<<
>>

§ 78. Феноменологическое изучение рефлексий переживания


Рефлексия — это, согласно только что изложенному, общая рубрика для всех тех актов, в каких становится очевидно схватываемым и анализируемым


-G-
О ^
и CD
О
поток переживания со всем многообразно встречаю- -g- щимся в нем (моменты переживания, интенционалии).
$ Рефлексия — мы можем выразить это и так — это название для того метода, каким сознание пользуется в познании сознания вообще. Однако внутри именно этого метода она сама становится объектом возможных штудий: рефлексия — это и название существенно сопринадлежных разновидностей переживания, § следовательно тема одной из основных глав феноме- 10 нологии. Задача же самой главы такова: различать
х CD
о различные «рефлексии» и анализировать таковые
х (D
-G-
полностью, в систематическом их порядке.
При этом необходимо поначалу прояснить для себя то, что любая — какой бы она ни была — «реф- о is лексия» обладает характером модификации сознания, причем такой, какую в принципе может испытать | любое сознание.
О модификации тут речь идет в той мере, в какой -в- любая рефлексия сущностно выходит из перемен о 20 установки, через посредство каковых некое данное заранее переживание либо же данные (нерефлекти- руемые) переживания испытывают известное преобразование, а именно преобразование в модус рефлек- ^ тируемого сознания (либо же рефлектируемого со- 25 знаваемого). Уже и само данное заранее переживание может обладать характером рефлектируемого созна- л ния чего-либо, так что имеет место модификация бо- лее высокой ступени, однако в конце КОНЦОВ МЫ ВОЗ-
CD и
вращаемся к абсолютно нерефлектируемым пере- зо живаниям и их реальным или интенциональным 5 данностям. По закону же сущности любое переживает ние может быть переведено в его рефлективные мо- гп дификации, причем в различных направлениях, с чем нам еще предстоит точнее познакомиться. 35 Фундаментальное методологическое значение сущностного изучения рефлексий для феноменологии и — не менее того — для психологии сказывается в том, что под понятие рефлексии подпадают все модусы имманентного постижения сущности, — с дру- 40 гой же стороны, и все модусы имманентного опыта.

і
cd ^
ч "о cd ч
X
хlt;
Следовательно, к примеру, и имманентное восприятие, какое и на деле есть рефлексия, если только оно предполагает поворот взгляда — от чего-либо сознаваемого к сознанию такового. Равным образом, чего мы уже (в предыдущем параграфе) касались, обсуж- 5 дая все, что разумеется само собой в естественной установке, любое воспоминание допускает не только рефлективное обращение взгляда на себя самого, но и своеобразную рефлексию «в» воспоминании. Пусть поначалу в воспоминании будет сознаваться проте- ю кание музыкальной пьесы — нерефлектированно и в модусе «прошедшего». Однако к сущности того, что сознается подобным образом, принадлежит возможность рефлектировать его же «бывшее воспринимаемым ». Равным образом и для ожидания, для сознания is «грядущего», для сознания, смотрящего вперед, существует сущностная возможность отвлекать свой взгляд от этого грядущего и переводить его на «будущее воспринимаемого» в таковом же.
От этих сущностных взаимосвязей и зависит то, что суждения: 20 «Я вспоминаю А» и «Я воспринимал А»; «Я ожидаю А» и «Я буду воспринимать» a priori и непосредственно эквивалентны, — однако они лишь эквивалентны, потому что смысл каждого — различный.
Феноменологическая же задача здесь такова — is систематически исследовать всю совокупность подпадающих под рубрику рефлексии модификаций пе- оэ реживания во взаимосвязи со всеми модификациями, § с каковыми они находятся в сущностной сопряжен- о ности и каковые предполагают их наличие. Задача зо - систематического исследования относится ко всей aj совокупности сущностных модификаций, какие не g может не испытать любое переживание во время | своего первозданного протекания, а кроме того и ко х всем различным видам модификаций, какие идеально 35 -о могут мыслиться как осуществленные в любом пере- 8л живании по способу совершаемых над ним «опера- ^ ций».              5
Любое переживание в самом себе есть поток ста- | новления; ТО, ЧТО, ОНО есть, ОНО ЄСТЬ В своем исконном 40 :
порождецигі **еким неизменным сущностным типом; -©- ОНО есть непрестанный поток ретенций и протенций,
8 опосредуемых также текущей фазой первозданно-
-9-
сти, в каковой живое «теперь» переживания сознает- ^ 5 СЯ ПО КОНтрДСТу с «до» и «после». С другой же сторо- 2 ны, любое переживание обладает своими параллелями ми — это различные формы его воспроизведения,

