<<
>>

Тенденции развития социального неравенства

Говоря об экономической культуре в целом, нельзя обойти тему социального неравенства как результата, фактора и своеобразного «слепка» экономических отношений.

Имущественное и социальное неравенство - факт общественной жизни последних лет.

Разрушение экономической, а вместе с ней и ценностной системы советского общества привело к выстраиванию новой шкалы значимых установок и представлений, в контексте которых неравенство воспринимается как социальная норма. Разный возраст и жизненный опыт, неодинаковая личностная адаптивность и профессиональная востребованность на новом рынке труда обусловливают не только экономическую дифференциацию, но и ценностную неоднородность общества. Социально целесообразно и необходимо с точки зрения сохранения общества, чтобы наблюдаемая дифференциация не превратилась в выраженную поляризацию, не привела к расколу и деструктивным, разрушительным последствиям.

Как считает Н. Луман, преобладающими в современном западном об-ществе являются не отношения иерархии, а отношения включения и исключения, и это относится не к стратификации, а к функциональной дифференциации. Традиционные общества включали или исключали людей, принимая или не принимая их в семью, а семьи (не отдельные люди) находились под влиянием стратификации. Современное общество включает и исключает людей через функциональные системы, но намного более парадоксальным способом. Функциональные системы предполагают включение каждого человека, но фактически они исключают тех, кто не отвечает их требованиям.

Наихудший из возможных сценариев, если общество ХХ1 столетия примет метакод включения/исключения. Это значило бы, что некоторые будут личностями, а другие только индивидами, некоторые будут включены в функциональные системы, а другие исключены из них, оставаясь су-

ществами, которые пытаются дожить до завтра; некоторые будут освобождены как личности, а некоторые - как физические тела, забота и пренебрежение окажутся по разные стороны границы, тесная связь исключения и свободная связь включения разведут рок и удачу, завершатся две формы интеграции: негативная интеграция исключения и позитивная интеграция

43

включения .

На развитие процессов дифференциации и усиление социальных неравенств в современной России существуют разные точки зрения.

Некоторые исследователи говорят о закреплении сложившихся неравенств и снижении возможностей социальной мобильности, о формировании и наследст-венной передаче своеобразной «субкультуры бедности». Как отмечает И. И. Шурыгина, чем выше социальный статус семьи, тем выше подростки оценивают свои жизненные шансы и тем больше среди них тех, кто выражает готовность взять на себя ответственность за свою жизнь. Другими словами, чем выше тот жизненный старт, который могут обеспечить родители, тем больше молодые люди уверены в том, что жизнь человека целиком находится в его руках.

Среди малообеспеченных слоев населения возможность достижения успеха связывается в первую очередь с наличием нужных связей и денег. Это ведет к представлениям о том, что бедность принципиально непреодолима, а значит, дети обречены на то, чтобы унаследовать бедность своих родителей. Реальное материальное неравенство закрепляется среди малообеспеченных людей на уровне сознания. Это и есть начало формирования специфической субкультуры бедности. Бедность семьи суживает число жизненных шансов детей, и вероятность «наследования» детьми бедности родителей очень высока. Это относится даже к той прослойке «новых бедных», которые имеют некоторые социальные и культурные ресурсы. Цитируемый автор считает, что можно даже говорить о том, что прослеживается тенденция к «наследственной» консервации бедности среди специалистов с высшим образованием .

Результаты исследования этой проблемы, полученные нами, не позволяют говорить о массовом формировании и закреплении субкультуры бедности на межпоколенческом уровне. Безусловно, подростки из отдаленных деревень имеют заведомо худшие условия жизни, образования и трудоустройства, и ни о каком равенстве стартовых условиях даже со сверстниками из областного центра, а тем более из Москвы или Петербурга, говорить не приходится. Объективно возможности их социальной мобильности ниже.

Вместе с тем, подростки в большинстве настроены на активное освоение социального пространства.

Они практически полностью лишены надежд на патерналистскую поддержку государства, не связывают свое будущее только с материальным достатком родительской семьи. Настрой на обретение высокого уровня и достойного места в жизни нередко сочетается в их представлении с разными, в том числе не всегда законными средствами.

Одним из проявлений социальной дифференциации, а если точнее, де- привации, стал особенно непривычный для россиян неравный доступ к образованию. Между тем образование является необходимым механизмом расширения реального поля социальных и профессиональных возможностей. Развитие способностей, возможность приобретения высокого социального статуса ставится в зависимость от уровня материальной обеспеченности семьи.

Интенсификация социальной и экономической дифференциации, в том числе через систему образования, может привести к углублению социокультурных различий, дальнейшей социокультурной депривации некоторых социальных групп - неравенству доступа к общественным благам, социальным гарантиям, включению в сеть социальных связей. Иначе говоря, «трансформирующимся обществам приходится не столько организовывать рост, сколько противостоять спонтанному падению человеческого потенциала, деградации социальных отраслей экономики, расширению

45

депривированных групп и слоев» .

Однако эти выводы не стоит абсолютизировать и воспринимать как основную тенденцию в углублении социальных различий. Материалы наших исследований показывают, что в течение 90-х годов наблюдался рост ориентации на получение полного среднего образования в общеобразовательной школе как среди детей рабочих, так и детей из семей служащих и специалистов. Растет ориентация старшеклассников на продолжение образования после окончания средней школы, особенно заметно выросла ориентация на получение высшего образования.

Результаты исследований показывают, что происходит усиление стратегической роли образования. В достижении жизненного успеха «центр тяжести» перемещается от овладения конкретной профессией к получению высшего образования как личностного ресурса. Подробнее данный вопрос рассматривается ниже.

Необходимо заметить, что вовлечение в процесс образования способствует стабильности общества, создает предпосылки для эффективных социальных траекторий. Иными словами, образование, являясь необходимым

элементом индивидуальной социальной мобильности, способствует общей социальной стабильности общества.

<< | >>
Источник: Л. Г. Борисова, Г. С. Солодова, О. П. Фадеева, И. И. Харченко. Неформальный сектор: экономическое поведение детей ивзрослых / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск,2001. 183 с.. 2001

Еще по теме Тенденции развития социального неравенства:

  1. ТЕМА 3. ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
  2. Новые социальные ориентиры
  3. 1.3.Социальные предпосылки информатизации образовательного пространства
  4. 1. Особенности социально-политического знания
  5. 5. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  6. Тенденции развития социального неравенства
  7. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛЯРИЗАЦИЯ В XXI СТОЛЕТИИ
  8.   4.8. Проблема истинности и рациональности в соЦиально-гуманитарных науках  
  9. XXI В.: ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ
  10. «Исламский путь развития»
  11. Сущность социальных конфликтов. Специфика политических конфликтов
  12. 2. СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА
  13. Социальная сфера общества
  14. Развитие
  15. Теория «трех ступеней» детского развития.
  16. РАЗВИТИЕ ДУХОВНОИ ЖИЗНИ КИТАИСКОГО ОБЩЕСТВА ПОСЛЕ СИНЬХАЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