<<
>>

§ 38. Дифференциация объективирующих актов по качеству и материи


.0
Среди номинативных актов мы различаем полагающие(setzen) го и неполагающие. Первые подразумевают в определенной степени существование(sindgewissermaBenSeinsmeinungen) — будь это чувственные восприятия, будь это восприятия в более широком смысле схватываний предполагаемого существования вообще, будь это прочие акты, которые, даже не предполагая схватить25 «сам» предмет (живоили вообще наглядно), имеют его в виду все же как существующий4lt;6.
Другие акты оставляют открытым вопрос о существовании своего предмета; предмет может, объективно рассматривая, существовать, однако в самих актах он не {подразумевается в модусе существования}437, или он н е имеетзосилы действительного предмета, он скорее «простопредставсялен ». При этом действует закон, что каждому полагающему но- gминативному акту соответствует неполагающий, т. е. некоторое ^ «простое представление» той же самой материи, и наоборот; q: причем это соответствие следует понимать, естественно, в смысле идеальной возможности.
^Определенная модификация— так мы можем выразить
это положение дел— переводит любой полагающий номинатив-

ный акт в простое представление. Точно такую же модификацию мы находим опять-таки в сфере суждений. Любому суждению присуща модификация, т. е. акт, который именно то, что суждение полагает истинным, просто представляет, т. е. имеет предметно без решения относительно истинности или ложности438. Если рассматривать феноменологически, то модификация суждений полностью однородна с модификацией полагающих номинативных актов. Суждения как полагающие пропорциональные акты имеют, следовательно, свои корреляты в простых представлениях как неполагающих пропорциональных а к т а х. В обоих случаях это соответствующие акты той же самой материи, но различного качества. Так же как в случае номинативных актов мы причисляем полагающие и неполагающие акты к одному роду качества, также и в случае пропозициональных актов— суждения и их {модифицированные}439 эквиваленты. Различия в качестве в обоих случаях те же самые, и их не нужно рассматривать как различия более высоких родов качества. При переходе от полагающего акта к модифицированному мы не оказываемся в гетерогенном классе, так, как, например, при переходе от какого-либо номинативного акта к акту желания или воли. Что касается перехода от полагающего номинативного акта к акту утверждающего высказывания, то у нас нет поводавообще допускать качественное различие. И точно так же при сравнении соответствующих «простых представлений». Лишь материя (материя в том смысле, который является основным для этого исследования) составляет одно и другое различие; лишь она определяет единство номинативных и опять-таки пропозициональных актов.
В соответствии с этим выделяется обширный род интенциональных переживаний, который охватывает все рассмотренные акты в их квалитативной сущности и определяет наиболее широкое понятие, которое может быть обозначено термином представление внутри совокупного класса интенциональных переживаний. Мы сами хотим назвать этот качественно единый род, взятый в естественной широте, родом объективирующих актов. Он дает при четком сопоставлении:

1. Посредством дифференциации качеств— разделение на полагающие акты (акты веры(desbelief), т.
е. суждения в смысле Милля и Брентано) и на неполагающие, «модифицированные» относительно полагания акты, соответствующие «простые представления». Насколько широко распространяется понятие «по-
лагающей» веры(belief), в какой степени оно подразделяется, остается здесь открытым.
2. Посредством дифференциации материи выявляется различие номинативных ипропозициональных актов— но надо еще здесь поразмыслить, не является ли это различие только одним в ряду других, равным образом оправданных различий материи.