? какие могут рассматриваться как идеальные «оперативные» преобразования изначального переживания: І ю каждое обладает своей «точно соответствующей», а о при этом насквозь модифицированной противо- g положностью — ив воспоминании, и в возможном предваряющем памятовании, и возможной голой репродуктивной фантазии и вновь при повторах всех по- о is добных видоизменений.
х
Естественно, мы мыслим все эти поставленные в | параллель переживания как переживания, имеющие общий для них сущностный состав: параллельные ne'e- реживания обязаны обладать, как осознанными, теми о 20 же самыми интенциональными предметностями, причем как осознанными в тождественных способах данности из всего круга всех тех, какие могут иметь место в иных аспектах возможных вариаций.
Коль скоро постигаемые во взгляде репродуктив- 25 ные модификации принадлежат любому переживанию в качестве идеально возможных видоизменений его, следовательно в известной мере обозначают иде-
.0
§_ альные операции, какие можно мыслить как совер-
(D U U
шаемые над любым переживанием, то они повторимы зо до бесконечности, и они могут совершаться также и 5 над уже модифицированными переживаниями. И на- оборот, от любого переживания, каковое уже харак- (D теризуется как такая модификация, а в таком случае всегда характеризуется как такое в себе самом, 35 мы возвращаемся к известным прапереживаниям, к «впечатлениям », каковые представляют абсолютно первозданные переживания в феноменологическом смысле. Так, восприятия вещей суть первозданные переживания в отношении любых воспоминаний, 40 наглядных представлений фантазии и т. д. Они на-
столько первозданны, насколько вообще могут быть таковыми конкретные переживания. Ибо, если точно посмотреть, то в своей конкреции они обладают лишь одной-единственной, но притом и беспрестанно непрерывно текущей абсолютно первозданной фазой — 5 моментом живого «теперь».

Модификации мы можем первично сопрягать с нерефлективно сознаваемыми актуальными переживаниями, поскольку тотчас же можно видеть, что все рефлективно сознаваемые модификации ео ipso обя- ю заны получить свою долю в этих первичных модификациях — постольку, поскольку сами они, как рефлексии переживаний, взятые во всей своей конкреции, суть нерефлективно сознаваемые переживания, и в качестве таковых принимающие любые модифика- is ции. Но, конечно, безусловно то, что сама рефлексия есть такая всеобщая модификация нового образца — когда Я направляет себя на свои переживания, а в единстве с этим совершаются акты cogito (в особенности акты самого низшего, фундаментального 20 g слоя — слоя простых представлений), «в» которых Я направляет себя на свои переживания, когда рефлексия сплетается с интуитивными или же с пустыми постижениями, или же, иначе, схватываниями, то все 1( это обусловливает, для изучения рефлективной МО- 25 дификации, непременное сплетение такового с изучением тех модификаций, на какие было указано amp; выше.              _§
Лишь благодаря рефлективно постигающим на о опыте актам мы и знаем хотя бы что-то о потоке пе- зо - реживаний и о необходимой сопряженности такового aj с чистым Я, т. е. знаем о том, что поток переживания g есть поле свободного совершения когитаций одного и | того же чистого Я, что все переживания, относящиеся X К этому потоку, суть переживания ЭТОГО Я именно 35 "о постольку, поскольку это Я может направлять свой 8\ взгляд на них, а «через них» может бросать взгляд и ^ на иное — на чуждое этому Я. Мы убеждаемся, что 5 всякий такой опыт сохраняет свой смысл и свои права | и как редуцируемый, и мы постигаем право вот так 40

