить лучшие стороны обеих систем. Это обстоятельство подтолкнуло к развитию на основе синтеза "старого" институционализма и "обновленной" неоклассики институциональной экономики (теория конвергенции, постиндустриального, постэкономического общества, экономика глобальных проблем), которая оппозиционна к классическому "мейнстриму". Она отвергает методы маржинального и равновесного анализа и выбирает такие методы исследования, которые выходят за пределы рыночного хозяйства.

Дальнейшая модификация этого направления получила название "новой институциональной экономики". Данный термин был введен О. Уильямсоном в работе "Рынки и иерархия" (1975). Появление самой теории связывают с именем лауреата Нобелевской премии (1991) в области экономики Р. Koyза (р. 1910). Ключевые идеи нового направления изложены им в статьях "Природа фирмы" (1937) и "Проблемы социальных издержек" (1960). Так, отвечая на вопрос, какая причина заставляет индивидуальных предпринимателей объединяться в фирму, он отмечает, что для успешного функционирования на рынке предприниматель должен иметь о нем достоверную и обстоятельную информацию, которая требует больших издержек, называемых трансакционными.

Эти издержки связаны не с производством как таковым (внутренние затраты), а с сопутствующими (внешними) затратами. Организация же фирмы позволяет снизить их (а именно: поиск информации о ценах, ведение переговоров, разработка системы стандартов и контроля над ней, содержание юридической службы и т. д.). Вот что по этому поводу писал другой лауреат Нобелевской премии (1993) Д. Норт: "Коуз показал, что неоклассическая модель, которая служит фундаментом большинства экономических теории западных ученых, справедлива лишь при чрезвычайно жесткой предпосылке о том, что трансакционные издержки равны нулю; если же трансакционные издержки положительны, то необходимо учитывать влияние институтов"[2].

Таким образом, если проблема неоклассического направления состояла в создании теории без институтов, то традиционный институционализм пытался объяснить институты без теории. Наиболее сильной и убедительной частью подхода, использовавшегося традиционными институционалистами, была и остается критика неоклассической теоретической системы. Подытоживая рассмотренные течения, А.Е. Шаститко сформулировал следующие черты новой институциональной экономики, которые позволяют говорить о ней как об относительно самостоятельном направлении[3].

Во-первых, в отличие от неоклассической для новой институциональной теории, как и для традиционного институционализма, институты играют важную роль при объяснении поведения экономических агентов, а также размещении ресурсов. Вместе с тем новая институциональная теория делает акцент на аспекты, связанные с эффективностью, объясняя их (институтов) формирование на основе модели рационального выбора. Более того, трансакционные издержки как одно из ключевых понятий новой институциональной экономической теории определяются через общественно значимую оценку ресурсов, направленных на формирование, сохранение и использование институтов. Это позволяет установить особенности используемых моделей. Далеко не все они являются строго оптимизационными.

Степень отклонения от базовой модели, отражающая вместе с тем модифициро- ванность неоклассической исследовательской программы, определяется характеристиками переменных, которые предполагается объяснить, а также уровнем анализа.

Во-вторых, в рамках нового институционализма институты рассматриваются через их влияние на решения, которые принимают экономические агенты. Институты в виде набора правил и норм не определяют всецело поведение человека, а лишь ограничивают набор альтернатив, из которых индивид может выбирать в соответствии со своей критериальной функцией. Более того, индивид может выбирать между правилами. C этой точки зрения неоинституционализм можно рассматривать как своеобразную форму синтеза различных идей в экономической теории.

В-третьих, в отличие от неоклассики институты рассматриваются не только как технологические образования (как в случае с фирмой или домашним хозяйством), но и как упорядочивающие взаимодействие между людьми структуры, что требует специального исследования процессов обработки информации, получения и использования знания, структуры стимулов и контроля в различных формах экономической организации. Вот почему неоклассическая теория фирмы получила название технологической, тогда как институциональная - контрактной[4], которая предполагает изучение внутрифирменных обменов.

В-четвертых, институциональные альтернативы сравниваются друг с другом, а не только с идеальным положением вещей, как в неоклассике (где точка отсчета для анализа рыночных структур - совершенная конкуренция), на предмет возможностей экономии трансакционных и трансформационных издержек. В упрощенном виде механизм возникновения избыточных издержек может быть представлен следующим образом. Сначала исследователи изображают идеальную экономическую систему, затем сравнивают с ней фактическое положение вещей либо то, что кажется таковым. После этого определяют, что необходимо предпринять, чтобы достичь идеального положения вещей. Одна из важнейших и роковых абстракций в такого рода построениях - игнорирование издержек, связанных с реализацией предлагаемых изменений[5].