В самом деле, если мы вспомним об анализе, проведенном в предыдущей главе, на первый план выйдет здесь— как подлинно радикальная— противоположность между актами синтетическими, многолучевыми, образующими единство, и актами однолучевыми, в одном тезисе полагающими, или принимающими-к-сведению(dahinstehend-habende). Нужно заметить, что предикативный синтез представляет собой только одну, получившую особое преимущество форму синтеза (или скорее целую систему форм), которой противостоят другие, зачастую вплетенные в нее формы: таковы конъюнктивный и дизъюнктивный синтез. Например, во множественной(plural) предикации А и В и С суть Р мы имеем единую предикацию, устанавливающую свои пределы посредством трех предикативных слоев и тождественного предиката Р. «На» основном пола- гании(des) А, на втором полагании В, на третьем полагании С в одном трехслойном акте полагается удержанный в качестве тождественного предикат Р. Этот акт суждения расчленяется при этом на полагание субъекта и полагание предиката как бы «цезурой», так что один член, субъект, представляет собой, в свою очередь, единую конъюнкцию трех номинативных членов. Последние связаны в конъюнкцию, однако они никоим образом не объединяются в одно номинативное представление. Однако как в отношении предикативного, так и «конъюнктивного» (или, более определенно, коллективного) синтеза верно то, что он допускает номинацию(Nominalisierung), в которой уже сконституированный посредством синтеза коллектив становится просто «представленным» предметом в некотором новом однолучевом акте и, таким образом, становится «предметным» в точном смысле. Номинативное представление коллектива «отсылает» опять-таки в своем собственном смысле (в своей измененной по отношению к первичному акту материи) к первично конституирующей материи и, соответственно, к первично конституирующему сознанию. Вообще при более пристальном рассмотрении мы находим у всех синтезов то, что выявилось у предицирующих синтезов440 (причем мы к тому же придерживались предикативной праформы, формы «категорического» синтеза): у всех синтезов возможна фундаментальная операция номинации, пре-
вращения синтетического многообразия лучей в один «номинативный» луч с соответствующей материей, отсылающей обратно [к материи синтетического многообразия лучей] (mit zugehorigen zuriickdeu tenden Materie).
Поэтому при рассмотрении в целом идеально возможных «объективирующих» актов мы в самом деле возвращаемся к основополагающему различию «тетинеских» и «синтетических)gt;, однолучевых и многолучевых актов. Однолучевые— несоставные, многолучевые— составные. Каждый член имеет свое объективирующее качество (свой вид установки на «существование» или соответствующую модификацию качества) и свою материю. Синтетическое целое как объективирующий акт имеет одновременно качество и материю, причем последнюю как составную. Анализ такого целого ведет, с одной стороны, к [отдельным] членам, с другой— к синтетическим (синтаксическим) формам. Дальнейший анализ приводит к тому, что сами члены разделяются на простые и составные, т. е. сами состоящие из отдельных членов и при этом синтетически единые, как в вышеприведенном примере конъюнктивные субъекты множественных предикаций; точно так же конъюнктивно связанные посылки условных предикаций; такого же рода в обоих случаях и соответствующие дизъюнктивные соединения и т. д.
Наконец мы достигаем простых, однолучевым образом объективирующих членов, однако из-за этого не необходимо уже первичных в предельном смысле. Ибо одно- лучевые члены могут еще быть подвергшимися номинации синтезами, номинативными представлениями о положениях дел или о коллективах или о дизъюнктивах, члены которых сами опять-таки могут быть положениями дел и т. д. В материи появляются, таким образом, обратные отношения более или менее сложного вида и вместе с этим в своеобразно модифицированном и опосредствованном смысле— имплицитные членения и синтетические формы. Если эти члены не имеют обратного отношения, то они также и в этом отношении просты— как это, например, видно при представлениях собственных имен или при всех одночленных (не отделенных друг от друга в экспликатив- ном синтезе) восприятиях, представлениях в фантазии и т. д. Такого рода совершенно простые объективации свободны от всех «категориальных форм». Очевидно, анализ каждого (не простого) объективирующего акта, в той степени, в какой он прослеживаетступени обратных истолкований относительно заключенных в нем номинаций, сводится в конечном итоге к такого рода «простым» членам акта, простым по форме и материи.

Отметим еще, что общее рассмотрение возможных членений и синтетических форм возвращает наск закономерностям, которые мы обсуждали в IV Исследовании как чисто логически-грамматические. В этом отношении существенны только материи (объективирующие смыслы акта), в которых выражаются все формы построения объективирующих синтезов. Сюда относится,например, утверждение, что любая объективирующая материя как замкнутое единство (и поэтому любое возможное самостоятельное значение) может функционировать как материя члена(Gliedmaterie) в каждом синтезе любой возможной формы. Отсюда становится также понятным и более частное утверждение, что каждая такая материя есть или полная пропозициональная (предикативная) материя, или возможный член таковой. Если мы, с другой стороны, примем в расчет качества, то мы можем высказать утверждение, что в идеальном плане любые объективирующие материи могут быть соединены с любыми качествами.

Если мы остановимся, в частности, на различии номинативных и пропозициональных актов, которое в контексте данного исследования представляет для нас особый интерес, то как раз здесь легко подтвердить утверждаемую нами возможность связи произвольных качеств с произвольными материями. Эта возможность еще не выявилась всесторонне в анализе предшествующих параграфов, поскольку мы имели дело только с модификациями суждения, т. е. с модификациями полагающего пропозиционального акта в номинативный акт. Несомненно, однако, что и любое суждение, модифицированное в «простое» представление, позволяет преобразовать себя в соответствующий номинативный акт. Например, 2 х 2 равно 5 (просто понятное высказывание без определения позиции по отношению к нему) — в имячто 2x2 равно 5. Так как при таких преобразованиях утверждений в имена, которые оставляют нетронутыми качества, т. е. при простых преобразованиях пропозициональных и вообще синтетических материй в номинативные мы говорим о модификациях, то совершенно другого рода модификацию, которая касается качеств (превращает полагающие имена и высказывания в неполагающие), явно следует назвать модификацией качества. В той степени, в какой сохраняется или должна сохраняться материя, которая единственно формирует или обосновывает различия форм (имя остается именем, высказывание— высказыванием, и во всех внутренних членениях и формах), мы должны говорить оконформной модификации полагающего акта. Между тем, если понятие конформной модификации понимается в соответствии с естественно присущим ему общим характером, а именно так, что оно распространяется на любую модификацию, незатрати-
вающую материю акта, тогда оно, как мы еще рассмотрим, есть более широкое понятие, чем рассматриваемое здесь понятие качественной модификации.
<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 38. Дифференциация объективирующих актов по качеству и материи:

  1. М. Ю. Лермонтов
  2. 3.2. «София» как центральный пункт философских построений типа «всеединства»  
  3. 1. ОНТОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ, ИЛИ «БЫТИЕ-ДЛЯ-СЕБЯ»
  4. 2. ГРУППА КАК СУБЪЕКТ ИСТОРИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ
  5. § 38. Дифференциация объективирующих актов по качеству и материи
  6. 2. Первобытное сознание
  7. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  8. ИЗУЧЕНИЕ КУЛЬТУРЫ И АБСТРАКТНАЯ МОДЕЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  9. 1. ОНТОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ, ИЛИ «БЫТИЕ-ДЛЯ-СЕБЯ»
  10. 2. ГРУППА КАК СУБЪЕКТ ИСТОРИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