-е-
О и О с; х
-Є-
gt;Х
2 U Ф т
X
1_
О §
X ф
?
О
X ф
-е-
X X I
О с;
  1. х

  • О х Ф
    -е-
    gt;х О
    и х х

    Ф
    и и
    сложившегося опыта вообще — постигаем его в сущ- ностно-всеобщей генерализации, равно как, в параллель к этому, постигаем право сущностных созерцаний, сопрягающихся вообще с переживаниями. 5 Так, например, мы постигаем абсолютное право имманентно воспринимающей рефлексии, т. е. имманентного восприятия попросту как такового, причем в соответствии с тем, что приводит ее в конце концов к подлинно первозданной данности; равным образом, 10 и абсолютное право имманентной ретенции касательно всего того, что сознается в ней как «еще» живое и «вот только что» здесь бывшее, — впрочем, право такое простирается лишь настолько, насколько хватает содержания того, что охарактеризовано по- 15 добным образом. Так, например, в том отношении, что это восприятие звука, а не восприятие цвета. Равным образом постигаем мы и относительное право имманентного воспоминания — таковое простирается настолько, насколько в самом наполнении воспо- 20 минания, рассматриваемого по отдельности, проявляется подлинный характер воспоминания (что никоим образом не относится вообще ко всякому моменту вспоминаемого), — право такое имеет место в любом воспоминании. Однако, впрочем, право это лишь «от- 25 носительно» — такое право, над которым что-то может и брать верх, хотя это тоже право. И т. д. Итак, теперь мы усматриваем с самой совершенной ясно- стью и в сознании безусловной значимости: противо- смысленно было бы полагать, что переживания удос- зо товерены лишь постольку, поскольку они даны в реф- 5 лектирующем сознании имманентного восприятия, ^ или же тем более, что они будто бы удостоверены m лишь в соответствующем актуальном «теперь»; неразумно было бы сомневаться в «прошедшем» преднай- 35 денного в качестве «еще» сознаваемого при обращении взгляда назад (непосредственной ретенции) или, напротив, сомневаться, не обращаются ли в нечто toto coelo любые переживания, если только они вступили во взгляд, и т. д. Тут важно лишь одно — не дать 40 сбить себя с толку аргументами, которые при всей


    своей формальной точности не соразмеряются с пра- источниками значимости, с праисточниками чистой интуиции; важно хранить верность «принципу из принципов»: полная ясность есть мера всякой истины, а высказывания, точно и верно выражающие свои 5 данности, не обязаны заботиться ни о каких дополнительных аргументах, сколь бы красивыми те ни были.
    << | >>
    Источник: Гуссерль Э.. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. Книга первая / Пер. с нем. А.В. Михайлова; Вступ, ст. В.А. Куренного. — М.: Академический Проект,2009. — 489 с.. 2009

    Еще по теме § 78. Феноменологическое изучение рефлексий переживания:

    1. Глава IМЕНТАЛИТЕТ КАК СИСТЕМА СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСТАНОВОК
    2. К проблемам контроля возрастной динамикипсихического развития детей
    3. § 50. Феноменологическая установка и чистое сознание как поле феноменологии
    4. § 77. Рефлексия как фундаментальная особенность сферы переживания. Этюды рефлексии              10
    5. § 78. Феноменологическое изучение рефлексий переживания
    6. Содержание
    7. 2. Религия как ценность в буржуазной культурологии  
    8.   ФИЛОСОФСКАЯ ИНТУИЦИЯ 
    9.   [ I] Критика как имплицитная феноменология  
    10. 1. ПСИХОЛОГИЯ ВООБРАЖЕНИЯ
    11. § 4. О необходимости учитывать грамматическую сторону логических переживаний
    12. АНАЛИТИКА ОПЫТА И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТЕКСТА