<<
>>

2. Эксперимент

Эксперимент (лат. experimentum— проба, опыт) — род опыта, имеющего познавательный, целенаправленно исследовательский, методический характер, проводимого в искусственных, воспроизводимых условиях путем их контролируемого изменения.

В диалогике понятие эксперимента (Э.) имеет строгий — исторически и логически — смысл.

Как метод исследования, определенный логикой познающего разума Нового времени (XVII-XIX в.), Э. не просто “инструмент” познания, но конститутивное начало, в соответствии с которым мышление эпохи в целом может быть названо экспериментирующим. Не случайно И. Кант понимает «Критику чистого разума» как философскую рефлексию экспериментирующего познания и даже как «распространение экспериментального метода на метафизику»867 [9: 88-91] Новоевропейский разум мыслит экспериментально как в науках о природе, так и в науках о человеке, даже там, где кажется, не ставятся Э.

Экспериментальный характер новоевропейских наук не в том, что умозрение было поставлено на почву опыта, а в фундаментальном изменении логики умозрения и, соответственно, смысла и устройства самого опыта.

Всякий опыт (лат. experientia; греч. ™mpeir…a) имеет смысл и силу открытия, свидетельства, удостоверения или опровержения только потому, что фрагментарно выявляет определенный образ (строй) мира в целом, пред-полагаемый (пред-усматриваемый, пред-восхищаемый) определенной формой (логикой) конструктивной мысли. Зрение в теоретически ориентированном опыте становится понимающим (умным) зрением, а “умный” (мыслимый) образ целого, — в котором только и может стать понятным каждое, — приобретает зримость. Греческая теоретическая “фисиология” не менее опытна (“эмпирична”) и не более умозрительна, чем “натуральная философия” И.Ньютона. Они различаются как логикой умозрения, так и характером опытного базиса. “Эйдетической” логике понимания (понять — значит усмотреть сущее в неделимой форме его бытия) и образу аристотелевского космоса полностью соответствует искусство “эйдетического” опыта, т.е.

восприятия сущего в его собственном “эйдосе” (идеальной форме). Логике же новоевропейской науки (понять - значит познать, открыть сущностный закон, определяющий возможности существования вещей и явлений) и без-образности бесконечной в себе природы (Бруно-Ньютона) соответствует как раз

867

Кант И. Соч. в 6 т. Т.3. М.1964. С. 88-91.

633

техника экспериментального исследования: рас-формирование

существующего для проникновения в сущность вещей.

Особая логическая культура характеризует и средневековую опытность. Если в Англии XIII века францисканцы Роберт Гроссетет и его ученик Роджер Бэкон требуют дополнить схоластическую аргументацию прямым свидетельством опыта, то речь идет никак не об исследовательском эксперименте, а о том, чтобы усмотреть в опыте “внешнего” мира аналог “внутреннего” мистического опыта.

Э. познающего разума исследует изменение состояния наблюдаемого объекта в зависимости от изменяющихся условий его существования, он ищет за природными “субстанциями” схему функциональной зависимости. Э. становится методом познания, когда саму природу понимают как метод действия. Изменение условий в Э. строится как ряд последовательных приближений к предельному состоянию, как своего рода предельный переход. В Э. происходит выход за предметный (опытный) горизонт исходной теории в мир новых (мыслимых) сущностей и одновременно опытное открытие этих сущностей как предельных (парадоксальных) форм опыта. Так Галилей открывает существование коперниканского мира, экспериментируя с предельными формами мира аристотелианского. Поскольку в опыте видимое дано вместе с определенным образом видения и понимания, экспериментирование с предметом опыта преобразует и конструктивное воображение субъекта. Открывая новые объекты, Э. одновременно открывает на них глаза: создает, изобретает соответствующую им способность видеть. Эту функцию Э. можно назвать сократической (Л.Ольшки)868.

Э. устремлен к пределу, в котором исследуемое явление (падение тела, химическое превращение, жизнь популяции, реактивное поведение...) выступает в “чистом виде”, изолированно.

Преобразующее действие Э. направлено к разделению сложной системы взаимодействий с целью выделить, изолировать элементарную связь причина-действие и далее — свободное от действий (инерциальное) бытие объекта. Идея предельной изоляции свободного состояния и элементарного взаимодействия определяет Э. как процедуру идеализации, как предельный переход к мысленному Э. с идеальными объектами (к которым только и относятся утверждения теории). Специальными техническими средствами Э. создает условия, максимально приближенные к идеальным (абсолютная пустота, абсолютно твердое тело, идеальный газ, силовые линии электромагнитного поля, простой рефлекс, социальный тип, чистая фонема и т.д.), и вместе с тем указывает путь “реализации” идеального.

868 См. Ольшки Л. История научной литературы на новых языках. Т. III. М.-Л. 1933. С. 236. Ахутин А.В. История принципов физического эксперимента. М. 1976. С. 196-205.

634

Всякий реальный Э. имеет смысл только в горизонте мысленного Э. с идеальными объектами, но и всякий теоретический конструкт получает смысл реального понятия лишь в качестве идеального проекта реального Э.

Воспроизведение реального события в идеальном пределе предполагает исключительные, искусственно созданные условия Э. В Э. природа исследуется в форме потенциальной техники. Экспериментальная техника представляет собой звено, через которое теоретическое открытие становится техническим изобретением, а достижения техники позволяют продвинуться в исследованиях. Фундаментальные исследования являются и наиболее техноемкими (напр., современный ускоритель), и наиболее технически эффективными (ядерная энергия, генная инженерия). В экспериментальной установке, построенной на базе теории, последняя утрачивает характер объектности, объективной картины мира, она как бы отслаивается от мира, приобретает форму инструмента исследования, направленного на мир. В форме Э. теоретическое знание вновь выталкивает мир из его “объективной” картины как непознанный и бесконечный в себе предмет.

Неклассическая физика XX века (релятивистская и квантовая механика) обнаруживает внутренние границы Э. как метода познания. Принципы наблюдаемости, неопределенности, дополнительности фиксируют неустранимое участие познавательного действия в определениях бытия познаваемого “объекта” (т.е. его не-объектность). Намечается существенно новое понятие бытия — бытие-событие, бытие-возможность (виртуальная реальность) — и, соответственно, понятие мышления (и свойственного ему опыта), архитектонически иного, чем познание. В философии XX века эти архитектонические сдвиги по-разному осмысливаются феноменологией Э. Гуссерля и диалогикой В. Библера.

2003.

635

А.В. Ахутин. ПОВОРОТНЫЕ ВРЕМЕНА. Статьи и наброски. 1975-2003.

IV. Рубеж ХХ века 3. К диалогике культуры

<< | >>
Источник: А.В. Ахутин. Поворотные времена (Статьи и наброски) 2003. 2003

Еще по теме 2. Эксперимент:

  1. Экспериментальный метод.
  2. Эксперимент
  3. ПОДГОТОВКА И ПРОВЕДЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТА
  4. Глава 38. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙЭКСПЕРИМЕНТ  
  5. Эксперимент
  6. Опыт экспериментального исследования мышления
  7. YIII.3.2.Эксперимент
  8. Эксперименты и данные наблюдения
  9. Вопрос 5. Что угрожает валидности эксперимента? Как преодолеть эти угрозы?
  10. 16. Планирование и проведение психологического эксперимента.