<<
>>

                23. О том, что после смерти Иисуса его единение с жизнью сохранилось  

О Иисус, сладостное питание ума! Видя тебя внутри стен рая, я бесконечно дивлюсь тебе. Ты вочелове- чившееся Слово бога, и ты обоженный человек, IIO ты не состав из бога и человека: для состава необходима соразмерность, без которой нет состава, а между конечным и бесконечным нет никакой соразмерности.
Ты и не совпадение творения и творца тем способом, каким при совпадении одно становится другим, ведь ни человеческая природа не есть божественная, ни наоборот: божественная природа не колеблется и ие переменяется в другую природу, будучи самой вечностью, и никакая природа от соединения с божественной тоже не переходит в другую природу, как при соединении изображения с истиной нельзя сказать, что изображение изменилось, а просто оно оставило свою инаковость, воссоединившись со своей подлинной истиной, которая

102 есть сама неизменность. Нельзя, Инсус мой сладчайший, назвать тебя и серединой между божественной и человеческой природой, потому что между ними не может встать никакая срединная природа, причастная обеим: божественная природа неприобіцима по своей совершенной абсолютной простоте. Да кроме того, ты не был бы тогда ни богом, ни человеком.

Нет, я вижу тебя, господь мой Иисус, превышающим всякое понимание единым основанием (supposi- turn), единым Христом,— примерно таким же образом, каким я вижу единой твою человеческую душу, в ко- торой, как в душе любого человека, была тлеппая чувственная природа, и она коренилась в интеллектуальной нетленной природе, причем ни душа пе была составом из тлепного и нетленного, ни чувственная [природа] не совпадала с интеллектуальной. Разумная (intellectualem) душа, мы знаем, соединяется с телом через животворящую тело чувственную силу. И вот, если бы разумная (intellectiva) душа прекратила жи- вотворение тела без того, чтобы отделиться от тела, человек оказался бы мертвым, поскольку жизнь прекратилась бы, по тело не отделилось бы от жизни, поскольку его жизнь в интеллекте.

Это как у человека, который с напряжением внимания стремился опознать с помощью зрения встречного путника, а потом, отвлеченный другими мыслями, перестал сосредоточивать на нем впимание, хотя глаз с його не свел. Зрение от души тогда еще не отделяется, хотя оно оказывается отделенным от различающего внимания души. Если бы отвлекшийся [интеллект] прекратил подавать зрению не только различительную, но и ощущающую жизненную силу, глаз оказался бы умершим, потому что его ничто не животворило бы, однако он все-таки еще ио был бы отделен от интеллектуальной формы как формы, дающей ему бытие; так отсохшая рука все еще соединена с формой, единящей все тело. Есть люди, 103 умеющие вбирать в себя животворящий дух; они кажутся мертвыми и бесчувственными, как рассказывает блаженный Августин25. В этом случае интеллектуальная природа остается соединена с телом, у которого ведь не появляется другой бытийной формы, чем раньше: оно имеет все ту же форму и остается все тем же телом. Не прекращает свое бытие и животворящая сила; она остается в единении с интеллектуальной природой, хотя и не распространяет себя действительным образом на тело. Я вижу такого человека действительно мертвым, поскольку лишенным животворящей силы, ведь смерть и есть лишение животворящей силы; и все-таки его тело не будет умершим, если ИОМІІІІТЬ о той жизни, какой является его отделенная душа. Таким образом, Иисус милосердный, я начинаю понимать не- 104 раздельное единение абсолютной жизни, то есть бога, с твоим человеческим интеллектом, а через него с телом. Это единение таково, что не может быть большим, а всякое разделимое единение много ниже единения, которое не может быть большим. Поэтому и никогда не было, и никогда не будет истинным, чтобы божественная природа оказалась отделена от твоей человеческой, а значит, она ие будет отделена ни от души, ни от тела, без которых нет самой этой человеческой природы. Хотя несомненнейшая истина то, что твой дух прекращал животворить тело и ты действительно претерпел смерть, однако твое тело так и не отделялось

105 от истины жизни.

Если тот священник, которого вспо- мипает Августин, обладал какой-то способностью вбирать жизнь, отнимая ее от своего тела и привлекая ео обратно в свою душу,— так освещающая комнату свеча, будь она живой, могла бы привлекать лучи, которыми она освещала компату, обратно к средоточию своего света, не отделяясь от комнаты, а просто переставая влиять на нее своими лучами,— то что удивительного, если ты, Иисус, свободнейший свет, имел силу влагать свою животворящую душу [в тело] и брать ее? И когда ты захотел взять ее, то претерпел смерть, а когда захотел вложить, то воскрес своей силой. Интеллектуальная природа называется человеческой душой, когда она животворит, или одушевляет, тело. Душа называется взятой, когда человеческий интеллект прекращает свое животворящее действие. Но когда иптеллект прекращает свое действие одушевления и в этом смысле отделяется от тела, он еще не отделяется от него во всех смыслах.

Л06 Все это ты внушаешь, Иисус, открывая себя мне, недостойнейшему, насколько я способен вместить. И я начинаю видеть, как смертная человеческая природа оделась в тебе бессмертием, так что все принадлежащие к единой человеческой природе люди могут достичь через тебя воскресения и войти в божественную жизпь. Есть ли блаженнее, есть ли радостнее познания, что в тебе, Иисусе, едином Всемогущем, дающем щедро и без промедления, мы обретаем через свою природу все? О невыразимость любви и милосердия! Тебе, боже, самой Благости, было недостаточно твоей бесконечной милости и щедрости, пока ты не подарил нам сам себя; а чтобы мы хоть как-то смогли принять этот дар, ты не мог сделать лучше, чем взять себе нашу природу, раз мы не могли приблизиться к твоей. Так ты пришел к нам и стал называться Иисусом, спасителем, вечно благословенным.

107

<< | >>
Источник: Николай Кузанский. Сочинения в 2-х томах. Т. 2 — М.: Мысль,1979. — 488 c.. 1979

Еще по теме                 23. О том, что после смерти Иисуса его единение с жизнью сохранилось  :

  1.                 23. О том, что после смерти Иисуса его единение с жизнью сохранилось  
  2. А. Что такое история для неученых?
  3. ЧАСТЬ IV В чем наша задача?
  4. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  5. § 176. Мздовоздаяние после частного суда. Состояние праведных и грешных.
  6. Очерк 1. «Гадание» Владимира Мономаха и события 1097-1113 гг.: опыт реконструкции
  7. 2.А. С. ХОМЯКОВ
  8. Глава VIII.ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ
  9. Глава XV.ОТЕЦ СЕРГИЙ БУЛГАКОВ
  10. Античная философия
  11. Философия «всеединства» B.C. Соловьева
  12. Проблема человека в философии Человек как проблема для самого себя
  13. Параграф третий. Первые христианские общины