В связи с этим А. Е. Шаститко далее отмечает, что все альтернативные формы размещения ресурсов и институциональных устройств возможны. Это соответствует скорректированным представлениям об эффективности в связи с использованием понятия трансакционных издержек, поскольку они не позволяют обеспечить достижение границ возможностей максимизации благосостояния. Раз существуют препятствия, часть которых оказывается неустранимыми, то сравнение фактического размещения ресурсов в рамках той или иной формы приобретает иной смысл, помогая определить не конечную точку изменений, а их направление (Парето - улучшение, соответствие критерию Калдора-Хикса). Каждая из институциональных альтернатив обладает своими особенностями, сравнительными преимуществами, которым соответствует определенная область права. Вот почему одна из ключевых характеристик новой институциональной экономической теории - анализ дискретных институциональных альтернатив. Г. Саймон так характеризует происходящее изменение в методе исследования: "По мере экспансии экономической теории за пределы ее ключевой сферы интересов - теории цены, имеющей дело с количествами товаров и денег, - в ней можно наблюдать определенные изменения. Происходит сдвиг от сугубо количественного анализа, где центральная роль отводится уравнению предельных величин, в направлении более качественного институционального анализа, где сопоставляются дискретные альтернативные структуры"[6].

В-пятых, более широкий подход к определению ситуации выбора в рамках нового институционального направления по сравнению с неоклассическим позволяет ослабить жесткие ограничения на метод сравнительной статистики. Если в неоклассических моделях сравнительная статистика как метод изучения экономической системы через набор равновесных состояний (при абстракции от процесса перехода от одного состояния к другому) предполагала определения значения таких показателей, как цена и количество, то в новой институциональной экономической теории таких значимых параметров становится существенно больше.

Более того, использование данного метода дает возможность в простейшей форме поставить вопрос о непредвиденных последствиях институциональных нововведений.

В-шестых, новая институциональная теория ориентирована на ослабление жестких предпосылок неоклассической теории относительно поведения человека и в то же время на унификацию экономического подхода, реализуя принцип методологического индивидуализма, что дает основание рассматривать новую институциональную теорию как обобщенный неоклассический подход. В свою очередь, рациональность поведения рассматривается Д. Нортом как переменная величина, которая зависит от сложности ситуации выбора, ее повторяемости, имеющейся у принимающего решение индивида информации, а также степени ее мотивированности.

На наш взгляд, эти отличительные особенности не вскрывают методологическую основу новой институциональной экономики как относительно самостоятельного явления. В них поднимаются частные положения, характеризующие данное новое направление, включающие поведенческие особенности агентов, упорядоченность их взаимодействия, сравнимость при определении издержек (вместо: идеальное положение - реальное - идеальное, предлагается реальное положение одного агента - реальное другого агента), ослабление ограничений как метода сравнительной статистики, а также ослабление предпосылок поведения человека.

Отсюда видно, что данные особенности не раскрывают фундаментальных отличий нового неоклассического институционализма от традиционного. Известно, что неоклассический институционализм вобрал в себя новые направления экономической теории, которые кроме чисто экономических включают в себя отциально-голигические, правовые, социально-психологические. Их возникновение явилось результатом не только усложнения экономическим процессов, но и таких явлений, как конвергенция, которая основывается на синтезе теорий трудовой стоимости и предельной полезности. Именно с этих позиций следует рассматривать условия жизни отдельного человека и общества в целом.

Исходя из этого, нами сделана попытка изобразить графически развитие классических и неоклассических направлений экономической теории (рис. 6.1.1).

Рис. 6.1.1. Основные течения экономической теории

6.1.

<< | >>
Источник: Е. И. Журавлевой. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ: Учебник. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Под общей ред. Е. И. Журавлевой, В. Е. Сактоева, Е. Д. Цыреновой. - Улан-Удэ: Изд-во ВСЕТУ,2005.-936 с.. 2005

Еще по теме Институциональная теория: старый и новый институционализм:

  1. Институты и эволюция
  2. ЧЕЛОВЕК И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ: ОПЫТ ФИЛОСОФСКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  3. (на материале русского, немецкого, английского И французского языков)
  4. РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ НЕФОРМАЛЬНЫХ ТРУДОВЫХ ПРАКТИК В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  5. 1.1. Концептуальные основы формирования моделей экономического поведения предпринимательских структур
  6. РОССИЯ, ЕВРОПА И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Методологическая основа курса «Юридическая глобалистика»
  9. Глава 2. Правовые основы собственности
  10. Глава 7. Основные формы переходного периода и пути их реализации
  11. ОГЛАВЛЕНИЕ
  12. Глава 6. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ, ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ И СОБСТВЕННОСТЬ В РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  13. Институциональная теория: старый и новый институционализм